Срок службы в армии будут ли увеличивать: Увеличение срока службы российским призывникам не грозит

Содержание

Увеличение срока службы российским призывникам не грозит

Заявление главы комитета Госдумы по обороне Комоедова о намерении добиваться от нового главы Минобороны РФ Сергея Шойгу увеличить срок службы в армии по призыву с одного года до полутора лет было опубликовано в четверг в газете «Известия». По мнению депутата, одного года службы не хватает для подготовки военных специалистов.

«Если не считать период учебы, личный состав служит полгода и увольняется. Половина уходит, половина остается, приходит другая половина неподготовленных салаг. Это получается армия непостоянной боевой готовности! Ротация должна быть хотя бы третями, а не половинами, то есть срок службы необходим полтора года», — заявил Комоедов.

Он уточнил, что механизм продвижения этой инициативы пока не определен и предварительно необходимо заручиться поддержкой общественных деятелей.

Позднее Комоедов сообщил РИА Новости, что идея об увеличении срока службы — его личная инициатива. Он добавил, что на данный момент в Госдуме не ведется работа над подобными поправками. Также он признал, что этот вопрос требует детальной проработки, обсуждения, и что прежде чем принимать определенные решения, необходимо взвесить все «за» и «против».

Депутат отметил, что увеличение срока службы по призыву — вопрос, который непосредственно влияет на боевую готовность армии.

«Поэтому за принятие решения об увеличении либо сокращении срока военной службы по призыву ответственен не только верховный главнокомандующий ВС, но и другие должностные лица», — считает парламентарий.

По его словам, это и Минобороны, и законодательные органы — оборонные комитеты верхней и нижней палат парламента, а также каждый член Совета безопасности лично.

Обещания Путина незыблемы

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя инициативу Комоедова, заявил, что Кремль против увеличения срока службы в армии по призыву.

«Нет, такой вопрос не стоит на повестке дня… Есть однозначная позиция — придерживаться одного года», — сказал он в интервью телеканалу «Дождь».

Пресс-секретарь главы государства добавил, что срок службы в один календарный год определил президент. «Это было решение, обещание Путина, и никто не собирается пересматривать данное обещание», — сообщил он.

В свою очередь высокопоставленный источник в Кремле подтвердил, что «подобных планов, однозначно, нет». Источник напомнил, что президент РФ Владимир Путин обещал сокращать срок службы в армии: сначала его уменьшили с двух до полутора лет, а затем с полутора лет до года. Таким образом, обещания Путина были выполнены, никто менять их не собирается, добавил он.

«В стратегическом плане ориентир сохраняется — это постепенный переход на контрактную систему (формирования армии) с сохранением призыва», — сказал источник.

В Минобороны РФ журналистам заявили, что вопрос изменения срока военной службы по призыву не прорабатывался и в настоящее время не рассматривается.

Источник в Генштабе ВС РФ сообщил РИА Новости, что не против увеличения срока службы по призыву, так как это позволит улучшить подготовку солдат.

«Если такой законопроект внесут, я думаю, что мы не будем против его принятия», — пояснил источник. По его словам, подготовка солдат от этого выиграет, они большему успеют научиться. При этом собеседник агентства напомнил, что Минобороны само не может инициировать принятие соответствующего законопроекта, поскольку не наделено правом законодательной инициативы.

Оставить колебания

Председатель комиссии Общественной палаты по национальной безопасности Александр Каньшин выразил обеспокоенность заявлением о возможном увеличении срока службы.

«Данное предложение вызывает у нас серьезное беспокойство, потому что резких колебаний в таких вопросах, как продолжительность срочной службы в Вооруженных силах, быть не должно», — заявил он.

По его словам, менять что-либо, когда уже сверстан бюджет и разработаны планы набора и подготовки военнослужащих, нецелесообразно. Каньшин выразил мнение, что подобная громкая инициатива депутатов выглядит, как преждевременный «пиар-ход», и своего рода давление на министра обороны, «которое сейчас ни в коем случае недопустимо».

Председатель Общественного совета при Минобороны РФ Игорь Коротченко не сомневается в том, что сроки службы в ВС РФ меняться не будут. Он считает, что в будущем возможны только отдельные корректировки некоторых моментов военной реформы, которые не будут носить принципиального характера.

«Мне кажется, что новое руководство Минобороны во главе с Сергеем Шойгу продолжит курс преобразований в сторону «профессионализации» Вооруженных сил, и основные решения, принятые в этой сфере, не будут изменены», — сказал он РИА Новости.

Председатель Общественного совета считает, что эта инициатива будет воспринята в обществе без энтузиазма.

Правозащитники выступили против изменения срока службы в армии. В частности, член президентского Совета по правам человека, координатор общественного движения «Гражданин и армия» Сергей Кривенко назвал предложение «реакционным».

«Это предложение, я считаю, ставит крест на военной реформе. Потому что полутора годами не обойдемся. Надо до двух или до двух с половиной лет доводить. И опять возникнет напряжение в обществе… Опять возникнет дедовщина, весь этот комплекс проблем старых», — сказал он РИА Новости.

Кривенко отметил, что это уже не первая инициатива об увеличении срока срочной службы.

«Эти все инициативы происходят в рамках борьбы за продолжение или торможение военной реформы. С 1992 года, когда были созданы российские вооруженные силы, четко был обозначен приоритет их развития: переход на добровольное комплектование, то есть создание контрактной армии», — напомнил он.

Правозащитник считает, что сейчас вместо того, чтобы увеличивать срок срочной службы, нужно развивать контрактную армию.

Ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова поставила под сомнение слова Комоедова о том, что нельзя за год научить срочника воинской специальности.

«У нас ни один из солдат не жаловался на то, что его не успели там за три или за четыре, или за пять месяцев научить», — сказала она.

«Это бесконечные попытки показать себя политически лояльным депутатом. Никакого рационального смысла эти странные слова бывшего командующего флотом не содержат», — считает Мельникова.

По ее словам, прежде чем говорить о снижении боеготовности армии, надо провести специально исследование.

Переход с двухлетнего срока службы в армии по призыву на годичный начался в 2006 году. С осени 2007 года россиян стали призывать в армию на 18 месяцев, с 1 января 2008 года — на 12 месяцев.

Срок военной службы предложили увеличить до 1,5 лет – Общество – Коммерсантъ

Чтобы сохранять постоянную боеготовность армии, нужно увеличить срок службы с года до полутора. В этом уверен председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов. По его словам, он намерен обратиться к Сергею Шойгу, чтобы добиться внесения корректировок в этом вопросе.

Председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов считает, что нужно увеличить срок службы до полутора лет, чтобы постоянно сохранять армию в боевой готовности. Об этом сообщает газета «Известия».

По его мнению, профессиональная, контрактная армия — это «пузырь, который ткни, и он тут же лопнет», так как резерва нет. В мирное время этот резерв дает только подготовка в рамках призывной службы, поэтому Российская армия должна комплектоваться по смешанному принципу, говорит господин Комоедов.

Он уточнил, что комитет будет добиваться пересмотра сроков службы, но механизм продвижения этой инициативы пока не определен, и предварительно необходимо заручиться поддержкой общественных деятелей.

Высокопоставленный источник «РИА Новости» в Кремле, комментируя инициативу господина Комоедова, отметил, что «подобных планов, однозначно, нет». «В стратегическом плане ориентир сохраняется — это постепенный переход на контрактную систему (формирования армии) с сохранением призыва».

Заместитель шеф-редактора ИД «Коммерсантъ» Илья Булавинов в эфире «Ъ FM»: «Увеличения срока службы призывников в обозримом будущем не предвидится. Сокращение этого срока с двух до одного года — одна из действительно успешных реформ, которые провел Владимир Путин. Эту инициативу он озвучил в послании Федеральному собранию в 2003 году, после чего срок службы был сокращен сначала до полутора лет, а с 2008 года — до одного года. Перед президентскими выборами 2012 года в одной из своих предвыборных статей Владимир Путин пообещал, что число призывников в армии будет сокращаться — до 145 тыс. в 2017 году. И хотя президент никогда не говорил, что призыв в России может быть отменен вовсе, процесс постепенной замены солдат срочной службы на контрактников идет уже давно и, кажется, необратим. Это и мировая тенденция: вслед за США и Великобританией многие европейские страны (Франция, Голландия, Германия, Италия) отказываются от всеобщей воинской повинности и переходят на контрактный принцип комплектования своих вооруженных сил. Кстати, сокращением срока службы с двух до одного года в 2002-2007 годах непосредственно занимался тогдашний министр обороны Сергей Иванов. Сейчас он возглавляет президентскую администрацию. Так что вряд ли сторонники увеличения срока по призыву найдут в Кремле влиятельных союзников. Думаю, увеличение числа призывников и срока их службы возможно лишь при угрозе участия России в каком-то глобальном военном конфликте или жесточайший экономический кризис, который не позволит содержать значительное число контрактников, каждый из которых обходится государству намного дороже, чем подневольный призывник. При этом генералитет, конечно, всегда выступал и будет выступать и за увеличение срока службы, и за отмену всевозможных отсрочек. В этом смысле депутат от КПРФ Владимир Комоедов, бывший адмирал, командовавший Черноморским флотом, является выразителем интересов той касты, в которой он состоял раньше, а ментально продолжает состоять и сейчас. Но влиятельной политической силой эту группу сейчас назвать никак нельзя».

О том, что срок службы в вооруженных силах России следует сократить до одного года Владимир Путин заявил в 2002 году,

выступая с Посланием Федеральному собранию: «Одним из безусловных приоритетов является продолжение военной реформы и переход к профессиональной армии при сокращении срока службы по призыву». Читайте подробнее о том, как начинали реформировать армию.

В 2003 году была принята программа комплектования по контракту отдельных частей, а также пограничной службы; во внутренних войсках МВД призыв сохранялся, хотя и в меньшем объеме. Одновременно была поставлена цель сократить с 1 января 2008 года продолжительность срочной службы по призыву до одного года.

14 июня 2006 года Госдума приняла поправки в закон «О воинской обязанности и военной службе», устанавливающие для граждан мужского пола, призванных с 1 октября 2007 года, срок службы в армии по призыву 18 месяцев, а с 1 января 2008 года — 12 месяцев. Подробнее о том, как Россия принимала военную реформу, читайте в материале «Ъ—Власть».

Увеличат ли в Казахстане срок службы в армии: 26 февраля 2021, 14:28

В Генеральном штабе Вооруженных сил рассказали, планируют ли увеличить время прохождения срочной службы в армии, передает корреспондент Tengrinews.kz.

«Министерство обороны не возражало бы против увеличения срока службы. Мы этот вопрос прорабатывали и изучали. Это было бы полезно, позволило бы повысить качество подготовки, дать больше знаний. Сейчас сложная техника, на ее изучение и освоение требуется определенное количество времени.

Но если проводить увеличение службы в пределах сегодняшней подтвержденной штатной численности ВС, то это приведет к уменьшению самого призыва. К примеру, ежегодно мы призываем порядка 35 тысяч молодых людей, включая Нацгвардию, Погранслужбу, МЧС. В итоге через срочную службу проходит более 100 тысяч человек. Если же мы увеличим срок службы, к примеру, до полутора лет, то за эти три года отслужит только 70 тысяч человек.

Это нецелесообразно, так как необходимо постоянно пополнять военно-обученный резерв«, — рассказал на брифинге СЦК начальник департамента организационно-мобилизационной работы Генерального штаба ВС Сакен Жусупов.

По его словам, если просто увеличить срок службы, тогда придется увеличивать и численность военнослужащих срочной службы.

«Сегодня при 12-месячной службе в ВС, Погранслужбе, Нацгвардии служат два призыва, это 35 тысяч человек ежегодно. При 18 месяцах это будет три призыва. То есть по 35 тысяч, на 50 процентов больше. Это тоже нецелесообразно. Армия должна быть не только многочисленной, но и должна быть боеспособной и компактной, чтобы не ложиться тяжелым бременем на бюджет», — пояснил он.

Жусупов отметил, что сейчас принята оптимальная пропорция комплектования — 70 процентов контрактников и 30 процентов срочников.

«Самые сложные задачи, опасные задачи выполняют контрактники — профессионалы, которые не один год прослужили на своих должностях, владеют сложной техникой, занимаются обслуживанием и подготовкой к ее боевому применению. Они качественно подходят к этим вопросам, у них техника реже выходит из строя, поэтому содержание такого количества военнослужащих по контракту экономически вполне оправданно», — заключил он.

Жусупов добавил, что военнослужащие срочной службы успевают получить основные навыки по воинской службе, обучаются действиям в боевой обстановке, стрелять, водить боевые машины, укрепляются физически и морально. После увольнения в запас они переходят в категорию военно-обученного резерва.

С 1 марта в Казахстане начнется весенний призыв граждан на срочную воинскую службу. Проведение весенней призывной кампании планируется завершить до 1 июля 2021 года. Ряды Вооруженных сил, других войск и воинских формирований пополнят более 13,5 тысячи военнослужащих срочной службы в возрасте от 18 до 27 лет, не имеющих оснований для предоставления отсрочки или освобождения от призыва.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!

Tengrinews.kz также есть в Aitu! Добавляйтесь к нам!

Увеличение срока службы в армии и возраста призыва?

 

С 2012 года на всей территории России может быть увеличен срок  несения службы в армии. Молодых людей призывного возраста будут  призывать не на один год, как постановила новая военная реформа, а  опять — на два. Основной причиной увеличения срока призыва в первую  очередь является усложнение техники, которая поступает в войска. 

  «Сложность современных систем вооружений сейчас растет, причем даже тех, с которыми должен работать солдат- танк, БТР. Мы видим, что идет насыщение армии сложной техникой. В связи с этим становится очевидным, что за год человек не может все это освоить», сказал замдиректора института США и Канады Павел Золотарев. 
С позицией Минобороны согласился главный редактор журнала Национальная оборона Игорь Коротченко. Он отметил, что уже сейчас готовиться к возвращению двухлетнего срока службы. 
Коротенко считает, что если те усилия и мероприятия, которые сегодня проводятся, нам подскажут, что двухгодичный либо полуторагодичный срок службы станет неизбежным, то лучше уже сегодня спокойно, без истерик подойти к этому вопросу. 
Со своим коллегой согласился и главный редактор Moscow Defense Brief Константин Макиенко. Он добавил, что на прошедших в начале лета крупномасштабных учениях Восток-2010, где впервые были задействованы призывники, призванные на год, все офицеры утверждали, что один год службы это слишком мало для подготовки хорошего бойца. 
В то же время два крупнейших военных эксперта не согласны с таким намерением Минобороны страны. 
Директор института политического и военного анализа Александр Шаравин считает, что, наоборот, для повышения привлекательности призывной службы правительство сократить срок призыва до девяти или шести месяцев. 
«За полгода можно научить чему угодно, главное учить, а не заниматься популизмом», — отметил Шаравин. 
«Важно разобраться, увеличивать нам срок службы или нет, поскольку уменьшение срока точно приведет к увеличению числа призывников, согласился с Шаравиным член Совета по внешней и оборонной политике Виталий Шлыков 
Он добавил, что министр обороны РФ Анатолий Сердюков уверен, что высококачественного солдата реально подготовить и за два месяца. Такие выводы министр сделал после зарубежных поездок, которые регулярно предпринимает для знакомства с обустройством армий других стран. 
Однако все эксперты сошлись во мнении, что в ближайшие годы переход на контрактную армию в России не состоится, а с набором профессиональных бойцов, которые могут в перспективе заменить призывников, сейчас сложно. По подсчетам, из-за реформы реформе их осталось не более 150 тысяч. 
Добавим, что по словам Виталия Шлыкова, идеи по гуманизации военной службы министр Сердюков подсмотрел у западных коллег во время зарубежных поездок и знакомств с обустройством иностранных армий. Например, поехал в Финляндию, посмотрел, что там призывники в субботу и воскресенье отдыхают, и подумал, а почему это и у нас не сделать, рассказал Шлыков. 
 Напомним, что увеличение срока службы-не единственное изменение, которое грозит российской армии. Не так давно сенаторы поддержали предложение об увеличении призывного возраста.

Увеличат ли срок срочной службы в армии в Казахстане

Общество

Получить короткую ссылку

149 0 0

Советник министра обороны ответил, нужно ли возвращаться к системе, при которой основную долю личного состава составляли бы военнослужащие срочной службы

НУР-СУЛТАН, 23 июн — Sputnik. Вопрос увеличения срока срочной воинской службы не рассматривается в Казахстане. Об этом в эксклюзивном интервью Sputnik Казахстан сообщил советник министра обороны генерал-майор запаса Адылбек Алдабергенов.

Срок службы в Вооруженных силах военнослужащих по призыву – один год. На воинскую службу призывают порядка 35 тысяч человек – примерно 17,5 тысячи человек каждые полгода.

«То есть одновременно на службе состоит примерно 35 тысяч срочников. Это с учетом Национальной гвардии Казахстана, Пограничной службы Комитета национальной безопасности и министерства по чрезвычайным ситуациям. Если увеличить срок службы до 1,5 года, то и количество срочников увеличится в полтора раза. Это повлечет увеличение численности армии, что, как я уже отмечал, нецелесообразно», — сказал Алдабергенов в интервью Sputnik Казахстан.

© Photo : пресс-служба Минобороны Казахстана

Генерал-майор запаса Адылбек Алдабергенов

Планируют ли в Казахстане увеличить численность Вооруженных сил

Если при увеличении срока службы сохранить существующую численность, то нужно будет призывать меньше граждан, продолжил он. В результате страна получит существенно меньше военно-обученного резерва.

«Это значительно снизит мобилизационные возможности нашей страны, особенно в долгосрочной перспективе. Система 12 месяцев срочной службы уже апробирована. Поэтому вопрос увеличения срока срочной воинской службы на повестке дня не стоит», — заверил Алдабергенов.

Также он ответил, нужно ли возвращаться к системе, при которой основную долю личного состава составляли бы военнослужащие срочной службы.

Оптимальной пропорцией комплектования армии он назвал соотношение: 70% военнослужащих по контракту и 30% солдат срочной службы.

У Казахстана нет необходимости в гонке вооружений — Минобороны

«Возвращаться к армии, укомплектованной в основном военнослужащими срочной службы – это сделать шаг назад, потерять достигнутый уровень профессионализма и боеспособности наших Вооруженных сил. Здесь во главе угла должен стоять вопрос боевой готовности, в данном случае недопустимо, обосновывая экономической выгодой, снижать боевой потенциал армии», — ответил он.

Самые сложные и ответственные задачи по службе поручаются контрактникам, подчеркнул собеседник.

Полное интервью с советником министра обороны генерал-майором запаса Адылбеком Алдабергеновым читайте здесь.

Казахстанские военные альпинисты готовятся покорить «Эльбрусское кольцо» — видео

Увеличат ли срок службы в армии призывникам? — Ермак-инфо

Об увеличении срока службы в армии с года до полутора или даже до двух — тема, которая каждый раз всплывает в период весенних и осенних призывов.

Начиная с 2012 года народные депутаты не раз выносили на рассмотрение вопрос об увеличении срока воинской службы. В разные годы предлагалось продлить срок пребывания молодых людей в армии до 1 года и 6 месяцев, 1 года и 8 месяцев и даже 2-х лет. В качестве основных аргументов за увеличение срочной службы – нехватка юношей призывного возраста и недостаток времени для проведения всех видов подготовки военнослужащих во время срочной службы.

Возможно, новый импульс слухам дали недавние высказывания Франца Клинцевича, в то время — зампреда комитета Совфеда РФ по безопасности и обороне. Как сообщал «Интерфакс» в начале года, сенатор считает недостаточным срок службы по призыву в один год, так как он не обеспечивает боеспособность армии.

«Служба в Вооруженных силах один год — это ничто, и обеспечить надежные кадры невозможно», — заявил Клинцевич на парламентских слушаниях в Госдуме в январе нынешнего года.

По его словам, в свое время решение о переходе с двух лет на один год службы «было принято под влиянием политической конъюнктуры».

Напомним, весенняя нынешняя призывная кампания началась два дня назад — 1 апреля, и продлится 106 дней. Забирать юношей на солдатскую службу будут до 15 июля, все равно название ориентируется на начало процесса, а не на его финал.
Осенний призыв чуть короче — 92 дня. Осенний призыв в 2018 году планируется начаться 1 октября и продлиться вплоть до 31 декабря.

Итак, будут ли увеличивать срок службы в армии или нет?

И здесь надо вспомнить, что согласно объявленным планам, в ближайшие годы армия будет состоять на 80% из тех, кто проходит службу по контракту. Только так удастся сделать ее действительно эффективной. Планируется создать улучшенные условия для таких служащих, а также сделать их работу более безопасной.

Что касается нынешнего срока службы в армии, то учитывая стартовавшие в армии реформы, которые призваны усовершенствовать весь армейский механизм в ближайшие годы, он выглядит вполне достаточным.

В частности, в ближайшее время планируется повысить стандарты обучения. На протяжении последних нескольких лет призывники проходили обучение по старым программам, которые больше не актуальны ввиду своей неэффективности. Это тоже косвенный аргумент, что срока в 1 год вполне достаточно: если сделать обучение более эффективным.

Из рядов генералов пока тоже не слышно никаких призывов об увеличении срока службы для призывников. Правда, в среде политологов и различных экспертов время вот времени можно услышать об усилении внешней угрозы, что делает возможным увеличение численности армии, что автоматически обозначает увеличение срока службы. В частности, ресурс «Пронедра» пишет о том, что вопрос поднимался на одном из заседаний генштаба ВС РФ. Якобы было внесено предложение, увеличить срок службы до одного года и восьми месяцев, а так же озвучено предложение об увеличении призывного возраста вплоть до 30 лет.
Правда, призывникам 2018 года, при любом раскладе, никакие изменения не грозят.

Но проанализировав высказывания и предложения на эту, многие наблюдатели сходятся в одном: в настоящий момент нет оснований предполагать, что данный срок будет изменен. По крайней мере в ближайшие пару лет.

Эксперты  напоминают: в настоящее время основная ставка делается на формирование контрактной армии, где будут служить профессионалы. Как показывает практика других стран, где вооруженные силы сформированы на контрактной основе, такой подход позволяет вывести армию на более высокий уровень и обеспечить ее профессионализм и дееспособность.

Ранее в интервью газете «Красная звезда» врио начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Вооруженных Сил РФ генерал-лейтенант Евгений Бурдинский сообщил, что число призываемых этой весной солдат-срочников уменьшилось на 10%, по сравнению с прошлогодним весенним призывом.

«Снижение нормы обусловлено в первую очередь увеличением в составе Вооруженных Сил доли военнослужащих по контракту», — сказал Бурдинский.

Минобороны не так давно устами военкома Московской области делало вполне однозначное заявление об отсутствии планов увеличивать срок службы в армии по призыву.

«Министерство обороны не планирует увеличивать срок службы по призыву», — сказал  военный комиссар Московской области генерал-майор Вячеслав Мирошниченко журналистам 5 октября 2017 года.

И самый главный аргумент в пользу того, что в обозримом будущем не планируется повышать планку — Президент Владимир Путин отклонил предложенную инициативу и отказался увеличивать срок службы в армии, а поскольку он является Верховным Главнокомандующим, то окончательное решение — за ним.

Увеличение срока службы в армии в 2021 году до 1.8 лет: есть ли законопроект?

Автор ЕвгенийВремя чтения 3 мин.Обновлено

С наступлением весны многие молодые люди готовятся пополнить ряды служащих. Для них весна ассоциируется не с пением птиц и пробуждением природы, а с армейским призывом. При этом каждый год появляются слухи о том, что в следующем году будет принят законопроект, подтверждающий увеличение срока службы в армии.

Согласно некоторым данным, в 2017 году этот срок увеличился с 1 до 1,8 года. Однако закон не предусматривает такого увеличения. Кроме того, по поводу этих изменений нет даже законопроекта. Таким образом, это пустой слух, который не имеет под собой никакого основания.

Будет ли увеличен срок для призывников? Однозначно нет. Дело в том, что в современной нестабильной экономической ситуации государство не может позволить себе увеличивать этот срок для призывников. Деньги на содержание солдат выделяются из казны, в которой на сегодняшний день наблюдается дефицит финансов.

Изменения в 2021 году

Несмотря на это, некоторые изменения в российской армии в следующем году все же произойдут. В частности, изменится:

  • срок службы для контрактников;
  • армейский состав.

В 2008 году был принят законопроект, согласно которому служба для призывников в армии сократилась с 2-х лет до 1 года. С тех пор этот показатель не менялся. Исключение составила только контрактная служба. Юноши, которые проходят службу по контракту, в 2021 году будут служить 2 года.

Читайте также: Все ли должны идти служить в армию

Кроме того, власти планируют осуществить ряд изменений в плане модернизации армии. Это должно способствовать ускоренному развитию и улучшению условий службы.

Но изменения в большей мере коснуться контрактников. Объясняется это тем, что такие молодые люди проходят службу не по принудительному призыву, а по добровольному решению. И именно они составляют основу эффективной сильной армии государства.

Согласно плану властей, в ближайшие годы армия будет состоять на 80% из тех, кто проходит службу по контракту. Только так удастся сделать ее действительно эффективной. Планируется создать улучшенные условия для таких служащих, а также сделать их работу более безопасной.

Уже запланировано несколько реформ, которые позволят усовершенствовать армию РФ в ближайшие годы. Начать модернизацию планируется в 2021 году. В первую очередь, согласно планам властей, будет осуществлено перевооружение солдат. Только при наличии эффективного современного оружия служащие смогут стать той силой, которая вызывает страх у врага. Перевооружение будет осуществляться постепенно. На первых порах ожидается поступление новой военной техники, большая часть которой отечественного производства.

Читайте также: Что означает понятие «слон» в армии

В ближайшее время планируется повысить стандарты обучения. На протяжении последних нескольких лет армейцы проходили обучение по старым программам, которые больше не актуальны ввиду своей неэффективности. Будут внедрены новые научные стандарты, которые улучшат качество службы и положительно отразятся на функционировании армии в целом. Модернизация является необходимостью для российской армии. Поэтому власти даже в столь нестабильной экономической ситуации выделяют средства для ее финансирования. В 2021 году для этих целей будет выделено 3,5% от ВВП.

По предварительным данным:

  1. В 2017 году количество служащих по контракту приблизилось к 70%.
  2. В ближайшие несколько лет контрактники составят 90% всех служащих.

Читайте также: С каким зрением не возьмут в армию

Таким образом, согласно плану, к 2021 году армия РФ будет полностью состоять из профессионалов своего дела. Вооруженные силы РФ выведут на новый уровень, а срочников заменят опытными военными, которые действительно преданы своему делу и государству и четко осознают, для чего они служат.


Внимание! В рамках нашего сайта действует специальная акция — вы можете получать консультацию профессионального юриста совершенно бесплатно, просто оставив свой вопрос в форме ниже.

Повышение возраста призыва в армию

Ниже приводится вступление к книге Питера Полака и Джека Маккейна «Только молодые умрут».

Каким бы парадоксальным это ни казалось, средний возраст молодых людей, умирающих в бою, существенно снизился с середины двадцатых годов прошлых войн до позднего подросткового возраста. По одной из оценок, средний возраст солдат Союза во время Гражданской войны в США составлял чуть менее 26 лет. В отчете о военнослужащих из Северо-Западной Англии во время Первой мировой войны средний возраст погибших солдат составляет 27 лет, но погибло больше девятнадцатилетних солдат, чем в любой другой возрастной группе.К началу Второй мировой войны средний возраст воина США составлял 26 лет.

Во время войны во Вьетнаме средний возраст солдат, погибших в бою, снизился до 23 лет, а двадцать процентов убитых были моложе двадцати лет. Хотя заманчиво отвлечься на использование термина «средний», который в конечном итоге принесет пользу будущим вербовщикам, простой факт заключается в том, что 61 процент убитых были моложе допустимого возраста для употребления алкоголя в США — 21 года.

Моментальный снимок этой развивающейся парадигмы был сделан 10 июля 2009 года, когда пять британских военнослужащих со средним возрастом 20 лет были убиты в очень опасной афганской провинции Гильменд. Трем погибшим солдатам было всего восемнадцать.

Пожалуй, лучший вывод был сделан президентом Франклином Д. Рузвельтом, который вынес этот приговор из знакомого места некоторым вернувшимся ветеранам, его инвалидному креслу:

«Война — это молодые люди умирают, а старики разговаривают».

SFC Дэвид Д.Хак, армия США (в отставке) представила следующий анализ потерь в войне во Вьетнаме:

• Пятерым мужчинам, убитым во Вьетнаме, было всего 16 лет.

Зарегистрируйтесь на Early Bird Brief

Получить наиболее полные новости и информации военного каждое утро

(пожалуйста, выберите страну) United StatesUnited KingdomAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийского океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканского RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг ) ОстроваКолумбияКоморские ОстроваКонгоКонго, Демократическая Республика Острова КукаКоста-РикаCote D’ivoireХорватияКубаКипрЧешская РеспубликаДанияДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЭквадорЭгипетЭль-СальвадорЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭстонияЭстонияЭфиопия ТерриторияФранция riesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuineaGuinea-bissauGuyanaHaitiHeard Island и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияP uerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbia и MontenegroSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Острова КайкосТувалуУгандаУкраинаОбъединенные Арабские ЭмиратыВеликобританияСоединенные ШтатыМалые отдаленные острова СШАУругвайУзбекистан ВануатуВенесуэлаВьетнамВиргинские острова, Британские Виргинские острова, СШАС.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Подписка

×

Отправляя нам свой адрес электронной почты, вы соглашаетесь на получение Early Bird Brief.

• 61% убитых были моложе 21 года.

• 11 465 убитых были моложе 20 лет.

• Средний возраст 58 148 убитых во Вьетнаме составил 23,11 года.

Преступление, которое представляет собой военную службу слишком молодым человеком, не стирается фактом повторения на протяжении веков, основанного не на праве человека, а на военной теории, заимствованной наизусть.Тот факт, что сотни тысяч несовершеннолетних мужчин находятся на службе, неизбежно должен означать применение суровой военной дисциплины в этом случае или захват и заключение в качестве военнопленных.

Укомплектование армией: проблема Америки

Призыв на военную службу с использованием системы, основанной на лотереях, был бы справедливой, эффективной, устойчивой, законной и проверенной альтернативой решению проблемы вербовки в вооруженных силах, говорит автор этого комментария.

Если US Sgt. Боу Бергдал занял более радикальную позицию в 2009 году с талибами и фактически присоединился к ним в качестве комбатанта, тогда он мог оказаться в камере смертников Ливенворта с Нидалом Хасаном, массовым стрелком из Форт-Худ с того же года.Любой восемнадцатилетний солдат, занимающий такие же должности, понесет такое же наказание.

Военные США, похоже, согласны с концепцией новобранцев старшего возраста с изменением политики ВВС в июне 2014 года, когда максимальный возраст для призыва на военную службу был повышен с 27 до 39 лет. Возрастные ограничения для призыва в армию, флот и морскую пехоту составляют 35, 34 и 28 лет.

В версии с движущимися воротами по необходимости армия США объявила в 2006 году, что они повышают максимальный возраст призыва до сорока двух лет. , второй раз за полгода, предварительно повысив его до 40 лет.

Министерство обороны Великобритании повысило возрастной ценз зачисления в свой армейский резерв в ноябре 2014 года с 43 до 52 лет, лиц с определенной квалификацией или опытом — с 45 до 50. Объявление содержало ссылки на пожилых солдат, делящихся знаниями и опытом, а также расширение кадровый резерв. Было заявлено, что это было частью плана по сокращению регулярной армии за счет увеличения числа резервистов.

Это яркий пример закона спроса и предложения.Военные редко бывают такими проворными, за исключением случаев острой нехватки кадров. Не может быть никаких аргументов в пользу того, что большие инвестиции в течение долгого времени в очень способных унтер-офицеров во всех ветвях службы должны оправдывать возможности расширения службы по желанию для нуждающихся. Точно так же, если люди преклонного возраста уже несут службу в стране в зонах боевых действий, не может быть причин отказывать в доступе к опытным добровольцам с повышенной оплатой, несмотря на пониженное звание. Если солдаты служат своей стране в возрасте пятидесяти или пятидесяти пяти лет, не должно быть никаких запретов на вербовку.

Соединенные Штаты разрешат зачисление в армию семнадцатилетнего подростка с согласия родителей и восемнадцатилетнего без этого согласия. Есть много аспектов права, в которых определенные лица, такие как несовершеннолетние девочки, а в последнее время и мальчики, неспособны дать согласие. Конечно, это должно относиться к столь же опасному сценарию с еще большим потенциальным вредом для несовершеннолетнего.

В Великобритании ведутся более серьезные споры, чем в Америке, по поводу минимального возраста зачисления мальчиков в армию, возможно, потому, что в Соединенном Королевстве этот возраст настолько низок.Мальчик может подать заявление на военную службу в Англии в возрасте пятнадцати лет и семи месяцев с согласия родителей на вступление в шестнадцать лет.

Отсутствие возможности трудоустройства, употребление наркотиков или деятельность банд не могут быть опорой в дебатах о возрастном зачислении. Не может быть никаких разумных возражений против расширения Корпуса мира или Американского корпуса до расширенного и расширенного небоевого военного кадетского корпуса, который обеспечил бы готовый резерв информированных добровольцев в этом случае и в надлежащем возрасте.Сюрпризом может быть возможная массовая вербовка из такой новой парадигмы миллениалов или мальчиков из северных штатов США до вопиющей бреши в призывном на военную службу США или, собственно, слона в Пентагоне.

Одна реалистичная точка зрения состоит в том, что подавляющее большинство потенциальных несовершеннолетних новобранцев терпят поражение на ранней стадии по причинам, связанным со здоровьем, академической успеваемостью или криминальным прошлым. По оценке старшего военного офицера, фактический набор кадров составляет менее пяти процентов от числа доступных в возрасте до двадцати пяти лет и даже ниже этого показателя за вычетом неудач при прохождении квалификационного теста вооруженных сил.

Самое вопиющее противоречие возникает при сравнении с возрастом призыва на столь же опасную и ответственную работу полицейского. Хотя некоторые правила различаются, общим минимальным требованием является возраст 21 год, при этом многие силы уже расширили максимальные возрастные ограничения. В этом полицейские службы продемонстрировали большее понимание молодежи и необходимость зрелого ума для трудной работы.

Для новобранцев требуется открытый диалог и прозрачность, чтобы с ними могло случиться следующее: травма или смерть на поле боя, травма или смерть на поле боя, захват и заключение, жестокое обращение или смерть в неволе, расчленение и инвалидность, пожизненная помещение в инвалидное кресло, личные потрясения, посттравматическое стрессовое расстройство, самоубийство, химические или биологические травмы, а в последнее время — столкновение с согражданами во время мирных и насильственных протестов, которые могут оказаться величайшей загадкой.

Войскам не нужно ждать 21 года, чтобы выпить

Сегодняшние 18-летние военнослужащие могут делать почти все под солнцем — жениться, голосовать, покупать дом, отправляться в тюрьму для взрослых, курить сигарету — но они не могут закурить, пока им не исполнится 21 год. Давно пора снова позволить солдатам в возрасте до 21 года насладиться пивом.

Неотложная необходимость повысить призывной возраст приобретает новую актуальность в мире, наводненном демонстрациями и протестующими, часто сталкивающимися с военными.Единственное, что опаснее молодого солдата в Афганистане, — это слишком молодой солдат на городской акции протеста. Широкая общественность должна учитывать вероятный возраст военных, с которыми они столкнутся в следующем мирном марше, и предпочтут ли они конфронтацию с военнослужащими того же возраста, а не с вооруженным подростком. Современная парадигма требует более зрелых вооруженных сил.

Наконец, чтобы было ясно, это не пропаганда антивоенных настроений. Война была неизбежным злом на протяжении веков, по большей части ненужным, но часто неизбежным, как Гражданская война в США или Вторая мировая война.

Две величайшие угрозы свободному миру придут с Востока, и они не должны сталкиваться с молодой, неопытной и слабоумной оппозицией. Их нужно встречать с опытными мужчинами, желающими до последнего защитить семью, дом, соседа, город и нацию. Философский, но реалистичный подход к тому, что будет войной воли на всех уровнях на обширных территориях и во времени. Подготовка должна начинаться с раннего собрания зрелых вербовщиков, знающих, что нужно потерять.

Львы в бой, а не ягнята на заклание.

Питер Полак — бывший адвокат по уголовным делам на Каймановых островах в течение нескольких десятилетий. Его книги: «Последняя горячая битва холодной войны: Южная Африка против Кубы в гражданской войне в Анголе» (2013 г.), «Ямайка, Страна кино» (2017 г.) и «Партизанская война: Короли революции» (2019 г.) ). Он был автором «Энциклопедии войны» (2013). Исследование ангольской книги привело к первому международному выпуску кубинских жертв войны в Анголе, опубликованному в Miami Herald 2 февраля.20, 2010. Его статья «Сирия: эволюционная революция» была опубликована в журнале «Центр специальных боевых действий Джона Ф. Кеннеди» армии США в июне 2014 года. Он был репортером информационного агентства Reuters на Каймановых островах, 2014–2019 годы.

Джек Маккейн — пилот вертолета резерва ВМС США с HSC-85. Маккейн служил в Афганистане в составе 738-й воздушной экспедиционной консультативной группы, помогая построить первую эскадрилью афганских ВВС «Черный ястреб» в Кандагаре, Гильменде и Урозгане.Он последний солдат из выдающейся семьи военнослужащих, состоящей из нескольких поколений. Его первой книгой была «Ангола, Клаузевиц и американский путь войны» (2017 г.), и он опубликовал статьи в журнале «Small Wars Journal», в том числе о знаменитых солдатах-буффало из 32-го южноафриканского батальона. Он объединил непрекращающийся интерес ко всему военному с жертвами ради нации, которые являются частью его ДНК. Женат, имеет сына.

8. Военная реклама и вербовка | Отношения, склонности и чаяния американской молодежи: последствия для призыва в армию

Более того, обязанность перед страной и национальная оборона являются преимуществами, которые присущи только военной службе, и поэтому отличает военную службу от других альтернатив карьеры.

Эти результаты опроса показывают, что продвижение по службе или средство достижения цели, характерное для военной рекламы, является главным для примерно 60 процентов молодежи в возрасте от 16 до 24 лет. Тем не менее, несмотря на относительное отсутствие подкрепления в средствах массовой информации, примерно 25 процентов молодежи отвечают ценностно-ориентированными ответами, которые предположительно однозначно связаны с военной службой.

Ценности и склонности молодежи

Около 25 различных областей молодежных ценностей были исследованы в исследовании YATS 1999 года.Сюда входили такие соображения, как важность денег для образования, подготовки к карьере, приобретения навыков, связанных с торговлей, изучения информационных технологий, долга перед страной и личной свободы.

Три из этих значений представляют собой выборку областей, связанных с (1) ориентацией упаковки, (2) атрибутами продукта, которые могут быть уникальными для военной службы, и (3) препятствиями для зачисления на военную службу. Ценность «подготовка к карьере» отражает главную тему содержания военной рекламы, «долг перед страной» отражает особую роль государственной службы, которая определяет военную службу, а «личная свобода» отражает главное препятствие для зачисления на военную службу.

На рис. 8-3 показана относительная важность этих трех преимуществ для молодежи в 10–12 классах для каждого из четырех уровней предрасположенности, обычно используемых в YATS и других исследованиях предрасположенности.

Среди этих трех важнейших преимуществ важность долга перед страной показывает наибольшую разницу между четырьмя уровнями предрасположенности (уровень значимости 0,0001). Молодежь из четырех групп склонностей считает одинаково важными подготовку к карьере и личную свободу, а меньшая важность долга перед страной отличает молодежь от групп с отрицательной склонностью.

Восприятие молодежи преимуществ военной службы

По каждому из ранее упомянутых 25 значений участников опроса YATS также спросили, принесет ли им службу в армии конкретную выгоду. На рис. 8-4 показано, как молодые люди в 10–12 классах оценивают степень, в которой, по их мнению, служба в армии обеспечит преимущества «долга перед страной», подготовки к карьере и «личной свободы».

Из трех представленных на рисунке льгот личная свобода меньше всего связана с военной службой.Более того, группы отрицательной склонности показывают самые низкие уровни поддержки для всех трех преимуществ

.

Военная жизнь | Мое будущее

Повседневная жизнь в армии зависит от ветви службы, выбора профессии и местоположения, но у военнослужащих есть несколько общих моментов. Подготовка к базовому обучению, уход за семьей на базе или развертывание в первый раз — это лишь несколько примеров. Получите полное представление о военной жизни, узнав обо всех ее уникальных проблемах и преимуществах.

Перейти к разделу


Повседневная жизнь


Срок действия обязательств

Срок действия обязательств сотрудника во многом зависит от отделения обслуживания, выбора профессии и необходимого обучения. Большинство призывников на первый срок — это четыре года активной службы, за которыми следуют четыре года в индивидуальном резерве готовности (IRR). Active Duty — это не круглосуточная работа; у военнослужащих есть нерабочее время, как и у людей на гражданской работе.

С другой стороны, IRR можно описать как задание «по вызову».Вы не тренируетесь и живете дома, сохраняя гражданскую работу, но при необходимости вас могут призвать на службу до истечения срока полномочий. В некоторых отделениях обслуживания также есть ежегодные сборы для проверки основного здоровья и пригодности. У большинства местных рекрутеров есть вся необходимая информация об условиях обслуживания.

Физическая подготовка

Физическая подготовка всегда была важной частью военной подготовки. Это важный элемент базовой подготовки, и он настоятельно рекомендуется на протяжении всей военной карьеры военнослужащего.

Базовая подготовка

Каждый новобранец должен пройти тест на физическую подготовку (PFT) в программе базовой подготовки, чтобы получить высшее образование. Лучший способ подойти к любому PFT — прийти как можно физически подготовленным. Изучите особенности PFT вашего отделения обслуживания и сосредоточьтесь на необходимых упражнениях. Кроме того, не забывайте рассчитывать время самостоятельно; это поможет вам попрактиковаться в стимуляции.

Подготовка к базовому обучению

После базового обучения

Требования к физической пригодности для военнослужащих различаются в зависимости от отрасли и выбора профессии.Хотя фитнес-цели различаются для каждого филиала, все участники службы обязаны сдать тест PFT. В зависимости от оценки физической подготовки некоторым военнослужащим может потребоваться проходить PFT каждые шесть месяцев.

Жилье

Жилье на базе различается в зависимости от ранга, местоположения и семейного положения. Все новобранцы живут в казармах во время базовой подготовки. После завершения базового обучения большинству одиноких военнослужащих необходимо какое-то время проживать на базе. Жилье на базе варьируется от одного места к другому, но в целом оно похоже на проживание в современных общежитиях колледжей и жилых комплексах.У военнослужащих с семьями, проживающими на базе, есть множество вариантов, например, квартиры или дома на одну семью.

В дополнение к жилым помещениям на большинстве баз есть множество удобств и мест для отдыха, доступных только для военнослужащих и их семей по значительно сниженным ценам. Некоторые примеры включают тренажерные залы, бассейны, боулинг, кинотеатры, конюшни, библиотеки, кемпинги и поля для гольфа.

Военнослужащим, проживающим во внебюджетном жилье, предоставляется базовое жилищное пособие (BAH), размер которого зависит от стоимости жизни в их районе.Также имейте в виду, что внебюджетное жилье предоставляется в зависимости от ранга военнослужащего и семейного статуса.

Базовое пособие на жилье (Управление командировок Министерства обороны США)

Униформа

Униформа каждого отделения службы разная, и военнослужащие гордятся своей индивидуальной одеждой. От черного шелкового шейного платка, который носят с белыми костюмами военно-морского флота, до внешнего тактического жилета, который носят с униформой армии и корпуса морской пехоты, одежда военнослужащих соответствует как форме, так и функциональности.Вообще говоря, униформа может быть разбита следующим образом:

Вечернее / полное / беспорядочное / вечернее платье

Это считается формальной одеждой. Эту униформу можно было носить по особым случаям, таким как балы, выпускные, церемонии награждения и свадьбы.

Служебная одежда

Это относится к повседневной форме, примерно эквивалентной гражданскому «деловому костюму». Эту униформу носят в офисах и на некоторых публичных мероприятиях.

Коммунальная / рабочая форма

Это рабочая форма.Эту униформу носят в бою и во время повседневных дел.

Форма для физического воспитания

Это одежда для фитнеса. Эту форму носят во время любых физических упражнений.

Всем военнослужащим при зачислении на службу предоставляется первичный выпуск необходимой формы. Некоторым военнослужащим также выплачивается годовое пособие на одежду для покупки или замены униформы.

Социальная жизнь

Быть военным не означает отказываться от общественной жизни.На самом деле все наоборот. От мест отдыха на базе и специальных развлечений до спортивных лиг и поездок со скидкой на отдых, военнослужащие часто ведут очень активную общественную жизнь.

Для военнослужащих и их семей доступно множество развлекательных ресурсов: тренажерные залы, кинотеатры, боулинг, парки и многое другое. Помимо объектов, Военные также работают с Armed Forces Entertainment, чтобы проводить эксклюзивные развлекательные шоу. Сегодня Armed Forces Entertainment ежегодно проводит сотни эксклюзивных развлекательных шоу по всему миру на различных военных объектах с участием самых популярных музыкантов, комиков, спортсменов и актеров.

Для военнослужащих, которые любят спорт, в Вооруженных силах также есть собственная спортивная лига: Armed Forces Sports. Программа включает 25 различных спортивных категорий, открытых для всего действующего персонала, и включает девять национальных чемпионатов и 16 международных чемпионатов.

Военные также предлагают скидки военнослужащим и их семьям. В каждом отделении обслуживания есть отдел морального духа, благосостояния и отдыха (MWR), который помогает персоналу в поездках, отдыхе и общественной деятельности.Вы можете узнать больше, посетив сайт каждой программы:

Army MWR

Navy MWR

Air Force Lifestyle

Береговая охрана MWR

Общественные службы корпуса морской пехоты

Путешествия и развертывание


20 Возможности для путешествий

Есть много возможностей путешествовать по миру в армии. Вашим первым шагом после базовой подготовки, скорее всего, будет школа «A» или повышенная индивидуальная подготовка (AIT), за которой последует поездка на первое служебное задание.Хотя нет гарантии трудоустройства, вы можете добровольно поработать за границей, если хотите увидеть мир больше. У военных есть базы на Гавайях, в Японии, Германии, Англии, Италии, Испании и других уникальных местах. И независимо от того, где они базируются, в зависимости от их текущего назначения, у военнослужащих есть возможность путешествовать по миру посредством развертывания и отдыха.

Если вы хотите путешествовать самостоятельно, многие коммерческие авиалинии предлагают скидки для участников.Кроме того, вы часто можете бесплатно «прыгнуть» в правительственный самолет, когда дополнительные места доступны в рамках военной программы Space-Available (Space-A). Военные также владеют недорогими домиками и отелями для отдыха и релаксации в Корее, на Гавайях, в Германии и других популярных местах — даже в Диснейленде.

World Travel (Сегодняшние военные)

Развертывание

Вообще говоря, развертывание — это перемещение военного персонала и материалов с базового пункта в указанное место назначения.Никогда не гарантируется, что военнослужащий будет развернут, и это зависит от военно-профессиональной специальности (MOS) человека и единицы назначения (группы военнослужащих, с которой вы работаете).

Имейте в виду, что развертывание не означает автоматически начало войны. Военнослужащих можно направить для поддержки в небоевых районах или в иностранных гуманитарных миссиях, или они могут даже быть развернуты внутри страны для оказания помощи при стихийных бедствиях. У вооруженных сил США есть базы во многих странах, помимо Соединенных Штатов.Во время развертывания у военнослужащих может быть время для отдыха и исследований.

С учетом сказанного, развертывание может вызвать законные опасения. Правильная подготовка, особенно для военнослужащих с семьями, может помочь минимизировать стресс и беспокойство. Доступны онлайн-сообщества, которые предлагают советы и поддержку членам службы и их семьям. Также важно отметить, что во время развертывания сотрудники службы обычно имеют доступ к почте, электронной почте, обмену мгновенными сообщениями и телефонной связи (даже в море).Хотя во время определенных миссий общение может быть ограничено, современные технологии позволяют военнослужащим относительно легко поддерживать связь.

Развертывание (Military OneSource)

Семья и поддержка

Семья

Военные понимают, что семья является важной частью жизни военнослужащих. Более половины военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, примерно 51,5 процента, состоят в браке, и примерно в 37,3 процента семей с военнослужащими, находящимися на действительной военной службе, есть дети.В результате военные ставят поддержку семьи своим главным приоритетом.

Узнайте больше о семье и обществе в армии

Военные разработали эксклюзивные программы, затрагивающие все аспекты семейной жизни, чтобы помочь военнослужащим и их близким. Некоторые примеры включают доступное семейное жилье, образование супругов-военнослужащих, уход за детьми, доступные покупки, образование и развитие молодежи, семейное здравоохранение, защиту интересов семьи, услуги для семей с особыми потребностями, семейное гражданство, семейный отдых, финансовую стабильность, переезд семьи и семейные консультации. .Военные постоянно разрабатывают и расширяют программы, чтобы максимально повысить стабильность и качество жизни семей военнослужащих. Вот некоторые из наиболее известных организаций:

Национальная ассоциация семейных военнослужащих

Military OneSource

Military Hub

Army OneSource

Службы морской пехоты

Сети поддержки

Нужен ли военнослужащий помочь с переездом, воспитанием детей, развертыванием, образованием, стрессом или любым другим аспектом военной жизни, есть несколько сетей поддержки, доступных военнослужащим и их семьям.Дополнительную информацию об этих сетях поддержки см. На следующих сайтах:

Military OneSource

TRICARE

Почему нам нужны более современные и готовые вооруженные силы, а не более крупные

После того, как несколько лет назад корпус морской пехоты захватил политические коридоры Вашингтона, теперь настала очередь армии. Давно ушли в отставку генералы Джон Келли и Джим Мэттис со своих высоких постов в администрации Трампа. А 30 сентября третий видный генерал морской пехоты, похожий на Джорджа Маршалла Джозеф Данфорд, ушел с поста председателя Объединенного комитета начальников штабов, главного военного поста страны.

Теперь министерство обороны возглавляют министр обороны Марк Эспер и председатель Марк Милли. Совсем недавно, этим летом, они занимали сопоставимые должности в армии, неся основную ответственность за набор, обучение и оснащение этой военной службы. Благодаря их продвижению по службе их портфолио теперь распространяется на все оборонное сообщество — с его тремя миллионами сотрудников, развертываниями по всему миру и продолжающимися конфликтами примерно в полдюжине горячих точек. Теперь они должны не только собирать армии и содержать флот, но и давать президенту свои лучшие советы по использованию силы и управлению кризисами национальной безопасности.

Обеспечение качественных и модернизированных сил намного важнее, чем увеличение армии США на данном этапе.

Когда они встают на ноги и ищут путеводные звезды, которые помогут управлять этим чрезвычайно сложным портфелем, Эспер и Милли должны помнить одну ключевую мысль из своего недавнего опыта в армии: обеспечение высококачественных и модернизированных сил гораздо важнее, чем увеличение численности армии. Американские военные на данном этапе.

К сожалению, ВВС и ВМФ еще не приняли это основное сообщение; каждая служба стремится в ближайшие годы увеличить структуру боевых сил примерно на 25%.Это ошибка. Несмотря на то, что бюджет национальной обороны на 2020 год приблизится к 750 миллиардам долларов, что значительно выше среднего показателя холодной войны в долларах с поправкой на инфляцию, денег на все не хватит. Более того, сам президент Трамп прогнозирует неизменные оборонные бюджеты на предстоящие годы, а ряд кандидатов в президенты от Демократической партии обещают сокращения. Тем более что Пентагон должен расставить приоритеты.

Согласно официальной политике, ВМФ хочет увеличить размер своего флота с 285 до 355 кораблей.Честно говоря, эта последняя цель восходит к последним годам Обамы, так что это не создание администрации Трампа. Прошлой осенью ВВС выступили с планом по увеличению собственной структуры сил с 312 оперативных эскадрилий до 386 (всех типов самолетов вместе взятых, включая воздушную национальную гвардию и резерв ВВС). Следует признать, что даже армия хочет расти, но гораздо более размеренным и сдержанным образом, до примерно 500 000 солдат, находящихся на действительной военной службе, из нынешних 480 000.

У служб есть веские причины требовать больших сил.Наши солдаты, моряки, морские пехотинцы и летчики часто устают и испытывают стресс от длительных боевых действий. И мы тоже много просили об их оборудовании. Решение, однако, заключается не в увеличении силы, а в более последовательно финансируемой и более современной. Несмотря на все проблемы, готовность напряжена, но не нарушена, и многие основы силы прочны.

Лучшее управление существующими силами военными тоже очень поможет. Армия перегружена отчасти из-за того, что она поддерживает развертывание нескольких тысяч солдат в Южной Корее и Польше за счет частой ротации нескольких подразделений, а не из-за более эффективного подхода постоянного размещения отдельных бригад в этих местах.ВВС могут рассмотреть аналогичные изменения в том, как они содержат ключевые подразделения в некоторых частях Ближнего Востока. Например, несколько истребительных эскадрилий могут базироваться в странах Персидского залива, а не приходить и уходить. Военно-морской флот по-прежнему слишком жестко сосредоточен на поддержании постоянного присутствия в более широких регионах Персидского залива и Западной части Тихого океана. Более гибкое и непредсказуемое развертывание может снизить нагрузку на войска, не давая противникам никакого утешения. Военно-морской флот может также рассмотреть вопрос о смене экипажа, пока корабли остаются в море, вместо того, чтобы доставлять экипажи и корабли домой после развертывания каждые шесть-восемь месяцев, как это сейчас является нормой.Благодаря такого рода адаптациям и повышенной готовности в результате более согласованных бюджетов численность сегодняшних сил может оказаться адекватной стоящим задачам.

Напротив, качество должно улучшаться, а модернизация должна усиливаться. Это не потому, что армия США устарела. Скорее, этого требуют темпы инноваций в ключевых областях военной техники и то, как Россия или Китай могут использовать уязвимости в наших существующих вооруженных силах. Если мы не сможем сделать U.S. military, более современные, устойчивые, смертоносные и живучие, могло усилиться восприятие того, что относительная боевая мощь Америки ослабевает — или что американские вооруженные силы разработали системные уязвимости, которые противник может использовать для катастрофического отказа. Сдерживание может ослабнуть. Может возникнуть война. И вполне возможно, что мы даже проиграем такую ​​войну.

Похоже, что в 2020–2040 годах в технологиях и характере ведения войны произойдут еще большие изменения, чем в последние десятилетия.В период с 2000 по 20 годы революционные технологические изменения произошли в основном в различных аспектах компьютеров и робототехники. В течение следующих двух десятилетий эти области будут оставаться динамичными, и к ним присоединятся различные прорывы в области искусственного интеллекта (ИИ), включая использование больших данных. Значение поля боя в таких областях, как рой роботизированных систем, используемых как сенсоры, так и оружие, действительно может достигнуть совершеннолетия. Кроме того, прогресс в области лазерного оружия, многоразовых ракет, гиперзвуковых ракет, беспилотных подводных лодок, биологических патогенов и наноматериалов может произойти быстро.Общая сумма может составлять, а может и не составлять оборот. Но потенциал нельзя сбрасывать со счетов.

Возвышение Китая и возвращение России усиливают конкуренцию и повышают стратегические ставки. Сочетание быстрого технологического прогресса со сменой гегемонии может оказаться особенно действенным. Возврат к конкуренции великих держав в эпоху быстрого прогресса науки и технологий может вознаградить новаторов и выявить уязвимые места, гораздо больше, чем это было до настоящего времени в 21 веке.

Конечно, не всякая существующая программа Министерства обороны в области вооружений в равной степени защищена. Некоторые программы следует пересмотреть или отложить, чтобы освободить место для более живучих и эффективных систем — например, сокращение закупок надводных кораблей в пользу ударных подводных лодок и беспилотных подводных аппаратов для ВМФ, а также уделение особого внимания самолетам большей дальности. истребители для ВВС и ВМФ. Однако в целом программа модернизации Пентагона имеет смысл в общих чертах и ​​в общих потребностях в ресурсах.Важно расставить приоритеты и сохранить это.

Сегодняшняя и без того превосходная американская армия достаточно велика, чтобы соответствовать разумным требованиям текущих обязательств и конкуренции между великими державами — при условии, что она будет улучшаться и дальше. Требуется ремонтная готовность. Прежде всего, его необходимо модернизировать для большей летальности, сделать его более устойчивым и живым против видов высокоточных ударов, кибернетических, противоспутниковых и других асимметричных атак, которые наверняка будут применять будущие противники.Мы должны четко сфокусировать свой взгляд на шаре, а наши ресурсы должны быть четко ориентированы на стратегию. Нам нужны более современные и готовые силы, а не более крупные.

границ | Вне военного «пузыря»: жизнь после службы для бывшего военнослужащего британских вооруженных сил

Введение

Влияние службы на военнослужащих основано на исторических исследованиях в Соединенных Штатах (США), особенно ветеранов Вьетнама (1, 2). Текущие исследования обычно начинаются с изучения последствий боевого воздействия и проблем, возникающих в результате психических и физических проблем, с которыми сталкиваются бывшие военнослужащие, таких как депрессия или злоупотребление алкоголем (3).При изучении влияния этих проблем на обслуживающий в настоящее время персонал изучается снижение качества жизни и использование лечебных вмешательств в результате воздействия услуг (4), а также препятствия для доступа к этим вмешательствам (3). Несмотря на то, что многое было известно о проблемах психического здоровья у ветеранов США во Вьетнаме и о том, с какими проблемами сталкиваются современные ветераны, исследования ветеранов США и психических и физических последствий службы в самых недавних конфликтах представлялись по-разному или реже у ветеранов Великобритании (5 ).

Исследования ветеранов Великобритании и обращения за помощью среди бывшего военнослужащего — это концепции, исследуемые в контексте идей, касающихся стигмы в отношении психического здоровья, переходного периода и опыта адаптации бывшего военнослужащего (6), а также дальнейших исследований воздействия их военной службы. был рекомендован опыт (7, 8). Военнослужащие по-разному реагируют на воздействие боевых действий, и существуют различия между странами, военными когортами и условиями конфликта. После недавних конфликтов на Балканах и во время Ближнего Востока в 2005 г. изменилась потребность в конкретных исследованиях негативных последствий службы для военнослужащих вооруженных сил Великобритании во время и после службы (5, 9).Реже появляются исследования потенциального влияния доврачебной деятельности на благополучие ветеранов и благополучие семьи (10, 11).

Факторы, которые могут помешать персоналу обратиться за помощью, а также предсказать дальнейшие проблемы с психическим здоровьем у персонала, также интересовали британские военные (3). В 2007 г. были изучены невзгоды в детстве, чтобы определить, являются ли проблемы, предшествовавшие поступлению в ряды вооруженных сил, опосредованными психологическими травмами военнослужащих британских военнослужащих (10). В октябре 2015 года Пакт о вооруженных силах Министерства обороны США подчеркнул важность объединенных агентств, работающих над обеспечением того, чтобы бывшие военнослужащие и их семьи не находились «в невыгодном положении» из-за их службы на благо страны (7).Воспоминания о событиях во время службы могут вернуться в более позднюю жизнь, если люди не осознают свой опыт и смиряются с травмой. Например, травматические воспоминания становится труднее примирить как прямой результат когнитивных, физических и социальных возрастных изменений (12). Например, более подробное описание опыта может помочь понять, как ветераны воспринимают и интегрируют влияние мероприятий, предшествующих службе, и качества жизни (13, 14). По мере того как страны участвовали и продолжают участвовать в различных типах боевых действий, интерес к ветеранам и их физическое и психологическое благополучие и их просвещение продолжают развиваться (15–18), а характеристики и потребности ветеранов со временем меняются, знания об этом населении на протяжении всей жизни (и социальная сеть ветеранов Великобритании) также должна развиваться.Опыт ветеранов дает основу для вопросов о том, что такое военная идентичность в контексте переходного периода, какие препятствия существуют для ветеранов, желающих получить поддержку в решении психосоциальных проблем, и что означает адаптация для ветеранов и их семей. На рассказы об опыте влияют рассказы, связанные с различными концепциями, например, от невзгод детства до службы и изменений психического здоровья после развертывания. Цели этого исследования, таким образом, — представить специфику опыта ветеранов вооруженных сил Великобритании их собственными словами и в разных когортах войны: подход к пониманию восприятия и опыта переходного периода, связанного с до службы, военными и после службы. и область недостаточно исследована, отличная от предыдущей исследовательской литературы по военной психологии (например, ветераны США во Вьетнаме) и различных данных участников (19).

Качественные методы исследования для анализа рассказов участников были использованы для решения задач исследования. Анализ нарративов рассматривал физиологические, психологические и социальные аспекты благополучия, где все они являются факторами, влияющими на индивидуальное повествование, а также препятствия на пути оказания помощи, которые, по мнению военных, существуют (20). Для углубленного анализа опыта участников в области психического здоровья интервью с бывшим обслуживающим персоналом предоставило возможность изучить, как участники понимают смысл опыта до начала службы, мероприятий службы и связанных с ними жизней после службы.

Материалы и методы

Образец

Участники понимают события и предоставляют подробный контекст поведения, которое не может быть отражено с помощью структурированных анкет (21, 22). Основные жизненные истории могут помочь исследователям оценить и понять важные аспекты поведения человека (23). Таким образом, углубленный анализ легендарных рассказов участников может дать новое понимание того, что жизненные события значат для них с самого начала, до середины жизни и до настоящего времени.Это означает включение изучения опыта, существующего вне исследований, в которых преобладают фокусы, связанные со службой и боевыми действиями, и добавление знаний о психосоциальных потребностях ветеранов (а также их социального круга) с их точки зрения. В результате 30 бывших военнослужащих (27 мужчин, 3 женщины, в том числе 1 женщина, идентифицировавшая себя как женщина) британских вооруженных сил в возрасте от 26 до 92 лет были опрошены об их опыте после ухода из вооруженных сил. Интервью проводились по всей стране в период с сентября 2013 года по октябрь 2014 года, и участники служили в британской армии (включая Территориальную армию Второй мировой войны), Королевском флоте, Королевской морской пехоте и Королевских военно-воздушных силах (демографические данные участников включены в Таблицу 1).В Соединенном Королевстве термин ветеран присваивается любому лицу, проработавшему в вооруженных силах не менее 1 дня.

Таблица 1 . Демографические данные участников до обслуживания и история обслуживания.

Дизайн исследования и протокол интервью

В этом исследовании изучается, как бывший военнослужащий воспринимает свой опыт в военном и гражданском мирах, способы, которыми эти миры могут отличаться, и их роли в более широкой социальной культуре за пределами вооруженных сил.Биографические отчеты человека о военном опыте так же важны, как и понимание того, что пережитый опыт представляет для человека (24, 25). Повествовательный анализ подходит для изучения психологической связи между развивающимся «я» и важной ролью рассказа в понимании «я» на протяжении всей жизни (26). Кроме того, использование тематического метода позволяет исследователям исследовать тексты, анализировать последствия действий в личных повествованиях (27) и выявлять истории как имеющие сходные шаблоны или различные темы (28).Исследователь проконсультировался с бывшими военнослужащими Портсмутских вооруженных сил из местных ветеранских благотворительных организаций по поводу исследовательского плана исследования и которые не были участниками. С исследователями в области военной психологии также были проведены консультации для выявления пробелов в знаниях об этом ветеранском популяции. Руководство по собеседованию (таблица 2) и вопросы интервью (таблица 3) были разработаны, чтобы зафиксировать рассказы участников. Вопросы интервью были единообразны на протяжении всех интервью с участниками. Любые изменения были внесены во время интервью, чтобы побудить участников дать разъяснения в тех случаях, когда описание событий, язык или терминология были неясными.

Таблица 2 . Путеводитель по исследовательскому интервью.

Таблица 3 . Руководство для исследователя по вопросам интервью.

участников были набраны с помощью целенаправленной выборки, чтобы учесть как можно более широкий спектр военного опыта (29). Потенциальным участникам было предложено прочитать об исследовании после презентаций целей исследования на мероприятиях ветеранов или встреч с соответствующими общественными группами, ассоциациями ветеранов, а также через рекламу в местных газетах.Рекламные листовки с исследовательской информацией и приглашения к участию были распространены среди ветеранских благотворительных организаций, а набор участников через Интернет продвигался через ветеранские сайты социальных сетей и форумы. Участники могли быть уволены или уволены со службы по разным причинам, включая выписку по болезни или выход на пенсию из армии. Кроме того, на стигму в отношении проблем психического здоровья ветеранов влияет и контекстуализируется культурное отношение к рассматриваемой войне (30).Поэтому к участию были приглашены участники разного ранга, пола, возраста, стажа и военной когорты. Участники были исключены, если они в настоящее время служат в вооруженных силах Великобритании, не имеют возможности дать согласие на участие в исследовании из-за когнитивных нарушений или любых других физических или фармакологических нарушений или не контактируют с исследователем. Количество участников было ограничено до 30 из-за насыщенности характеристик участников и предварительного анализа данных (31).

Участники, которые читали об исследовании на форумах или присутствовали на презентациях исследования и которые проявили интерес к участию в исследовании, получили буклеты с информацией об участниках исследования, содержащие информацию об участниках, формы согласия и предоплаченные конверты, используемые для возврата подписанных форм согласия. На собеседовании участникам напомнили о целях исследования и предоставили образцы вопросов для интервью, чтобы изучить, например, когда участники вступили в Вооруженные силы, причины ухода или опыт оказания психиатрических услуг (таблица 3).Участникам напомнили об их праве отказаться от интервью до и после интервью. В качестве метода сбора биографических данных были выбраны полуструктурированные интервью (32). Интервью записывались на звук и проводились лично в домах участников или в других местах по их выбору. Телефонное и коммуникационное программное обеспечение, такое как Skype (в зависимости от предпочтений участников и географического положения), когда личные интервью не могут быть организованы. Помимо сбора потенциально новой информации о жизнях британских ветеранов посредством их рассказов, дословная транскрипция улавливала любые нюансы в языке, которым ветераны рассказывали своими словами о своем жизненном опыте (33).После завершения интервью участникам были предоставлены информационные листы, содержащие контактную информацию местных и национальных организаций поддержки ветеранов, а также благотворительных организаций в области психического здоровья. Исследователь предложил продолжить наблюдение за участниками исследования через 24 часа после интервью в соответствии с предпочтениями человека в отношении контактов, указанными в форме согласия участника. Интервью участников были расшифрованы, прочитаны и перечитаны, чтобы ознакомить исследователя с закономерностями (или расходящимися кодами) внутри и по всему набору данных перед анализом (28).

Анализ

Двадцать четыре аудиозаписи интервью с участниками были расшифрованы исследователем, а шесть — службой транскрипции, соблюдающей правила Британского психологического общества в отношении конфиденциальности, анонимности и неразглашения содержания аудиозаписей участников исследования (34). После того, как записи интервью были расшифрованы, кодирование стенограмм было завершено после повторного чтения стенограмм, выявления закономерностей в данных и перекрестной таблицы потенциальных кодов для развития второстепенных и второстепенных тем, созданных KG.Затем CW и KB проверили кодирование в образцах анонимных данных интервью для триангуляции и аудита возможных альтернативных тем. Этот процесс позволил эффективно сравнить и уточнить коды, чтобы завершить повествовательные темы в данных (35). Этот индуктивный процесс позволил связать темы, основанные на данных интервью, с последующим углубленным анализом основных повествований в 30 проведенных интервью (36).

Истории, рассказанные участниками, представляют собой сложные человеческие отчеты об опыте, а качественные подходы к сбору и анализу интервью помогают организовать и прояснить историю (37).Опыт на протяжении всей жизни был дополнительно проанализирован с использованием повествовательного анализа для разработки тем из кодов и изучения значений, которые участники придавали жизни до и после службы, службе в вооруженных силах и интерпретациям, сделанным между этими переживаниями (37). Программное обеспечение NViVo 10 использовалось для уменьшения дублирования кодов, которое может возникнуть во время качественного анализа данных, особенно при длительных интервью (38). Используя тематический подход для доступа к устному или письменному контенту, исследователи могут ответить на вопросы о неизведанных представлениях и перспективах конкретной группы «в отношении более широкого социального контекста» [(28), с.93]. Сочетание качественных методологических подходов к анализу данных помогает глубже понять данные интервью участников, тем самым достигая целей настоящего исследования (39). Lal et al. (39) предлагают комбинировать аналитические методы, которые дополняют друг друга. Это позволяет досконально изучить построение и адаптацию рассказа, важного для объяснения или репрезентации самого себя.

Процесс осмысления участниками важен для интервью (особенно как часть анализа данных), а также для способности участника исследовать свою жизнь, вытекающую из этой оценки.Это включает в себя создание положительных рассказов о жизни после службы (например, участники рассказали о своих достижениях на службе). Выдержки из данных интервью иллюстрируют общие темы. В записях, сделанных после интервью, были зафиксированы эмоциональные моменты в интервью, которые аудиоустройства не могли записать, и которые помогли исследователям интерпретировать рассказы участников. Хигейт и Кэмерон (40) обсуждали рефлексивность в исследовательском процессе, особенно в отношении ретроспективных интервью с участниками.Размышления исследователя о каждом индивидуальном интервью записывались по мере его продвижения, чтобы признать и устранить потенциальную предвзятость и строгость в интерпретации (41).

Этические соображения

Предложение по исследованию, рецензируемый протокол исследования и этическое приложение получили положительное этическое заключение Комитета по этике факультета естественных наук Портсмутского университета. Участники получили информацию об исследовании в буклете для участников, содержащем информационный лист участника, с подробностями исследования, критериями включения, правом на отказ, информированным согласием и использованием данных участника для распространения Интервью были запланированы не позднее, чем через 24 часа после участника. получил буклет исследования участника, чтобы дать ему достаточно «времени для охлаждения».В исследовании не использовались человеческие ткани или группы, считающиеся уязвимыми в соответствии с определениями, установленными соответствующими органами (такими как Национальная служба здравоохранения, Исследовательская организация социального обеспечения или Портсмутский университет).

Результаты

Анализ записанных интервью основывался на рассказах участников о путях поступления в армию и выхода из нее, а также жизни после службы. Второстепенные темы были разделены на следующие категории: причины ухода из Вооруженных сил, за пределами военного «пузыря», и, наконец, проблем с психическим здоровьем после службы .Способы, которыми эти конструкции и связанные подтемы способствовали повествованию об адаптации после службы, изменении потребностей, связанных с изменением идентичности и военного опыта, и перспективах психического здоровья. Паттерны, выявленные в скрытых темах в данных, будут подтверждены осмыслением опыта участниками (28). Второстепенные темы варьировались от избегания негативных воспоминаний и осмысления военного опыта до жизненного воздействия на личность ветеранов и на их сверстников и семейные связи.Наконец, последующие истории не только об опыте после службы, но также до и во время службы, поскольку они связаны с концепциями перехода на протяжении всей жизни и связанными с ними представлениями о благополучии.

Причины ухода из ВС РФ

Следующие ниже рассказы участников представляют ключевые решения оставить службу и вернуться к гражданской жизни, что также создало проблемы для отдельных лиц и конфликты в семье. Участники описали опыт отправки в боевые действия, длительные оперативные поездки вдали от семьи (включая небоевой опыт) или разочарование в военной службе в целом с точки зрения добровольного и вынужденного ухода со службы.

Военный опыт больше не имеет значения

Военный опыт больше не имеет значения относится к одной из нескольких причин, по которым бывшие военнослужащие ссылаются на свои мотивы ухода. Во-первых, бывшие военнослужащие говорили о том, что их практический опыт недооценивают. Работа в службе сводилась к бессмысленным приказам и черным делам. Во-вторых, участники также рассказали о своем разочаровании в Вооруженных силах, потому что они чувствовали себя обесцененными самим учреждением.В-третьих, участники выразили убеждение, что гражданское население не понимает и не заботится о своем личном военном опыте.

Дэрил говорил о долгосрочных эффектах последовательных поездок по службе, и негативное влияние на его семью было центральным для мотивации участников к уходу (см. Таблицу 1 с краткими биографиями участников). Участник не только связал свой опыт пребывания вдали от семьи с негативным влиянием на семью, но также сравнил свой собственный детский опыт, в котором отсутствие отца оказало на него негативное влияние:

, так что буквально (подчеркивает каждый месяц, нажимая на таблицу) шесть месяцев, шесть месяцев, шесть месяцев, шесть месяцев и — и новая семейная жизнь, эээээ, не очень хотелось вдаваться в — конечно, не хотелось иметь семья в той среде — не хотел этого делать, я хотел быть рядом, хотел быть там (Дэрил, стр.47).

Другие участники, которые не планировали карьеру в армии «, планировали уйти из »… и « остановится, когда [она] перестанет им пользоваться» (Бетти, стр. 19). Этой участнице понравилась уникальность работы над проектом в своей области, который соответствовал ее обучению и использовал ее навыки. Планирование выхода заранее обеспечило достаточное обоснование для ухода из армии, и было « совсем не сопротивлялось уходу… потому что у меня была эта грандиозная цель — никто в [моя область]… работал над таким Gucci, гм, захватывающий проект… так что это было несложно » (Бетти, стр.9). Из 30 опрошенных участников было несколько бывших военнослужащих и женщин, которые смогли перенести свои военные навыки на роль в гражданском мире, или решили уйти добровольно, или имели план оставить в начале службы. карьеры.

Изменения в самих вооруженных силах также заставили участников усомниться в том, насколько Вооруженные силы придают большое значение опыту службы. Несерьезное отношение к накопленному опыту противоречило тому, что участники хотели получить от своей служебной карьеры.Неиспользование должным образом для своего опыта и навыков приводит к сомнению в своей цели. Бывший военнослужащий сформировал свое мировоззрение с позиции того, что он всегда на связи, готов действовать под командованием и защищать (как « Супермен», Фредди, стр. 4). Трудность перехода от одной роли службы с определенными качествами к другой, менее героической и менее определенной после службы, была пугающей. Это чувство страха и незнания цели было явным в рассказах Джека, Мартина и Мэтти и лучше всего резюмировано Фредди:

« Я не думаю, что ты когда-нибудь перестанешь быть солдатом.Если вы прожили около 13 лет, это вы знаете, это большая часть вашей жизни, поэтому я не думаю, что это когда-нибудь заставит вас стать индоктринированным. Это похоже на то, что заключенные, которые отбывают 13 лет заключения, боятся того, что они боятся освобождения, и я думаю, что то же самое и с военными. Какие-то военные ребята. (Фредди, стр. 4)

Армия, будучи солдатом, а точнее — боевым солдатом, определила часть жизни этого ветерана, которую он сравнивал с заключением в тюрьму. Он сравнил свой опыт с повторением правонарушений со стороны людей, которые, оказавшись в тюремной системе, были напуганы и не знали, как справиться с пребыванием за пределами военной среды после того, как покинули ее.

Развитие идентичности через военную службу

Жестокое обращение или пренебрежение заботой до службы заметно выше среди ветеранов, которые подвергались более высоким уровням невзгод в детстве, чем не обслуживающий персонал — и о них может не сообщаться — что может побудить ветеранов оставить жестокую домашнюю жизнь ради службы (42, 43 ). Оставляя службу в звании подполковника с «короной и звездой» на плече, Моррис чувствовал, что у него нет ничего важного, что он мог бы внести из своей военной службы и для общества, в которое он собирался войти (стр.16). Более того, Моррис также пережил экзистенциальную утрату, отключение от жизни, которая определяла его:

у вас, конечно, возникает такое чувство принадлежности, но есть также ощущение того, что вы делаете что-то стоящее и имеете контроль и способность влиять на вещи, и внезапно контроль, который у меня был, закончился … и во сколько я гулял собака, моя способность влиять на вещи была минимальной, скорее, чем вы знаете, что-то вроде дома, и это просто э-э. такое чувство собственной важности .(Моррис, стр.17)

Стать ветераном означает больше не иметь возможности идентифицировать себя с организацией, которая вознаграждает безусловный долг и верную службу. Однако проблемы с идентичностью возникают, когда участники « борются с переходным процессом» (Моррис, стр. 19), особенно когда происходит переход от определенной, ценной и ценной роли к неизвестному. Процесс изменений менее дисциплинирован и гораздо более непредсказуем.

«

инвалид на всю жизнь» : Конец карьеры в вооруженных силах

Борьба с переходным процессом или принятие его часто фигурировало в рассказах участников, которые были признаны психологически и / или физически неспособными выполнять свои обязанности.Николас описывает увольнение из-за инвалидности по службе и разочарование, которое он испытал из-за того, что не смог вернуться в свой армейский полк: « И вкратце, вот где я закончил, прооперировал позвоночник, который был в 45-м. Должен сказать, я был очень расстроен, когда не вернулся в свой полк после 44 » года (Николай, с.17). Для Николая служебная карьера закончилась не по его воле, а из-за травмы. То, что он испытал когда-то молодым и « вполне пригодным» молодым человеком (стр.17) получил травму спины, из-за которой он целый год пролежал в больнице. Николай « так и не вернулся» таким, каким он был:

« — это такая серьезная вещь, что у тебя голова и хребет, у тебя мало шансов вернуться в армию, потому что они говорят, что ты недостаточно годен, чтобы быть солдатом, и все такое … Я думал, что действительно больно, я подумал «тьфу», но вот мы … Я был всего лишь 18-летним косуля, когда я ушел, и я вернулся инвалидом на всю жизнь «. (Николай, с. 19)

Участники поделились рассказами о том, как они справлялись с физическими и психологическими недостатками.Потеряв подвижность в пояснице и плечах, Фредди в конце концов попал в больницу в 2010 году, где узнал, что сломал спину еще в 1996 году. «С по 2010 год [и] бегал со сломанной спиной. Звучит глупо, не так ли? … В этом все дело. Вот почему это называется «военное дело». Солдат вперед… Ты просто продолжай » (Фредди, стр. 29). Несмотря на то, что его тело было скомпрометировано годами и трудностями военного обучения и неоднократных боевых командировок в Северной Ирландии, Афганистане и Ираке, Фредди гордился тем, как он справился со своими травмами.Он признал, что, хотя он и сожалеет о том, что больше не может служить, если бы он остался в армии, его жизнь могла бы быть гораздо более иной: «, так что шансы, что если бы я остался, я бы, наверное, теперь парализован от груди вниз. Так ты должен знать, что должен быть благодарен за маленькие милости, не так ли? » (Фредди, стр.32). Фредди столкнулся со своей собственной смертью и смертью других, пережил близкие столкновения с комбатантами и все же хотел продолжать службу. Он откладывал обращение за психологической помощью во время службы и после окончания службы.Однако, когда его тело не могло бороться, чтобы преодолеть его физические травмы, препятствующие нормальному физическому функционированию, ему пришлось спасти свою жизнь, прервав его связь с вооруженными силами и будучи солдатом. Он больше не мог « солдат дальше».

Другие участники описали свой опыт вынужденного ухода и последующего изменения своей личности, когда они перестали быть военными. Они изо всех сил пытались покинуть вооруженные силы и вернуться домой, войдя в новую среду за пределами безопасности своего военного окружения.В следующем разделе исследуются мнения и представления участников о хорошей адаптации и проблемном переходе от военной службы к гражданскому миру.

За пределами военного «пузыря»

У некоторых участников возникли проблемы с адаптацией к жизни после окончания службы. По рассказам этих участников, определенные навыки, приобретенные во время службы (иногда развивающиеся в течение длительного периода времени), теперь были несовместимы с прямым переводом на гражданскую работу или отсутствовали в нем. Уйти было труднее для тех участников, которые стремились остаться на службе и были вынуждены уйти.Например, непроизвольная избыточность упоминалась как оказывающая немедленное или отсроченное влияние на адаптацию после службы. Задержки с передачей передаваемых навыков военнослужащим могут нанести ущерб общему чувству самооценки ветеранов к концу срока службы и реинтеграции после службы (44, 45).

Проблемы с адаптацией также были связаны с вынужденным выходом из строя, когда участники сообщали о том, что они вышли из строя из-за травм, полученных во время работы или во время оперативных поездок.Для участвовавших в исследовании ветеранов, в частности ветерана Великой Отечественной войны Николая, « гражданская улица, по большей части, была очень трудной» и «память об этом времени всегда присутствует» (Николай, стр. 21). Для некоторых участников масштабное увольнение со службы привело к кризису идентичности, что привело к чувству изоляции и болезненной разлуки или к нежеланию связываться с прошлыми напоминаниями о своей жизни до службы. Некоторые воспринимают Вооруженные силы как семью. Этот тип семьи предлагает утешение и защиту в форме общности целей, единства и единства с другими (46).После ухода из Вооруженных Сил лопается некогда защитный и вездесущий пузырь.

Для Бетти, с другой стороны, участие в группе вне службы оказало ценную неформальную поддержку во время ее попыток создать семью:

[T] здесь была онлайн-группа помощи, и мы встречались, я встречался с ними пару раз, поэтому мы точно знали, через что я проходил. Великолепно, это было лучшее, что я сделал в то время, ммм, да, это было здорово… потому что я понял, что мне грустно .(Бетти, стр. 11)

Это была, пожалуй, самая своевременная помощь для этого участника, которая была необходима в трудное время и предоставила вне военного «пузыря». Повествовательная модель этого участника не соответствовала аналогичным путям перехода к работе или прекращению службы. Удовлетворенность Бетти окружающей средой своего детства и историей служебной жизни, а также подготовка к уходу, несмотря на личные проблемы, были образцом относительно позитивной истории перехода по сравнению с рассказами других участников о благополучии, связанными с жизнью до и после службы.

Успех в жизни после выхода в отставку

Позитивная адаптация была испытана, когда участники вспоминали мало или совсем не вспомнили о невзгодах до службы, кто готовился добровольно покинуть Вооруженные силы, кто подготовился финансово к переселению и / или завязал и поддерживал дружеские отношения вне военной службы с друзьями, к которым они могли пойти служба поддержки. Участники развили служебные навыки, которые можно было легко перенести на гражданскую работу, что способствовало переходу.

Фредди чувствовал, что он получил хороший опыт работы в гражданском мире благодаря своему опыту работы после службы.Участник зарабатывал больше, чем был солдатом, и получил повышение. Но его коллегами по работе были преимущественно бывшие военнослужащие:

человек.

Я работал охранником в Лондоне … э-э … я работал в компании, которая заключала субподряд … хм, и это была самая скучная работа, но им нужны были бывшие военные … и меня пару раз повышали по службе. довольно быстро, потому что мне понравился (Фредди, стр. 25).

Фредди объяснил хороший опыт работы и адаптацию к гражданской жизни своей способностью продвигаться и зарабатывать больше, чем он имел в качестве солдата, передав свои боевые навыки корпоративной безопасности и в среде бывших солдат.У Дэрила не было трудного перехода к гражданской жизни, и он нашел работу, как только он оставил армию. Его историю рассказывают несколько участников (например, Пол, Роджер и Бетти). По мере того, как он « продвигался в своей карьере», Дэрил находил « очень странным, что люди находят его [гражданскую жизнь] чужеродным» (стр. 46).

Кертис чувствовал себя неподготовленным к работе после службы. Он вспоминает о вступлении в армию, как о времени, когда он приветствовал бы кого-то, вдохновляющего его подумать об уходе и составления плана перехода, потому что уход (по разным причинам) был неизбежен: « Все, что я хотел… — это кому-то сказать Я: Ты можешь уйти завтра и потерпел неудачу.Вы можете получить травму, вы можете уйти по личным причинам, вы можете отработать полную карьеру, но вы уйдете » (Curtis, p. 6). Кертис, возможно, почувствовал бы больше контроля над своим будущим, если бы в какой-то момент осознал, что не собирается оставаться солдатом до бесконечности. Разработка плана по превращению адаптации к гражданской жизни в более позитивный опыт, независимо от продолжительности служебной карьеры, поможет более позитивно выйти из службы.

Участники также испытали хорошую адаптацию, когда они решили оставить службу либо путем выхода на пенсию, либо путем отказа от продления контрактов на военную службу.Стюарт принял решение: « в какой-то момент , [он] должен был сделать вторую карьеру. Я не собирался выходить на пенсию в возрасте 55 лет, сидеть и ничего не делать » (стр. 22). Для Стюарта подготовка к отъезду стала хорошим опытом, которого он с нетерпением ждал: «Переход от военного к гражданскому был… легким переходом — для других это было не так просто, потому что они даже не думали о том, чтобы когда-либо уйти» (Стюарт, стр. 22). Сожаления о подготовке к уходу не отличалось невзгодами до службы, проблемами психического здоровья на службе или званием после ухода из Вооруженных сил.

Барри завязал дружеские отношения вне армии, и это, как он чувствовал, помогло ему оставаться на связи с гражданским миром за пределами вооруженных сил. Стюарт также связывал хорошую адаптацию с кругом друзей его и его жены за пределами армии, которые были источниками поддержки. Поддержка была оказана во время службы и даже после ухода участника. Люди, которые разделяют это повествование, сначала боролись с тем, чтобы бросить службу, но в конечном итоге преуспели в гражданской жизни. Немногие участники сообщили об этой закономерности.Наличие сети поддержки за пределами вооруженных сил в семейной жизни до службы и после службы — это рассказ, разделяемый теми , которые процветают за пределами военного пузыря .

Восемь участников, рассказы которых связаны с чувством покинутости родной семьей (из-за пренебрежения или фактического ухода от участника), вступают в ряды вооруженных сил, которые заменяют семью. Кертис считал, что для некоторых « вооруженные силы, особенно в первые годы чьей-либо карьеры, находятся на месте родителей, особенно когда человек, который присоединился, — молодой » (Curtis, p.6). Привязанность участников к замещающей семье военного создавала чувство стабильности, опыт более надежной привязанности и связные повествования во взрослых отношениях после службы (47). Семь из этих восьми участников также рассказали о повторном оставлении: брошены семьей до службы, брошены военными после службы. Это соответствовало даже тем участникам, которые не подвергались риску получения травмы при исполнении служебных обязанностей, но пережили отказ со стороны семьи, подвергавшейся жестокому обращению, или семьи военнослужащих.Понимание рассказов ветеранов, которые одновременно борются и борются, может проинформировать исследователей о конкретных трудностях, с которыми сталкиваются ветераны, которые не могут быть связаны исключительно с влиянием истории службы.

Придание смысла и оценка жизни после службы

Как и в случае позитивной адаптации к жизни после службы, эта тема касается продолжения семейного наследия, гордости за семью, оценки проблем и того, как они были преодолены (до службы и после службы).Павел рассказывает о собственном сыне, растущем уважении к нему и о решении сына присоединиться к службе:

многие люди задавали мне вопрос: ну, это потому, что он пошел в армию и пошел по вашим стопам, что вы начали его больше уважать? И я подумал: да, об этом можно много сказать (Пол, стр. 48).

Когда участники говорили о своих достижениях в жизни после службы, они говорили о достижениях себя через семью, примером которых является чувство успеха или гордости за членов семьи, добившихся « успеха в своей жизни». (Николас, стр. .27). Удовлетворение от преодоления тягот войны или личных препятствий, связанных с тем, что его считали « не очень ярким» (стр. 24), привело к « блестящей» жизни для 92-летнего ветерана Великой Отечественной войны (Николас, стр. 22–27). Фредди считал свою жизнь более важной после службы; быть доступным для своей семьи, что означало быть « эмоционально доступным» , когда его собственные дети нуждались в нем, в отличие от его далекого отца.

Ставить семью выше собственных психологических проблем означало не « застрять» в последствиях размышлений о неблагоприятных переживаниях в раннем детстве:

Ты просто закончишь тем, что не сможешь заботиться о своей семье и заботиться о себе.И моя семья для меня самое главное. Неважно, что со мной происходит, пока они в порядке и пока о них заботятся, это нормально (Николас, стр. 34).

Участник хотел позаботиться о своей семье независимо от того, что с ним могло случиться. Сопротивление рефлексивному процессу, который может происходить в терапевтических условиях, также служит для удовлетворения потребности ставить семью на первое место за счет заботы о собственных потребностях благополучия (48). Шесть других интервью участников раскрыли аналогичную тему о жертвах ради семьи.Это чувство разделяли участники независимо от того, пережили ли они в детстве невзгоды, чувствовали себя разлученными с семьей или добровольно или невольно последовали семейной традиции вступления в Вооруженные силы. Кроме того, участники, которые испытали трудности до службы и в вооруженных силах (например, Джон, Терри и Саймон), выразили поддержку своим собственным детям, вступающим в армию, зная о потенциальных проблемах и жертвах.

Фредди положительно отозвался о сроке службы, который он получил от службы в Королевской морской пехоте: « военные сделали меня тем, кем я являюсь сейчас, и я думаю, что я стал для этого лучше» (стр.32). Интегрированное ощущение себя, отдельное от того, как человек определяет себя через карьеру, необходимо для чувства удовлетворения и позитивного мышления о будущем (49). Были изучены проблемы психического здоровья и опыт оказания психиатрической помощи и поддержки после выхода на пенсию, чтобы понять, в какой степени (если таковая имеется) участники связали переживания после выхода на пенсию со своим текущим благополучием и являются ли мероприятия до или оказания услуг неотъемлемой частью тех перспектив, которые создают конфликты в отношении общего самочувствия и способности справляться с переменами после ухода из Вооруженных сил.

Проблемы с психическим здоровьем после службы

Некоторые ветераны испытывают проблемы с психическим здоровьем во время службы, но сообщают о проблемах только в какой-то момент после того, как покидают службу [например (50)]. Всех участников исследования спросили, обращались ли они или получали какую-либо психологическую помощь, даже если они не сообщали о проблемах с психическим здоровьем во время активной службы. Они обсудили проблемы психического здоровья, преодоление трудностей после отъезда и проблемы, с которыми сталкивается семья в результате проблем с психическим здоровьем.

Доступ к услугам здравоохранения и благополучия

Эта тема включает типы проблем психического здоровья, а также доступ (и препятствия) к психологическим и социальным (практическим) услугам. Отсутствие официальных услуг или ограниченные знания о том, какие официальные услуги доступны, ощущаются ветеранами и их семьями и влияют на их чувство благополучия по окончании службы. Участники, как правило, говорили в основном о своем опыте оказания психиатрических услуг, но иногда они также включали отчеты о влиянии на семью при оценке опыта оказания психиатрических и других услуг по благополучию.

Джон и Фредди рассказали о том, как потеряли возбуждение, которое они получали от сражения. Для Кертиса и Аарона то, что они не были убиты в Афганистане и Северной Ирландии, соответственно, вызвало у них некоторое волнение. Однако, когда эти периоды активности были заменены бездействием, участники вспоминали, что их сон был нарушен или нарушен:

Видно во сне дергается, а раньше никогда не дергался. С тех пор, как я вернулся, меня трясет во сне … это никак не влияет на меня, но иногда просто не дает [моей жене] спать … и она беспокоится обо мне.Но да, так что она … так что я сейчас дергаюсь во сне, чего я не знаю … я не знаю, связано ли это, но она сказала, что это с тех пор, как я вернулся (Кертис, стр. 65) .

Участники, такие как Кертис, Аарон и Лайонел, например, сообщили о нарушении сна. Непроизвольные физические тики Лайонела начались после его возвращения из Афганистана и возникли ночью (например, лунатизм для Кертиса). Возможно, это было физическое проявление травмы, и анализ его реакций можно было связать с нормальной реакцией на боевые действия, что также повлияло на его партнера (51).Для Аарона, Джека и Морриса молчание, которое следует за бездействием и потерей цели, уступает место воспоминаниям о нападении и опасности. Однако отсутствие доступа к услугам и препятствия на пути к получению помощи наблюдались среди бывшего обслуживающего персонала, когда

сидеть перед советником и советником с наилучшей волей и опытом — они не понимают, о чем говорят солдаты, они встанут и уйдут, потому что они будут знать, что вы не носите не понимаю, о чем они говорят (Пол, стр.20).

Пол проанализировал период своей жизни, когда, если бы он « попытался [самоубийство], проснулся и все еще испытывал эту боль , [он] все равно попытался бы» и для предотвращения дальнейших попыток самоубийства потребовалось бы психиатрическое лечение или «, чтобы меня куда-то поместить» (Пол, стр. 30). Наблюдение этой модели у других бывших военнослужащих, по словам Дэрила (находящегося в Косово), указывает на препятствия и стигму, которые вызывают чувство беспомощности: «[W] курица, я вспоминаю и очень стесняюсь сказать, что я совсем не поддерживал, но… но я не знаю, была ли это окружающая среда, и этого ли ожидали от вас, но это было воспринято как слабость » (стр.43–44).

Обращение за помощью в связи с проблемами психического здоровья будет рассматриваться как признак слабости при исполнении служебных обязанностей. Но отзыв Дэрила был выражением сожаления после службы за то, что он не предложил или не смог оказать поддержку кому-то в его армейском подразделении, который нуждался в его помощи. Участники осознавали, что у них проблемы с преодолением трудностей, но формальную поддержку считали труднодоступной, недоступной, не предлагавшейся или не предлагавшейся как ветеранам, так и членам семьи. Даже, например, практическая информация о социальных услугах.Эти барьеры существовали для более ранних когорт ветеранов Великой Отечественной войны. Поддержка, как истолковал этот ветеран, была запутанной задачей: « вещей [информация о переселении] есть, но они хранятся в архиве, засыпаны в дымоходы и кроличьи норы, а используемый язык бесполезен, и все это есть, но вам нужен гид и переводчик. Так что — это явно неверно » (Curtis, p. 6).

Betty’s — одна из немногих историй о положительном опыте работы с психическим здоровьем.Есть несколько историй о бывших военнослужащих, которые нашли свой голос и попросили о помощи, и их восприятие однажды полученной помощи в области психического здоровья было положительным. Бетти описала получение официальной поддержки от благотворительной организации, специально предназначенной для нужд ветеранов: « в любое время, если у нас возникнут проблемы» и в течение любого периода времени («могло быть 18 месяцев назад, когда было действительно плохо») по мере необходимости. (Бетти, стр. 16).

Отказ от симптомов или диагноза психического здоровья

В дополнение к проблемам, связанным с доступом к услугам в области психического здоровья и благополучия, стоит тема , отвергающая симптомы или диагноз психического здоровья .Истории участников в этой теме были сосредоточены на закономерностях замечать изменения в своем поведении или самом себе, а затем на беспокойстве. Участники, обратившиеся за помощью, либо считали диагноз полезным, потому что проблема была выявлена, либо отвергли какой-либо диагноз психического здоровья.

Когда Джон впервые сообщил о проблемах с психическим здоровьем, он сообщил, что ему поставили диагноз боевого стресса. Желая узнать больше о том, почему он был в стрессе и не мог участвовать в боевых действиях, он вспоминает, как искал и отвергал собственные симптомы посттравматического стрессового расстройства, заявляя:

это то, что я думал, что у меня есть, потому что, очевидно, я убивал людей и делал разные вещи, поэтому я подумал: «О, я вставлю это», и я подумал, что это не так, у меня нет суицидальных мыслей и что у тебя … Я сразу это исключил » (Джон, стр.34).

Поскольку потери в бою были очевидным условием его работы, Джон исключил убийство комбатантов как потенциально травмирующее его поведение. Терри, Джек, Мартин и Кертис разделяли эту реальность своего военного опыта. Но, как сообщает Терри, : «ничто не готовит вас к убийству» (Терри, стр. 10). Неподготовленность к тому, как его роль в вооруженных силах повлияет на него, страдание от проблем с психическим здоровьем в результате службы и первоначальное отрицание причины психических расстройств — это особенность шести участников, которые участвовали в боях.Один участник, который участвовал в боевых действиях в Северной Ирландии, однако, чувствовал, что этот опыт мог повлиять на них, но не хотел обращаться за психиатрической помощью, опасаясь « того, что я могу найти» (Тина, стр. 46). Кроме того, два участника сообщили о проблемах с психическим здоровьем, но не имели опыта боевых действий или прямой угрозы жизни на службе, и они также отвергли свой диагноз. Испытав разгар насилия в Северной Ирландии в подростковом возрасте в армии, Тина знала, что могло быть связано с психологической проблемой, связанной со службой, однако участница боялась, что « заблудился в моем ящике Пандоры, который был заперт на очень долгое время. время » (Тина, с.46), и повторное рассмотрение этого опыта может нанести ущерб благополучию и повседневному функционированию. Подавить тревожные мысли было легче », потому что, если открыть его, меня не будет. Мне потребовались бы [психиатрические] услуги, а не психолог » (Тина, стр. 61).

В отличие от Николаса и Деррика, у которых не было возможности получить официальную медицинскую помощь во время и сразу после Второй мировой войны, ветераны после Второй мировой войны, которым была оказана государственная (и психиатрическая) помощь, воспринимали общественные службы психиатрической помощи Национальной службы здравоохранения (NHS) как недоступные или недоступные. непривлекательный.Оценка обеспечения психического здоровья была ярко описана Аароном, который сказал: « разговоров не помогли. Не помогало [] разговор с кем-то, у кого не было опыта. Вещи, которые делали меня в безопасности, были мой бронежилет … Консультирование было бессмысленным и очень расстраивающим. Просто не работает » (Аарон, стр. 19).

Одно ухо после ухода из Вооруженных сил Фредди все еще испытывал проблемы с психическим здоровьем. По совету друга участник обратился за помощью в благотворительную организацию по охране психического здоровья ветеранов, однако он решил не получать помощь в условиях интерната, потому что « они в основном хотели, чтобы я переехал жить на неделю, и я сказал: нет, я нет — я этого не делаю.Я сам с этим разберусь. Так я и сделал » (Фредди, стр. 25). Нормализовав свой опыт, Фредди почувствовал себя таким же, как и все остальные, сравнивая свои случайные кошмары с « плохих снов» людей (Фредди, стр. 26). Он повторил, что у него нет посттравматического стрессового расстройства, что ему « просто нужно время, чтобы все обработать» (Фредди, стр. 26). Однако Фредди обратился за официальной медицинской помощью в связи с телесными повреждениями, которые он получил во время службы. Обращение за помощью в связи с конкретными физическими травмами в результате службы оказалось более обычным явлением для ветеранов в этом исследовании, однако все еще существуют воспринимаемые препятствия для обращения за помощью, даже если они не связаны с психологическим благополучием, и даже когда члены семьи осознают необходимость помочь, ветераны избегают лечения, предпочитая в некоторых случаях избегать проблем со своим самочувствием или « справиться с этим» самостоятельно.

Обсуждение

Тичман (52) и Уокер (53) обнаружили, что было использовано мало возможностей, чтобы принять перспективу продолжительности жизни, чтобы исследовать всю легендарную жизнь бывшего военнослужащего и опыт, который, по мнению ветеранов, мог на них повлиять. Изучая истории, которые люди рассказывают о себе в течение индивидуального жизненного пути, исследователи могут понять, как люди ведут себя, что мотивирует их поведение, какими личностями люди выбирают стать, а также как их личность развивается и поддерживается (54).Кроме того, оценка психического здоровья проводится в переходный период и на различных этапах жизни ветеранов. Препятствие для получения или принятия предложения о помощи представляет собой конфликт между диагнозом и военной идентичностью, что усиливает стигму в отношении обращения за помощью (55). Подтемы доступа к службам благополучия или отказа от диагноза — это опыт военнослужащих, который редко понимают. Кроме того, мы мало знаем о стратегиях выживания или обращении за помощью партнеров ветеранов, которые сообщают о вторичной травме в результате воздействия на ветеранов событий, связанных со службой (18, 51, 56, 57).

Подтема , повествовательное осмысление и оценка жизни после службы , содержит ссылки на причины ухода из вооруженных сил, возникшие проблемы, а также опасения по поводу психического здоровья, которые влияют на человека, а также на военнослужащего. и их семейные сети (58). Уход и переход — постоянная часть историй жизни многих ветеранов (59). Покинув Вооруженные силы и став ветеранами, они больше не могут получить доступ к оригинальным семейным социальным сетям для социальной поддержки, доступ к жизни прекращается, что затрудняет навигацию по гражданским сетям для ветеранов и их семей (60).Переход от своей детской семьи к тому, чтобы стать военным, а затем принять новую гражданскую идентичность (в позднем взрослом возрасте для некоторых ветеранов), приближает исследователя к реальности участника и опыту исключения ветеранов (9, 43). Ветераны либо избегают рассказов о войне, либо придают смысл необычным событиям той военной истории, которая влияет на уровень взаимодействия с их гражданским миром (61, 62). При этом причины ухода из Вооруженных Сил меняют значение военной службы для участников.Поразмыслив, срок службы (и особенно истории о возвращении из службы) были похожи на то, что вы застряли в прошлом, чувствуя, что вы отстали от остального мира или далеки от общества. Участники не контактировали с семьей (в некоторых случаях добровольно). Избегают разговоров об опыте службы (особенно в боевых условиях) с близкими партнерами и друзьями, а также с членами семьи (63). Избегание или невозможность получить помощь по мере необходимости, связывает истории этих участников.Участники могут чувствовать связь со своим окружением, если они все еще могут взаимодействовать с миром и вносить в него какой-то вклад, пока они все еще находятся на службе, и продолжать ценить вклад ветеранов, когда они уходят из службы (64). Делясь этими рассказами в доклинических условиях, ветераны могут влиять на вмешательства, которые могут поддержать их не только психологически, но и в социальных ситуациях и для практических целей (65).

Существовала разница между ценностью обучения и навыков, приобретенных на службе, и навыками гражданских лиц в сравнительных областях работы.Участники обнаружили, что не было признания того, чего они достигли, и, что более важно, мало или вообще не передавались навыки, полученные в ходе службы. Результаты более раннего опроса ветеранов Великобритании, проведенного FiMT в 2013 г., предполагали, что «военные предоставляют существенные меры для перехода при уходе из сил, больше, чем любой другой работодатель» [(66), с. 36]. Однако требования к типу военной службы, общие для ветеранов вооруженных сил, и условия такой занятости несравнимы с гражданской занятостью.Это также несравнимо с уходом из рабочей силы, особенно в контексте требований военного времени к персоналу. Участники испытали чувство неадекватности, потерю чувства значимости, вызванное неуверенностью в своей роли (67, 68). Пребывание за пределами военного пузыря символизировало уязвимость для тех, кто не подготовлен к переходному периоду, или возможность определить адаптацию как успешную, создать новое повествование о ролях, вкладе и ценности для гражданского мира (11).Предоставление значительных инструментов для перехода поочередно воспринималось как несуществующее, труднодоступное или плохое для тех участников, у которых не было выбора при вынужденном уходе из Вооруженных сил, или положения воспринимались как хороший переход для тех участников, которые ушли добровольно и планировал уехать. Рассказы о благополучии за пределами службы или столкновения с ней после службы, обрамленные рассказы участников по обе стороны военной оболочки (69). Способность включать рассказ о своей личной и профессиональной идентичности и формировать диалогическое повествование о себе является предпосылкой для этого процесса (70, 71).

Также важно отметить, что участники, которые ушли на более высоких должностях или начали как офицеры, обычно имели положительный опыт перехода (1). С этим опытом контрастируют рассказы участников (молодых и старых), пострадавших от бедного детства. Возможность присоединиться к британским вооруженным силам дает возможность не только для выживания, но и для экономической мобильности (12). Однако выход из службы без поддержки воспринимается как повторный отказ, особенно когда изначально не хватало внешней семейной поддержки.Один участник, по сути, дважды возвращался в вооруженные силы и, следовательно, не испытал типичного переходного события, потому что внешней поддержки было недостаточно. Очень немногие исследования подробно изучали опыт перехода и переселения ветеранов Великобритании и их семей до того, как был опубликован пакт о вооруженных силах (66). В меньшем количестве исследований рассматривается роль семейного опыта ветеранов в детстве как потенциально способствующего возникновению проблем перехода (6).

Участники рассказали, что им нужно было научиться ориентироваться в новой среде за пределами армии, социальные нормы и практики которой были незнакомы.Это может привести к трудной адаптации в гражданской жизни, потому что военное сообщество больше не доступно, а дисциплина и навыки, полученные для того, чтобы стать частью сплоченного военного подразделения, больше не используются для установления связей с другими в гражданском мире (16). Например, банальное знакомство с выжившей Боснией или неоднократными поездками по Северной Ирландии и конфликтам на Ближнем Востоке, а также то, что было извлечено из этих поездок, постепенно обесценивались как внутри службы, так и со стороны гражданских работодателей и невоенных коллег (72– 74).

Самостоятельная диагностика участников имела место, когда они не видели проблемы или, не имея представления о хорошем психологическом благополучии, участники не могли сравнивать хорошее с плохим психологическим здоровьем и избегали какой-либо помощи (75, 76). У некоторых участников (и в соответствии с исследовательской литературой) наблюдались немедленные или отсроченные реакции на проблемы психического здоровья, связанные со службой, осложненные уровнем избегания или неприятия симптомов (50, 76). В рассказах, где участники были довольны своей жизнью и пережили хороший переход, семья происхождения создает счастливое детство.Военная служба рассматривается как приключение, не вызывающее проблем с психическим здоровьем. Этот участник остался доволен гражданской жизнью. Однако рассказы о позитивном переходе к гражданской жизни не так широко освещаются в исследовательской литературе. Влияние детских травм, таких как наблюдение за физическим насилием со стороны родителей, влияет на физическое, психологическое и социальное благополучие после службы и влияет на поведение ветеранов, ищущих помощи (10), и на протяжении всей жизни (43, 77).Также важно признать рассказы людей, которые способны преодолевать трудности в своей военной жизни, возможно, в результате их устойчивого благополучия с детства, развивая свои собственные нарративы о положительном росте (14). Участники, которые пережили рост и справились со своим опытом, также осознавали, когда была необходима поддержка, тип необходимой поддержки и наличие поддержки (78, 79). В некоторых случаях участники, которые поделились схожими рассказами о положительном детском опыте, принимают сознательные решения уйти из учебного заведения, вместо того, чтобы подвергать свои семьи долгосрочному влиянию своей военной карьеры (66).

Ограничения и дальнейшие исследования

Больше вопросов, поднятых анализом данных об участниках, было связано с различиями и сходствами, которые можно было изучить между историями когорт молодых и старых ветеранов (80). Интерпретация данных интервью предварительно предполагает, что для некоторых обслуживающего персонала, которые испытали невзгоды или, возможно, были уязвимы для правонарушений в раннем возрасте. Можно установить связь между выбором опыта военной службы и позитивным взглядом на свой жизненный путь, независимо от того, служил ли человек, например, во Второй мировой войне, в Боснии или Ираке.Могут ли другие когорты рассказывать разные истории о раннем жизненном опыте и насколько они расходятся? Будут ли когорты иметь аналогичные долгосрочные результаты в области психического здоровья и благополучия, если эти ветеранские группы сообщают о схожих невзгодах и опыте устойчивости в детстве? Ветераны, не желающие общаться с гражданскими лицами и / или членами семьи о психологических и физических проблемах, с которыми они сталкиваются, скрывают желание или волю просить о помощи, иногда приводя к самоповреждению, например, пережитый ветеранами Фолклендских войн и войн в Персидском заливе. (55, 81).Возможно, в будущих исследованиях в области изучения продолжительности жизни ветеранов можно будет изучить разницу в когортах бывших вооруженных сил Великобритании, если по-разному понимается жизнь человека и как когорты по-разному определяют смысл (63, 82). Исследователи сохранили целостность аналитического процесса, оставаясь близкими к данным участников как источнику богатой разработки темы. Однако аудит аналитического процесса независимыми исследователями и привлечение участников для проверки разработки темы, возможно, также обеспечили еще один уровень строгости в процессе интерпретации (83).

Заключение

Психическое здоровье и благополучие связаны с идентичностью. Утрата идентичности военнослужащего или женщины создает уязвимость к симптомам психического здоровья, а также усугубляет симптомы. Это также ведет к тому, следует ли искать поддержки или избегать ее. Традиция семьи на службе и восприятие семьи часто упоминались в рассказах участников о том, как избегать разговоров о войне. Если участники были подготовлены к тому, чего ожидать при развертывании членами семьи, имевшими военный опыт, они оценивали свое собственное благополучие на основе того, как члены семьи в прошлом реагировали (или подавляли симптоматические реакции) на военное воздействие.В этом исследовании изучались способы, которыми бывший военнослужащий воспринимал свои собственные потребности в благополучии, особенно в тех случаях, когда отношения участников (или их отсутствие) с первоначальной семьей и собственной семьей могут повлиять на решения о поиске как формальных, так и неформальных практических, социальных и эмоциональных сопровождение после ухода из ВС РФ. Отвечая на растущий интерес к социальному, психологическому, политическому и культурному диалогу о наших ветеранах и потребностях их семей, настаивает на обзоре психического здоровья и благополучия, который также включает обсуждение физического, социального и финансового благополучия. с ветеранами и их семьями как важными для целей исследования и результатов.Подчеркивая голоса ветеранов, вы повышаете осведомленность в Великобритании о необычных и повседневных жизнях ветеранов, которые являются частью нашего общества.

Заявление о доступности данных

Данные об участниках, собранные и проанализированные в ходе этого исследования, не являются общедоступными, так как любые личные идентификационные данные были уничтожены при расшифровке аудиозаписей. Все расшифрованные данные были анонимными в момент транскрипции.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическим комитетом факультета естественных наук Портсмутского университета.Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Взносы авторов

KG разработал обоснование и метод исследования, спроектировал исследование, собрал данные, аудиозаписи и расшифровку аудиозаписей, проанализировал данные и написал каждый раздел рукописи журнала. KB и CW рассмотрели и отредактировали первоначальный черновик и текущее введение к рукописи, методы и разделы результатов.

Финансирование

Частичное финансирование в размере 600 фунтов стерлингов было предоставлено Портсмутским университетом для покрытия дорожных расходов, связанных со сбором данных для исследования.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы благодарят 30 участников, которые внесли свой вклад в исследование, а также консультантов бывших вооруженных сил Великобритании и персонал благотворительных организаций ветеранов, которые предоставили ценные отзывы, относящиеся к стадии разработки исследования.

Список литературы

1. Иверсен А.С., Страх Н.Т., Элерс А., Хакер Хьюз Дж., Халл Л., Эрншоу М. и др. Факторы риска посттравматического стрессового расстройства среди личного состава Вооруженных сил Великобритании. Психол Мед . (2008) 38: 511–22. DOI: 10.1017 / S0033291708002778

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Ван дер Колк Б.А., Фислер Р. Диссоциация и фрагментарный характер травматических воспоминаний: обзор и исследовательское исследование. Дж Травматический стресс .(1995) 8: 505–25. DOI: 10.1007 / BF02102887

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Коулман С.Дж., Стевелинк СЭМ, Хэтч С.Л., Денни Дж.А., Гринберг Н. Связанные со стигмой барьеры и посредники для помощи в поиске проблем психического здоровья в вооруженных силах: систематический обзор и тематический синтез качественной литературы. Психол Мед . (2017) 47: 1880–92. DOI: 10.1017 / S0033291717000356

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4.Сарин Дж., Кокс Б.Дж., Афифи ТО, Стейн МБ, Белик С.Л., Медоуз Дж. И др. Боевые и миротворческие операции в отношении распространенности психических расстройств и предполагаемой потребности в психиатрической помощи: результаты большой репрезентативной выборки военнослужащих. Arch Gen Psychiatry . (2007) 64: 843–52. DOI: 10.1001 / archpsyc.64.7.843

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Иверсен А.С., ван Стаден Л., Хакер Хьюз Дж., Браун Л.Х., Холл Дж., Гринберг Н. и др.Распространенность общих психических расстройств и посттравматического стрессового расстройства в вооруженных силах Великобритании: с использованием данных клинического исследования на основе интервью. BMC Psychiatry . (2009) 9:68. DOI: 10.1186 / 1471-244X-9-68

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Гримелл Дж., Ван ден Берг М. Развитие понимания тела в условиях перехода от военной жизни. Психология культуры . (2019). DOI: 10.1177 / 1354067X19861054

CrossRef Полный текст | Google Scholar

9.Иверсен А., Николау В., Гринберг Н., Анвин С., Халл Л., Хотопф М. и др. Что происходит с британскими ветеранами, когда они уходят из вооруженных сил? Eur J Pub Health . (2005) 15: 175–84. DOI: 10.1093 / eurpub / cki128

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Иверсен А.С., Страх Н.Т., Симонов Э., Халл Л., Хорн О., Гринберг Н. и др. Влияние неблагоприятных условий детства на здоровье британских военнослужащих мужского пола. Br J Психиатрия . (2007) 191: 506–11. DOI: 10.1192 / bjp.bp.107.039818

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Фултон Э., Уайлд Д., Хэнкок Дж., Фернандес Э., Линнейн Дж. Переход от службы к гражданской улице: потребности семей ветеранов вооруженных сил в Великобритании. Persp Pub Health . (2019) 139: 49–58. DOI: 10.1177 / 1757913918785650

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Сеттерстен Р. А. Младший, Спиро А. III. Долгосрочные последствия военной службы для здоровья и благополучия в дальнейшей жизни. Res Hum Dev . (2012) 9: 183–90. DOI: 10.1080 / 15427609.2012.705551

CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Гаде П.А. Военная служба и перспектива жизненного пути: поворотный момент для исследований военнослужащих. Военный психолог . (1991) 3: 187. DOI: 10.1207 / s15327876mp0304_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Маклин А., старейшина Г. Х. Младший. Военная служба на протяжении всей жизни. Социология . (2007) 33: 175.DOI: 10.1146 / annurev.soc.33.040406.131710

CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Даффи-Мур Э. Почему повышение психологической устойчивости важно для военнослужащих Великобритании с целью улучшения психического здоровья военнослужащих? Армейский медицинский корпус J R . (2018). DOI: 10.1136 / jramc-2018-000962. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Гордон К.В. Опыт в зоне боевых действий, общие рассказы и смена идентичностей: систематический обзор качественных исследований. Психология человека . (2014) 42: 331–53. DOI: 10.1080 / 08873267.2014.893514

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Maguen S, Vogt DS, King LA, King DW, Litz BT, Knight SJ, et al. Влияние убийства на симптомы психического здоровья ветеранов войны в Персидском заливе. Психологическая травма . (2011) 3:21. DOI: 10.1037 / a0019897

CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Альбертсон К., Тейлор П., Мюррей Э. Место, пространство и идентичность: многообразный опыт переходного периода в армии и после нее. Кризисная потеря по болезни . (2019) 27: 231–4. DOI: 10.1177 / 1054137319834762

CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Меллотт Х., Мерфи Д., Рафферти Л., Гринберг Н. Пути к охране психического здоровья для ветеранов Великобритании: качественное исследование. Euro J Psychotraumatol . (2017) 8: 1389207. DOI: 10.1080 / 20008198.2017.1389207

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Gubrium JF, Holstein JA. Повествовательная практика и связность личных историй. Sociol Quart . (1998) 39: 163–87. DOI: 10.1111 / j.1533-8525.1998.tb02354.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Gubrium JF, Holstein JA. От индивидуального интервью к собеседованию общества. В: Gubrium JF, Holstein JA, ред. Справочник по собеседованию: контекст и метод . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж (2001). п. 21–50.

Google Scholar

24. Мишлер Э.Г. Модели нарративного анализа: типология. J История жизни повествования. (1995) 5: 87–123. DOI: 10.1075 / jnlh.5.2.01mod

CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Мюррей М. Нарративная психология и нарративный анализ. В: Camic PM, Rhodes JE, Yardley L., редакторы. Качественные исследования в психологии: расширение перспектив в методологии и дизайне . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация (2003). п. 95–112. DOI: 10.1037 / 10595-006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27.Лабов В., Валетцкий Ю. Нарративный анализ: устные версии личного опыта. История жизни J Narr . (1967) 7: 3–38. DOI: 10.1075 / jnlh.7.02nar

CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol . (2006) 3: 77–101. DOI: 10.1191 / 1478088706qp063oa

CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Льюис-Бек М., Брайман А.Е., Ляо Т.Ф. Мудрец Энциклопедия методов исследования социальных наук .Беверли-Хиллз: Мудрец (2003).

Google Scholar

30. Фонтана А., Розенхек Р. Травматические военные стрессоры и психиатрические симптомы во время Второй мировой войны. Ветераны Корейской и Вьетнамской войн. Психология старения . (1994) 9:27. DOI: 10.1037 / 0882-7974.9.1.27

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Венграф Т. Проведение интервью с качественным исследованием: биографическое повествование и полуструктурированные методы . Лондон: Мудрец (2001).

36.Фередей Дж., Мьюир-Кокрейн Э. Демонстрация строгости с использованием тематического анализа: гибридный подход индуктивного и дедуктивного кодирования и разработки темы. Методы Int J Qual . (2006) 5: 80–92. DOI: 10.1177 / 1609406500107

CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Эндрюс М., Сквайр К., Тамбуку М. (редакторы). Проведение повествовательного исследования . Лондон: Мудрец (2013).

Google Scholar

38. Базели П., Джексон К. (редакторы). Качественный анализ данных in vivo .Лондон: Мудрец.

Google Scholar

40. Хигейт П., Кэмерон А. Рефлексивность и исследования в вооруженных силах. Вооруженные силы и общество. (2006) 32: 219–33. DOI: 10.1177 / 0095327X05278171

CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Маутнер Н.С., Дусет А. Рефлексивные отчеты и отчеты о рефлексивности в качественном анализе данных. Социология . (2003) 37: 413–31. DOI: 10.1177 / 00380385030373002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

42.Blosnich JR, Dichter ME, Cerulli C, Batten SV, Bossarte RM. Различия в неблагоприятных детских переживаниях среди лиц, прошедших военную службу. Психиатрия JAMA . (2014) 71: 1041–8. DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2014.724

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Ван Вурхиз Е.Е., Дедерт Э.А., Калхун П.С., Бранку М., Ранналс Дж., В.А. Среднеатлантическая рабочая группа MIRECC и др. Воздействие детских травм у ветеранов войны в Ираке и Афганистане: последствия для симптомов посттравматического стрессового расстройства и функциональной социальной поддержки взрослых. Игнорирование жестокого обращения с детьми . (2012) 36: 423–32. DOI: 10.1016 / j.chiabu.2012.03.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Ельницкий В.А., Фишер М.П., ​​Блевинс ЦЛ. Реинтеграция военнослужащих и ветеранов: концептуальный анализ, единое определение и ключевые области. Фронт Психол . (2017) 8: 369. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.00369

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Свед О, Батлер Дж. С..Военный капитал в израильской индустрии высоких технологий. Общество Вооруженных Сил . (2015) 41: 123–41. DOI: 10.1177 / 2F0095327X13499562

CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Башам К. Возвращение домой как убежище или новый фронт: Привязанность и отряд в воинских парах. Clin Soc Work J . (2008) 36: 83–96. DOI: 10.1007 / s10615-007-0138-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Мерфи Д., Спенсер-Харпер Л., Тургуз Д. Изучение возможности поддержки британских партнеров, живущих вместе с ветеранами с посттравматическим стрессовым расстройством: пилотное исследование совместной программы (ТТП). J Family Med. (2019). DOI: 10.14302 / issn.2640-690X.jfm-19-2725

CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Уокер Д.И. В ожидании ухода армии: конструкции идентичности солдат последней британской карьеры. Armed Forces Soc. (2013) 39: 284–304. DOI: 10.1177 / 0095327X12437689

CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Бусуттил В. Управление психическим здоровьем ветеранов: роль третьего сектора благотворительной борьбы со стрессом. В: Документ, представленный Королевскому колледжу психиатров.Лондон (2010).

51. Бекс Т.А., Кэрнс С.Л. Контексты, побуждающие к поиску помощи среди партнеров ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством: качественное исследование. Травматология . (2018) 24: 313–23. DOI: 10.1037 / trm0000159

CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Тичман Дж. Ветераны здоровее? Военная служба и здоровье в 40 лет в эпоху добровольчества. Social Sci Res . (2011) 40: 326–35. DOI: 10.1016 / j.ssresearch.2010.04.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Уокер С. Оценка последствий военных действий для психического здоровья в Ираке и Афганистане: обзор литературы. J Психиатр психического здоровья медсестры . (2010) 17: 790–6. DOI: 10.1111 / j.1365-2850.2010.01603.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Dirkzwager AJE, Bramsen I., Adèr H, van der Ploeg HM. Вторичная травма у партнеров и родителей голландских миротворцев. J Fam Psychol. (2005) 19: 217–26. DOI: 10.1037 / 0893-3200.19.2.217

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Herman JL. Травма и выздоровление: последствия насилия — от домашнего насилия до политического террора . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги (2015).

Google Scholar

59. Джонс Э., Бхуи К., Энгельбрехт А. Возвращение травмированного ветерана армии: качественное исследование бывших военнослужащих Великобритании после войны 1945–2000 гг. Int Rev Psychiatry . (2019) 31: 14–24. DOI: 10.1080 / 09540261.2019.1585767

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Демерс А. Когда вернутся ветераны: роль сообщества в реинтеграции. J Потеря травмы . (2011) 16: 160–79. DOI: 10.1080 / 15325024.2010.519281

CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Scannell-Desch E, Doherty ME. Опыт военных медсестер США в войнах в Ираке и Афганистане 2003-2009 гг. Стипендия J Nurs . (2010) 42: 3–12. DOI: 10.1111 / j.1547-5069.2009.01329.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Schok ML, Kleber RJ, Elands M, Weerts JM. Значение как миссия: обзор эмпирических исследований по оценке войны и опыта миротворческой деятельности. Clin Psychol Ред. . (2008) 28: 357–65. DOI: 10.1016 / j.cpr.2007.04.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Бернелл К., Хант Н., Коулман П.Использование нарративного анализа для исследования роли социальной поддержки в примирении травматических воспоминаний о войне. Обновление психологии здоровья. (2006) 15: 37–40. Получено с: https://eprints.soton.ac.uk/45141/

.

Google Scholar

64. Бинкс Э., Кембридж С. Переходный опыт британских военных ветеранов. Политическая психология. (2018) 39: 125–42. DOI: 10.1111 / pops.12399

CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Гриффитс М., Маклеод Г.Личные рассказы и политика: никогда не сходятся? J Philos Educ . (2008) 42: 121–43. DOI: 10.1111 / j.1467-9752.2008.00632.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Force in Mind Trust (FiMT). Исследование переходного периода, понимание переходного процесса для военнослужащих, возвращающихся к гражданской жизни. Лондон: силы в разумном доверии (2013).

Google Scholar

67. Ахерн Дж., Вортен М., Мастерс Дж., Липпман С.А., Озер Э.Дж., Моос Р.Проблемы перехода ветеранов Афганистана и Ирака от военной к гражданской жизни и подходы к воссоединению. PLoS ONE . (2015) 10: e0128599. DOI: 10.1371 / journal.pone.0128599

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. Bartone PT. Необходимость положительного значения в военных действиях: размышления об Абу-Грейбе. Military Psychol. (2005) 17: 315–24. DOI: 10.1207 / s15327876mp1704_5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

69.Карри С.Л., День А, Келлоуэй К. Возвращение войск домой: моделирование процесса реинтеграции после развертывания. J Occup Health Psychol . (2011) 16: 38–47. DOI: 10.1037 / a0021724

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Закон Б., Мейерс Ф., Вейерс Г. Новые взгляды на карьеру и идентичность в современном мире. Br J Guid Counsel . (2002) 30: 431–49. DOI: 10.1080 / 0306988021000025637

CrossRef Полный текст | Google Scholar

72.Старейшина Г. Х. младший, Гимбел С., Иви Р. Поворотные моменты в жизни: случай военной службы и войны. Военный психолог . (1991) 3: 215. DOI: 10.1207 / s15327876mp0304_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. London AS, Wilmoth JM. Военная служба и (прерывание) преемственности на жизненном пути: данные о неблагоприятных условиях и смертности из исследования здоровья и выхода на пенсию и исследования активов и динамики здоровья среди пожилых и пожилых людей. Устранение старения . (2006) 28: 135–59.DOI: 10.1177 / 0164027505281572

CrossRef Полный текст | Google Scholar

74. Ривьер Л.А., Кендалл-Роббинс А., МакГурк Д., Кастро Калифорния, Хоге К.В. Возвращение домой может повредить: факторы риска психических расстройств у резервистов США после развертывания в Ираке. Br J Психиатрия. (2011) 198: 136–42. DOI: 10.1192 / bjp.bp.110.084863

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Фарранд П., Джеффс А., Блумфилд Т., Гринберг Н., Уоткинс Э., Маллан Э. Приемлемость службы психического здоровья для сообщества ветеранов вооруженных сил. Оккуп Мед . (2018) 68: 391–8. DOI: 10.1093 / occmed / kqy086

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Джонсон Э.М., Поссемато К. Распознавание проблемы и убеждения в отношении лечения связаны с использованием психического здоровья среди ветеранов первичной медико-санитарной помощи. Psychol Serv . (2019). DOI: 10,1037 / ser0000341. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. McCauley HL, Blosnich JR, Dichter ME.Неблагоприятный опыт детства и последствия для здоровья взрослых женщин-ветеранов и женщин-ветеранов. J Здоровье женщин . (2015) 24: 723–9. DOI: 10.1089 / jwh.2014.4997

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Хоге CW, Октерлони Дж. Л., Милликен К. С.. Проблемы с психическим здоровьем, использование психиатрических услуг и увольнение с военной службы после возвращения из командировки в Ирак или Афганистан. JAMA . (2006) 295: 1023–32. DOI: 10.1001 / jama.295.9.1023

CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. King DW, King LA, Foy DW, Keane TM, Fairbank JA. Посттравматическое стрессовое расстройство в национальной выборке женщин и мужчин-ветеранов Вьетнама: факторы риска, стрессоры в зоне боевых действий и переменные способности к восстановлению устойчивости. Дж Ненормальный Психол . (1999) 108: 164. DOI: 10.1037 / 0021-843X.108.1.164

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Бергман Б. П., Маккей Д. Ф., Смит Д. Д., Пелл Дж. П. Несмертельные самоповреждения среди шотландских ветеранов вооруженных сил: ретроспективное когортное исследование 57 000 ветеранов и 173 000 подобранных не-ветеранов. Социальная психиатрия Психиатрическая эпидемиология . (2019) 54: 81–7. DOI: 10.1007 / s00127-018-1588-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Marmar CR, Weiss DS, Schlenger WE, Fairbank JA. Перитравматическая диссоциация и посттравматический стресс у мужчин-ветеранов Вьетнамского театра. Am J Psychiatry . (1994) 151: 902. DOI: 10.1176 / ajp.151.6.902

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Thomas DR. Отзывы участников исследования: полезны ли проверки участников в качественном исследовании? Qual Res Psychol. (2017) 14: 23–41. DOI: 10.1080 / 14780887.2016.1219435

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вот причины, по которым военнослужащие уходят из армии

Есть миллион причин, по которым кто-то может решить уйти из армии.

Это стало ясно после того, как сержант. Майор армии Майкл Гринстон открыл шлюзы в социальных сетях в начале этого месяца, когда попросил рассказать о «некоторых из наиболее предотвратимых причин», по которым солдаты покинули армию.Сотни ответов затрагивают самые разные вопросы: расизм, сексуальные домогательства, баланс между работой и личной жизнью, требования к росту и весу, избыток бюрократизма и отсутствие контроля, который, по мнению некоторых солдат, у них есть над своей жизнью.

Мы хотели услышать больше, поэтому мы спросили вас, наши читатели, почему вы, , ушли из армии. И ты доставил. В то время как в некоторых ответах указывались такие вещи, как плохие лидеры: «Старший сержант очень легко принял решение для меня», — сказал один человек, — для других это было намного проще; как сказал один человек в Facebook, «это стало глупо.”

В целом, ответы представляют собой дорожную карту, которая может точно показать лидерам, почему их войска могут не стремиться к повторному вступлению в армию еще несколько лет, а вместо этого рассматривают свою следующую главу в гражданском мире.

Одним из часто возникающих решающих факторов была семья: одна женщина сказала, что злоупотребление семейными планами по уходу «реально».

«В 16:00 руководство потребует, чтобы вы остались, но если вы не сможете, вы будете публично пристыжены среди ваших сверстников-мужчин за ваше« отсутствие плана семейного ухода »или« плохую командную работу », — сказала женщина, которая сказала в своем комментарии, что она ветеран армии.«Спустя восемь лет я выбрала для своего ребенка стабильную жизнь и будущее и воспользовалась программой профессиональной реабилитации, чтобы подготовиться к новой карьере».

Один человек сказал, что он знал, что создание семьи — одна из его целей в жизни, но после пяти лет службы он «знал, что это невозможно, если я останусь дома».

«Быть ​​двойной семьей военнослужащих больше не работает», — сказал другой человек. «Требования к нашей семье и злоупотребление планом семейного ухода заставили наши руки принять решение, которое коснулось одного из нас.Поэтому я пожертвовал своей карьерой, чтобы он мог уйти на пенсию ».

Уравновешивание планирования семьи и службы в армии долгое время было проблемой для военнослужащих и женщин, особенно когда в рядах рядов сохраняются мифы вроде «женщины беременеют, чтобы избежать службы». Как один из военнослужащих сказал исследователям Пентагона в 2019 году, беременных военнослужащих часто «считают мертвым грузом».

«По мере того, как вы поднимаетесь в должности, ваша карьера пострадает, если кто-то другой не будет полностью отвечать за ваших детей», — сказал другой.

«Я перестала чувствовать себя значимой. Как будто то, что я делал, было незначительным », — сказал один человек в Facebook.

Для других решающим фактором было истощение, вызванное многократным развертыванием, и бесконечное стремление к готовности. Один человек сказал, что требование «все больше и больше времени проводить вдали от работы и семьи просто не стоит того».

«Это всегда еще одна школа, еще одна бла, бла, бла», — сказал он. «Хватит, хватит».

«Я ушел только из-за постоянных развертываний, и конца этому не видно… В 1 зачислении я совершил 3 тура (2 в Ирак и 1 в Афганистан), и если бы я не выбрался, меня уже переназначили, чтобы сразу вернуться. снова в Афганистан со следующей ротой », — сказал один из бывших морских пехотинцев.«Это просто утомило меня до мозга костей».

И хотя существует множество негативных факторов, которые сделали уход из армии лучшим выбором для многих бывших военнослужащих, было также несколько положительных выводов — они ушли, потому что чувствовали, что сделали то, что они пошли туда, или потому что они вышли на пенсию. .

«23 года», — сказал один человек. «Любил все это».

«Военно-морской флот сделал буквально все, что мне было нужно», — ответил один человек, который сказал, что он бывший старшина ВМФ 2-го класса на Facebook.«Теперь я эксперт в своей области и зарабатываю хорошие деньги, обучая людей делать мою работу».

Сохранение военнослужащих в вооруженных силах — это больше, чем просто достижение конечных целей — как говорится в отчете RAND Corporation за 2020 год, это еще и финансовая проблема. В отчете говорится, что новобранцы, увольняющиеся из армии до завершения своего первого контракта, являются «дорогостоящим и постоянным вопросом для всех видов военной службы», который в среднем составляет «миллионы долларов в год». В докладе говорится, что большинство решающих факторов для кого-то покинуть армию возникает после того, как он уже вступил в армию, в отличие от ранее существовавших проблем, которые преобладали до того, как он присоединился к армии.

«Эти факторы можно назвать пригодностью или пристрастием к военной жизни», — говорится в отчете RAND. «И они могли относиться к службе в целом, к конкретному занятию или к конкретному подразделению».

Очевидно, что существует миллион причин, по которым кто-то может уйти из армии — многие из них, вероятно, можно предотвратить, решив ненужные повседневные проблемы, с которыми сталкиваются военнослужащие, которые усложняют их жизнь и делают гражданскую жизнь более привлекательной. Однако мой личный фаворит: «Я не люблю бегать.Я настоящий американец, и эти цвета никуда не годятся. Моя команда не купилась, мы расстались ».

На фотографии: солдаты Национальной гвардии армии Индианы заполняют мешки с песком для борьбы с наводнениями в офисе Министерства транспорта штата Индиана в Винсеннесе, штат Индиана, 10 июня 2008 г. (фотография ВВС США сделана старшим капитаном-сержантом Джоном С. Чепмен)

ветеранов и действующей службы | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

Согласно исследованию, проведенному в 2014 году в JAMA Psychiatry , почти у каждого четвертого члена службы, находящегося на действительной военной службе, наблюдались признаки психического расстройства.На этой странице мы сосредоточены на вопросах, которые часто задают военнослужащие, относительно лечебных ресурсов, раскрытия информации и сохранения здоровья при переходе к гражданской жизни. Если у вас возникли мысли о самоубийстве, позвоните по телефону кризисной линии для ветеранов круглосуточно и без выходных, набрав 1-800-273-8255 и нажав 1.

Проблемы с психическим здоровьем

Есть три основных проблемы психического здоровья, с которыми вы можете столкнуться во время службы в армии.

  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Травматические события, такие как военное сражение, нападение, стихийные бедствия или сексуальное насилие, могут иметь длительные негативные последствия, такие как проблемы со сном, гнев, кошмары, нервозность, злоупотребление алкоголем и наркотиками. Когда эти проблемы не проходят, это может быть посттравматическое стрессовое расстройство. Исследование JAMA Psychiatry 2014 года показало, что частота посттравматического стрессового расстройства в 15 раз выше, чем у гражданского населения.
  • Депрессия. Депрессия — это не просто переживание печали, это не означает, что вы слабый, и это не то, что вы можете просто «просто преодолеть».«Депрессия мешает повседневной жизни и нормальному функционированию и может потребовать лечения. Психиатрическое исследование JAMA 2014 года показало, что уровень депрессии в пять раз выше, чем у гражданского населения.
  • Травматическая травма головного мозга (ЧМТ). Черепно-мозговая травма обычно возникает в результате сильного удара по голове или телу. Симптомы могут включать головные боли, усталость или сонливость, проблемы с памятью, а также изменения настроения и перепады настроения.

В разделе «Психологические состояния» нашего сайта мы обсуждаем эти и другие состояния, а также способы распознавания симптомов психического заболевания у себя или у кого-то еще.

Кому мне сказать?

Военнослужащие — мужчины и женщины — обязаны своим товарищам по службе оставаться в хорошем психическом и физическом здоровье. Если вас беспокоит возможное состояние психического здоровья или вы поступаете на службу в вооруженные силы с прошлым или настоящим психическим заболеванием, знайте, что в вооруженных силах не требуется, чтобы военнослужащие сообщали о проблемах психического здоровья своим подчиненным. Ответственность за принятие решения о раскрытии вашего состояния ложится на медицинских работников и поставщиков медицинских услуг, с которыми вы консультируетесь.Они проходят подготовку по вопросам военной политики в отношении конфиденциальности защищенной медицинской информации (PHI). Вот некоторые люди, с которыми стоит поговорить.

  • Конфиденциальные консультанты доступны для военнослужащих и их семей через сайт Military One Source по телефону 1-800-342-9647. Если вы не уверены, обращаться ли вам за лечением, или если вы, возможно, нуждаетесь в лечении, они могут стать отличной первой остановкой для получения информации и совета.
  • Поставщики первичной медицинской помощи могут быть полезны для обсуждения проблем и вариантов лечения.
  • Поставщики психиатрических услуг , работающие в клиниках первичной медико-санитарной помощи, доступны на многих военных базах, поэтому вы можете обратиться за консультацией к специалисту, не покидая базы. А на некоторых базах вы можете найти удобные группы по встроенному поведенческому здоровью — клиники, отделенные от традиционных медицинских учреждений.

Если вы, ваш коллега или член семьи испытываете непосредственный кризис, особенно если это опасный для жизни кризис психического здоровья, вам следует немедленно обратиться в военное или гражданское отделение неотложной помощи или позвонить по номеру 911.

Как обращение за психиатрическим лечением повлияет на мою карьеру?

Военнослужащие всегда заботились о своем физическом здоровье, но в современных вооруженных силах психическое здоровье не менее важно для успеха миссии. В последние годы военные изменили многие из своих правил, чтобы улучшить психическое здоровье. Министерство обороны признает, что невылеченные психические расстройства представляют большую угрозу для безопасности, чем психические расстройства, от которых вы обращаетесь за лечением.

Согласно правилам 2014 года, разговор с врачом о том, что вас беспокоит, вопрос о том, нужен ли вам диагноз или обращение за лечением, не влияет на вашу карьеру. Если вашему врачу необходимо сообщить о вашем состоянии, ваша карьера не подвергнется риску из-за такого раскрытия информации.

Кроме того, с изменениями в процедурах допуска вы больше не рискуете потерять разрешение, проконсультировавшись с врачом. Если вы обращаетесь за помощью по вопросам, связанным с боевыми действиями, или получаете семейную консультацию, вам не нужно беспокоиться о «вопросе 21», касающемся лечения психических или эмоциональных состояний.

Опасности неразглашения информации

Однако невылеченное психическое заболевание может навредить вашей карьере. Если симптомы серьезны, ваш командир может потребовать ограничения служебных обязанностей или порекомендовать увольнение из армии по медицинским показаниям.

Военные записи показывают, что поговорить с врачом — это хороший карьерный ход. Согласно исследованию 2006 года, проведенному в Military Medicine , 97% сотрудников, обращавшихся за психиатрической помощью, не испытали какого-либо негативного воздействия на карьеру.То же исследование показало, что игнорировать психическое заболевание рискованно. Если ситуация ухудшится, командир может потребовать обследования психического здоровья, что нанесет гораздо больший ущерб вашей карьере. Среди людей, прошедших командную оценку, 39% оказали негативное влияние на карьеру.

Военная политика и ваша конфиденциальность

Когда вы обращаетесь за психиатрической помощью, ваш поставщик медицинских услуг сообщит вам, что Министерство обороны следует принципам конфиденциальности, установленным HIPAA и Законом о конфиденциальности.Эти правила обеспечивают конфиденциальность ваших записей о психическом здоровье в большинстве ситуаций. Однако, если ваш поставщик медицинских услуг обнаруживает, что ваше психическое состояние может поставить под угрозу вас, других или миссию, они обязаны раскрыть эту информацию инстанции.

Военная политика гласит, что поставщики медицинских услуг могут делиться только определенной информацией и только в тех ситуациях, которые связаны с безопасностью. Точное определение этих обстоятельств отличается для каждого вида вооруженных сил.

В армии, например, политика PHI гласит, что информация может быть раскрыта только в ситуациях, связанных с острой угрозой причинения вреда себе, другим или миссии; при поступлении или выписке из стационара; при поступлении на официальное лечение от наркозависимости; и при зачислении в программы надежности персонала.

Если медицинский офицер или военнослужащий заметит, что ваше состояние здоровья представляет опасность, он поделится вашим медицинским профилем с командирами.Информация, которой им разрешено делиться, включает ваш диагноз и рекомендуемые с медицинской точки зрения ограничения по служебным обязанностям. Командиры подразделений будут решать, какие обязанности вам поручить, пока ваше состояние не улучшится.

Вы можете избежать ситуаций, требующих раскрытия информации, обсудив свои проблемы с поставщиками услуг, когда они впервые возникнут. Игнорирование симптомов может привести к их ухудшению. Поначалу психическое заболевание может затронуть только вас, но если ваше состояние не улучшится, ваша способность выполнять свои обязанности может пострадать.

Если командиры или начальники наблюдают поведение, которое, по-видимому, ставит под угрозу безопасность или производительность труда, они могут запросить управляемую командой оценку поведенческого здоровья. Оценка по команде не гарантирует такой конфиденциальности, как медицинская консультация, которую вы ищете.

Как я могу помочь товарищу-воину?

Укрепление наших боевых сил — это групповое усилие. Если вы беспокоитесь о друге или коллеге, самое важное, что вы можете сделать, — это спросить, как у них дела, и выслушать, не осуждая.Симптомы психического расстройства иногда могут заставить людей забыть, что успех миссии зависит от сохранения здоровья не только телом, но и духом. Они могут не осознавать, что их беспокойство является симптомом психического заболевания. Слушайте терпеливо, поощряйте и напоминайте им, что эти симптомы могут развиться у любого, от рядового до общего.

Напомните своему товарищу-воину, что основная задача вооруженных сил — поддерживать сильную боевую силу. Поделитесь с ним информацией здесь.Подчеркните, что разговор с консультантом или медицинским работником не повредит карьере или допущению к службе безопасности, и что каждый военнослужащий обязан повышать устойчивость, обращаясь за советом и лечением, когда это показано.

Если кто-то из ваших знакомых расскажет вам о проблеме психического здоровья, не отшучивайтесь и не обещайте, что она поправится сама по себе, даже если вы хотите утешить этого человека. Стрессы, связанные с развертыванием и военной жизнью, подвергают солдат риску психических заболеваний и усложняют их лечение.Военно-медицинская система не может успешно выполнить свою миссию по «восстановлению боевой мощи» без помощи всего персонала, призванного способствовать быстрому лечению психических заболеваний, прежде чем они могут ухудшиться.

Для получения дополнительных советов порекомендуйте своему другу позвонить полностью конфиденциальным консультантам в Military One Source (1-800-342-9647).

Решительный переход к гражданской жизни

Возвращение к гражданской жизни может быть временем радости, но также и временем эмоциональных потрясений.Возможно, ваш опыт службы изменил ваш взгляд на жизнь. У вас могут появиться новые способности, новые знакомства или новые заботы.

Если вы были в бою или в аналогичных стрессовых ситуациях, возможно, некоторые из привычек, которые помогали вам оставаться сильными во время травмирующих событий, будут менее полезны в гражданской жизни. Чтобы оставаться сильным в гражданской жизни, может потребоваться выработка новых привычек. Вы также можете подвергаться повышенному риску посттравматического стрессового расстройства и других симптомов, которые ваш мозг восстанавливает после травмы.

Некоторые ветераны обнаруживают, что им не хватает структуры, которую дает военная жизнь. Некоторым не хватает чувства цели в своей повседневной работе. Другие могут чувствовать себя изолированными, потому что мирные жители не понимают опыта службы. Возможно, потребуется время, чтобы разобраться с воспоминаниями о вашем опыте.

Помните, что перенастройка требует времени. Дайте себе возможность сохранить свое физическое и психическое здоровье в переходный период. В НАМИ мы понимаем вопросы, с которыми сталкиваются многие военнослужащие, когда они возвращаются к гражданской жизни.Мы здесь, чтобы помочь. Обратитесь к местному партнеру NAMI, чтобы узнать, предлагает ли он программу поддержки для вернувшихся ветеринаров.

Сохранение сильного тела и разума

Вот несколько важных советов и предложений для поддержания сильного тела и духа:

  • Обратитесь к другим ветеранам или группам ветеранов. Намного легче осуществить переход, когда вы не одиноки. Также помогает социальная поддержка со стороны не-ветеранов. Найдите духовного или религиозного советника, с которым вам нравится разговаривать, или специалиста по психическому здоровью.
  • Расскажите семье и друзьям о своем опыте. Даже если они не до конца понимают, через что вы проходите, это помогает им понять, почему иногда у вас могут быть проблемы с взаимодействием.
  • Признайте, что другие могут не понимать вашу военную службу или ваши взгляды. Если вы рассказываете о своем опыте и получаете отрицательный ответ, отпустите его.
  • Заранее подготовьтесь к нечувствительным вопросам или темам для разговора. Вам не нужно никому рассказывать о своем опыте, если вы этого не хотите.Потренируйтесь отвечать или уважительно откажитесь отвечать.
  • Поищите в Интернете информацию о психическом здоровье и переходном периоде. Заранее определите стратегии для поддержки вашего перехода. Real Warriors — отличное место для всех солдат, будь то действующая армия, национальная гвардия или резерв, или ветераны и их семьи. Информация и инструменты могут помочь во всем, от составления бюджета и работы до бессонницы, посттравматического стрессового расстройства и депрессии.
  • Позаботьтесь о своем теле и о своем разуме, активно находя удобные для ветеранов медицинские услуги в вашем районе.Вы можете получить информацию о местных услугах через My Health e Vet, личную медицинскую карту VA в Интернете. Этот сайт для ветеранов, военнослужащих и членов их семей предоставляет доступ к медицинским картам, личному журналу здоровья, онлайн-информации о пополнении рецептов VA и сведениям о федеральных льготах и ​​льготах и ​​ресурсах VA.
  • Не торопитесь воссоединиться с семьей и друзьями. Когда вы служили, вашей ролью в семье было «дальнее служение».«Теперь вы и ваша семья разрабатываете для себя новую роль. По прошествии времени ваша новая роль может не совпадать с вашей ролью до служения. Вы и ваша семья приспособитесь и станете сильнее, чем раньше, но не ждите, что изменения произойдут немедленно.
  • Постарайтесь проявить терпение к своим гражданским коллегам и к гражданскому графику работы. Иногда вы можете расстраиваться из-за того, что сотрудники, занятые в гражданской жизни, уходят после официального завершения рабочего дня, независимо от того, выполнена ли «миссия» дня.Они могут казаться менее преданными, чем вы привыкли, и менее заинтересованными в командной работе. Вы также можете обнаружить, что вы и ваши штатские коллеги разговариваете по-разному в офисе. Военный жаргон — сложный язык, и вам может показаться, что вам нужно переводить себя на «гражданский английский».
  • Признайте, что иногда вы будете чувствовать разочарование, возвращаясь к гражданской жизни, но разочарование во время этого перехода является нормальным явлением. На самом деле разочарование — это признак того, что вы приспосабливаетесь и становитесь сильнее.
  • Если вы обнаружите, что со временем вы становитесь все более разочарованными или изолированными, поговорите со специалистом в области здравоохранения о том, может ли психиатрическая помощь помочь вам повысить вашу устойчивость. Министерство обороны спонсирует обучение и поддержку в In Transition (1-800-424-7877). Медицинские работники могут помочь вам выйти из этого перехода сильнее, чем раньше.

Важно помнить, что вы не одиноки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *