Корпоративный долг россии: Эксперты оценили рост всех долгов России в 2020 году :: Экономика :: РБК

Содержание

Устойчивость внешнего долга России рухнула рекордно за 4 года | 19.10.20

Показатели внешнедолговой устойчивости российской экономики заметно просели в 2020 году на фоне обвала цен на нефть и газ.

Хотя общее бремя внешнего долга сократилось с начала года на 30 млрд долларов, до 461 млрд долларов на 1 октября, его обслуживание стало куда сложнее для государства, банков и корпораций из-за резкого сокращения притока иностранной валюты в страну.

На 1 июля платежи по внешним займам «съедали» 28% всех валютных поступлений в Россию, сообщил ЦБ в оперативной оценке в понедельник (.xls).

По сравнению с докризисным мартом этот показатель подскочил на 5 процентных пунктов, или рекордно с 2016 года, а его текущее значение вышло за пределы критического порога Международного валютного фонда.


По методологии МВФ, цифра выше 25% сигнализирует о «высокой степени риска» для внешнедолговой устойчивости, отмечает центробанк.

Ухудшились и другие метрики, которые использует фонд. Соотношение внешнего долга к ВВП выросло с 27% до 30% (максимум за 2 года), а к экспортным доходам — с 97% до 112%. Иными словами, российская экономика должна больше, чем зарабатывает на продаже товаров за рубеж.

Эти показатели, впрочем, согласно нормативам фонда, остаются в зоне «низкого риска».

Обеспеченность платежей по долгу резервами ЦБ упала — с 515% до 469%, однако держится вблизи рекордных для России значений: так, например, в начале 2014-го резервы покрывали 214% годовых выплат, а 2018-м — около 300%. Рекордно уровня внешний долг РФ достигал летом 2014 года — 733 млрд долларов. С этой отметки началось его стремительное сокращение после того, как Запад ввел санкций против крупнейших компаний и госбанков, запретив им рефинансировать накопленные займы. За 6 лет банки были вынуждены вернуть 130 млрд долларов долга, снизив его общий размер до минимума с 2006 года — 71 млрд долларов на 1 июля.

Корпорации активно гасили займы в 2014-19 гг, отдав внешним кредиторам 140 млрд долларов. Зимой 2019-го корпоративный долг стабилизировался около 310 млрд долларов, после чего снова начал расти и к началу кризиса достиг 330 млрд долларов.

Де-факто рынки капитала снова приоткрылись для крупного бизнеса: уровень рефинансирования корпоративного долга достигал 104%, указывает ведущий эксперт Центра развития ВШЭ Сергей Пухов.

«В условиях глобального кризиса доступность внешних займов для российских компаний и банков в значительной степени будет зависеть от способности российской экономики быстро восстановиться после снятия всех ограничений», — добавляет он.

За январь-декабрь, по данным ЦБ, внешний долг России сократился — на 30 млрд долларов, в том числе на 20 млрд — за третий квартал. Впрочем, эта сумма почти полностью представляет из себя не реальное погашение обязательств, а их переоценку из-за девальвации рубля.

Так, например, корпоративный долг в июле-сентябре снизился на 17 млрд долларов, из которых лишь 11 млрд были фактически возвращены кредиторам, а 7 млрд — «сжег» обвал курса, отмечает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин. Около половины всего внешнего долга номинировано в российских рублях, объясняет он: соответственно, скачок доллара и евро обесценивает эти инвестиции в пересчете на твердую валюту.

Фискальные меры по борьбе с последствиями Covid-19, % ВВП / КонсультантПлюс

 

В результате во всех ключевых странах бюджет в 2020 году прогнозируется с существенным дефицитом, в том числе в странах, стремившихся в 2019 году к положительному фискальному балансу.

Результатом синхронного роста дефицита бюджетов в 2020 — 2021 гг. станет резкое повышение уровня задолженности к ВВП — как в развивающихся, так и в развитых странах. По прогнозам МВФ, государственный долг в мире в целом после роста в 2019 году на 1,6 п. п., в 2020 году вырастет на 18,7 п. п. и достигнет 101,5% глобального ВВП — самого высокого уровня за всю историю.

 

 

Результатом смягчения фискальной политики и роста долга по всему миру стало снижение суверенных рейтингов ведущими рейтинговыми агентствами. По данным Fitch Ratings количество понижений рейтингов за четыре месяца 2020 года достигло рекорда: рейтинги были понижены для долговых обязательств 29 стран.

Дополнительные опасения рейтинговых агентств вызывает растущий на протяжении нескольких лет и находящийся на историческом максимуме корпоративный долг. Экономический спад и ухудшение условий для заимствований на финансовых рынках уже привели в 2020 году к самым высоким темпам дефолтов по корпоративным облигациям со времен мирового финансового кризиса 2008 — 2009 гг., а количество дефолтов в развитых странах (кроме США) превзошло уровень прошлого кризиса.

Чрезвычайно высокий долг может стать опасным для развития мировой экономики вследствие повышения уязвимости к риску рефинансирования и ужесточения финансовых условий, приводящего к росту расходов на обслуживание долга и дестабилизации и без того слабых государственных финансов, а также способствующего росту стоимости заимствований для частных заемщиков.

В этой связи по мере восстановления экономической активности для всех стран критически важно вернуться к соблюдению сбалансированных принципов бюджетной политики, обеспечивающих экономическую и финансовую стабильность.

Мировые монетарные власти в ответ на ухудшение экономической ситуации также пошли на беспрецедентное смягчение ДКП: как по каналу процентных ставок, так и посредством кратного расширения программ предоставления ликвидности и выкупа активов. Антикризисные пакеты также включали макропруденциальные меры для снижения давления на капитал банковской системы, вызванного ухудшением положения заемщиков и предоставлением отсрочек выплат кредитов.

Открыть полный текст документа

Подходы К Оценке«Критичности» И Управлению

Author

Abstract

В статье анализируются тенденции изменения объемов и структуры внешнего долга России, а также факторы, обусловившие резкий рост корпоративного внешнего долга. Статистически подтвержден тезис о практическом неиспользовании внешних частных заимствований на модернизацию экономики страны. Предложены критерии оценки «критичности» внешних долгов системообразующих компаний и проведена оценка состояния внешнего долга двух крупнейших металлургических компаний НЛМК и ММК. Доказано улучшение параметров, характеризующих состояние внешнего долга компаний, а также рассмотрены меры по управлению внешним корпоративным долгом.

Suggested Citation

  • Голодова Жанна Гаврииловна & Анисенко Никита Андреевич, 2016. «Корпоративные Внешние Долги: Подходы К Оценке«Критичности» И Управлению,» RUDN Journal of Economics Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Экономика, CyberLeninka;Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов», issue 3, pages 95-104.
  • Handle: RePEc:scn:016531:16988768

    Download full text from publisher

    Corrections

    All material on this site has been provided by the respective publishers and authors. You can help correct errors and omissions. When requesting a correction, please mention this item’s handle:

    RePEc:scn:016531:16988768. See general information about how to correct material in RePEc.

    For technical questions regarding this item, or to correct its authors, title, abstract, bibliographic or download information, contact: . General contact details of provider: http://cyberleninka.ru/ .

    If you have authored this item and are not yet registered with RePEc, we encourage you to do it here. This allows to link your profile to this item. It also allows you to accept potential citations to this item that we are uncertain about.

    We have no bibliographic references for this item. You can help adding them by using this form .

    If you know of missing items citing this one, you can help us creating those links by adding the relevant references in the same way as above, for each refering item. If you are a registered author of this item, you may also want to check the «citations» tab in your RePEc Author Service profile, as there may be some citations waiting for confirmation.

    For technical questions regarding this item, or to correct its authors, title, abstract, bibliographic or download information, contact: CyberLeninka (email available below). General contact details of provider: http://cyberleninka.ru/ .

    Please note that corrections may take a couple of weeks to filter through the various RePEc services.

    Маленький долг России к хорошему не приведёт

    Совокупный глобальный долг, согласно январскому отчёту Института международных финансов (IIF), достиг $253 трлн, или 322% глобального ВВП. Уровень долговой нагрузки США составил 327%, Японии — 540%, ЕС — 388%. Долг КНР составляет 310% ВВП — один из самых высоких на развивающихся рынках. При этом Россия имеет лишь 90% ВВП, говорится в исследовании IIF. Эксперты объясняют, к чему могут привести долги крупнейших стран мира.


    322% глобального ВВП включает общие долги населения, компаний, финансовых организаций и правительств всех стран. Такая цифра более чем в три раза превышает стоимость всех товаров и услуг на планете, следует из отчёта IIF.

    По данным института, за пять лет данный показатель вырос практически на 30 трлн и в ближайшее время продолжит расти, даже несмотря на общее замедление мировой экономики.

    Задолженность развитых стран выражена суммой в $180 трлн (383% ВВП) и более чем в два раза превосходит показатель развивающихся государств — $72 трлн (223% ВВП). Обязательства развивающихся экономик вызывают беспокойство, ведь отношение долга к ВВП за последние девять лет выросло более чем наполовину.

    Сергей Булкин/NEWS.ru

    Согласно данным Института международных финансов, одним из самых низких уровней долга в мире сегодня обладает Российская Федерация. В 2019 году общий внешний долг России составлял порядка $500 млрд, при этом собственно обязательства государства (правительства и ЦБ) насчитывают, по данным Банка России, скромные несколько десятков миллиардов долларов.

    Защищает сегодня от кризиса Россию и то, что вместе со снижением уровня долга наша страна одновременно стала наращивать объём золотовалютных резервов, сказал NEWS.ru бывший глава ЦБ Сергей Дубинин. Такая экономическая политика дала возможность создать финансовую подушку безопасности на случай внешних шоков.

    Россия имеет наименьший долг из-за специфической модели развития экономики. У нас есть нефтяные доходы, которые правительство боится тратить. Но если ты не тратишь часть доходов бюджета, то наращивать суверенный долг довольно странно, да и не получится. К тому же при наличии такого профицита политика наращивания долга весьма ограничена. Второй момент — корпоративный долг в России рос бы гораздо быстрее, если бы отечественные корпорации могли выходить на международные рынки заимствований. Сейчас пока этого не получается. Возможно, это нас ждёт впереди. Третий источник долговых инструментов для российских корпораций — это рынок облигаций и кредиты. Фактически — это рынок банков.

    Олег Вьюгин

    экс первый заместитель министра финансов РФ, бывший первый заместитель председателя Центрального банка и член Совета директоров «Роснефти»

    Однако, по словам финансиста, банки в России слабые. Они очень осторожно относятся к кредитованию корпоративного сектора. Собственно, сами корпорации вели себя исторически неважно по отношению к банкам (было очень много дефолтов и нежелания платить). Поэтому этот источник слабо развивается. Если Россия опять включится в международное разделения капитала, то корпорации, видимо, будут пользоваться возможностью заимствовать, и долг поползёт вверх.

    Michael Brochstein/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

    Что касается впечатляющей разницы между российским долгом и американским, то надо понимать, что в США долг связан с тем, что доллар — резервная валюта. То есть это эмиссия в пользу бюджета, но в интересах всей мировой экономики, которая использует долларовые расчёты, сказал Олег Вьюгин.

    По его мнению, полностью гасить оставшийся российский долг (примерно $500 млрд) не имеет смысла, поскольку он никак на российскую экономику серьёзного влияния не оказывает.

    Чемпионы по долгам

    В Китае общий долг достиг 310% ВВП, подсчитали исследователи Института международных финансов. Специалисты объясняют сложившуюся ситуацию ростом кредитования в нефинансовом корпоративном секторе страны.

    Брать кредиты предприятиям Поднебесной позволяет так называемый теневой банкинг (банки-интермедиаторы, которым передаются риски как финансовым посредникам): этот сектор приобрёл угрожающие размеры. Из-за того, что потребители финуслуг и так перегружены обязательствами и делать им новых заимствований никак нельзя, банковские учреждения КНР выдают деньги всевозможным ростовщикам и брокерам, которые выступают в качестве посредников между бизнесом и банковскими учреждениями. Объём сектора «посреднического» кредитования в Китае подступил сегодня к отметке в $7 трлн.

    В Международном валютном фонде высказывают опасения, что этот пузырь потенциально может обрушить экономику «дракона» и вызвать новый азиатский кризис, напоминающий обвал 1997 года. Мрачно настроены и во Всемирном банке: аналитики ВБ боятся, что новый глобальный коллапс с высокой долей вероятности вспыхнет именно в Поднебесной.

    Но некоторые эксперты всё же спешат нас успокоить. Они полагают, что китайский долг образуется прежде всего не за счёт теневого кредитования.

    По данным независимых исследований, китайский долг появляется из-за того, что предприятия в госсекторе являются в основном дотируемыми со стороны государства. 65–70% — долг госпредприятий или региональных правительств КНР. В то время как долги малых или средних предприятий и частных домохозяйств (в России они называются ИП) — они очень невелики. Это говорит о том, что китайскую экономику не следует рассматривать как рыночную и прикладывать к ней привычные «западные» модели кризиса.

    Алексей Маслов

    профессор школы востоковедения НИУ ВШЭ

    Востоковед полагает, что большая закредитованность не обязательно должна привести к обрушению экономики и гиперинфляции. Потому что Китай сам по себе контролирует выпуск денег, объясняет Маслов. Вот почему эта страна, имея возможность сделать юань свободно конвертируемой валютой, особо не настаивает на этом и стремится ввести юань для прямых расчётов между странами-партнёрами. Иначе говоря, то, что юань — не рыночная валюта, значит, что она жёстко контролируется Банком Китая.

    Китайские банкиры говорят: если надо, то мы увеличиваем выпуск денег и понижаем задолженность, хотя сами эти деньги в оборот не выпускаются, а значит, не создаётся давления большой денежной массы. Кроме того, надо понимать, что китайская экономика предусматривает понятие планово-убыточных предприятий.

    Zhengyi Xie/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

    Между тем, в отличие от России (которая напугана дефолтом 1998 года), в Китае считают, что любая проблема должна «заливаться» деньгами, говорит эксперт. Поэтому, полагает он, в условиях нелиберальной экономики больших опасностей китайский госдолг не представляет. Поскольку эта страна может в закрытом режиме урезать образовавшиеся долги.

    Поэтому, похоже, гораздо большую угрозу для мировой экономики представляет долг США, достигший уже 327% ВВП страны ($70 трлн общей задолженности правительства, граждан и бизнеса). $22 трлн из них — это госзаймы. Уже к 2028 году на одну лишь выплату процентов Соединённые Штаты вынуждены будут расходовать пятую часть своего бюджета.

    Причём осложняется всё тем, что 40% госдолга Америки принадлежит иностранным инвесторам, которые всё больше теряют доверие к штатовским активам. К примеру, КНР — прежде крупнейший держатель трежерис — стала всё активнее эти бумаги распродавать.

    Довольно оригинальная ситуация складывается у Японии. В Стране восходящего солнца суммарная задолженность правительства, граждан и бизнеса в настоящее время превышает 540% ВВП. Правда, государственные обязательства конвертированы в нацвалюту и практически полностью принадлежат внутренним инвесторам. Вот почему долговой рынок азиатского архипелага не слишком-то подвержен перепадам настроений иностранных инвесторов, а также всевозможных международных рейтинговых агентств, что, конечно, ощутимо снижает риск любого дефолта.

    Японская иена — свободно конвертируемая валюта, государство должно не внешним кредиторам, а своим же — внутренним — предприятиям или большим банкам. По сути, все долги Японии — внутренние займы, — сказал Маслов.

    При этом, по его словам, в той же экономике США сильна конфронтация противоборствующих групп, поэтому, в отличие от Китая и Японии, «раскачать» американскую финансовую систему намного проще.

    Грядет ли мировой кризис?

    Но можно ли рост глобального долга считать признаком надвигающегося кризиса? Или экономики сегодня не те, что были прежде, и глобальный долг не свидетельствует об опасностях в экономике?

    Вопрос с кризисом вследствие роста долга неоднозначный. Современные экономики основаны на эмиссии денег центральными банками и банковскими системами. Современные деньги — это обязательства банковской системы. Поэтому рост долга, если он происходит на фоне оживления экономического роста (увеличение объёма ВВП, рост торговли), не несёт угроз для развития мировой экономики.

    Александр Хандруев

    вице-президент Ассоциации банков России и бывший председатель ЦБ

    Но если мы видим, говорит Хандруев, что ВВП стран имеет тенденцию к замедлению и цены финактивов растут (надувается пузырь, который не подкрепляется реальной деловой активностью), то это говорит о том, что рынок будет себя корректировать, то есть возникнет кризис.

    Корпоративный внешний долг России — выплаты 2014

    Экономика РФ в 2014г. начинает работать в новых условиях, возникших после введения санкций со стороны США и Евросоюза.

    Значительный отток капитала и высокий корпоративный внешний долг России могут создать дополнительные трудности, повлиять на темпы экономического роста и курс рубля.

    По данным ЦБ, за первое полугодие 2014г. отток капитала достиг 74,6 млрд. долларов, намного превзойдя прошлогодний показатель (33,7 млрд. долларов).

    Не исключено, что по итогам 2014г. будет превышен уровень в 100 млрд. долларов.

    Подобное развитие событий может сказаться и на функционировании отдельных компаний.

    В случае возникновения корпоративных споров, конфликтов с контрагентами, необходимости взыскания задолженности, рассмотрении вопросов в арбитражном суде стоит обращаться только к квалифицированным специалистам, например – http://www.com-unity.ru/.

    Эксперты агентства Moody’s предупреждают, что при сохранении высоких темпов вывоза капитала из страны придется расходовать золотовалютные резервы, в том числе для поддержания курса рубля.

    Увеличение оттока капитала потребует от Центробанка все больших средств для стабилизации отечественной валюты.

    Другой вариант – постепенно переходить к свободному ценообразованию на валютном рынке и отпускать рубль в свободное плавание, как это планировалось еще год назад.

    По предположению рейтингового агентства Fitch, объем международных резервов России может сократиться к концу 2014г. до 450 млрд. долларов, в течение 2015г. – до 400 млрд. долларов.

    Напомним, что за 2013г. золотовалютные резервы РФ снизились на 5% (с 537,6 до 509,6 млрд. долларов), в 2014г. – уже на 8%, к 6 августа 2014г. они составляли 468,6 млрд. долларов.

    Дополнительным негативным фактором для экономики России может стать снижение цен на нефть.

    Так, в период мирового финансового кризиса 2008-09г.г., когда нефтяные котировки резко пошли вниз, международные резервы «похудели» на 215 млрд. долларов менее чем за год.

    В сложившихся непростых экономических условиях российские корпорации до конца 2015г. (по оценке Moody’s) должны выплатить либо рефинансировать внешний долг на сумму 96 млрд. долларов, к концу 2018г. – до 219 млрд. долларов.

    При этом до 60% российского внешнего корпоративного долга номинировано в зарубежной валюте.

    В случае ослабления курса рубля долговая нагрузка (выраженная в отечественной валюте) будет увеличиваться.

    Наиболее высокий уровень внешних заимствований, по данным агентства Moody’s, имеет нефтегазовый сектор РФ – к концу 2015г. корпорациям необходимо выплатить до 43 млрд. долларов.

    Компаниям из сектора электроэнергетики предстоит погасить долги на сумму 15.4 млрд. долларов, металлургической отрасли – 15 млрд. долларов.

    Самой низкой долговой нагрузкой обладают телекоммуникационный сектор и нефтехимическая отрасль – их выплаты до конца 2015г. должны составить примерно 5,8 млрд. долларов и 4,5 млрд. долларов.

    По мнению экспертов, на данный момент отечественные компании обладают достаточным уровнем ликвидности для того, чтобы своевременно обслуживать внешний корпоративный долг России.

    Читайте также:
    Внешний долг России по годам
    Выплаты Россией внешнего долга в 2021 году
    Внутренний государственный долг России – динамика по годам

    Внешние долги российских компаний пока вдвое ниже критических

    Объем внешнего долга России сегодня вдвое больше, чем в 1998 году. В 2006 году он увеличился на 20% — до 310 миллиардов долларов. Но доля государства в нем – менее 15%, главные должники – банки и компании.

    Из 310 миллиардов долларов общего российского внешнего долга, по данным Центрального банка на 1 января 2007 года, на долю государства, то есть органов госуправления разных уровней и государственных финансовых институтов, приходилось примерно 50 миллиардов. Все остальное – внешние долги российских компаний, причем их общая сумма в 2006 году увеличилась в 1,5 раза. То есть на долю государства приходится менее 15% всей российской внешней задолженности.

    «Действительно, не совсем обычная ситуация, когда в стране собственно государственный внешний долг совсем невелик, тогда как долги компаний, наоборот, растут», — отмечает аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor’s Елена Ананькина. Но в общей российской корпоративной задолженности нарастает, в первую очередь, доля компаний, контролируемых государством. Таких как «Газпром», «Роснефть» или «Транснефть» — по мере того, как она будет строить Восточной нефтепровод, отмечает аналитик. «Растущие долги государственных компаний представляют собой условную опасность и для государства – в случае возникновения у таких компаний финансовых затруднений «помогать» им придется за счет казны, благо ресурсы есть».

    Долги частных и госкомпаний

    Общий объем корпоративной задолженности России на начало года составил примерно 260 миллиардов долларов. Крупнейшими заемщиками, безусловно, являются государственные компании, их долги самые крупные, но таких компаний – меньшинство среди всех заемщиков, говорит трейдер рынка облигаций из инвестиционной группы АТОН Алексей Ю. В целом по его словам, на долю компаний, контролируемых государством, приходится примерно 100 миллиардов долларов внешнего долга, остальные 150-160 миллиардов – долги компаний частных.

    «Крупнейшими заемщиками за рубежом среди госкомпаний являются «Газпром» (более 30 миллиардов долларов на начало года), «Роснефть» (задолженность на начало года – 14-15 миллиардов долларов, на сегодня – примерно в 1,5 раза больше), — отмечает Алексей Ю. – Кроме того, государственные банки ВТБ и «Россельхозбанк» заняли за рубежом примерно по 5-10 миллиардов долларов каждый».

    Среди крупнейших российских заемщиков — частных компаний эксперты называют ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР, «Русал» и ряд коммерческих банков, например. «Альфа-Банк» или «Русский стандарт». Объем внешнего долга каждого частного заемщика значительно меньше, чем «Газпрома» или «Роснефти», однако круг таких заемщиков гораздо шире, и общая их задолженность зарубежным кредиторам выше, чем у госкомпаний.

    Кредиты дешевле облигаций

    Занять деньги за рубежом российская компания может, как минимум, тремя способами. Во-первых, продать там свои акции – это даже не долг, так как возвращать ничего не надо, но придется поделиться частью собственности, а в будущем — дивидендами. Во-вторых, выпустить корпоративные облигации – по ним предстоит выплачивать проценты, которые будут тем ниже, чем лучше у компании дела, и наоборот. В-третьих, можно просто взять кредит в западном банке. Или, если сумма велика, у группы банков — такие кредиты обычно называют синдицированными.

    В долговой практике крупных российских компаний сегодня доминируют именно кредиты западных банков, отмечает аналитик долгового рынка из инвестиционного банка «Ренессанс-Капитал» Павел Мамай. Этот вариант заимствований, хотя и короче по времени возврата средств, оказывается для компаний дешевле, чем облигации.
    В западных банках сегодня можно получить весьма крупные суммы, быстро и под относительно небольшие проценты. Хотя есть и другие варианты. Например, по словам Павла Мамая, в долговом портфеле государственной компании «Российские железные дороги» доминируют средства, занятые внутри страны.

    Доступность для российских компаний зарубежных кредитов объясняется не только низкими процентными ставками, но и тем, что многие коммерческие банки, например, Европы охотно участвуют в синдицированном кредитовании, и при этом практически не работают на рынке облигаций. «В итоге само предложение таких кредитов на европейском рынке для тех же российских компаний оказывается весьма обширным», — говорит Павел Мамай.

    До критических долгов – еще полпути

    Долги – неотъемлемая часть нормальной бизнес-практики любых, даже самых успешных компаний мира. Главное, чтобы объем долговых обязательств не превышал определенного порога, «до» которого – еще все нормально, «на уровне» которого – начинают беспокоиться, а «за» которым – впору уже бить тревогу.

    Для определения такого порога эксперты в большинстве случаев используют соотношение общей долговой нагрузки компании и ее EBITDA, то есть объема прибыли до уплаты различных процентов и налогов, а также амортизации. Если долговые обязательства превышают EBITDA не более чем вдвое, такой уровень долговой нагрузки считается низким. Если долг – в 2-3 раза больше чем прибыли, задолженность – средняя. Если долгов больше, чем прибыли, в 3-4 раза, долговая нагрузка считается высокой, а более 4 раз – уже критической.

    «Сегодня у большинства крупнейших российских заемщиков за рубежом это отношение составляет от 1 до 2, — говорит Павел Мамай. – То есть до каких-либо критических значений долга им еще далеко».

    Агентство Standard&Poor’s ежегодно публикует примерные финансовые показатели компаний для различных уровней кредитных рейтингов. И для компаний с рейтингами «инвестиционного» уровня соотношение долга и прибыли обычно не превышает 2:1, поясняет Елена Ананькина:

    «Тем не менее, исторически у большинства российских компаний финансовые показатели были даже лучше, чем можно предположить, исходя из их текущих рейтингов. Однако, учитывая общие институциональные риски для бизнеса в России, а также то, что эти финансовые показатели рассчитываются на волне очень высоких цен на нефть и металлы, тогда как в «нормализованном» ценовом сценарии они оказались бы значительно ниже, рейтинги этих компаний — на том уровне, на котором они есть».

    По версии S&P, из крупнейших российских госкомпаний-заемщиков рейтинг инвестиционной категории имеют, например, «Газпром» и «Транснефть», тогда как кредитный рейтинг «Роснефти» — ниже инвестиционной категории. Среди крупнейших российских частных компаний, по словам Елены Ананькиной, рейтинг инвестиционного уровня присвоен их агентством лишь ЛУКОЙЛу и «Норильскому никелю». У других – будь то ТНК-ВР, «Магнитогорский металлургический комбинат» или «Северсталь», несмотря на весьма высокие финансовые показатели, рейтинги – ниже инвестиционного уровня.


    Карта сайта

    Условия пользования сайтом

    1. Общие положения

    Настоящий интернет-сайт (далее — «Сайт») принадлежит Обществу с ограниченной ответственностью «Национальные Кредитные Рейтинги» (далее — ООО «НКР») и обслуживается им.

    Настоящие Условия пользования включают в себя условия и положения, в соответствии с которыми посетитель Сайта (также далее по тексту «Пользователь») имеет право доступа к Сайту и его содержимому, включая (помимо прочего) рейтинги, оценки и иные материалы, инструменты, продукты, услуги, публикации и информацию (далее совместно — «Материалы»), размещаемые на Сайте.

    ООО «НКР» оставляет за собой право вносить изменения в настоящие Условия пользования без согласия Пользователей после предварительного уведомления, которое может быть сделано путем публикации подобных изменений (или исправленного текста Условий пользования) на Сайте. Изменения вступают в силу с момента публикации. Использование вами Сайта после отправки уведомления о внесении изменений в условия пользования будет означать ваше согласие как Пользователя со всеми изменениями. Пользователь соглашается с тем, что уведомление о внесении изменений в настоящие Условия пользования Сайтом, размещенное на Сайте, представляет собой надлежащее и достаточное уведомление.

    Настоящие Условия пользования применимы к любому контенту ООО «НКР» в социальных сетевых сервисах третьих лиц (например, на страницах ООО «НКР» в социальных сетях) со ссылкой на настоящие Условия пользования. В таких случаях понятие «Сайт» включает в себя контент ООО «НКР» во всех случаях, когда данное понятие используется в настоящих Условиях пользования.

    Пользуясь Сайтом, вы подтверждаете, что ознакомились с настоящими Условиями пользования, поняли их содержание и согласились соблюдать их положения.

    2. Предоставление лицензии

    Настоящие Условия пользования предоставляют Пользователю персональную, отзывную, неисключительную, не подлежащую передаче лицензию на пользование Сайтом, при условии соблюдения настоящих Условий пользования. Пользователь имеет право распечатывать и скачивать Материалы, размещенные на Сайте, исключительно для личного некоммерческого использования. При наличии иных соглашений Пользователь имеет право распечатывать и скачивать Материалы с Сайта только в пределах, предусмотренных такими соглашениями, и исключительно для внутреннего использования в служебных целях. В любом случае Пользователь обязуется не затемнять, не изменять и не удалять уведомления об авторских и иных интеллектуальных правах, содержащиеся в подобных Материалах. За исключением вышеизложенного и если настоящими Условиями пользования не предусмотрено иное, Пользователь не имеет права создавать производные документы, изменять, копировать, распространять, перекомпоновывать, перегруппировывать, распределять, транслировать, передавать, воспроизводить, публиковать, лицензировать, продавать или перепродавать, дублировать, фреймить, давать внешние ссылки, скрейпить, анализировать или иным образом использовать или хранить для последующего использования с какой-либо из названных целей информацию и Материалы, полученные на Сайте или через него, без предварительного письменного согласия ООО «НКР». Кроме того, Пользователь не имеет права размещать какие-либо Материалы с Сайта на форумах, списочных серверах, электронных досках объявлений, в новостных группах, списках рассылки и на иных интернет-сайтах без получения предварительного письменного согласия от ООО «НКР». Пользователь гарантирует ООО «НКР», что не будет использовать Сайт в противоправных целях или целях противоречащих положениям настоящих Условий пользования, включая, помимо прочего:

    • нарушение работы, причинение ущерба или взлом Сайта;
    • сбор любой информации о других пользователях Сайта;
    • систематическое извлечение информации, содержащейся на Сайте с целью формирования баз данных для внутреннего или внешнего коммерческого использования.
    3. Интеллектуальные права

    Все Материалы, размещенные на Сайте, кроме отмеченных отдельно, защищены законодательством, включая, помимо прочего, законодательство Российской Федерации об авторских и (или) смежных правах, товарных знаках. Сайт, размещенные на нем Материалы, верстка и дизайн являются исключительной собственностью ООО «НКР». За исключением случаев, прямо указанных в настоящих Условиях пользования, ООО «НКР» настоящим не предоставляет какие-либо явные или подразумеваемые права на указанные Материалы. В частности, помимо прочего, ООО «НКР» обладает авторскими правами на Сайт как коллективное произведение и (или) компиляцию, а также на все базы данных, доступные на Сайте, и имеет право отбирать, координировать, оформлять и улучшать Материалы Сайта. Общество с ограниченной ответственной «Национальные Кредитные Рейтинги», ООО «НКР» и иные наименования, логотипы и знаки, идентифицирующие ООО «НКР» и (или) продукцию и услуги ООО «НКР» являются товарными знаками ООО «НКР». Товарные знаки третьих лиц, размещенные на Сайте, принадлежат их законным правообладателям.

    4. Принятие риска

    Пользователь использует интернет исключительно на свой страх и риск и в соответствии с международным законодательством и законодательством Российской Федерации. Несмотря на то, что ООО «НКР» приняло все возможные меры для создания безопасного и надежного интернет-сайта, Пользователь обязан иметь в виду, что конфиденциальность любой корреспонденции или материалов, передаваемых на Сайт или скачиваемых с него, не гарантируется. Соответственно, ООО «НКР» и его лицензиары не несут ответственности за безопасность любой информации, передаваемой в интернете, точность информации, размещенной на Сайте, и за последствия ее использования. ООО «НКР» и его лицензиары также не несут ответственности за перебои и ошибки в работе сети интернет или предоставлении услуг по размещению данных на веб-узлах. Пользователь единолично принимает на себя весь риск, связанный с использованием Сайта.

    5. Безопасность

    С целью обеспечения безопасности и целостности Сайта ООО «НКР» оставляет за собой право отслеживать и фиксировать деятельность пользователей на Сайте в той степени, в которой это допускается законодательством Российской Федерации. Любая информация, полученная путем такого отслеживания, может быть предоставлена в правоохранительные органы в ходе проведения следственных мероприятий, связанных с возможной преступной деятельностью, осуществляемой на Сайте. ООО «НКР» также будет соблюдать любые судебные решения, которые предусматривают запросы такой информации. Попытка или фактическое несанкционированное использование любой части Сайта может повлечь уголовную и (или) гражданско-правовую ответственность.

    Используя Сайт и предоставляя ООО «НКР» адрес своей электронной почты, Пользователь соглашается получать от ООО «НКР» любую информацию, которую ООО «НКР» сочтет необходимым предоставить. Пользователь вправе в любое время отказаться от получения информации.

    ООО «НКР» стремится защищать конфиденциальность представленной информации. Информация об адресах электронной почты хранится на защищенном компьютере (далее — «Сервер»), который ООО «НКР» использует для хранения данных и который доступен назначенным сторонним агентствам, поставщикам и (или) уполномоченным сотрудникам только под строгим контролем ООО «НКР» (далее — «Уполномоченный персонал»). Сервер подключен к сети Интернет через брандмауэр и не является общедоступным.

    6. Возмещение ущерба

    Пользователь соглашается гарантировать возмещение ущерба и не допускать возникновения убытков у ООО «НКР», его лицензиаров, поставщиков, всех их аффилированных лиц и, соответственно, всех их руководителей, членов органов управления, сотрудников, представителей и правопреемников вследствие ущерба, ответственности, издержек и иных расходов (включая оплату услуг адвокатов и иных специалистов, а также судебные издержки в разумных пределах), вытекающих из претензий третьих лиц, возникших на основании или в связи с использованием Сайта или нарушения Пользователем настоящих Условий пользования.

    7. Ограничение ответственности

    ООО «НКР» получает все Материалы, размещаемые на Сайте, из достоверных и надежных, по его мнению, источников. Настоящим Пользователь полностью соглашается с тем, что:

    1. 1) кредитные рейтинги и иные оценки, приведенные на Сайте, являются и будут являться исключительно изложением оценки относительных будущих кредитных рисков (кредитный риск — риск того, что компания может не выполнить свои договорные и финансовые обязательства при их наступлении, следствием чего является определенный финансовый ущерб) юридических лиц, кредитных обязательств, долговых и аналогичных долговым ценных бумаг, а не утверждением настоящего или исторического факта относительно кредитоспособности, инвестиционными или финансовыми консультациями, рекомендациями, касающимися решений о предоставлении кредитов, покупки, сохранения или продажи ценных бумаг любого рода, подтверждением точности тех или иных данных, выводов, а также попытками самостоятельно определить или подтвердить финансовое состояние какой-либо компании;
    2. 2) кредитные рейтинги и (или) иные оценки, предоставляемые посредством Сайта, не направлены на определение любого другого риска, включая, помимо прочего, риск потери ликвидности, риск, связанный с рыночной стоимостью;
    3. 3) при публикации кредитных рейтингов и (или) иных кредитных оценок на Сайте не учитываются личные задачи, финансовая ситуация или нужды Пользователей;
    4. 4) каждый кредитный рейтинг или иная оценка является одним из факторов инвестиций или решения о предоставлении кредита, принимаемого Пользователем или от имени Пользователя самостоятельно;
    5. 5) Пользователь обязуется с должной осмотрительностью проводить собственное исследование и оценку ценных бумаг или решения об инвестициях, а также каждого эмитента или поручителя, в отношении ценной бумаги или кредита, который Пользователь рассматривает на предмет покупки, удержания, продажи или предоставления. Кроме того, Пользователь соглашается с тем, что все инструменты или материалы, доступные на Сайте, не являются заменой независимой оценки и экспертизы. Пользователю всегда следует обращаться к специалистам за профессиональными консультациями в области инвестиций, налогообложения, законодательства и т. д. В настоящем параграфе термин «кредитный риск» означает риск того, что предприятие может не выполнить свои договорные и финансовые обязательства при их наступлении, следствием чего является определенный финансовый ущерб.

    ООО «НКР» принимает все необходимые меры, чтобы информация, используемая при присвоении кредитных рейтингов, соответствовала высоким требованиям качества и поступала из источников, которые ООО «НКР» считает надежными, включая, в том числе, независимые сторонние источники. Однако вследствие возможности человеческой или технической ошибки, а также иных факторов, Сайт и все связанные с ним Материалы предоставляются по принципу «КАК ЕСТЬ» и «КАК ДОСТУПНО» без каких-либо гарантий. ООО «НКР» не предоставляет Пользователю или иным физическим и юридическим лицам никаких выраженных или подразумеваемых заверений или гарантий в отношении точности, результатов, своевременности, полноты, коммерческой выгоды, пригодности для каких-либо целей Сайта или Материалов.

    ООО «НКР» не предоставляет никаких гарантий того, что отдельные Материалы, размещенные на Сайте, являются подходящими или доступными для использования в каком-либо конкретном государстве, а также доступ к ним на территориях, где что-либо из содержания Сайта является незаконным или запрещенным. В том случае, если Пользователь желает получить доступ к Сайту, находясь на подобной территории, Пользователь поступает так по собственной воле и несет ответственность за соблюдение соответствующего местного законодательства. ООО «НКР» имеет право частично или полностью ограничивать доступ к Сайту в отношении любого лица, географического района или юрисдикции по выбору ООО «НКР» в любое время. Настоящим вы соглашаетесь и подтверждаете, что никакая устная или письменная информация, рекомендация, предоставленная компанией ООО «НКР», одним из его сотрудников в отношении Сайта не может являться заверением или гарантией, за исключением тех случаев, когда такая информация или рекомендация включены в настоящие Условия пользования посредством письменного соглашения. Также Материалы, размещенные на сайте, могут содержать типографические ошибки или какие-либо неточности. Кроме того, возможны случаи, когда Сайт или размещенные на нем Материалы могут быть не доступны. ООО «НКР» вправе в любое время и по любой причине вносить изменения в Материалы и структуру расположения Материалов, размещенных на Сайте. Пользователь принимает на себя риск использования или принятия каких-либо решений на основе Материалов, размещенных на Сайте.

    ООО «НКР» не несет ответственности перед физическими и юридическими лицами за какие-либо прямые и косвенные убытки или ущерб, возникающие или возникшие в связи с доступом к Сайту и его Материалам либо в связи с невозможностью доступа к Сайту и размещенным на нем Материалам. Кроме того, ООО «НКР» не несет ответственности за вышеуказанные убытки и ущерб даже в том случае, когда ООО «НКР» уведомили о возможности возникновения таких убытков и (или) ущерба.

    ООО «НКР» не несет ответственности перед физическими и юридическими лицами за какие-либо прямые и косвенные убытки или ущерб, причиненные физическому или юридическому лицу в том числе, но не исключительно, в связи с неосторожностью ООО «НКР», а также вследствие любых непредвиденных или форс-мажорных обстоятельств, вызванных или иным образом связанных с использованием или невозможностью использования Сайта и размещенных на нем Материалов.

    Пользователь обязан прилагать все разумные усилия и действия для минимизации любых потерь, убытков и ущерба (возникающих по любой причине) и никакое положение настоящих Условий пользования не может рассматриваться как отменяющее обязанность Пользователя минимизировать возможные убытки или ущерб.

    Настоящим ООО «НКР» освобождается от ответственности за причинение любого рода убытков или ущерба, неисполнение обязательств вследствие форс-мажорных обстоятельств, включая, кроме того, сбои электронного, механического оборудования, коммуникаций, телефонного или интернет-соединения, компьютерные вирусы, несанкционированный доступ, кражу, ошибки операторов, суровые погодные условия, землетрясения, стихийные бедствия, забастовки и иные проблемы занятости, войны, террористические акты или государственные запреты.

    8. Заключительные положения

    ООО «НКР» вправе по своему усмотрению размещать ссылки на другие ресурсы сети Интернет с целью предоставления своим Пользователям доступа к смежной информации и услугам. Данные интернет-сайты могут не принадлежать ООО «НКР», а поддерживаться третьими лицами, на деятельность которых ООО «НКР» не имеет влияния. Соответственно, ООО «НКР» и его органы управления, работники не несут ответственности за содержание, правильность информации, качество предлагаемых или рекламируемых продуктов или услуг и (или) скачиваемого с подобных интернет-сайтов третьих лиц программного обеспечения. Кроме того, указанные ссылки не являются положительной оценкой третьих лиц, интернет-сайтов, продуктов или услуг, предоставляемых третьими лицами.

    Все возможные споры, вытекающие из настоящих Условий пользования или связанные с ними, подлежат разрешению в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

    Настоящие Условия пользования вступают в силу с момента начала использования Сайта Пользователем. ООО «НКР» оставляет за собой право по своему усмотрению отказать любому Пользователю в доступе к Сайту, любой части Сайта, любому Материалу, размещенному на Сайте, в любое время.

    В результате вступления в силу настоящих Условий пользования или использования Сайта между Пользователем и ООО «НКР» не возникает совместного предприятия, партнерства, трудовых или агентских отношений.

    Отсутствие требования о строгом соблюдении положений настоящих Условий пользования не может рассматриваться в качестве отказа от права потребовать такого исполнения в случае нарушения или неисполнения обязательства. Отказ ООО «НКР» от какого-либо права, предусмотренного настоящими Условиями пользования, не является отказом от любого другого права или положения, а также отказом от аналогичного положения в любое другое время.

    Если какое-либо из положений Условий пользования признается недействительным или противоречащим законодательству Российской Федерации, соответствующее положение считается удаленным, действительность остальных положений настоящих Условий пользования при этом не затрагивается.

    © 2021 ООО «НКР».

    Данный документ является интеллектуальной собственностью Общества с ограниченной ответственностью «Национальные Кредитные Рейтинги» и охраняется законом. Представленная информация предназначена для использования исключительно в ознакомительных целях. Не допускается распространение настоящей информации любым способом и в любой форме без предварительного согласия со стороны ООО «НКР» и ссылки на источник. Использование информации в нарушение указанных требований запрещено.

    Высокий корпоративный долг снижает перспективы роста России | Бизнес | Новости экономики и финансов с точки зрения Германии | DW

    В рамках своей схемы «Национальные проекты» президент России Владимир Путин поставил официальную цель для малого и среднего бизнеса (МСП) внести одну треть ВВП России к 2024 году, когда он заявил, что уйдет с поста президента.

    Малые предприятия уже давно составляют мизерную пятую часть ВВП России, и эта цифра снизилась с момента начала пандемии в прошлом году.

    «Следите за тем, что Путин делает, а не за тем, что он говорит», — сказал DW Найджел Гулд-Дэвис, старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований (IISS) по России и Евразии.

    Для многих малых и средних предприятий коррупция является большой проблемой, добавляет он. «По сути, они лишены стимулов к росту. Как только они попадают в поле зрения, они часто становятся мишенями для того, что фактически является государственным грабежом», — говорит Гулд-Дэвис.

    Юваль Вебер, заведующий кафедрой военной и политической стратегии России в Университете морской пехоты США, согласен.«Ключевым препятствием для роста от малых к средним и от средних к крупным предприятиям является необходимость для предпринимателей привлекать людей из правительства и спецслужб, чтобы« помочь управлять »ростом должным образом».

    Прекращение роста МСП также означало, что во время пандемии разрыв между государственными компаниями, связанными с Кремлем, и владельцами малого бизнеса увеличился. Прибыль упала примерно на 40% среди 55 000 корпораций, проанализированных статистическим управлением Росстата, в то время как рейтинговое агентство Fitch прогнозирует падение на 8% у 62 компаний — крупнейших в стране — следует.

    Теперь предупреждения о заемщиках-зомби поддерживаются дешевыми деньгами, причем каждый четвертый бизнес остается на плаву благодаря мораторию, введенному в апреле прошлого года, позволяющему фирмам приостанавливать процедуры банкротства до февраля этого года. По оценке Центра стратегических исследований, количество малых предприятий, классифицируемых как должники, в 2020 году увеличилось почти на две трети, и многие из них обращаются к кредитам под высокие проценты.

    Вялый ответ государства во время пандемии

    Во время пандемии Кремль не использовал свои большие резервы для поддержки малого и среднего бизнеса.В фонде суверенного благосостояния России находится 170 миллиардов долларов (145 миллиардов евро), или около одной трети общих международных резервов страны.

    В США компенсационные пакеты составляли 12,4% ВВП, в еврозоне — 15%, а в Японии — 20% в 2020 году. В России общий пакет стимулов составлял от 2% до 3%. Российский стимул включал небольшой пул денег, предназначенный для прямых выплат физическим лицам: 325 миллиардов рублей (4,3 миллиарда долларов, 3,8 миллиарда евро) для семей с детьми, до 100 миллиардов в виде специальных пособий по безработице, 90 миллиардов для врачей и медсестер, лечащих COVID- 19 пациентов и около 80 миллиардов малых и средних предприятий.

    Излишняя зависимость России от товарных доходов должна измениться, и в центре внимания будут МСП

    Правительство также отложило налоговые платежи для МСП на сумму около 700 миллиардов рублей, выплаты по социальному страхованию до 450 миллиардов рублей, а также другие штрафы и пени. . Региональные власти заморозили арендную плату для магазинов и небольших офисов, вынудив арендодателей пересмотреть график арендных платежей.

    Что дальше, когда правительственная помощь закончится? Вместо государственных расходов Россия надеется, что ее 145 миллионов жителей вытащат экономику из рецессии за счет расходов.

    Действительно, правительство также поощряло предприятия и потребителей брать новые ссуды: корпоративный долг вырос на 14% к концу третьего квартала 2020 года, в то время как задолженность частных лиц выросла на 9,8%, а ипотечное кредитование — почти на 30%. Таким образом, в то время как российские меры стимулирования помогли бизнесу сэкономить 2 триллиона рублей, общий личный и корпоративный долг вырос на 7-8 триллионов.

    «Во всем мире малые и средние предприятия пострадали во время этого кризиса», — говорит Гулд-Дэвис. «Но в России пакет поддержки был менее щедрым, чем у большинства.«

    Большая часть постсоветского роста в других странах была обеспечена за счет МСП, но не в России, — добавляет он.

    «Ограниченная зависимость от МСП, по иронии судьбы, означает, что экономический спад в России менее серьезен, чем где-либо еще», — сказала DW Элина Рыбакова, заместитель главного экономиста Института международных финансов (IIF).

    Но другие обеспокоены тем, что фискальный консерватизм России будет действовать как «тормоз для роста», как заявил Всемирный банк в недавнем отчете. Последний трехлетний план государственных расходов показывает, что Россия собирается вернуться к режиму жесткой экономии, который характеризовал докоронавирусный период.

    Движущая сила страха

    Вебер отмечает, что наличие сотен миллиардов долларов, помимо других конвертируемых валют и золота, занимает центральное место в представлении российской элиты о суверенитете.«Низкие бюджетные резервы ограничивали возможности Михаила Горбачева в последние годы существования Советского Союза и Бориса Ельцина в преддверии дефолта МВФ в 1998 году после азиатского финансового кризиса», — говорит он.

    «Благодаря значительным резервам страна пережила мировой финансовый кризис 2008-2009 годов и двойной шок, вызванный обвалом цен на нефть в 2014-15 годах и санкциями, что побудило Кремль активизировать свои усилия по обеспечению экономического суверенитета за счет девальвации рубля и импортозамещения.«

    » Ключевой страх Путина, — говорит Вебер, — «нехватка денег в тот момент, когда США или Запад предъявляют ключевое внешнеполитическое требование, что поставит Путина перед ужасным выбором между поддержанием финансовой стабильности и

    Гулд-Дэвис соглашается, предполагая, что Путин очень последовательно проводил экономически осторожную политику с тех пор, как пришел к власти. «Унижение 1998 года, связанное с дефолтом России, запечатлено о его политике.На самом деле очень необычно для такого авторитарного режима, что он не склонен к популистским тратам, чтобы купить поддержку. Такова природа режима и перспективы Путина — Россия-крепость «, — говорит Гулд-Дэвис.

    » В среднесрочной перспективе России необходимо найти новые источники производительности, и это могут быть малые и средние предприятия «, — сказала Рыбакова». В течение многих лет Россия полагалась на доходы от сырьевых товаров. Но главный камень преткновения — политический. Изменение стимулов необходимо для диверсификации экономики и уменьшения ее зависимости от сырьевых товаров.Кремль просто не понял, как можно эффективно использовать сектор малого и среднего бизнеса », — добавляет Рыбакова.

    « И прежде чем вы сможете обрезать ветви, вам нужно вырастить дерево ».

    Санкций в отношении российского долга называют «первым залпом», который посылает сообщение

    Администрация Байдена в четверг запретила американским банкам покупать недавно выпущенные российские государственные долги, что свидетельствует о развертывании ключевого оружия в усиливающемся конфликте Вашингтона с Москвой, угрожающем России доступ к международным финансам.

    Ограничение долга было частью новых мер против России, которые в основном включали санкции в отношении десятков юридических и физических лиц и высылку 10 дипломатов из посольства России в Вашингтоне. Эти шаги направлены на использование слабой экономики России, чтобы заставить Москву смягчиться в ее кампании по подрыву американской политической жизни и угрозе для Украины. Ограничения на покупку долговых обязательств, которые применяются к облигациям, выпущенным правительством России после 14 июня, могут повысить стоимость заимствований в российской экономике, ограничивая инвестиции и экономический рост.

    На данный момент эта угроза остается незначительной. Российский государственный долг за пределами страны, по данным российского центрального банка, составляет около 41 миллиарда долларов, что для мировой экономики довольно мизерно. Для сравнения, только за первые три месяца этого года Казначейство США выпустило суверенный долг на сумму 274 миллиарда долларов.

    Правительство России продает большую часть своего долга внутри страны и финансирует большую часть своей деятельности за счет продажи энергии. По данным Oxford Economics в Лондоне, американские инвесторы владеют лишь 7 процентами государственного долга России, номинированного в рублях.

    Тем не менее, как символический шаг, по мнению экспертов, меры, изложенные администрацией Байдена, сигнализируют о ее готовности применять поэтапный подход, который может привести к более жестким мерам, таким как введение более жестких ограничений на доступ России к рынкам капитала, если Москва не сделает этого. умерить свою деятельность.

    «Этот шаг не может быть и не должен рассматриваться как последний шаг в этом процессе», — сказал Аднан Мазарей, бывший сотрудник Международного валютного фонда, а теперь старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона. в Вашингтоне.«Время беспорядочной политики санкций может закончиться. Это будет процесс, требующий гораздо большей калибровки ».

    Угрожая доступу России к мировым рынкам даже в незначительной степени, администрация Байдена, похоже, реализует стратегию, аналогичную той, которую использовали Соединенные Штаты для изоляции Ирана. Сменявшие друг друга американские администрации пытались оказать давление на Иран, чтобы тот отказался от разработки ядерного оружия и отказался от поддержки повстанческих сил на Ближнем Востоке, ограничив свои связи с мировой финансовой системой.

    Ежедневный бизнес-брифинг

    Но Россию было бы гораздо труднее изолировать.

    Соединенные Штаты и их союзники в Европе в целом едины в своих целях в отношении Ирана, даже несмотря на то, что европейские деловые круги стремятся получить доступ к потенциально обширному иранскому рынку. Россия, напротив, является крупным поставщиком энергии в Западную Европу. Россия находится на пороге региона, заставляя европейских лидеров, особенно Германию, испытывать отвращение к усилению конфликта.

    Ограничение доступа России к международным рынкам облигаций равносильно «мелочам», — сказал Саймон Майлз, эксперт по России из Университета Дьюка. Серьезный удар поставит под угрозу российский рынок природного газа в Западной Европе.

    Предыдущие санкции лишили Россию доступа к некоторым видам продуктов питания и технологиям. Последний пакет нацелен на базовое экономическое здоровье России как на точку давления.

    «Есть признаки того, что администрация Байдена хочет усугубить ситуацию», — сказал Джеймс Никси, директор программы Россия-Евразия в Chatham House, исследовательском учреждении в Лондоне.«Это всего лишь первый залп».

    Соединенные Штаты в конечном итоге отрезали Иран от мировой финансовой системы, что Вашингтон мог бы осуществить, учитывая, что американский доллар является мировой резервной валютой, средством обмена в сделках по всей планете. Любой банк в любой точке земного шара, который занимается бизнесом для Ирана, рискует быть отрезанным от международной платежной сети и лишен доступа к долларам.

    У России очень ограниченная потребность в займах из-за границы, поскольку она резко сократила свой дефицит после санкций, введенных после аннексии Крыма в 2014 году.

    «После этого санкционного шока у нас был период жесткой экономии, жесткой бюджетной экономии», — сказала Элина Рыбакова, заместитель главного экономиста Института международных финансов, торговой ассоциации, представляющей международные банки. «Они подготовились».

    Распоряжение о российском долге в четверг распространяется только на американские финансовые учреждения, но оно может побудить транснациональные компании за пределами Соединенных Штатов пересчитать риски сделок с российским правительством.

    «Это привлекает их внимание, если хотите, — сказал г-н Никси. «Каждая компания, которая находится в значительной степени в России, прислушивается к этому очень, очень внимательно и задается вопросом, хорошая ли это идея с точки зрения репутации или с точки зрения политического риска, должны ли они продолжать вести бизнес в том же объеме, что и они».

    Эндрю Крамер предоставил репортаж из Москвы.

    Российский центральный банк рассматривает способы сдерживания рисков, связанных с долгом компаний: официальный

    МОСКВА (Рейтер) — Центральный банк России разрабатывает новые критерии максимального уровня долга для отечественных компаний, чтобы предотвратить любые возможные системные риски на ранней стадии, Елизавета Об этом агентству Reuters сообщила руководитель департамента финансовой стабильности банка Данилова.

    ФОТО ФАЙЛА: Елизавета Данилова, руководитель Департамента финансовой стабильности Банка России, позирует фотографу во время интервью в Москве, Россия 18 декабря 2019 года. REUTERS / Андрей Остроух

    Центральный банк укрепляет стабильность финансового сектора после Западные санкции и резкое падение цен на нефть в 2014 году спровоцировали быстрое падение рубля, что увеличило долговую нагрузку на корпоративный сектор, поскольку многие кредиты были номинированы в иностранной валюте.

    «Должны быть системные критерии, например, отношение долга компании к валовому внутреннему продукту, чтобы не только выявлять крупных заемщиков для банков, но и выявлять проблемы в крупных фирмах, которые могут вызвать системные риски», — сказала Данилова.

    В следующем году центральный банк вместе с коммерческими банками, которые он регулирует, продолжит работу над конкретным шаблоном для таких критериев, сказала Данилова.

    Данилова, 35 лет, которая присоединилась к центральному банку в 2009 году в качестве экономиста и была повышена до главы департамента финансовой стабильности в 2018 году, сказала, что решение о том, применять ли такие критерии, будет зависеть от того, насколько быстро крупные компании Долги растут.

    Отношение корпоративных кредитов к ВВП составило 32.По данным центрального банка, на 1% в начале 2019 года по сравнению с 30,8% в начале 2014 года до введения западных санкций в отношении России, но снизился с 40,1% в начале 2016 года.

    ДРУГИЕ РИСКИ

    Центральный банк также стремится сдержать рост потребительского кредитования за счет ужесточения требований к банковскому капиталу.

    Это должно помочь снизить рост потребительского кредитования ниже 17,8% в этом году и примерно до 10% в 2020 году с более чем 20% в прошлом году, сказала Данилова.

    Поскольку основные центральные банки снижают ставки для ускорения экономического роста, инвесторы стремятся к более высокой доходности и стремятся применять более рискованные стратегии, центральный банк России уделяет внимание «важности поддержания стабильности внутренней экономики и финансового сектора». — сказала Данилова.

    Наряду с другими мировыми аналогами, центральный банк снизил ставки в этом году, поскольку инфляция упала ниже целевого уровня 4%, но многие ожидают, что он завершит цикл смягчения в 2020 году.

    Данилова снизила риски возможного оттока иностранной валюты. деньги от российских ОФЗ после того, как центральный банк перестанет снижать ставки, что подпитывало спрос на рублевые облигации в прошлом году.

    «Не исключено, что рынок ОФЗ по-прежнему останется привлекательным для иностранных инвесторов», — сказала Данилова, добавив, что это будет зависеть от соотношения риска и доходности, а также от внешних рыночных факторов.

    Репортаж Елены Фабричной, Кати Голубковой и Андрея Остроуха; Под редакцией Хью Лоусона

    ЭКСКЛЮЗИВНО Байден запрещает банкам США покупать российские государственные рублевые долговые обязательства на первичных рынках

    Президент США Джо Байден выступает с замечаниями по поводу своего плана вывода американских войск из Афганистана в Белом доме, Вашингтон, США, 14 апреля , 2021. Эндрю Харник / Пул через REUTERS

    15 апреля (Рейтер) — Президент Джо Байден издаст в четверг указ, разрешающий U.Правительство ЮАР наложит санкции на любой сектор российской экономики и будет использовать их для ограничения возможности России выпускать суверенные долги, чтобы наказать Москву за вмешательство в выборы в США в 2020 году, заявили высокопоставленные чиновники администрации Байдена.

    Официальные лица, которые говорили на условиях анонимности, заявили, что Байден запретит финансовым учреждениям США участвовать в первичном рынке российских суверенных облигаций, номинированных в рублях, с 14 июня. Банкам США было запрещено участвовать в первичном рынке в течение нерублевые суверенные облигации с 2019 года.

    Последний шаг является частью более широкого набора санкций, которые Белый дом планирует объявить в четверг, чтобы заставить Россию заплатить цену за «злонамеренные» действия, такие как вмешательство в выборы, кибер-хакерство, использование химического оружия, и сообщает, что предложил талибам награду за убийство американских солдат в Афганистане.

    Среди подлежащих обнародованию санкций — занесение в черный список около 30 организаций, а также приказы о высылке около 10 российских чиновников из Соединенных Штатов, сообщил один человек, знакомый с этим вопросом.

    Россия отрицает вмешательство в выборы в США, организовав кибер-хакерскую атаку, в ходе которой использовалась американская технологическая компания SolarWinds Corp (SWI.N) для проникновения в правительственные сети США, а также с помощью нервно-паралитического агента, чтобы отравить критика Кремля Алексея Навального. Он также отверг обвинения в наложении награды на американских солдат в Афганистане.

    Байден во вторник поговорил с президентом России Владимиром Путиным, чтобы выразить озабоченность по поводу этих вопросов и наращивания российских войск в Крыму и вдоль границы с Украиной, даже когда он предлагал встречу на высшем уровне между двумя людьми.

    Байден, похоже, пытается найти баланс между защитой национальных интересов США от России, давая понять, что он предпочел бы иметь менее нестабильные отношения, и сотрудничать по таким вопросам, как обуздание ядерной программы Ирана.

    «Американский народ не должен быть соучастником злонамеренных действий российского правительства, напрямую финансируя российское государство в то время, когда российское правительство пытается подорвать наш суверенитет и угрожать нашим союзникам и партнерам», — сказал один из официальных лиц, вторя заявлениям администрации. стремление к «стабильным и предсказуемым отношениям» с Россией.

    «Мы не думаем, что нам нужно продолжать негативную траекторию в отношениях», — сказал он. «Однако … мы будем защищать наши национальные интересы и будем платить за действия российского правительства, которые, кажется, наносят ущерб нашему суверенитету».

    «Наша цель здесь номер один — продемонстрировать решимость, сделав действенный шаг», — добавил он. «Вторая цель состоит в том, чтобы … очень четко обозначить, что у нас есть возможность эскалации конфликта гораздо более решительным образом, если мы того пожелаем, и это действительно будет определяться действиями России.

    Этот чиновник сказал, что указ уполномочил правительство США «нацеливаться на любой сектор российской экономики», добавив, что «мы без колебаний расширим санкции по российскому суверенному долгу, если Россия будет продолжать эскалацию».

    «Блокирование собственности в отношении указанной вредной иностранной деятельности правительства Российской Федерации» было подписано Байденом в среду и будет обнародовано в четверг утром, заявили официальные лица США. Российский центральный банк, фонд национального благосостояния и министерство финансов продолжают шаг, сделанный Соединенными Штатами в 2019 году, когда они запретили У.Финансовые институты от покупки долговых обязательств, не номинированных в рублях, напрямую в России на первичном рынке.

    Ни один из этих шагов, однако, не повлияет на российский суверенный долг, обращающийся на вторичном рынке, а это означает, что граждане США могут продолжать покупать и продавать такие облигации там.

    Первый чиновник США сообщил, что российский рынок суверенного долга в рублях оценивается примерно в 185 миллиардов долларов, примерно четверть из которых принадлежит иностранным инвесторам. По его словам, американские инвесторы составляют около половины иностранных холдингов.

    «Судя по истории, устранение инвесторов из США в качестве покупателей на этом рынке, вероятно, вызовет сдерживающий эффект, который приведет к увеличению стоимости заимствований России, наряду с борьбой за капитал и ослаблением валюты — все это приведет к замедлению роста и повышению инфляции», — говорится в сообщении. официальный.

    Дэн Фрид, американский дипломат в отставке, ныне работающий в аналитическом центре Атлантического совета, назвал шаг, обозначенный официальными лицами США, «значительным» и заметно более сильным, чем действия бывшего президента США Дональда Трампа.

    «Мы сигнализируем о том, что мы готовы сделать еще больше, и есть шаги, которые были бы намного сильнее», — сказал он, сославшись на возможность «ограничений на торговлю на вторичном рынке, что было бы огромной проблемой. »

    Репортаж Аршада Мохаммеда в Сент-Поле, Миннесота; Под редакцией Чизу Номияма

    Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

    Время взглянуть в лицо реальности о «виртуальной экономике» России

    Непосредственные причины нынешнего финансового кризиса в России — большой дефицит государственного бюджета и неспособность обслуживать свой долг, особенно краткосрочные долларовые обязательства, — очевидны.Шаги, необходимые для решения этих краткосрочных проблем с ликвидностью, кажутся столь же простыми и широко предлагаются. Со своей стороны, российское правительство призвано сократить дефицит бюджета за счет увеличения налогов и сокращения государственных расходов. С другой стороны, международные финансовые организации и западные страны призываются разработать пакет чрезвычайных ссуд, который, возможно, включал бы средства для немедленной стабилизации финансовой ситуации, но определенно программу реструктуризации долга России на более длительный срок.Утверждается, что эти меры позволят реформистскому правительству вернуться к делу рыночных реформ.

    Идея о том, что с помощью таких мер можно решить экономические проблемы России, ошибочна. Он основан на фундаментальном непонимании российской экономики, но является почти консенсусным мнением. Это выглядит примерно так. Россия — это в значительной степени приватизированная экономика, ранний успех которой в рыночных реформах замедлился из-за широко распространенной коррупции, преступности и некомпетентности. Взрыв бартера и неплатежей происходит из-за неумелого и аморального управления предприятием.Плохая собираемость налогов привела к ослаблению государства. Преодоление этих препятствий — сложная задача. Но если их удастся преодолеть, движение к рынку может продолжиться.

    Фактически, большая часть российской экономики не продвигается к рынку и даже не топчется на месте. Активно уходит с рынка. За последние шесть лет «радикальных реформ» российские компании, особенно в основных производственных секторах, действительно изменили методы своей работы. Только они сделали это не для того, чтобы присоединиться к рынку, а, скорее, чтобы защитить себя от него.То, что появилось в России, можно квалифицировать как новый тип экономической системы со своими собственными правилами поведения и критериями успеха и неудачи.

    Мы называем новую систему России «Виртуальной экономикой», потому что она основана на иллюзии или притворстве почти по всем важным параметрам экономики: ценам, продажам, заработной плате, налогам и бюджетам. В его основе лежит предельное утверждение, что российская экономика больше, чем она есть на самом деле. Это отговорка, которая позволяет увеличить правительство и увеличить расходы, чем Россия может себе позволить.Это причина сети неплатежей и финансового кризиса, из которого Россия, казалось бы, не может выйти.

    Ниже мы предлагаем масштабы виртуальной экономики и объясняем ее корни. Мы также показываем, как это помогает объяснить некоторые особенности нынешнего политического процесса в России. Мы утверждаем, что виртуальная экономика устойчива, имеет глубокие корни и пользуется сильной поддержкой населения. По этим причинам она определила новую повестку дня «реформ» для России, которая уже задает тон нынешнему правительству.Так и будет в будущем.

    Виртуальная экономика ставит Запад перед трудным выбором в отношении дальнейшей поддержки переходного периода российской экономики. Основной мотивацией для предоставления России большего объема чрезвычайных фондов, «спасения», кажется, является вера не только в то, что для сохранения социальной и политической стабильности требуется больше денег, но и в то, что они могут быть предоставлены с условиями, которые побудят к дальнейшим реформам. Мы считаем, что верно и обратное: неизбежным результатом финансовой помощи будет поддержка виртуальной экономики, системы, которая не является рыночной по своей природе и неэффективность которой обеспечит продолжающийся экономический спад и будущие кризисы.В лучшем случае спасение просто отодвинет день расплаты. Когда этот день настанет, экономические последствия и политическая реакция будут еще сильнее, чем они могли бы быть сегодня.

    Реальность и притворство

    Широко распространенные претензии в отношении российской экономики становятся очевидными, если внимательно посмотреть на экономическую статистику. Национальное статистическое агентство сообщило о росте промышленного производства в 1997 году (как и небольшой рост ВВП). После восьми лет спада объем промышленного производства вырос на 1.9%. Но останавливаться на достигнутом — это очень заблуждение. Реальная прибыль в промышленности в прошлом году снизилась на 5%. К настоящему времени доля промышленных предприятий, сообщивших об убытках, составляет почти половину, а точнее 47,3%, по сравнению с менее чем 27% два года назад.

    Еще одно, что отражает истинное состояние экономики, — это уровень накопления основного капитала. В прошлом году он снова снизился, седьмой год подряд (и продолжает снижаться в этом году). В 1997 году общий уровень капитальных вложений в производственные секторы экономики (промышленность, сельское хозяйство, транспорт и связь) составил 17% от уровня 1990 года.В основном производственном секторе продукции металлообработки и машиностроения объем реальных затрат на машины и оборудование в 1997 году составил не более 5,3% от уровня 1990 года.

    Очень мало негативных сигналов о таком положении дел. Банкротство по-прежнему редкость. За последние четыре недели в США было больше корпоративных банкротств, чем за весь прошлый год в России. Таким образом, казалось бы, что, несмотря на очевидную неуспешность, в российской промышленности ничего не меняется.Однако это тоже неправда. Компании не отмирают и даже не умирают. Они закончили 1997 год с большим количеством рабочих, чем в начале.

    В довершение всего — пресловутый кризис «неплатежей» или «неплатежей». Об этой истории рассказывают знакомо: предприятия не платят своим поставщикам; они не платят своим работникам; они не платят налоги. Несмотря на то, что невыплата налогов и заработной платы привлекает внимание средств массовой информации, в определенном смысле это не настоящая история.Выплаты производятся, но не реальными деньгами. Доля бартера в расчетах среди всех промышленных предприятий России сейчас превышает 50%. В прошлом году 40% всех налогов, уплаченных федеральному правительству России, были в неденежной форме. Еще выше степень немонетизации местных и региональных бюджетов.

    Описанные выше явления наиболее распространены в секторе крупных предприятий. В прошлом году правительственная комиссия России сообщила, что крупнейшие компании страны проводят 73% всего своего бизнеса в форме бартера и других неденежных форм расчетов.Еще более примечательным было то, как эти крупные предприятия обращались с налоговыми органами. В федеральный бюджет они перечисляли 80% причитающихся налогов — неплохая цифра, — но доля, уплаченная наличными, составляла всего 8%.

    Следующие предложения из отчета суммируют собственные выводы комиссии о текущей российской экономике:

    Возникает экономика, в которой взимаются цены, по которым никто не платит наличными; где никто ничего не платит вовремя; где образуются огромные взаимные долги, которые также не могут быть погашены в разумные сроки; где заработная плата декларируется и не выплачивается; и так далее.[…] [Это создает] иллюзорные или виртуальные доходы, которые, в свою очередь, приводят к невыплаченным или виртуальным фискальным обязательствам [при ведении бизнеса по нерыночным или виртуальным ценам.

    Короче говоря, возникла «виртуальная экономика».

    Корни виртуальной экономики

    Корни виртуальной экономики лежат в практически нереформированном промышленном секторе, унаследованном от советских времен. В основе этого явления лежит большое количество предприятий, которые все еще производят товары, но уничтожают их стоимость.Это сектор экономики, который пережил шесть лет рыночных реформ. Причины сложны, но самая важная из них заключается в том, что сегодня в России предприятия могут работать без оплаты счетов. Это возможно, потому что им перераспределяется стоимость из других секторов экономики. Один из способов сделать это — за счет задолженности по налогам, которая, по сути, является продолжением бюджетных субсидий в другой форме. Однако более важным является прямое перераспределение стоимости субъектам, вычитающим стоимость, из производящих стоимость секторов экономики, в первую очередь из сектора ресурсов.

    Важно понимать преемственность с прошлым, которая здесь присутствует. Советская экономика представляла собой крупную индустриальную экономику. Фактически, промышленность в советской экономике субсидировалась из-за заниженных цен на сырье и недостаточной платы за капитал. В экономике был большой производственный сектор, производящий стоимость; Фактически, производство снизило стоимость, но это было замаскировано произвольным ценообразованием. Корни виртуальной экономики лежат в поддержании этого притворства.

    Простая модель учета

    Самый простой способ понять сегодняшнюю российскую экономику — это представить, что она состоит всего из четырех секторов. Во-первых, это сектор домашнего хозяйства. Он поставляет рабочую силу. Во-вторых, есть государственный или бюджетный сектор, который переводит налоговые поступления домохозяйствам. В-третьих, существует сектор производства с добавленной стоимостью (сокращенно мы называем его «Газпром»). Мы обозначаем эти три символа соответственно «H» (для домашних хозяйств), «B» (для бюджетов) и «G» (для «Газпрома»).Наконец, есть четвертый сектор, производственный сектор с вычетом стоимости, «M», который охватывает всю остальную экономику (говоря несколько в общих чертах, но не очень).

    Думайте о M как об одном заводе, который берет 100 рублей труда с H и 100 рублей газа с G и производит продукт стоимостью 100 рублей. Он вычитает или уничтожает стоимость на 100 рублей. Но он делает вид, что является сумматором ценности. Для этого он переоценивает свою продукцию. Он утверждает, что он стоит не 100, а 300. И все остальные соглашаются с этим предлогом.Они делают это, потому что могут использовать завышенную цену в бартерной торговле друг с другом (где цены не имеют значения) или для уплаты собственных налогов.

    M платит G за газ, отдавая ему треть своего конечного продукта, утверждая, что он стоит 100 рублей. (С точки зрения рынка, он стоит всего 33 1/3.) Это нормально для G, поскольку он просто передает продукт B для выполнения своих налоговых обязательств. (Мы предполагаем 100% ставку налога на добавленную стоимость.) М, конечно, платит свои налоги — 100 рублей — в натуральной форме.

    Проблемы начинают возникать только в отношении домочадцев. H ожидает, что ему заплатят 100 за свой труд, но не может принять оплату натурой. Для этого нужны (по крайней мере, немного) наличные. Но денежная стоимость оставшегося продукта M составляет всего 33 1/3. Отсюда «задолженность по заработной плате».

    Модель конечно сильно стилизована. Но, несмотря на его упрощенный характер, удивительно, насколько ему удается охватить современную российскую экономику. Начиная с схемы, описанной выше, и делая несколько дополнительных предположений, модель генерирует почти всю виртуальную экономику: не только задолженность по заработной плате, но также нереалистичный бюджет, задолженность по пенсиям и очевидное увеличение объема производства.

    Что не менее важно, четырехсекторная модель бухгалтерского учета сразу указывает на полезность или бесполезность различных мер политики. Возьмем, к примеру, жесткие меры по сбору налогов, продиктованные МВФ. Российское правительство находится под давлением с целью увеличения суммы денежных средств в бюджет и поэтому требует, чтобы предприятия погашали свои налоговые долги наличными, а не натурой. Модель проясняет, что такой подход может означать только перемещение заданной суммы стоимости — слишком малой для удовлетворения требований как бюджетов (налоги), так и работников (заработная плата) — от одного получателя к другому.Выигрыш одного — потеря другого. Если налоги будут платить, зарплаты не будет.

    Это то, что регулярно происходило в последние годы, в том числе в первом квартале этого года. С января по март налоговая служба России увеличила поступление наличности чуть более чем на пять миллиардов рублей (с учетом инфляции). За этот же период почти ровно выросла задолженность предприятий перед своими работниками по выплате заработной платы. . . пять миллиардов рублей.

    Почему россияне это предпочитают

    Очевидно, что описанная выше система не могла существовать или, по крайней мере, не могла существовать долго в рыночной экономике.Но он существует в России и, кажется, с каждым днем ​​становится все сильнее. Чтобы понять, почему виртуальная экономика настолько устойчива, давайте снова обратимся к стилизованной четырехсекторной модели и посмотрим, что произойдет, если ее прекратить. Мы можем сравнить очевидный результат виртуальной экономики с тем, что на самом деле происходит под предлогом. Все, что необходимо, — это предположить, что никто, включая производителя, снижающего ценность, не претендует на то, что его конечный продукт стоит чего-то другого, кроме тех 100, которые он есть на самом деле.

    Первый результат состоит в том, что M должен будет отразить убыток в размере 100 вместо прибыли в размере 100. Следовательно, у него не будет налоговых обязательств. Но с выручкой от продаж всего в 100 единиц M не могла платить одновременно G (которому она должна 100 за газ) и H (которой она должна заработать 100). Ему придется распределить между ними те 100, которые у него есть. Предположим, что он выплачивает равную сумму каждому: 50 H и 50 G. Таким образом, M имеет задолженность по заработной плате 50 и задолженность между предприятиями 50. (Фактически, эти числа просроченных платежей произвольны.Сумма будет равна 100, но ее можно разделить в разной пропорции между G и H.)

    G, в свою очередь, переводит B свой единственный доход, 50, который он получает от M. Это оставляет G с налоговой задолженностью в размере 50. Единственные доходы B — это то, что он получает от G, поскольку M не имеет добавленной стоимости. Затем B переводит в H 50, полученные от G. При этом остается задолженность по бюджету (например, задолженность по пенсиям) в размере 50.

    Сравнение макроиндикаторов, виртуальных и реальных

    Это упражнение можно было бы продолжить более подробно, но картина начинает проясняться.Полезно обобщить результаты в виде набора воображаемых национальных счетов. В таблице 1 сравнивается, как кажется, что экономика работает в режиме виртуальной экономики, с тем, как она работает на самом деле. По всем параметрам совокупные показатели эффективности виртуальной экономики (продажи, прибыль, ВВП, выпуск) выглядят лучше, чем у реального варианта.


    Таблица 1. Сравнительные показатели виртуальной экономики и базовой реальной экономики
    ВИРТУАЛЬНЫЙ НАСТОЯЩИЙ
    Общий объем продаж 400 200
    Итого прибыль 200 0
    Доходность 50% 0%
    Общая добавленная стоимость (= ВВП) 300 100
    Промышленная продукция 400 200
    Размер бюджета
    -Планировано 200 100
    -Выполнено 67 50
    Семейный доход
    -Накоплено 300 200
    -Фактический 100 100
    Задолженность
    -Заработная плата 67 50
    -Межпредприятие Нет 50
    -Налог Нет 50
    -Бюджет 133 50

    Пункт таблицы 1 о размере бюджета заслуживает отдельного комментария.Запланированный бюджет равен общей сумме налогов и расходов на основе ожидаемых доходов. В реальном варианте он вдвое меньше, чем в виртуальном. Что это обозначает? Если предположить, например, что бюджетные трансферты домохозяйствам представляют собой пенсии, то это означает, что номинальные пенсии сокращаются на 50%. На самом деле, конечно, ничего не меняется. На самом деле правительство в большей степени выполняет свои обещания в реальном варианте (обещало 100 и выполнило 50, а не обещало 200 и выполнило 67.) Тем не менее, будет ощущение, что пенсии урезали вдвое! И главное — это притворство.

    Отличается и картина просроченной задолженности. Общая задолженность такая же в этом числовом примере. Но обратите внимание, что когда исключается отговорка виртуальной экономики, возникают два новых типа задолженности. Теперь у G есть налоговая задолженность, а у M — задолженность перед G между предприятиями. Сеть взаимной задолженности стала еще более запутанной, чем в исходном случае.

    Возможно, более важным, чем любой агрегированный показатель, является то, как устранение виртуальной экономики повлияет на отдельное предприятие, М.Виртуальная экономика маскирует нежизнеспособность производителя, снижающего ценность. В виртуальной экономике M, кажется, добавляет 100% стоимости. В реальном варианте M явно несет убытки.

    В целом, ни один из участников виртуальной экономики не выиграет от ее устранения. Любая попытка перейти от воображаемого виртуального мира к честному реальному миру будет, мягко говоря, непопулярна. Это означало бы сокращение пенсий, раздражение «Газпрома», заклеймив его как налоговую просрочку и требующее от него увеличения налогов, а также угрозу банкротства производственного предприятия и полной потери рабочих мест и заработной платы для населения.

    Это, в свою очередь, подчеркивает ключевой момент модели. Виртуальная экономика возникает из-за комбинации двух фундаментальных фактов: (1) большая часть российской экономики (особенно ее производственный сектор) снижает стоимость, в то время как (2) большинство участников экономики делают вид, что это не так. Бартер, задолженность по налогам и другие неденежные способы оплаты оказываются основными механизмами, используемыми для поддержания этого отговорки. Причина всех трудностей с неплатежами — это притворство.Производится меньше стоимости, чем на нее предъявляются претензии и обязательства.

    Отчаянно нуждающиеся в наличных деньгах

    Связь между безналичной виртуальной экономикой и рыночной экономикой, основанной на наличных деньгах, является любопытной. В некоторой степени описанная выше система основана на активных попытках избежать наличных денег. Операции с наличными деньгами разоблачают отговорку. Есть и другие причины избегать наличных денег. Денежные средства дорого зарабатывать и хранить. Наличие большого количества наличных на предприятии может повысить вероятность того, что налоговые органы откажутся принимать безналичные зачеты.Наличные деньги также подлежат «обложению налогом» повсеместным рэкетом защиты в России. Тем не менее, попытка избежать денежных поступлений срабатывает только в определенный момент, когда достигается определенный уровень денежных средств. Этот минимальный уровень называется денежным ограничением. До тех пор, пока этот уровень не будет достигнут, внутри системы нужны наличные, и они отчаянно нужны.

    В первую очередь, предприятие, уменьшающее стоимость, должно иметь возможность продавать свой продукт за наличные, чтобы платить заработную плату. Это объясняет ироническую особенность системы, заключающуюся в том, что, хотя она сама является нерыночной системой, она требует существования рынка.Только рынок позволяет реализовать часть продукции экономики за деньги, необходимые для оплаты труда рабочих. Часть товара может продаваться внутри России. Но основной источник наличных денег — внешний, на мировом рынке.

    С 1992 года экспорт рассматривается как успешная часть переходного периода в России. Обычно предполагалось, что рост экспорта означал, что значительная часть экономики России прошла окончательное рыночное испытание. На самом деле это далеко не так. Многие российские экспортные товары фактически теряют деньги.Но для участников виртуальной экономики целью экспорта является не прибыль, а наличные. Предприятия продолжают экспортировать, потому что им необходимо удовлетворить денежные ограничения. Убытки, которые они несут, считаются необходимыми расходами для сохранения бизнеса в виртуальной экономике.

    Домохозяйства в виртуальной экономике работают с аналогичными денежными ограничениями. Они распределяют усилия между работой в M и зарабатыванием денег самостоятельно или иным образом поддерживают себя за счет деятельности, не связанной напрямую с системой (например,г., уличная торговля, производство продуктов питания на приусадебных участках и др.). Таким образом, этот вид деятельности полезен для виртуальной экономики, а не является угрозой или альтернативой ей. Это уменьшает минимальную сумму наличных денег, которая должна быть доставлена ​​домашним хозяйствам из системы.

    Наконец, следует отметить, что минимальная сумма наличных денег в этой системе не означает, что наличные деньги неактуальны в России. Как раз наоборот. В стране безналичных денег человек с карманными мелочами — король… или, по крайней мере, «олигарх», как называют крупных российских капиталистов и финансистов.У некоторых российских капиталистов, безусловно, есть больше, чем мелочь, но в международном плане они не особенно велики. Возможно, самый известный из финансовых магнатов Владимир Потанин возглавляет банк «Онэксимбанк», который по размеру не входит в сотню крупнейших в США. (Совокупный размер Онэксимбанка и одного из его главных конкурентов, Менатепа, меньше, чем у Centura Banks в Роки-Маунт, Северная Каролина). Относительно богатый статус российских магнатов в безналичной экономике дает им такую ​​большую власть

    Последствия

    Эта система имеет ряд серьезных — и отрицательных — последствий.Достаточно назвать три области воздействия: (1) реструктуризация предприятия; (2) измерение экономических показателей; и (3) государственный сектор.

    Влияние на реструктуризацию предприятий наиболее очевидно. Даже те (правда, немногочисленные) предприятия, которые, вероятно, могли бы реструктурироваться и стать жизнеспособными на рынке, этого не делают. Они не реструктуризируются, потому что реструктуризация обходится дорого и потому, что они могут выжить как субъекты, снижающие ценность.

    Влияние на кажущиеся совокупные экономические показатели, такие как ВВП и выпуск, уже предлагалось.Производство в виртуальной экономике переоценено в два-три раза, а то и в пять раз. ВВП России раздут. Экономика России, вероятно, даже меньше, чем предполагают официальные данные (не больше, как многие говорят). Его годовой рост также преувеличен. Когда субъекты, вычитающие стоимость, увеличивают свой выпуск, это плохая новость, а не хорошая, хотя в виртуальной экономике это проявляется как рост ВВП. Статистическое агентство России сообщило, что в 1997 году ВВП вырос на 0,8%. Дополнительная добавленная стоимость, которую оно сообщает, почти наверняка «виртуальная», а не реальная.

    Воздействие на государственный сектор может быть самым важным из всех. Виртуальная экономика меняет всю природу бюджета. Бюджет должен быть планом приоритетов государственных расходов. В условиях демократии причина обсуждения и принятия бюджета законодательным органом состоит в том, чтобы демократическим путем решить, каковы приоритеты общества. Поскольку наличные деньги обеспечивают полную свободу и гибкость в удовлетворении потребностей, определенных бюджетом, они обеспечивают максимальную эффективность и справедливость. Это расстраивает натуральная уплата налогов.Возьмем, к примеру, Челябинское метро.

    23 марта губернатор Челябинской области объявил строительство метрополитена в городе Челябинске одним из важнейших строительных объектов региона. Финансирование проекта осуществляется за счет налоговой задолженности строительных компаний перед федеральным, областным и местным бюджетами. История с челябинским метро — хорошая иллюстрация того, как приоритеты государственной политики определяются довольно случайным существованием налоговых обязательств у определенных компаний.В данном случае строительные компании в Челябинске имели большую задолженность по налогам местным и федеральным властям. В то же время федеральное правительство задолжало Челябинску средства, но задержало их выплату. Местное правительство было более или менее вынуждено принять предложение строительных компаний о крупном строительном проекте вместо долгов, в то время как федеральное правительство аннулировало налоговую задолженность компаний вместо федерального взноса в Челябинск. Конечный результат — метро.Неважно, есть ли у города и области более насущные потребности. Когда товары доставляются натурой в качестве налоговых зачетов, это рынок продавца.

    Роль государства

    Виртуальная экономика не является исключительно негативным явлением. В самом общем смысле это система социальной защиты России. Самый важный вклад, который он вносит, — это рабочие места, хотя и с минимальной заработной платой. Благодаря этой роли в России действительно была социальная стабильность. Задолженность по заработной плате в первом квартале этого года достигла рекордного уровня.Однако в течение марта по всей стране было проведено всего 70 официально объявленных забастовок (забастовок продолжительностью более одного дня). Из них 22 работали в промышленности, в них работало 7700 человек. (Всего в российской промышленности занято более 15 миллионов человек.) 1 апреля продолжилось всего семь забастовок.

    Но есть пределы стабильности. В мае в России прошел общенациональный протест угольщиков по поводу задолженности по заработной плате. Они блокировали поезда, перевозящие пассажиров и грузы, и их протест был прекращен только тогда, когда правительство (снова) пообещало выплатить задолженность по заработной плате.Это поучительный пример того, как все работает в виртуальной экономике. Основная проблема рудников заключается в том, что большинство из них экономически нецелесообразно. Правильная политика заключалась бы в том, чтобы закрыть шахты и выплатить компенсацию шахтерам, чтобы они могли искать работу в другом месте. Обещание выплатить задолженность по заработной плате, таким образом, представляет собой капитуляцию перед диктатом виртуальной экономики.

    События забастовки шахтеров подчеркивают одну из ролей правительства в виртуальной экономике — роль арбитра.Чтобы выплатить задолженность по заработной плате шахтерам, необходимо было перенести ценность из других целей, как признал Борис Ельцин, когда отметил, что шахтеры не более достойны, чем учителя или другие лица, чья зарплата задерживается. Поскольку виртуальная экономика неизбежно порождает ожидания, которые не могут быть оправданы для всех в любое время, конфликты и соперничество являются неотъемлемыми элементами. Правительство должно быть арбитром среди участников системы.

    «Утечка»

    Вторая задача, стоящая перед государством, — сделать систему более эффективной за счет уменьшения «утечки» стоимости из системы.Утечка увеличивает стоимость эксплуатации виртуальной экономики. Сохранение большей ценности в системе за счет устранения утечек сохраняет ценность, необходимую для продолжения работы системы.

    Утечка из виртуальной экономики принимает несколько форм. Он может быть законным или незаконным, санкционированным или несанкционированным. Утечка стоимости может остаться внутри страны или может быть переведена за границу (бегство капитала). Однако наиболее важным отличием является то, хороша ли утечка для системы или вредна для нее. Хорошую утечку можно рассматривать как необходимую цену для удержания некоторых участников в игре.Так можно было бы думать о «Газпроме». В нашем примере «Газпром» вносит в систему всю ценность, которую он производит. Как приватизированная компания можно было бы предположить, что ее владельцы предпочтут экспортировать весь газ за твердую валюту. Но это политически невозможно. На практике Газпрому разрешено откачивать (и присваивать) определенную долю в качестве оплаты, чтобы она продолжала выполнять свою роль в системе.

    В то время как некоторая утечка, таким образом, хороша для виртуальной экономики, потому что она заставляет систему работать (например, сокращение Газпрома), другая утечка наносит ущерб (например, кража фонда заработной платы, что затрудняет соблюдение денежного ограничения или отвлечение денежных средств). наличными от налогов).В контексте утечки взаимосвязь между борьбой с коррупцией и экономической реформой становится более сложной. Снижение коррупции обычно считается ключевым элементом ускорения экономических реформ. В виртуальной экономике России все может быть наоборот. Если сокращение коррупции приводит к меньшим утечкам из системы, больше ценности остается для поддержки непрерывной работы убыточных предприятий.

    Новое определение реформы

    Признание роли государства в виртуальной экономике имеет решающее значение для понимания последних политических событий в России.Улучшение управления этой системой — это то, что сейчас определяется как «реформа» в Москве и по всей стране, что резко контрастирует с тем, во что мы на Западе можем верить. Новая правительственная команда в Москве хорошо знакома с виртуальной экономикой, гораздо больше, чем с «рынком». Объявленная группа «молодых реформаторов» в Москве на самом деле почти что сыновья российского «ржавого пояса», крупных промышленных городов Урала и долины Волги, которые являются домом виртуальной экономики.Местные органы власти, даже банки и нефтяные компании, в которых они работали до приезда в Москву, все были активными и добровольными участниками своих региональных виртуальных экономик.

    Мы уже можем видеть, как новое правительство превращает то, что на Западе считается инструментами рыночных реформ, во что-то, что служит целям виртуальной экономики. Возьмем, к примеру, институт банкротства. Новый кабинет объявил о возбуждении дела о банкротстве в отношении директоров государственных предприятий, которые, по словам вице-премьера Виктора Христенко, «не выплачивают заработную плату, не сохраняют рабочие места и не платят налоги».Их заменит, сказал г-н Христенко, на «более эффективных» менеджеров.

    Другими словами, в отличие от практики рыночной экономики, банкротство в новой, «реформирующейся» российской экономике не означает продажи нежизнеспособного предприятия новому владельцу, который реструктурирует, сократит издержки и сделает его прибыльным (сумматор стоимости). ), чего бы это ни стоило. Скорее это означает устранение утечек стоимости из системы. Один проницательный российский журналист однажды написал: «Российские режиссеры не делятся на тех, кто ворует, и тех, кто не ворует.Они делятся на тех, кто ворует у растения, и тех, кто ворует ради растения ». Программа реформ российского правительства подразумевает замену менеджера, который «ворует у предприятия», на того, кто «ворует для предприятия», т. Е. Того, кто не злоупотребляет своим положением в личных целях за счет своей рабочей силы и благо всей системы.

    Налоговую реформу следует рассматривать в том же свете. Когда налоговая реформа означает попытки собрать больше наличных налогов с предприятий, уменьшающих стоимость, она обречена на провал и пагубно скажется на социальном мире.Однако в той мере, в какой эта налоговая реформа означает сбор налогов с тех, у кого действительно есть средства (стоимость) для уплаты, это может означать сокращение вредных утечек из виртуальной экономики. Это сделает его более эффективным

    Ответ Запада

    Как мы должны реагировать на все это, когда Запад снова призван предоставить России чрезвычайные средства? Первый шаг — признать, насколько сильно нас сдерживает существование виртуальной экономики.Мы причастны к возникновению виртуальной экономики. Он не мог бы развиваться до такой степени, и, возможно, не стал бы таким коррумпированным и неэффективным, если бы мы не вливали средства извне — более 70 миллиардов долларов с 1992 года. Бесполезно думать, что сегодня шесть годы спустя мы можем заставить русских в качестве условия нашей помощи пройти мучительный процесс демонтажа этой системы. Это не сработает, и попытка сделать это с нашей стороны нанесет нам серьезный ущерб в глазах простых россиян.

    У нас осталось два варианта. Первый — сконцентрироваться на сохранении стабильности в России в краткосрочной перспективе, спасая виртуальную экономику. Если мы выберем этот курс, мы должны знать цену для себя и для России. Это будет означать дальнейшее укрепление отсталой, неконкурентоспособной экономики.

    Наш второй вариант — просто прекратить финансирование такого дорогостоящего тупика. Мы можем отказаться от помощи. Здесь мы тоже должны взвесить последствия. Что конкретно произошло бы? В отсутствие помощи крайне маловероятно, что курс рубля удастся сохранить по отношению к доллару.Иностранный капитал уйдет с фондовых рынков и, что наиболее важно, с рынка внутреннего государственного долга. России будет труднее брать займы из-за границы. Все эти события немедленно окажут негативное влияние на российскую экономику. Но мы не думаем, что кто-то из них приведет к гибели. Более важно то, что в долгосрочной перспективе последствия будут благотворными.

    Наиболее прямое воздействие обесценения рубля будет на тех, у кого большие обязательства, выраженные в долларах.Крупнейшие коммерческие банки окажутся в самом тяжелом положении, а некоторые не выживут. Но важно понимать влияние этого. Около 80% банковских вкладов российских домашних хозяйств — и непропорционально больше — для домашних хозяйств с низкими доходами — находятся в государственном сберегательном банке, Сбербанке, который был бы относительно невосприимчивым. Кончина некоторых коммерческих банков, безусловно, окажет негативное влияние на экономику, но не вызовет коллапса денежной системы, прежде всего потому, что такая большая доля транзакций уже осуществляется за ее пределами.Одним из основных результатов краха банковской системы могло бы стать падение власти банковских олигархов. Но не совсем понятно, что все плохо.

    Как насчет инфляции? Верно, что борьба последних трех лет с инфляцией в России, похоже, увенчалась успехом. Возврат к эпохе непрерывного роста цен периода 1992–1995 годов был бы неудачным. Но восстановление инфляции будет зависеть не только от обесценивания рубля. Решающим фактором в предотвращении возобновления инфляции является сохранение политики Центрального банка не печатать деньги для покрытия дефицита бюджета.Это будет большим испытанием для правительства. Здесь тоже главное — отказаться от притворства. До сих пор правительству удавалось придерживаться своей политики отказа от монетизации дефицита за счет простого заимствования как дома, так и за рубежом. Это большая часть проблемы, которая привела к нынешнему кризису. Только по этим подсчетам снижение курса может помочь, а не навредить, потому что это затруднит для России получение займов для финансирования текущего дефицита. Валютные риски, которые были недооценены, если не сказать, проигнорированы, теперь повысят стоимость внешних заимствований.Подорожает даже внутренний долг, поскольку большая часть увеличения казначейского долга в 1997 году была куплена иностранными инвесторами. Таким образом, амортизация приведет к увеличению стоимости финансирования. Это сделает более очевидным истинное состояние государственных финансов России. Но если российская экономическая политика в настоящее время привязана к заимствованиям, то прекращение предоставления кредита может быть лучшим способом избавиться от этой опасной привычки.

    Короче говоря, мы не думаем, что даже краткосрочные экономические последствия отказа России в финансовой помощи будут слишком серьезными.Вполне могут быть и, вероятно, должны быть некоторые политические последствия. Но для любого мыслимого сценария негативной реакции, которая может произойти сегодня, результат дефолта и финансового краха через год, два или три продолжения движения по тому же пути, что и сейчас, был бы намного хуже.

    Наше предложение — не «волшебная пуля». Это просто лучшая из двух плохих альтернатив. Отказ от финансовой помощи сам по себе не гарантирует хороших результатов, но будет иметь некоторые плохие. Это, конечно, сэкономит деньги, которые в противном случае пошли бы на рефинансирование российского долга.Но, возможно, более важно то, что мы наконец возложим ответственность за экономическое будущее России на самих россиян. Отказавшись от претензий на то, что наша помощь зависит от проведения рыночной реформы (поскольку ее не было и не может быть), мы дадим понять россиянам, что выбор, который вы делаете в отношении экономической политики, зависит только от вас. Похоже, вы выбрали виртуальную экономику. Хорошо, придерживайся этого, если хочешь. Но теперь вы должны знать цену, потому что она есть.

    Отказ России в финансовой помощи сопряжен с риском.Но спасение виртуальной экономики обязательно увеличит эти риски в будущем.

    Для Уолл-стрит Россия стала «пуленепробиваемой»

    Президент России Владимир Путин. По общему признанию, он мало знает об экономике и рынках, но его … [+] Центральный банк и министр финансов все равно радуют глобальных инвесторов.

    Евгения Новоженина / Бассейн Фото AP

    Простите, ненавистники, рынок ценных бумаг Путина лучше, чем у Си, лучше, чем у Трампа.Это вина Европы.

    Несмотря на все разговоры о голоде Владимира Путина и, неизбежно, о финансовых ресурсах России из-за санкций в отношении крупных государственных компаний, российские облигации стали обязательными. Не только в Европе, где доходность почти равна нулю, но и среди американских управляющих глобальными фондами облигаций, которые хотят получать деньги за удержание долга.

    Учитывая, что существует облигаций с отрицательной доходностью на сумму около 15 триллионов долларов, 10-летний суверенный выпуск России выглядит хорошо для всех, за исключением самых пренебрежительных из антироссийской толпы, около 6.4% в рублях.

    Облигация России 2027 года в долларах приносит 4,25% годовых. Германия вообще не платит, а вместо этого дает -0,35%. Доходность 10-летних казначейских облигаций США составляет всего 1,8%. У этих стран также есть долговое бремя, которое может напугать долгосрочных инвесторов. У России практически нет долгов.

    «Они сделали себя пуленепробиваемыми», — говорит Джеймс Баррино, соруководитель отдела долговых обязательств развивающихся рынков компании Schroders Investment в Нью-Йорке. «Они могут погасить все свои внешние долги за счет резервов центрального банка.К тому же они снижают процентные ставки. Валюта очень стабильная. И у них есть бюджетные возможности для расходов на экономику ».

    Россия имеет более 433 миллиардов долларов валютных резервов и 107,9 миллиона долларов золота. Это самые большие резервы среди крупных развивающихся рынков после Китая, у которого более 3 триллионов долларов.

    ETF VanEck Russia весь год опережает индекс S&P 500. Он также намного опережает тест MSCI Emerging … [+] Markets.

    Bloomberg

    См .: Угадайте, кто закачивает деньги в российские акции? — Форбс

    Невероятно низкие процентные ставки по европейским государственным облигациям и более высокие дивиденды, выплачиваемые российскими компаниями, заставляют инвесторов преобладать над российскими ценными бумагами.

    Вот некоторые из самых известных акций России, выплачивающих дивиденды:

    Ритейлер Магнит Дивидендная доходность составляет 8,62%. Его конкурент X5 Retail Group платит 4,15%.

    Лукойл, частная нефтяная компания, у которой даже есть автозаправочные станции в Нью-Йорке, платит 5,05%. Стоимость их акций в этом году выросла на 39%.

    Телекоммуникационный гигант Mobile TeleSystems (MBT), торгующийся на NYSE, платит 5,7%. MBT выросли на 26,4% с начала года.

    Платит VanEck Russia (RSX) 3.91% в дивидендной доходности по состоянию на 15 ноября.

    После разрыва России с Советским Союзом произошло по крайней мере три финансовых кризиса, каждый из которых нанес — временный — сокрушительный удар. После распада СССР многие богатые люди России оставили или спрятали деньги в офшорах, в то время как страна все еще сталкивается с утечкой мозгов. Вместо этого россияне в области науки и техники работают в США и Западной Европе. Все это в сочетании с тусклыми демографическими показателями, стабильными ценами на нефть и газ и U.Санкции С. были большим негативом для России.

    Россия привыкла к негативу.

    Российские акции и облигации: лучше китайских.

    AP Photo / Павел Головкин, Пул

    Банковский кризис 1995 года, который привел к финансовому кризису 1998 года, привел к тому, что отечественный инвестор отказался от идеи инвестировать в акции и облигации. Капитализм был для них неудачей.

    Несколько лет спустя они обратились к недвижимости, построив жилищный пузырь в китайском стиле, который лопнул в 2008 году и так и не восстановился.

    Одиннадцать лет спустя цены на недвижимость в России почти на 60% ниже, чем они были на пике рынка в долларовом выражении. К тому же валюта намного слабее с тех пор, как глава Центробанка Эльвира Набиуллина вывела рубль из жесткого коридора торгов по отношению к доллару. В 30-х годах здесь торговали. Сейчас 60-е годы.

    Поскольку недвижимость больше не приносит россиянам такой же отдачи от вложений, как раньше, те, у кого нет достаточного капитала для открытия счетов за границей или нуждаются в хранении денег дома, заново открывают для себя фондовый рынок.

    Это медленное, но устойчивое развитие доверия было частично результатом времени, а частично результатом ряда более фундаментальных изменений, произошедших в российском законодательстве о ценных бумагах.

    С 2007 года количество розничных клиентов, зарегистрированных на Московской бирже, увеличилось на 120%.

    Усовершенствовано законодательство, защищающее инвесторов. Создана система страхования вкладов. Сберегательные банки были институционализированы и профессионализированы, во многом благодаря иностранной конкуренции со стороны Европы, и российские банки подчинялись более жестким правилам, точно так же, как и западные банки.Те, которые были не в курсе, либо потерпели неудачу, либо были переданы Центробанку России. Банковская система России может выглядеть меньше, чем несколько лет назад, но она очищается.

    С 2016 года розничные инвесторы сталкиваются с проблемой постепенного падения ставок по сберегательным вкладам. В реальном выражении сберегательные вклады теперь приносят менее 2% годовых.

    Таким образом, в то время как российские облигации стали «пуленепробиваемыми» благодаря отрицательной доходности в Европе и низкому уровню внешнего долга России, что придает инвестициям в облигации уверенность в окупаемости, российский фондовый рынок растет, потому что местным жителям некуда вкладывать деньги. .

    Россиян на оживленной улице возле Московского финансового центра. Местные вкладчики заново открывают для себя … [+] местный фондовый рынок после многих лет недоверия и крахов.

    Гетти

    Как и в случае с недвижимостью, приближается переход к новым инвестициям. Акции — это все. Хорошая прибыль за последние 12 месяцев побудит больше инвесторов вмешаться, что приведет к росту цен на российские акции.

    Ожидается, что в следующем году рост российского ВВП составит чуть менее 2%.

    «Основным изменением в российском финансовом секторе за последние пару лет стало одновременное повышение дивидендной доходности российских акций и падение доходности государственных и корпоративных долговых обязательств, а также депозитов физических лиц», — говорит главный инвестиционный стратег. Роланд Нэш и Денис Родионов, руководитель отдела исследований московско-лондонского инвестиционного менеджера Spring Capital, в этом месяце готовят для клиентов отчет.«Воздействие этого изменения, вероятно, будет связано с повышением интереса отечественных инвесторов к владению акциями».

    Российские корпорации инвестиционного уровня — наши любимые варианты

    В анализе, который я опубликовал на прошлой неделе, я рассмотрел суверенный риск развивающихся рынков с точки зрения денежно-кредитной политики и долга. В этом анализе я заметил, что экономика многих стран с формирующимся рынком быстро ухудшается из-за пандемии коронавируса. Тем не менее, Россия вместе с Индонезией и Чешской Республикой выглядят лучше подготовленными, чтобы справиться с текущим экономическим спадом и, если необходимо, вмешаться в случае дальнейшего ослабления.

    Сегодня я хотел бы изучить российский рынок облигаций, чтобы понять, можно ли найти интересные банкноты в долларах США, которые могут принести большую прибыль по сравнению с казначейскими облигациями. Поскольку волатильность по-прежнему остается высокой по мере приближения выборов в США и роста числа случаев Covid-19 во всем мире, мы считаем крайне важным минимизировать риск дюрации, особенно среди рискованных активов. То есть мы смотрим в основном на сроки до шести лет.

    Прежде чем углубиться в российский рынок облигаций, я хотел бы предложить вам прочитать анализ экономики России Кристофера Дембика.Как он объясняет в своей последней опубликованной статье, страна переживает длительную фазу экономического спада. Добывающие отрасли (сырьевые компании), которые составляют основу российской экономики, показали низкие результаты, поскольку цены на сырьевые товары оставались низкими в течение всего года. С другой стороны, производственный сектор, похоже, уже восстанавливается. Хотя большинство развивающихся рынков сталкиваются с теми же проблемами, Россия, похоже, находится в лучших условиях для преодоления этого кризиса и располагает необходимыми инструментами, чтобы пережить еще один экономический шок, вызванный второй волной Covid-19.Фактически, международные резервы страны солидны, а денежно-кредитная политика и долг не использовались так широко, как в других развивающихся странах.

    Важно отметить, что, хотя российский государственный и корпоративный долг выглядит лучше по сравнению с долгом других развивающихся стран, цены на облигации, скорее всего, будут продолжать падать из-за неблагоприятного глобального макроэкономического фона. Вот почему так важно снизить риск дюрации и выбрать наиболее подходящий вариант для краткосрочных погашений.

    Алроса :

    Алроса — российская группа алмазодобывающих компаний, на долю которой приходится почти 30% мировой добычи алмазов.После спада продаж после пандемии компания продемонстрировала хорошие показатели продаж в августе, однако, поскольку вторая волна коронавируса кажется наиболее вероятной, мы можем ожидать, что эти показатели уменьшатся. Компания является солидной компанией с очень умеренным финансовым рычагом, поэтому мы не думаем, что она будет подвержена понижению кредитного рейтинга, если только рейтинг российских суверенных компаний не будет понижен.

    У компании есть три облигации в обращении: одна со сроком погашения в ноябре этого года (XS0555493203), другая со сроком погашения в апреле 2024 года (XS1843441731) и последняя со сроком погашения в июне 2027 года (XS2010030919).Мы полагаем, что цена этих бумаг, скорее всего, будет изменена по мере приближения к выборам в США. Действительно, у компании могут возникнуть трудности с рефинансированием облигаций, срок погашения которых наступит 3 ноября, поскольку в то же время рынок будет занят перекалибровкой рисков во время на фоне результатов выборов. Это может быть идеальное время для входа в облигации со сроком погашения 2024 года, которые на данный момент предлагают доходность около 2,25%, но могут оказаться дешевле.

    Газпром и Лукойл :

    Несмотря на то, что в этом году выручка обеих компаний снизилась из-за низких цен на природный газ, за ​​последние два месяца произошло заметное восстановление.Нам нравятся обе компании, потому что их финансовая долговая нагрузка ограничена по сравнению со средним показателем по энергетике. Доходность их облигаций сопоставима, хотя структура долга Газпрома более сложна, чем у Лукойла. Основное различие между этими компаниями заключается в том, что «Газпром» принадлежит государству, а «Лукойл» находится в частной собственности. Поэтому мы предпочитаем размещение облигаций Газпрома, поскольку они должны быть более устойчивыми в условиях рыночной распродажи. Облигации Газпрома со сроком погашения 2022 года (XS0805570354) предлагают около 1.7% по доходности, в то время как «Лукойл 2023» (XS0919504562) предлагает около 1,75% по доходности.

    Северсталь :

    Северсталь — российская металлургическая компания. Облигации со сроком погашения 2022 года (XS0841671000) предлагают доходность около 2%, что представляет собой рост казначейских облигаций на 180 базисных пунктов только на 2-летнем горизонте инвестиций. Несмотря на то, что спрос в автомобильной промышленности резко упал, спрос в других секторах, таких как строительство, увеличился. Эта тенденция помогла фундаментальным показателям не ухудшаться так быстро, как ожидалось.Финансовый рычаг компании немного выше, чем у Новолипецка, однако для покупки облигаций в последнем необходимо продлить одну инвестицию до 2024 года. Мы считаем, что возможность инвестирования в краткосрочные облигации со значительным увеличением по казначейским облигациям делает бумаги Северстали 2022 очень привлекательными.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *