Когда революция 2019: Революция (2019, сериал, 1 сезон) – трейлеры, даты премьер – КиноПоиск

Содержание

Как произойдет революция — Блоги — Эхо Москвы, 01.08.2019

«Над седой равниной моря ветер тучи собирает». 

В последние дни только ленивый не говорит о революции. «Москва, Кремль, заказчикам революции,» — пишет открытое письмо Леонид Гозман.  «Мы стоим у истоков конституционного кризиса, разрешение которого прямо и непосредственно выводит Россию в революцию», говорит Владимир Пастухов. Валерий Соловей пророчит революцию уже в этом голу.

Эти и другие авторы достаточно обосновали переход протеста в революцию на уровне политической тории. Но как это произойдет на практике? 

Наиболее часто вспоминают Майдан: на центральной площади собирается народ, который отказывается уходить — ставят палатки, разжигают костры и т. д.  Их жестко разгоняют, но это приводит к появлению еще более многочисленной толпы. Вызывают войска, но они выходят из повиновения. Заканчивается все миллионным маршем на центры власти.

Похоже, что именно такого развития событий боятся и власти предержащие. Поэтому при малейшем намеке на уличные акции, они принимают контрмеры: блокируют доступ месту сбора (у Правительства Москвы, на Трубной и т.п.) и изолируют лидеров.

Однако в действиях протестующих на прошлой неделе выявилась новая тенденция: рассредоточенная мобильная акция без участия лидеров. Столкнувшись с невозможностью пройти к назначенному месту, и оказавшись практически без лидеров, толпа быстро перестроилась, самоорганизовалась, и очаги протеста стали одновременно возникать в разных точках центральной Москвы, перемещаясь с места на место: в переулках, отходящих от Тверской, на Арбате, на Лубянке, на Садовой, и т. д. Властям пришлось оперативно перебрасывать силы им в след.

Именно по этому сценарию — путем рассредоточенной «прогулки», а не стояния на площади и слушания речей, и будет развиваться дальнейший протест. Для  того, чтобы он стал революцией, достаточно, чтобы пространство между Неглинкой и Арбатом одновременно заполнили 200 тысяч протестующих — по 2 человека на каждые 100 жителей Москвы.

Возможно ли это?

Не будет большим допущением предположить,  что 200 тыс. готовых к протесту  людей в Москве имеется уже сегодня. Очевидно, что они не выходят на улицу в основном потому, что боятся  идти к «месту сбора», где их будут ждать менты с дубинками. Но если «места сбора» вообще нет, а протестный порыв можно сублимировать, просто выйдя на улицу и, объединившись с несколькими десятками себе подобных, пройтись по родному переулку, то страху будет меньше, да и ментов на все переулки не хватит. Единственное, что необходимо для такого сценария, это назначенный час — например, каждую субботу, и унифицированная символика, чтобы, выйдя из дома, эти люди могли узнать друг друга и сбиться в группы. Эту роль могут выполнить белые ленточки, зеленые майки, желтые жилеты, воздушные шарики, красные гвоздики — все, что угодно, лишь бы они были у всех одинаковые.

Только представьте себе: милиция получает задание отловить 200 тысяч человек, разгуливающих по Москве небольшими группами с воздушными шариками в руках.

Возможно ли такое без лидеров и централизованной организации? Оказывается, возможно. Как рассказала в интервью Снобу 17-летняя участница группы «Бессрочка» Ольга Мисик, «Бессрочка — это децентрализованный протест, у нас нет четкой структуры и лидеров. Почти все общение мы ведем через мессенджер «Телеграм». Участники нашего движения ездят по митингам и судам, делают видео и ведут прямые трансляции. Мы активно занимаемся агитацией — раздаем стикеры, листовки и газеты, их разработкой занимается отдельная группа бессрочников».  Если сотни таких «Бессрочек» организуются по всему городу на территориальной основе, то подавить их, не посадив всех, будет практически невозможно.

А удавшись один раз, масштабы такого рассеянного протеста начнут расти снежным комом.

То, что после жестких разгонов, протестные настроения не спадут, а будут только усиливаться, очевидно. Если «выход на Майдан» окажется нвозможным, то протест неизбежно будет искать новые пути реализации. Децентрализация и распыление крупных движений на сотни маленьких автономных групп приведет к тому, что теория революционной ситуации станет практикой.  

Революция как диагноз. Что скажут историки о лете 2019 года? | Мнения

Протесты в Москве. Фото: Maxim Shemetov / Reuters

Любое более или менее значимое волнение в Москве немедленно порождает две взаимоисключающие оценки: оптимистичное «Ах, началось!» и скептическое «Ох, началось…» Не стали исключением и протесты против отказа в регистрации независимых кандидатов в Мосгордуму. Пока с одной стороны бодро выражают надежду на то, что протесты перерастут в восстание против режима, с другой стороны изливают избыток перебродившей политической желчи, полагая, что оппозиция в очередной раз пытается раздуть из местной протестной мухи слона национального масштаба.

Туземные пророки привычно кличут бурю, а «удаленные аналитики» бесстрастно констатируют, что в русском Багдаде по-прежнему все спокойно, а если кто и неспокоен, то его быстро успокоят, поэтому все будет как всегда, а значит – никак. Эту мудрость пескаря они выводят априори из глубин своего миросозерцания, упрекая оппонентов в необоснованном использовании спорных «допущений», которые они сами не применяют без объяснения причин. В результате их анализ, не структурированный вообще никакими допущениями, разбивается на бессвязные фрагменты, объединенные не столько ясной мыслью, сколько сильным чувством – ну, не люблю я вас…

Что-то в воздухе

Истина все-таки, похоже, лежит где-то посередине между активизмом и снобизмом. Конечно, те, кто ждет, что московские протесты завтра перерастут во всенародное восстание «с битьем посуды», скорее всего, заблуждаются. Пока нет оснований полагать, что власти не удастся погасить этот очаг возгорания (не Сибирь же) с помощью привычного чередования уступок и репрессий. У Кремля есть тысяча и один способ справиться сегодня с пожаром в Москве, и только если он сам сделает грубую ошибку и устроит под зубчатыми стенами рукотворный «политический Чернобыль», мы будем иметь шанс увидеть что-то из ряда вон выходящее. Тут диванные скептики правы.

Другое дело, что кроме краткосрочных и видимых последствий существуют еще долгосрочные и не видимые невооруженным глазом. Чтобы их рассмотреть, как раз и нужны определенные «допущения». Недаром Ричард Пайпс в начале своего исследования о русской революции пишет, ссылаясь на Моэма, что факт – плохой рассказчик. Сделав эти допущения, мы, возможно, увидим в московских событиях лета 2019 года нечто большее, чем очередную в меру беспощадную и в меру бессмысленную стычку столичной интеллигенции с властью. На мой взгляд, есть веские основания полагать, что речь идет о чем-то большем, чем заурядный всплеск протестной активности на фоне локального системного «глюка».

Аль-революция, аль-нет – Газета Коммерсантъ № 240 (6720) от 27.12.2019

«Арабская весна 2.0» — так называют события 2019 года на Ближнем Востоке. Уличные протесты уже привели к отставке двух президентов (в Алжире и Судане) и двух премьер-министров (в Ливане и Ираке), хотя кардинальной смены государственного строя, как это было в 2011 году, ни в одной из стран не произошло. Однако финальная точка еще не поставлена. Проблемы, которые заставили людей выйти на улицу, не исчезли со сменой первых лиц, да и правящие элиты не спешат сдавать свои позиции. На этом фоне интересна роль внешних сил, которые пытаются найти свой интерес в новых реалиях Ближнего Востока. Россия не исключение, учитывая, что за девять лет ее статус в регионе существенно изменился.

В апреле 2019 года сразу два президента с разницей в девять дней были вынуждены отказаться от своих постов на фоне непрекращающихся несколько месяцев протестов. Абдель-Азиз Бутефлика управлял Алжиром почти 20 лет, Омар аль-Башир возглавлял Судан почти 30. События в обеих странах развивались по похожему сценарию: военные сначала защитили демонстрантов от полиции, а потом взяли контроль над ситуацией в стране, опасаясь повторения худших сценариев 2011 года — ливийского или сирийского. В итоге в каждой из стран вместо «победы революции» фактически случился «военный переворот». Но и «улица» извлекла уроки из 2011 года, не прекратив протесты после отставки первых лиц. Похожая ситуация складывается в Ливане и Ираке, где в результате протестов в отставку осенью со своих постов ушли премьеры

Саад Харири и Адель Абдель Махди.

Напомним, что в 2011 году уличные протесты привели к падению режимов в Тунисе, Египте, Ливии, Йемене, к гражданской войне в Сирии. Благодаря внешней поддержке устояла королевская власть в Бахрейне. В разной степени протесты затронули Саудовскую Аравию, Ирак, Кувейт, Оман, Иорданию, Алжир, Марокко, Судан. Где-то недовольство населения «залили» деньгами, где-то власти пошли на уступки или у оппозиции не хватило сил. Но затишье оказалось недолгим. Итоги «арабской весны» стали разочарованием для многих в регионе, но выросло новое поколение, у которого нет страха «выйти на улицу» и бросить вызов властям, протестуя против коррупции, бедности и несменяемых политических элит.

В результате нажима извне, в первую очередь со стороны Африканского союза и арабских стран Персидского залива, военные и оппозиция в Судане смогли прийти к компромиссу, согласовав условия управления страной в течение трехлетнего переходного периода. Сейчас главная задача Хартума — восстановление разрушенной экономики. Если население не почувствует реальных перемен, протесты могут вспыхнуть вновь.

Вопросы вызывает роль суданских силовых структур. Скорее всего, их цель — восстановление имиджа страны на международной арене без серьезных политических реформ. Именно так была решена проблема в Египте. Международное сообщество готово с этим смириться, ибо суданские, как и египетские, силы безопасности — важный элемент борьбы с терроризмом в Африке и на Ближнем Востоке.

Пока Судан стал самым удачным примером выхода из политического кризиса. В Алжире, Ираке и Ливане «улица» и власти не смогли договориться. Протестное движение так и не сформировало лидеров, готовых вести переговоры единым голосом, хотя власти были готовы на некоторые уступки. Но «улица» оказалась бескомпромиссна, а власти не смогли удовлетворить ее запросы.

Декабрьские президентские выборы в Алжире, проблемы при формировании нового правительства в Ливане и Ираке стали своеобразным ответом демонстрантам: «Другой элиты у нас для вас нет».

На этом фоне в сложном положении оказались и внерегиональные игроки. В отличие от 2011 года они старались по возможности не раздирать задетые протестами страны на разные лагеря. Особенно непросто пришлось Вашингтону с Багдадом. С октября в Ираке в результате протестов погибли около 500 человек, но до последнего момента США были максимально сдержанны, не лишая поддержки лояльное им правительство.

Сдержанность демонстрировала и Россия, призывая стороны к «инклюзивному диалогу». Однако по мере развития ситуации в Судане, Алжире, Ливане и Ираке не обошлось без традиционных для Москвы намеков на «вмешательство внешних сил». В отличие от 2011 года, когда Россия кроме как в рамках СБ ООН не могла повлиять на ситуацию в регионе, сейчас мир внимательно наблюдал за тем, чью сторону займет Москва. Например, с самого начала протестов в Судане некоторые оппозиционеры старались заручиться поддержкой РФ. Западные и региональные СМИ сообщали, что «ЧВК Вагнера» помогает Омару аль-Баширу. За президента Москва цепляться не стала, но нервно отреагировала на противостояние между военными и «улицей», обвинив Запад в том, что он мешает поиску компромиссов.

Среди всех стран, охваченных в этом году протестами, Судан — клондайк для новых проектов. Несмотря на прогнозы, с уходом президента аль-Башира Москва сохранила тесные связи с Хартумом, сотрудничество даже активизировалось. Вопрос в том, останется ли оно привлекательным для Хартума в будущем. Суданские власти делают все возможное для восстановления дипломатических отношений с США и снятия с Судана статуса «страны—спонсора терроризма», надеясь, что это даст необходимый импульс для инвестиций и развития торговых связей.

Вопрос и в том, насколько конкурентоспособны будут российские компании на фоне активности Китая в регионе.

Во многом похожая ситуация с Алжиром, вторым после Египта партнером РФ в Африке и арабском мире. С 2015 года товарооборот между странами вырос почти вдвое и в 2018 году составил почти $5 млрд. Правда, большая его часть приходится на продукцию военного назначения. За 12 лет Москва и Алжир подписали контракты в этой сфере на сумму свыше $10 млрд. Как пояснил “Ъ” осведомленный российский источник, «Алжир закупал у России оружие не в последнюю очередь из-за того, что она не выдвигала никаких политических условий и не пыталась вмешиваться в политический процесс». При этом он подчеркнул, что «если Россия не будет готова кредитовать Алжир или инвестировать в крупные проекты, то может потерять контракты в сфере ВТС».

В Ираке и Ливане ситуация для России проще. В свое время смена режима в Багдаде не привела к разрыву контактов, сотрудничество развивается. Учитывая серьезные позиции России в Сирии, а также несколько крупных контрактов российских компаний в Ливане в сфере энергетики, за стабильность связей Москвы и Бейрута волноваться не приходится. К тому же, пока РФ будет оставаться в Сирии и поддерживать имидж сильного игрока на Ближнем Востоке, страны региона по-прежнему будут стремиться привлечь ее внимание, чтобы использовать как противовес Западу.

Марианна Беленькая


Демонстранты в Алжире требуют ″новой революции″ | Новости из Германии о событиях в мире | DW

Более 100 тыс. граждан Алжира вышли в пятницу, 1 ноября, на улицы по всей стране в знак протеста против правящей элиты и вмешательства военных в политику. Марш в столице и демонстрации в других городах страны были приурочены к 65-летней годовщине алжирского восстания за предоставление независимости от Франции. Митингующие выступали, в частности, против назначенных на 12 декабря выборов президента.

Временным главой государства после досрочной отставки правившего четыре срока подряд президента Абдельазиза Бутефлики является спикер верхней палаты парламента — Совета нации — Абделькадер Бенсалех.

Начальник штаба национальной народной армии генерал Ахмед Гаид Салех ранее настаивал на проведении выборов до середины декабря. Оппозиция — против голосования до тех пор, пока у власти находятся представители старого режима.

«За новую революцию»

Митингующие, собравшиеся 1 ноября перед зданием почтамта в центре столицы, выступают за «новую революцию». Одним из повторяющихся лозунгов стал: «Народ хочет независимости». Многие принесли с собой алжирские и официально запрещенные берберские флаги.

Демонстранты всячески старались подчеркнуть мирный характер акции, отмечает агентство AP. Полиция же активно выдавливала их из центра. Метро в столице — Алжире — было закрыто, движение ряда пригородных поездов в направлении центра приостановлено, некоторые улицы перекрыты.

Отдельные активисты накануне акции решили расположиться на ночлег прямо на улице, опасаясь, что на следующий день не смогут попасть в центр. По данным СМИ, были задержаны несколько десятков митингующих.

37-я акция протеста

Начиная с протестов в феврале против выдвижения Бутефлики на пятый срок, это уже 37-я подобная акция.

В четверг, 31 октября, Бенсалех выступил по национальному телевидению, заявив, что на отказе от выборов настаивает «меньшинство». При этом он предупредил, что власти будут преследовать всех, кто попробует сорвать голосование.

Абделькадер Бенсалех был назначен временным главой государства в начале апреля, 77-летний политик более 16 лет занимает пост председателя Совета нации (верхней палаты парламента).

До этого, 2 апреля, после нескольких недель массовых протестов Абдельазиз Бутефлика сообщил Конституционному совету Алжира, что немедленно слагает с себя полномочия президента.

Крупнейшие протесты после «арабской весны»

Протесты в Алжире в феврале стали крупнейшими со времен «арабской весны» 2011 года. Абдельазиз Бутефлика возглавлял Алжир с 1999 года. После инсульта в 2013 году он был прикован к инвалидной коляске, редко появлялся на публике и не выступал с речами.

Смотрите также:

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    «Резня 4 июня»

    Под таким названием вошло в историю жестокое подавление мирных протестов на пекинской площади Таньанмэнь 4 июня 1989 года. Участники демонстраций и митингов (прежде всего, молодежь) требовали демократических реформ. В ночь на 4 июня власти КНР приказали армейским подразделениям при участии танков «очистить» площадь. Погибло, по разным данным, от 200 до 1000 человек. Сотни были казнены позже.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Девушка на Майдане

    На Майдане. «Фашистских молодчиков», о которых так настойчиво твердили многие российские СМИ и даже официальные лица в 2014 году и позже, видно не было. Здесь были совсем другие люди.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    От гильотины к согласию

    Во время Великой французской революции на этой парижской площади, которая тогда и называлась Площадью революции, стояла гильотина. Здесь казнили «врагов народа»: от короля Людовика XVI и Марии-Антуанетты до вождей коммуны Дантона и Робеспьера. После закрытия Якобинского клуба и конца кровавых казней площадь переименовали в Площадь Согласия — Пляс де ля Конкорд.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Мятежное каре

    Восстание декабристов, строго говоря, вряд ли можно назвать революцией или даже неудавшейся революцией. Но его значение — историческое и символическое — так велико, что 14 декабря 1825 года стало одной из самых знаменательных дат российской истории. Это восстание обессмертило и Сенатскую площадь, на которой стояли мятежные войска.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Народное восстание

    В июне 1953 года сразу в нескольких городах ГДР начались забастовки рабочих и строителей. Они выдвигали не только экономические, но и политические требования, протестуя против всевластия СЕПГ. Самые крупные демонстрации проходили в Берлине, тогда еще не разделенном Стеной. Они переросли в народное восстание. Восставшие огромной колонной прошли по Парижской площади перед Бранденбургскими воротами.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    В коллективной памяти

    Напуганные народным возмущением, власти ГДР обратились к советскому военному командованию. И с помощью советских танков восстание удалось подавить. Несколько десятков человек были застрелены советскими солдатами и восточногерманскими полицейскими, сотни получили тюремные сроки. День 17 июня 1953 года навсегда остался в коллективной памяти немцев. Его до сих пор отмечают в Германии.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Провозвестник «бархатной революции»

    И снова советские танки — на этот раз на Вацлавской площади в Праге. 24 дивизии стран Варшавского договора были введены в ночь с 20 на 21 августа 1968 года в Чехословакию, чтобы подавить «Пражскую весну» — период либеральных реформ в тогда еще социалистической ЧССР. На этой же площади спустя 21 год пражане праздновали победу «бархатной революции». Коммунисты были отстранены от власти.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Победа «Солидарности»

    Площадью «Солидарности» называется сейчас площадь перед гданьской верфью, которая раньше носила имя Ленина. Здесь возник независимый профсоюз «Солидарность». Летом и осенью 1980 года в Гданьске и других городах Польши началась волна забастовок. В декабре польские власти согласилось удовлетворить требования бастующих, и лидера «Солидарности» Леха Валенсу чествовали как народного героя.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Аэропорт Шереметьево-3

    Свидетельством недееспособности не только советских ПВО, но и всей политической системы СССР, одним из столпов которой была милитаризация страны, стал полет Матиаса Руста. 18-летний немец перелетел из Хельсинки в Москву на легком самолетике и приземлился 28 мая 1987 года на Красной площади. Полет Руста стал одним из символов перестройки и привел к революционным переменам во внешней политике СССР.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Арабская весна

    Название площади Тахрир в Каире в переводе означает «Площадь освобождения». В 2011 году здесь собирались до миллиона человек, добившихся, в конце концов, отставки президента Мубарака. Волна восстаний, революций, массовых протестов охватила арабский мир. В январе 2013 года площадь Тахрир снова стала центром протестов — на этот раз против антидемократической политики Мухаммеда Мурси.

  • От Тяньаньмэнь до Майдана: главные площади революций

    Против премьера

    На площади Таксим в центре Стамбула в мае 2013 года шли настоящие бои между полицией и демонстрантами. Поводом для массовых выступлений стали планы сноса исторических зданий и вырубки деревьев близлежащего парка. Но истинной причиной протестов, перекинувшихся и на другие города Турции, было недовольство политикой Эрдогана, лидера исламской Партии справедливости.

    Автор: Ефим Шуман


Линия раскола 15 лет назад началась «оранжевая революция». Она стала первым шагом к войне в Донбассе: Украина: Бывший СССР: Lenta.ru

Ровно 15 лет назад в Киеве граждане Украины впервые вышли на майдан, чтобы выразить свое недовольство властью. В результате многодневных митингов под оранжевыми флагами победитель президентских выборов Виктор Янукович был вынужден уступить пост своему сопернику Виктору Ющенко. Тогда Украине удалось остановиться в шаге от гражданской войны. Однако Майдан 2004 года так расколол общество, что десять лет спустя, когда события повторились, остановить кровопролитие уже не удалось. О том, как «оранжевая революция» стала первым шагом к Евромайдану и войне в Донбассе, — в материале «Ленты.ру».

Началом революционных событий под оранжевыми флагами (цвета предвыборной кампании Виктора Ющенко) принято считать 22 ноября 2004 года. До оглашения официальных результатов второго тура президентских выборов оставались еще сутки, а на майдане Незалежности в Киеве уже появились палатки и трибуны.

Украинское общество к тому времени уже давно потеряло доверие к власти. Расцвет коррупции и обнищание населения люди все чаще объясняли политикой тогдашнего главы государства Леонида Кучмы и его преемника, премьера Виктора Януковича. С командой второго президента граждане связывали и ряд особо резонансных событий: репрессии против крупного бизнеса и убийство оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе в 2000 году. В числе осужденных по этому делу оказался генерал МВД, а в деле всплыли аудиозаписи разговоров, якобы записанных в кабинете Кучмы. На них голоса, похожие на голоса президента Украины и его приближенных, обсуждали, как следует поступить с автором громких расследований.

Особенно сильно невзлюбили Януковича на западе Украины, где Ющенко выглядел спасителем национальных интересов от «пророссийского» кандидата из донецкого Енакиево. Причем открытая поддержка Януковича представителями Украинской православной церкви Московского патриархата сплотила против УПЦ МП прихожан других церквей, прежде всего — Украинской православной церкви тогда еще Киевского патриархата и Украинской греко-католической церкви.

Спусковым крючком к началу активных протестов послужили первые официальные данные ЦИК 22 ноября: с преимуществом менее чем в три процента Янукович опередил лидера украинской оппозиции. Премьер даже успел получить поздравление с «убедительной победой» от российского президента Владимира Путина. Но почти сразу на победителя, при поддержке иностранных наблюдателей, обрушились с обвинениями в нарушениях и подтасовках сторонники Ющенко.

Им вторили журналисты, которые прочно укоренили в общественном сознании уверенность в фальсификациях и угрозе прихода к власти «донецкой команды». Это позволило коалиции «Сила народа», в которую вошли политическое объединение «Наша Украина» и Блок Юлии Тимошенко, быстро мобилизовать значительное число сторонников. «Оранжевая» Украина потребовала обновления и переориентации внешнеполитического курса с Востока на Запад. Именно молодые люди, студенты из движения «Пора!», которые вышли на улицу ощутить вкус свободы, стали тараном движения за изменение власти. Впоследствии, спустя почти десять лет, история повторится.

На следующий день после объявления итогов выборов, 23 ноября, на центральные улицы Киева вышло около 100 тысяч сторонников Ющенко. Протестующие ожидали созыва сессии Верховной Рады Украины для обсуждения фальсификаций, но из-за отсутствия коммунистов и сторонников Януковича кворума так и не набралось. Это не помешало Ющенко самовольно провозгласить себя президентом и принести присягу. Украинский Рубикон был перейден.

Вслед за Киевом вспыхнули западные регионы. О поддержке Ющенко заявили во Львове, Ивано-Франковске и Луцке, а Волынская область, как и ряд западных городов, и вовсе признали его безоговорочную победу. В противовес им на востоке Украины начали защищать своего кандидата. Верховный Совет Республики Крым и горсовет Донецка призвали сохранить мир и стабильность.

Спустя два дня после начала протестов ЦИК Украины официально объявил Януковича президентом, однако он отказался признавать результаты выборов, пока их «правдивость и легитимность» не будет доказана. «Небольшая кучка радикалов», как назвал Янукович протестующих, за несколько дней смогла заблокировать важнейшие здания в правительственном квартале и наглядно показать всю серьезность намерений «Комитета национального спасения». Украина оказалась на грани гражданской войны. Но привели ее к этому усилия более крупных игроков.

Незадолго до «третьего тура» президентских выборов 2004 года в СМИ появилась информация о 65 миллионах долларов США, которые были выделены Вашингтоном через неправительственные структуры на «проекты, связанные с выборами». Спустя 15 лет не возникает сомнений, что деньги были потрачены не зря: Майдан 2004 года, ставший первой и одной из наиболее успешных цветных революций, легитимизировал в общественном сознании украинцев новый курс, ведущий прочь от России.

Во время же самой «оранжевой революции» политика Запада оказалась вполне утилитарной. Ряд высокопоставленных лиц сразу после выдвижения требований Ющенко заявили о безусловной поддержке оппозиционного кандидата. Председатель комитета по внешней политике Европарламента пригрозил Украине санкциями, а США и вовсе отказались признавать результаты выборов. На протяжении ноября-декабря в Киев неоднократно прибывали иностранные посредники — лидеры Польши и Литвы Александр Квасьневский и Валдас Адамкус, представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана и генеральный секретарь ОБСЕ Ян Кубиш.

Долгое время они пытались подтолкнуть Раду принять изменения в Конституцию, которые превратили бы Украину в парламентско-президентскую республику и привели бы к отставке Януковича с поста премьер-министра. С участием президентов Польши и Литвы стороны даже подписали соглашение об урегулировании кризиса, но и после этого оппозиция не перестала блокировать правительственные здания, настаивая на проведении повторных выборов. Уже после переговоров Кучмы с Путиным в аэропорту Внуково-2 украинский лидер откажется от поддержки идеи перевыборов, которую предложил Запад. Но ненадолго.

К началу декабря официальная власть в Киеве уже не могла сдерживать бунтующую оппозицию разговорами о замирении. Против силового же разгона демонстрантов еще 27 ноября выступили депутаты Рады, одновременно признав выборы недействительными и прекратив полномочия членов ЦИК. На сторону Ющенко в считаные дни перешли многие политики и даже целые государственные органы. Янукович лишился поддержки главы своего предвыборного штаба — надежного, как казалось, «члена семьи» — председателя Нацбанка Сергея Тигипко, покинувшего и пост главного банкира страны.

Блокирование органов власти началось после обращения теряющего власть Януковича к оппозиции с намерением подготовить и принять демократические изменения конституции, а также отдать Ющенко пост премьера. Отвергнув эти предложения, поддерживаемая Западом «оранжевая сила» перешла к открытым призывам к свержению власти. Так начался последний этап Майдана, исход которого во многом зависел от политического и финансового содействия Евросоюза и США.

Тем не менее события 2004 года не следует всецело рассматривать как борьбу Запада и России за лояльность украинской элиты. Борьба шла прежде всего за распределение экономических ресурсов. Неспроста слово «донецкие» прочно вошло в политический лексикон украинцев именно после выступлений на Майдане-2004, прозванном «революцией миллионеров против миллиардеров». Внутренняя борьба между олигархическими кланами отчасти велась для защиты интересов ряда украинских промышленников в борьбе с российскими компаниями на западных рынках.

Курс на Европу поддержали многие олигархи, в том числе зять президента Кучмы Виктор Пинчук, который неоднократно посещал Тбилиси для встреч с Михаилом Саакашвили. Экс-президент Грузии потом даже признался, что не просто участвовал, но и лично организовывал «оранжевую революцию». Помимо поддержки Запада и олигархов, команда Ющенко спонсировалась и представителями грузинской политической элиты, по словам экс-генпрокурора Грузии Ираклия Окруашвили, выделявших миллионы на революцию в Киеве.

Доподлинно известно также, что протестующим помогал беглый российский олигарх Борис Березовский. Он признавался, что перечислил революционерам 45 миллионов долларов, и назвал этот взнос «самым эффективным вложением средств». Расследование Forbes позже показало, что бизнесмен потратил на поддержку Ющенко в общей сложности около 70 миллионов долларов — деньги выделялись через подконтрольный российскому предпринимателю Алексу Гольдфарбу «Фонд гражданских свобод» и штабу Ющенко напрямую. Для Березовского Украина стала полем битвы с Кремлем, посредством которой беглый олигарх стремился «украинизировать» российскую политику.

Януковича открыто поддержал лично Путин в октябре 2004 года. Ходили слухи, что кандидат с востока Украины стал преемником Кучмы после того, как предложил ему крупную сумму денег. Но определяющим фактором явно стала победа команды Ющенко на выборах в Раду, после которой элиты промышленного юго-востока начали готовить своего кандидата на пост президента — в противовес прозападному парламенту. Как отмечали тогда многие СМИ, его фигура была оптимальной: «стиль руководства [Януковича] может понравиться как тем, кто ностальгирует по советскому прошлому, так и сторонникам крепкой государственности».

Опросы киевских социологов еще в 2002 году показывали, что среди граждан Украины наиболее популярным политиком был молодой российский президент. Однако мечте о собственном сильном лидере не суждено было сбыться. Во-первых, Янукович для украинского общества оказался не в меру инфантильным либеральным политиком. Во-вторых, выиграв второй тур президентских выборов, московские политтехнологи проиграли Западу борьбу за пределами электорального поля, которая сформировала антироссийскую политическую силу, получившую контроль над страной. Кремль уступил Киеву, не сумев эффективно сработать на украинских ожиданиях изменений в стране. В некоторой степени это повторилось и в 2014 году, когда «пророссийский» Янукович, оставленный даже собственными сторонниками, вновь отдал власть.

Брошенный Янукович и активное участие молодежи в уличных протестах — далеко не единственные и отнюдь не ключевые сходства «оранжевой революции» и Евромайдана. Юго-восток Украины впервые попытался получить независимость от Киева еще 15 лет назад.

В конце ноября 2004 года Луганский облсовет выдвинул проект создания автономного образования — Юго-Восточной Украинской Автономной Республики со столицей в Харькове. Инициативе сопутствовало обращение к российскому президенту с просьбой о помощи в проведении федерализации Украины.

В поддержку переустройства государства начали один за другим высказываться лидеры юго-восточных регионов. Именно тогда глава Харьковской области Евгений Кушнарев сформулировал идею, впоследствии определившую логику развития конфликта в Донбассе: «Мы понимаем, что восток имеет серьезнейшие отличия от Галичины (запада Украины), мы не навязываем Галичине наш образ жизни, но мы никогда не позволим Галичине учить нас, как нужно жить». Кушнарев предложил всем городам провести референдумы по вопросам доверия власти и создания нового украинского государства в форме федеративной республики.

После таких заявлений польский президент Александр Квасневский, ставший участником переговоров по урегулированию конфликта, с опаской указал на реальный риск распада страны на две части. Даже Янукович на съезде местных властей в Северодонецке признал, что Украина оказалась «в шаге от пропасти». Донецкий областной совет начал готовиться к проведению 5 декабря 2004 года референдума по вопросу предоставления региону статуса республики в составе будущей федеративной Украины. Но украинская Служба безопасности тогда вовремя начала кампанию против любых проявлений сепаратизма, а вскоре и сам Янукович пошел на компромисс с Майданом, из-за чего инициативы Донецка так и остались нереализованными. Однако преодолеть тот раскол украинскому обществу так и не удалось, а десятилетие спустя очередная революция только углубила его, приведя к потере Крыма и кровопролитию в Донбассе.

Кроме того, в 2004 году сложилась нарочито карнавальная манера протестовать на улицах, которая в 2014 году достигла апогея, превратившись в горящие шины и нападения на силовиков. В дни «оранжевой революции» на протестной сцене, помимо политиков, выступали музыканты и актеры, призывавшие граждан вести до конца борьбу за право быть не обманутыми. Под песню «Разом нас багато, нас не подолати» группы «Гринджолы», ставшую гимном Майдана, у палаточного лагеря в центре Киева в те декабрьские дни собиралось до полумиллиона человек.

Люди под синими флагами партии Януковича такими показателями похвастать явно не могли, да и палаточные городки в поддержку премьера появились лишь в некоторых юго-восточных областях — Донецкой, Луганской и Харьковской. А единственный проправительственный митинг у железнодорожного вокзала в Киеве прошел не без скандала: оппозиция обвинила Януковича в том, что он согнал на него тысячи горняков из Донбасса. Активность «синего» электората на протяжении «оранжевой революции» была невелика, да и Кучма не успел заручиться согласием элит на то, чтобы сделать Януковича своим преемником. В будущем такая пассивность закончится для Украины госпереворотом. Но в 2004 году все обошлось.

8 декабря 2004 года Рада принимает конституционные поправки, согласно которым Украина с 1 сентября 2005 года должна превратиться в парламентскую республику с урезанными полномочиями президента. Окружение Януковича обвиняло Кучму в двойной игре, но президент проигнорировал их недовольство: поправки позволяли не допустить полноценной гражданской войны в стране. Помимо этого, оппозиция добилась изменения схемы формирования участковых избиркомов и сокращения количества открепительных удостоверений, с которыми связывались подтасовки на выборах. Путь к перевыборам был открыт.

Уже вечером того же дня Ющенко официально «закрывает» революцию, а его сторонники приступают к разблокированию зданий в центре украинской столицы. Протестующие оставили под контролем лишь президентскую администрацию и майдан Незалежности, где активисты палаточного городка дежурили вплоть до провозглашения своего лидера новым президентом.

В том, что это произойдет, уже мало кто сомневался. К тому же в декабрьской предвыборной гонке вновь всплыла тема отравления Ющенко. Его сторонники заявляли, что 5 сентября кандидата в президенты отравили диоксином, к чему явно причастны российские спецслужбы. Кандидату в президенты стало плохо сразу после ужина с главой СБУ Игорем Смешко и его заместителем Владимиром Сацюком. Лицо Ющенко было обезображено, и показательное обследование в Австрии накануне перевыборов создало ему образ политической жертвы.

Много позже, в июле 2019 года, главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос заявит, что ведомство так и не нашло следов отравления третьего президента Украины. Но осенью и зимой 2004 года Ющенко сделал «российский яд» фактором эскалации конфликта, сумев существенно поднять свою популярность. 4 декабря 2004 года ЦИК Украины назначил повторное голосование, но по сути капитуляция власти перед недовольной улицей уже свершилась.

По данным ЦИК, 26 декабря 2004 года за Ющенко проголосовали 52 процента избирателей, тогда как за Януковича отдали голоса лишь 44,2 процента. Последний отказался признать свой провал, обвинив США во вмешательстве в украинские дела, но, в отличие от соперника, вести людей на улицы не решился. Накануне переголосования Янукович попытался было найти поддержку на востоке страны, обещая федерализацию и статус второго государственного русскому языку. Но сдержанная позиция Москвы и отсутствие ощутимой поддержки со стороны Кучмы заставили Януковича воздержаться от противостояния.

Несомненно, главным событием «оранжевой революции» стал даже не приход к власти антироссийски настроенной команды, а внутреннее разделение Украины на две части. Ведь и Янукович после 2008 года мало чем отличался от «националиста» Ющенко в своих президентских решениях. Не нерешительность Януковича, о которой так любят вспоминать СМИ, а именно политика половинчатого национализма сыграла с ним злую шутку дважды. Оставшись без поддержки юго-восточной части Украины, которая разочаровалась в его «пророссийскости», Янукович обрек себя на политическую смерть и изгнание.

Именно в 2004 году появилась и начала крепнуть та политическая элита Украины, которая спустя десять лет провозгласила отход от России с перспективой интеграции в ЕС и НАТО. При правлении Ющенко начали появляться «профессиональные украинцы» и прослойка «грантоедов». Получив спустя годы свободное пространство для деятельности, они смогли открыто продвигать интересы США и ЕС. Экспорт образования позволил привлечь на Запад тысячи молодых украинцев, поверивших в идею единственного пути для своей страны. Отголосок той работы наглядно демонстрирует сегодняшний состав кабинета министров под руководством Алексея Гончарука — 11 из 18 членов правительства так или иначе связаны с западными образовательными программами.

Но самое главное — 15 лет назад и старые, и молодые украинские политики повели себя безответственно, так и не осознав важности и опасности внутреннего дуализма страны. А местное телевидение, впоследствии открыто перешедшее к антироссийской пропаганде, сделало все, чтобы рано или поздно столкнуть два этих лагеря друг с другом. То, что мы наблюдаем сейчас на Украине — от преследования пророссийских активистов до введения запрета использовать русский язык в публичной сфере, — является частью негласной программы, защитники которой стояли на Майдане в 2004 году. Как точно определил в 2007 году «оранжевую революцию» украинский журналист Андрей Мокроусов, она была «своего рода машинкой по переработке этнических русских, этнических евреев и этнических украинцев в украинцев политических».

В этой логике Евромайдан 2014 года — лишь продолжение работы по конструированию украинской нации. С пришествием во власть Ющенко связана активизация украинизации, в том числе пропаганда и изменение образовательной политики, посредством которых культивировалась идея России как эксплуататора украинского народа. Поколение «оранжевых детей Майдана», воспитанное при Ющенко, стало впоследствии авангардом так называемой «революции достоинства» 2013-2014 годов, навсегда изменившей Украину. Они еще только готовятся стать частью политической элиты Украины. Однако и сейчас ясно, что на киевских улицах в ноябре 2004 года начало идейно формироваться общество, для которого Россия стала экзистенциальным противником, а Майдан — эффективным способом решения политических проблем, олицетворяющим украинский вольнолюбивый дух.

Так или иначе, очередная смена власти путем уличного стояния на «оранжевой» площади не привела украинцев к ожидаемому повышению благосостояния и построению демократического режима по европейскому образцу. «Колесо Майдана» завершило круг в 2014 году, но уже с большим ожесточением и кровью на городских улицах. Раз за разом украинцы выходят на массовые акции протеста, требуя кардинальных изменений, после чего неминуемо разочаровываются в «новых» лицах, снова и снова прибегая к радикальным методам решения политических вопросов.

Сегодня на Украине остаются все те же неизлечимые проблемы, что и 15 лет назад: отсутствие государственной традиции, мечты киевских властей о «легких деньгах», борьба олигархических кланов и кумовская вертикаль власти, которую не смогла перезапустить даже новая команда Зеленского, уже неоднократно отметившаяся в громких скандалах. Будучи заложником майданной формы протеста, Украина, несмотря на попытки разрешить внутренние конфликты, так и остается местом борьбы кланов и внешнеполитических игроков, призывающих граждан выходить на улицы.

«Оранжевая революция» на Украине — РИА Новости, 22.11.2019

https://ria.ru/20191122/1561395540.html

«Оранжевая революция» на Украине

«Оранжевая революция» на Украине — РИА Новости, 22.11.2019

«Оранжевая революция» на Украине

«Оранжевая революция» – кампания протестов, митингов, пикетов, забастовок и других акций гражданского неповиновения, организованных и проведенных сторонниками… РИА Новости, 22.11.2019

2019-11-22T04:05

2019-11-22T04:05

2019-11-22T04:05

справки

украина

виктор ющенко

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/156117/59/1561175922_0:164:2000:1289_1920x0_80_0_0_5b90d5e84834ab521135a0a289530f32.jpg

«Оранжевая революция» – кампания протестов, митингов, пикетов, забастовок и других акций гражданского неповиновения, организованных и проведенных сторонниками Виктора Ющенко, кандидата от оппозиции на президентских выборах 2004 года.21 ноября 2004 года на Украине прошел второй тур президентских выборов, по итогам которых за Виктора Януковича отдали голоса 49,46% избирателей, за Виктора Ющенко – 46,61%. Сторонники Виктора Ющенко назвали итоги выборов сфальсифицированными. Лидеры оппозиции заявили о начале «ненасильственной борьбы» за признание победы Ющенко.Ряд стран, в том числе США и Канада, заявили, что не признают итогов второго тура. 22 ноября, еще до оглашения официальных результатов выборов, сторонники Ющенко начали устанавливать палатки на главном проспекте Киева – Крещатике.23 ноября после закрытия пленарного заседания Верховной рады кандидат в президенты Виктор Ющенко вышел на трибуну и присягнул на верность народу Украины. При этом Ющенко клялся на Библии. В этот же день на главной площади Украины собралось 200-300 тысяч протестующих против фальсификаций, 24 ноября Ющенко обратился к Майдану с призывом к общенациональной забастовке.В последующие дни в городах Западной, Центральной Украины, в Киеве и ряде других городов и областных центров начались митинги в поддержку кандидата от оппозиции. Митинги в поддержку Ющенко проходили также в европейских городах.В Киеве сторонники кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко блокировали работу администрации президента, правительства и других органов власти. Такая же ситуация сложилась и в других регионах. Символом, под которым объединились сторонники оппозиции, стал оранжевый цвет, который присутствовал в элементах одежды или аксессуарах.В Мариинском дворце Киева 26 ноября прошли первые переговоры между Ющенко, Януковичем, действующим президентом Леонидом Кучмой и спикером парламента Владимиром Литвиным. Во встрече также участвовали международные посредники: президенты Литвы Валдас Адамкус и Польши Александр Квасьневский, представитель ЕС Хавьер Солана, генеральный секретарь ОБСЕ Ян Кубиш, спикер Госдумы Борис Грызлов. В этот же день на юге и востоке Украины прошли массовые митинги в поддержку Януковича. Власти Донецкой области заявили о готовности провести референдум о статусе региона в случае госпереворота. В ночь на 27 ноября Виктор Ющенко, выступая на многотысячном митинге украинской оппозиции в Киеве, заявил, что единственным выходом из ситуации политического кризиса может быть повторное голосование президента. Он предложил провести повторные выборы 12 декабря и при этом отметил, что «выборы должны проходить без открепительных талонов и при новом составе ЦИК».27 ноября 2004 года Верховная рада Украины признала итоги второго тура выборов президента на Украине недействительными. 3 декабря 2004 года Верховный суд признал недействительными результаты второго тура президентских выборов 21 ноября и назначил повторный тур на 26 декабря. 7 декабря в переговорах президента Украины Леонида Кучмы, председателя Верховной рады Украины Владимира Литвина, кандидатов в президенты Украины Виктора Януковича и Виктора Ющенко с участием международных посредников была достигнута договоренность о том, что решение Верховного суда Украины должно выполняться всеми участниками избирательного процесса по выборам нового президента Украины. Также была достигнута договоренность о том, что президент Украины досрочно приостанавливает полномочия членов Центризбиркома и вносит в Верховную раду новые кандидатуры членов ЦИК. Участники переговоров договорились и о разблокировании зданий кабинета министров и администрации президента.8 декабря 2004 года бывший состав ЦИК по требованию оппозиции был отправлен в отставку, и Верховная рада Украины утвердила новый состав ЦИК в составе 15 человек. Президент Украины подписал закон об изменениях в Конституции относительно расширения полномочий Верховной рады за счет функций президента и закон об изменениях закона о выборах президента.26 декабря на Украине прошло переголосование второго тура президентских выборов. По данным Центризбиркома Украины, в голосовании приняли участие 76,85% избирателей. 10 января 2005 года ЦИК Украины объявил победителем президентских выборов Виктора Ющенко. Он набрал 51,99% голосов избирателей, Виктор Янукович – 44,2% голосов. Представители избирательного штаба Виктора Януковича подали жалобу в Верховный Суд Украины 17 января 2005 года. Они требовали признать протокол Центризбиркома Украины о результатах повторного голосования не отвечающим требованиям закона о выборах президента. В жалобе также содержалось требование отменить результаты переголосования и назначить новые выборы президента Украины.20 января Верховный Суд Украины признал законным решение Центризбиркома, объявившего Виктора Ющенко победителем президентских выборов 26 декабря 2004 года. В вердикте было особо подчеркнуто, что в жалобе Януковича нет ни фактического, ни правового обоснования для того, чтобы не признавать победу Ющенко на переголосовании на выборах президента, которое состоялось 26 декабря 2004 года.23 января состоялась инаугурация нового президента Украины Виктора Ющенко. К 25 января палаточные городки были убраны из центра Киева. Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

украина

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/156117/59/1561175922_109:0:2000:1418_1920x0_80_0_0_3d50f83d91e2cb395be5e71df96ce1db.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

справки, украина, виктор ющенко

«Цифровая» революция в Гонконге. Роль онлайн-инструментов в массовых протестах 2019 г.

Лето и начало осени 2019 г. стали сезоном непрекращающегося протеста для Гонконга. Многомиллионные демонстрации, идущие друг за другом, стали ответом на попытки городских властей начать процедуру правового слияния с материковым Китаем. Обсуждаемый закон, разрешающий экстрадицию преступников в китайские тюрьмы, вызвал массовое возмущение общественности города.

Для такого экономически и технологически развитого мегаполиса, как Гонконг, митинги оппозиции стали идеальной средой для проведения экспериментов по использованию новых средств коммуникации и агитации. В условиях, когда больше 92% гонконгцев имеют постоянное подключение к интернету и пользуются им ежедневно, именно диджитал-среда становится основным пространством для работы с политической повесткой.

 

Порядка 80% жителей города причисляют себя к активным пользователям соцмедиа.

 

Именно социальные медиа стали одним из главных инструментов в руках оппозиции как в 2014 г., так и в 2019. Соцсети помогли канализировать взрывную эмоциональную волну протестующих и сделали возможным организацию многомесячной уличной кампании. Они же стали важнейшей площадкой для борьбы оппозиционных сил и китайской политической машины за умы жителей города и мировой общественности.

Необходимо отметить, что в докладе отсутствуют оценочные суждения о действиях оппозиции или властей Гонконга и материкового Китая. Не предполагается также изучение хронологии протеста и того, как он развивается и трансформируется с течением времени. Ключевая цель этого исследования – выявить особенности цифрового инструментария, используемого сторонниками и противниками независимости города.

Происходящее в Гонконге показывает, какое развитие ждет политическую сферу в глобальной перспективе. По мере дальнейшей цифровизации общества политический менеджмент и маркетинг переживут кардинальные изменения. На смену многим институциональным политическим силам придут децентрализованные горизонтальные движения наподобие протестного сообщества Гонконга. Они начнут применять радикально новый инструментарий, акцентируя свои усилия на онлайн-пространстве. Именно поэтому становится необходимым детально изучить проблематику формирования новых механизмов и способов ведения политической деятельности, которая в настоящее время уже происходит в Гонконге.

Базой нашего исследования стали материалы из китайских и мировых социальных сетей, а также публикации в прессе США, Великобритании, Гонконга и материкового Китая.

Ливанская «Октябрьская революция»: конец гражданской войне?

Во вторник, 29 октября, в 16:00 премьер-министр Ливана Саад эль-Харири объявил об отставке правительства после тринадцати дней подряд беспрецедентных межрелигиозных протестов и общенациональных протестов без лидеров. Когда улицы заполнились радостью, первая победа «Октябрьской революции» не ознаменовала ее конца. Восстанавливая свой лагерь на площади Мучеников, разрушенный всего несколькими часами ранее партизанами движения Амаль и «Хезболла», мирные демонстранты поклялись оставаться на улицах и строить новые основы для своей страны.

Лагерь на площади Мучеников (Бейрут) — 27 октября 2019 г. | Фото Александры Кассир

С 17 октября сотни тысяч ливанцев вышли на улицы, призывая к переменам. «Я хочу жить, хочу дышать», «Я хочу найти работу в Ливане», «Я хочу хлеба и счастья», «Мне нужны права женщины», «Мне нужны электричество, вода и инфраструктура» , «Я хочу лучшую страну для моих внуков», «Я хочу твитнуть, чтобы меня не арестовали», «Я хочу все, что они украли у нас», — можно было услышать в Ливане и среди ливанской диаспоры.

Плакаты в Riad el Solh: Возвращение украденных денег — Законы о защите прав женщин — Немедленная отставка | Изображение Александры Кассир

Поначалу можно было бы озадачить этот широкий спектр, казалось бы, не связанных между собой требований, тем не менее, все они проистекают из одной и той же воли вырваться из тисков сектантских сил. Ливанская многогранная система разделения власти предполагает как распределение государственных и административных постов между восемнадцатью конфессиями, так и передачу юрисдикции о личном статусе религиозным судам.Делая отношения гражданин-государство опосредованными сектой и связанной с ней политической партией, сектантский режим поощрял клиентелизм, кумовство и коррупцию, приводил к плохому управлению, поддерживал нестабильное политическое равновесие и препятствовал формированию полноценной демократии.

Противостояние сектантской системе не новость в послевоенном Ливане, однако «Октябрьская революция» переворачивает страницу в истории страны, изо всех сил пытающейся примириться со своим прошлым. Вызванная решением правительства ввести новые налоги (в том числе налог на звонки в WhatsApp), октябрьская мобилизация не может быть сведена к простому антиправительственному протесту против мер жесткой экономии, это настоящий призыв к революции, чтобы свергнуть установленный политический порядок.Вот уже более трех недель сотни тысяч ливанцев возвращаются на улицы, преодолевая сектантские разногласия и воплощая единство, к которому они стремятся.

В то время как антисектантские мобилизации обычно возглавляются молодежью и молодыми людьми (родившимися после или ближе к концу гражданской войны 1975-1990 годов) и обычно инициируются политическими группами (студенческими организациями, феминистскими коллективами и левыми партиями) или не Правительственные организации, вечером 17 октября тысячи людей из разных возрастных групп и социальных слоев спонтанно вышли на улицы, чтобы выразить свой гнев и осудить сектантскую олигархию.В отличие от типично бейрутских движений в послевоенном Ливане, «Октябрьская революция» по своей сути децентрализована. Протесты без лидеров быстро распространились по стране и с севера на юг, в крупных и малых городах произошел уникальный взрыв гнева и надежды. Впервые в авангарде восстания оказались города и районы, известные как опорные пункты сектантских политических партий, такие как Триполи, Тир, Джал-эль-Диб или Набатия.

По всей стране протестующие срывали плакаты с сектантскими лидерами, открыто оскорбляли их и призывали к «падению» политического класса, правившего страной более трех десятилетий.«Все они означают все они» — был призыв революции, и протестующие обвинили в этом сектантские партии по всему политическому спектру. Ливанские силы (правая христианская партия) по-прежнему подвергались резкой критике, несмотря на то, что они вышли из кабинета министров на третий день протестов, и на этот раз роль Хезболлы в сопротивлении Израилю не защитила ни ее, ни ее религиозного лидера Хасана Насралла от суровых обвинений, особенно после того, как его сторонники напали на мирных демонстрантов.

«Октябрьская революция» — это революция против призраков гражданской войны, которая более тридцати лет питает политику страха, страха «другого» (исповедь) и гражданских волнений, если сектантский баланс питание нарушено. С 17 октября стены страха начали рушиться под тяжестью постоянно растущего экономического кризиса, расширяя горизонты возможностей и обнажая интересы союзов против сектантской олигархии.

В то время как в течение многих лет неутомимые массовые усилия молодых антисектантских активистов медленно прокладывали путь к «Октябрьской революции», тяжелые экономические условия и снижение доверия к правящим партиям заставляли старшее поколение преодолевать свои страхи, оставлять свои «опасения». зоны комфорта »и бороться за политическую альтернативу рядом с теми, кто первым осмелился мечтать.Многие родители, которые раньше считали мобилизацию своих детей против сектантского режима маргинальной или обреченной на провал, присоединились к ним на улицах, в то время как другие восстали против партий, которые они поддерживали или даже боролись во время гражданской войны.

Детские рисунки в риаде El Solh (Бейрут) | Изображение Александры Кассир

Если феминистские коллективы всегда играли ведущую роль в послевоенном антисектантском движении, на этот раз мобилизация женщин из разных возрастных групп и социальных слоев против патриархальной сектантской гегемонии была беспрецедентной.С самого первого дня женщина ногой ногами телохранителя министра образования, угрожая открыть огонь по протестующим, стала иконой революции. По всей стране женщины были на передовой, отстаивая свои права, они возглавляли марши, осваивали улицы и часто бесстрашно создавали барьеры между силами безопасности и протестующими.

От женского марша — 6 ноября 2019 г. — Площадь мучеников | Изображение Александры Кассир

В стране, где сектантство систематически используется для предотвращения возникновения классовой политики и кооптации любых попыток в этом направлении, массовая мобилизация как нижних, так и средних классов против политической и экономической системы, которая обогащает мало кто и обедняет многих, тоже был прорывом.Объявив общенациональную всеобщую забастовку, продолжавшуюся две недели (в течение которой банки, школы, университеты и многие предприятия оставались закрытыми), протестующие единогласно отклонили план государственной реформы, призвали к социальной справедливости и потребовали положить конец системной коррупции, которая привела страну (с одно из самых высоких показателей отношения долга к ВВП в мире) на грани финансового краха. Помимо важной мобилизации существующих сетей студентов университетов, следует отметить участие учащихся средних школ, учителей и ученых.Выдающиеся университеты выступили с заявлениями о солидарности, врачи прошли маршем в белых халатах, юристы мобилизовались, выступили с докладами и предложили бесплатную юридическую помощь, артисты устроили сидячую забастовку на государственной телестанции, и были предприняты различные попытки организовать на рабочем месте или возродить профсоюзы. наблюдаемый.

По всей стране люди из разных слоев общества подняли ливанский флаг, спели национальный гимн и взялись за руки, образуя живую цепь с севера на юг вдоль прибрежного шоссе.Они перекрыли дороги, но построили мосты и соединили кварталы, предположительно, на противоположных сторонах политического спектра. «Октябрьская революция» — это больше, чем символическое проявление национального единства, это подтверждение ливанской идентичности против системы, которая разделяет своих граждан по сектантским признакам (посредством законов о дифференцированном личном статусе и системы квот для политического представительства).

Если протестующие не призывали единогласно к светскому государству, их попытки провести различие между политикой и религией были ясно видны в их дискурсах и практиках.Многие протестующие мусульмане и христиане продемонстрировали свои религиозные убеждения, оскорбляя своих сектантских лидеров. Другие осуждали политическую инструментализацию религии, утверждая, что рождение и воспитание в данном сообществе и даже принятие его системы убеждений не обязательно означает принадлежность к соответствующей политической партии. Некоторые даже вместе молились за Ливан, утверждая, что религиозные и культурные различия сами по себе не являются источником конфликта.

Ливанская «Октябрьская революция» не только борется со старым, но и строит новое.На улицах протестующие стремятся жить своими идеалами и практиковать ценности, которые они поддерживают, и посредством ежедневных личных актов сопротивления они строят страну, к которой они стремятся. Женщины разрушают стереотипы и осваивают улицы, а с помощью граффити, танцев и юмора протестующие борются за свою свободу выражения мнения в стране, которая может арестовать гражданина за твит. В разных городах молодежь ночует в палатках, играет в музыку и играет в футбол, чтобы бороться с узурпацией и усилением приватизации общественных мест.Семьи и дети рано просыпаются, чтобы убрать улицы и переработать мусор в стране, в которой отсутствует план управления экологически чистыми отходами. В центре Бейрута они снова открыли двери заброшенного Большого театра в стране, которая часто не могла защитить свое наследие и бросила вызов неолиберальной политике и спонсируемой государством амнезии, которые сформировали послевоенный процесс восстановления центра города. Они показывали фильмы и организовывали рейв-вечеринки в заброшенном войной кинотеатре, известном как «Яйцо», проводили публичные дебаты в небольших садах и на гораздо более крупных автостоянках, устанавливали продуктовые ларьки, импровизировали кафе на тротуарах, создавали детские игровые зоны и небольшую библиотека и вернула жизнь тому, что когда-то было шумным центром города, прежде чем оно стало ориентировано исключительно на высший класс.

Кольцевой мост — Бейрут — 28 октября 2019 г. | Изображение Krystel Kfoury

Спустя более трех недель после начала революции ливанцы по всей стране безжалостно борются с сектантской олигархией, не сдерживаясь репрессивными мерами истеблишмента. После того, как 5 ноября армия насильственно открыла многие дороги, протестующие не отступили. Тысячи ливанцев собрались возле различных государственных учреждений и государственных компаний, в то время как во многих районах по вечерам начали бить кастрюли.Большинство студентов университетов не вернулись в классы, и массовая мобилизация школьников по всей стране была беспрецедентной. Они прогуливали школу, вели марши и протестовали перед Министерством образования, чтобы вернуть себе будущее.

Из протеста студентов перед Министерством образования — 7 ноября 2019 г. | Изображение Александры Кассир

В то время как протестующие полны решимости оказать давление на политический истеблишмент, чтобы сформировать правительство, состоящее из независимых экспертов (не связанных с сектантскими партиями), контрреволюция прибегает к своим старым методам, пытаясь разжечь межконфессиональную напряженность. закон об общей амнистии (как в 1991 году) для избежания ответственности.На момент написания этой статьи вопросов много. Как лучше всего вывести страну из экономического кризиса и подготовить почву для более демократической системы? И как протестующим удастся разорвать круг безнаказанности и привлечь к ответственности сектантских лидеров и полевых командиров, превратившихся в политиков, «за все, что они украли у людей»?

Если трудно предвидеть следующую главу «Октябрьской революции», то сейчас можно с уверенностью утверждать, что она медленно залечивает раны гражданской войны и прокладывает путь к новому виду политики, выходящему за рамки сектантских линий.Если впереди грозит шторм, с 17 октября дуют ветры перемен, и пока опадают осенние листья, по всей стране сажают новые семена, терпеливо ожидая цветения.

Становление Октябрьской революции в Ливане

В первые дни ливанской революции протестующие смеялись, скандировав, оживленные от волнения огромной толпы. После полудня 18 октября в Бейруте было тепло и светло. Рим Дахдули вместе со своей лучшей подругой Даной Хаммуд протестовала на площади Риад аль-Солх перед Гранд Сераил, штаб-квартирой премьер-министра Ливана.Протесты против коррупции в правительстве и мер жесткой экономии начались накануне вечером и быстро распространились по стране. «Мы не получаем ничего, за что платим», — сказал Хаммуд, у которого красноватый черный боб и огромные глубоко посаженные карие глаза. «Электричество всегда отключается, вода всегда отключается. Наши основные потребности не удовлетворяются. Халас! (Хватит!) Нам это надоело «. Хаммуд стажировался в рекламе и розничной торговле с тех пор, как вернулся в Ливан в этом году после окончания магистерской программы в Италии.Дахдули зарабатывает два доллара в час, работая в магазине косметики — у нее были бледно-желтые блестки для глаз и оранжевый румянец — пока она заканчивает свою дипломную работу.

Вокруг них люди создали лес из миниатюрных зеленых кедров, развевающихся в центре красно-белого флага Ливана. «Это революция для людей», — сказал Хаммуд. «Это не политика и не сектантство. Нет флагов, кроме флагов Ливана. Вся страна едина ». Протестующие исполнили гимн и скандировали «Воры! Воры! » К воскресенью сообщалось, что более миллиона человек присоединились к демонстрациям в более чем семидесяти городах и деревнях.Везде, где собирались протестующие, они делали это в беспрецедентном отрицании сектантской идентичности. Правительство Ливана было разделено по строгим религиозным принципам на протяжении трех четвертей века. Теперь протестующие призывали это правительство уйти в отставку.

В последний раз в Ливане протесты такого масштаба проводились в 2005 году после того, как Рафик Харири, недавно ушедший в отставку с поста премьер-министра, был убит в результате взрыва грузовика, в результате которого погиб еще 21 человек. Кедровая революция в том году успешно потребовала вывода сирийских войск, которые оккупировали страну почти три десятилетия, и создания трибунала для расследования смерти Харири.Созданный в результате Специальный трибунал по Ливану, назначенный Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций, еще не вынес приговора, но он вынес обвинительные заключения, обвиняя членов поддерживаемой Ираном боевой группировки Хезболла в убийстве Харири и ряде других антисирийские политики и журналисты.

Последний премьер-министр Ливана Саад Харири был назван лидером партии «Движение за будущее» Рафика Харири, когда был убит его отец. Впервые он был избран премьер-министром в 2009 году.С тех пор Ливан переживал несколько политических кризисов, поскольку арабская весна распространилась из Туниса в 2010 году на Йемен, Сирию, Ливию, Египет и Бахрейн. В частности, сирийское восстание сильно повлияло на экономику Ливана. В настоящее время в Ливане проживает около 1,5 миллиона сирийских беженцев, что составляет почти четверть населения страны. (Он также является домом для полумиллиона палестинских беженцев.) По оценкам Всемирного банка, «в результате сирийского кризиса еще около 200 000 ливанцев оказались в бедности, увеличив число бедных до 1 миллиона», и это до еще триста тысяч ливанцев, в основном неквалифицированная молодежь, стали безработными.

Мировой финансовый кризис и рост «Хезболлы» привели к сокращению денежных средств, поступающих в Ливан в виде инвестиций, помощи или денежных переводов — за границей живет больше ливанцев, чем в Ливане. Совсем недавно деньги стран Персидского залива от туризма и денежных переводов иссякли в результате санкций против «Хезболлы», которая борется в Сирии на стороне режима. Саудовская Аравия сняла запрет на поездки (введенный в 2017 году) в Ливан в феврале этого года. Объединенные Арабские Эмираты сняли запрет в октябре.«Ливан находится в заложниках у« Хезболлы », — сказал мне Надим Шехади, исполнительный директор штаб-квартиры и академического центра Ливано-американского университета в Нью-Йорке. «Наша экономика платит выкуп, в то время как Хезболла прячется за ней».

За несколько месяцев до начала протестов Ливан уже был «глубоко внутри экономического кризиса», — сказал мне Бассель Саллух, профессор политологии Ливано-американского университета в Бейруте. Его экономика выросла всего на 0,2% в 2018 году, а его бремя государственного долга является третьим по величине в мире.В январе рейтинговое агентство Moody’s понизило статус Ливана до мусорного. Согласно отчету, опубликованному 17 октября Международным валютным фондом, безработица достигла двадцати процентов, а безработица среди молодежи — тридцать процентов. В отчете также отмечается «высокий уровень коррупции в Ливане» и перечисляются «неспособность правительства достичь своих бюджетных целей и продвинуть реформы; политическая борьба; и социальная напряженность »как риск с« высокой вероятностью »возникновения.

К началу сентября правительство объявило чрезвычайное экономическое положение после того, как второе рейтинговое агентство, Fitch, понизило свой кредитный статус с B- до CCC, что в журнале The Economist названо «глубоко в мусорной зоне».Затем экономический кризис в Ливане начал проявляться в лихорадочных, жестоких и странных формах. К концу сентября люди практически не могли снимать доллары США с ливанских A.T.M.s. Нехватка долларов в обращении напрямую сказывалась на компаниях, импортирующих газ, пшеницу (для основных крупных лепешек в Ливане) и лекарства, которые должны были оплачиваться в долларах, но продавали свои товары за ливанские фунты. 30 сентября газета Times сообщила, что Саад Харири, состоящий в браке, заплатил шестнадцать миллионов долларов южноафриканской модели в 2013 году между сроками пребывания в должности.Собственный капитал Харири оценивается в 1,5 миллиарда долларов. За две недели до начала скандала Харири приостановил деятельность своей семейной медиакомпании. Газета Daily Star сообщила, что почти четыреста ее сотрудников месяцами не получали зарплату.

15 октября засушливая погода, высокие температуры и сильный ветер вызвали сильнейшие лесные пожары за последние десятилетия, которые сожгли большие участки сельской местности к югу от Бейрута. Три частных пожарных самолета, способных нести более тысячи галлонов воды, остались на мели; они пришли в упадок пять лет назад.Самолет, который правительство должно было использовать вместо этого, мог перевозить чуть менее двухсот галлонов. В результате пожаров Ливан потерял более трех тысяч акров деревьев, что вдвое больше, чем было потеряно в этом году, сказал Al Jazeera Джордж Митри, директор программы по земельным и природным ресурсам Университета Баламанда. Было подтверждено, что один человек погиб в результате пожара. Кармен Геха, профессор государственного управления Американского университета Бейрута, сказала мне, что пожары дали людям «очень заметную и ощутимую неудачу в борьбе с их гневом и отвращением к правительству.Сектантская реакция после пожаров также подпитывала чувство единства протестующих по всем фракционным линиям: когда депутат М.П. от правой, в основном христианской партии, Свободное патриотическое движение ошибочно заявило, что пожары случаются только в христианских районах, и население в целом было в ярости.

Протесты в этом месяце вспыхнули, когда 17 октября правительство объявило налог в размере шести долларов в месяц на услуги голосовой связи через Интернет, такие как WhatsApp и Facebook Messenger.Налог был, как выразился Дахдули, «последней каплей в чаше» и, как добавил Хаммуд, «вишенкой на вершине», свидетельствующей о значительном непонимании борьбы разочарованных ливанцев. Сами Аталлах, директор Ливанского центра политических исследований, указал в Твиттере, что ливанцы уже дважды платят за воду, потому что они не могут пить воду из-под крана, и дважды за электричество, потому что электричество отключается как минимум на три часа. в день. (За пределами Бейрута сокращения продолжаются до двенадцати часов.) В стране также есть только два государственных оператора сотовой связи и самые высокие тарифы на сотовую связь в регионе. WhatsApp — это во всех смыслах облегчение — недорогой способ почувствовать связь и обменяться шутками. «Это то, что заставляло людей ломать голову», — сказал Саллух.

Через несколько часов после объявления налога правительство отменило решение. Но было слишком поздно. Ливанская организация гражданского общества Ли Хакки уже разослала через WhatsApp сообщение с призывом блокировать дороги в знак протеста.«Давайте действовать против несправедливых налогов! На площадь Риад аль-Солх сегодня (17 октября) в 18:00, чтобы помешать усилиям правительства по введению несправедливых налогов на телекоммуникации, газ и другие », — говорится в сообщении. Той ночью протестующие сожгли шины на улицах и вступили в столкновение с полицией. Двое сирийских рабочих погибли, когда дом, в котором они спали, был подожжен. Той ночью появился хэштег: «Ливан горит».

Когда в пятницу над Серальем начало садиться, протестующие забросали ОМОН бутылками с водой и петардами.Они ждали, когда Саад Харири обратится к стране, и он опоздал на сорок минут. Дахдули ушел домой; ее родители не хотели, чтобы она уходила после наступления темноты, да и Хаммуд тоже скоро уйдет. Выступая с речью, Харири установил семидесятидвухчасовой крайний срок, в течение которого кабинет министров должен учесть озабоченность протестующих и провести ключевые экономические реформы. Протестующие усмехнулись: у него были годы, чтобы исправить страну; что он мог сделать за семьдесят два часа?

Октябрьская революция в Ираке: шесть месяцев спустя — Ирак

За последние шесть месяцев произошел ряд значительных обновлений политической ситуации в Ираке, поскольку он борется с давлением протестного движения Октябрьской революции, а также с иностранным вмешательством со стороны Соединенных Штатов (США) и Ирана.Хотя политический контекст существенно изменился, основные требования движения остаются в основном без ответа. Стабильность Ирака будет зависеть от способности нового правительства пойти на уступки протестному движению, временно бездействующему из-за распространения коронавируса, и более широкого снижения геополитической напряженности между США и Ираном.

В декабре 2019 года премьер-министр Адиль Абдул Махди ушел в отставку под давлением протестного движения (подробнее о движении ниже).Касим Сулеймани, генерал-майор Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и командующий силами Кудс, и Абу Махди аль-Мухандис, видный лидер Народных сил мобилизации (ПНС), были убиты в результате американского авиаудара 3 января. 2020 г., нарушив хрупкую ситуацию с безопасностью в Ираке и подтолкнув Иран и США к войне. Демонстранты установили крайний срок в середине января 2020 года, когда правительство должно ответить на их требования. Когда крайний срок истек без существенных изменений, демонстрации снова взлетели до небес — впервые над мирными протестами сменились жестокие беспорядки.Хотя движение сейчас приостановило демонстрации из-за вспышки коронавируса, что потенциально может снизить его динамику, пауза может позволить демонстрантам реорганизоваться и настаивать на дальнейших уступках, когда кризис в области здравоохранения утихнет.

Ключевые изменения: 2020 г.

Октябрьское протестное движение — которое, возможно, является крупнейшей массовой общественно-политической мобилизацией в современной истории Ирака — началось прежде всего как антиправительственное и антикоррупционное движение, призывающее к увеличению числа рабочих мест и предоставлению государственных услуг (Брукингс, 31 января 2020 г.).Это безлидерное, в основном спонтанное движение, которое просуществовало дольше, чем предыдущие протестные движения (подробнее см. Предыдущую статью ACLED), и эволюционировало, чтобы охватить более широкие слои иракского общества. Хотя он был начат молодежью и студентами, вскоре он привлек широкий круг участников, включая учителей, юристов и членов профсоюзов. Женщины также сыграли значительную роль, приняв участие в демонстрациях с самого начала и проведя феминистские митинги в феврале 2020 года, которые подчеркнули их роль в движении.По мере роста базы демонстрантов росли их требования и их неприятие правящей элиты, особенно этносектантской политической системы (система мухасаса), которая была навязана стране после вторжения США в 2003 г. (Институт Ближнего Востока, 31 января 2020 г.) ).

Эти опасения были очевидны в первоначальном катализаторе демонстраций: увольнении генерал-лейтенанта Абдула Вахаба Аль Саади в конце сентября 2019 года. Аль Саади командовал элитными контртеррористическими силами страны и был ключевой фигурой в разгроме Исламского государства ( IS) в 2017 г. (Euronews, 3 октября 2019 г.).Считающийся одним из немногих общественных деятелей, сопротивляющихся партийной политике и сектантству, многие считали его увольнение решением коррумпированной администрации, принятым по указанию Ирана. Митинги против этого шага поставили проблему иранского влияния и антисектантства в центр народного движения наряду с призывами к созданию рабочих мест, общественным услугам и прекращению коррупции.

Основные опасения движения по поводу иранского влияния проявились после удара США, убившего Кассима Сулеймани и Абу Махди аль-Мухандиса 3 января 2020 года.Хотя смерть Сулеймани доминировала в заголовках новостей, смерть Аль-Мухандиса имела не меньшее значение для Ирака и Ирана из-за огромной политической и военной мощи PMF. Иранское влияние в стране напрямую связано с PMF, и после разгрома ИГ численность PMF выросла до примерно 150 000 солдат и более 50 бригад, среди которых были Катаиб Хезболла (KH), Организация Бадра и Асаиб Ахл Аль Хак ( Внешняя политика, 31 июля 2019 г.). В 2019 году была предпринята попытка официально интегрировать PMF в иракские силы безопасности; однако не все ополченцы согласились на интеграцию, в результате чего их действия в значительной степени не контролировались.

Убийство Сулеймани и Аль-Мухандиса поставило под угрозу существование движения в решающий момент после отставки премьер-министра Абдула Махди. Для многих отстранение Абдула Махди стало первым конкретным шагом на пути к полной перестройке системы с дальнейшими конституционными и избирательными реформами. Однако геополитические последствия убийств угрожали затмить движение и поставить демонстрантов на ускоренный курс противостояния с поддерживаемыми Ираном ополченцами, поскольку протестующие неуклонно требовали ограничить иранское влияние.В Басре и Насирии «Катаиб Хезболла» открыла огонь по протестующим, которые отказались оплакивать Сулеймани, убив демонстранта (Вашингтонский институт, 10 января 2020 г.). Демонстрационная активность снизилась на неделе авиаударов и на следующей неделе, восстановив ее только на неделе 19 января, раньше срока, установленного демонстрантами правительству для выполнения своих требований ( см. График ниже) .

The Revolution объявляет о новых датах турне до 2019 года, включая три концерта в Миннесоте | Местный текущий блог

BrownMark выступает с Revolution на Super Bowl LIVE в Миннеаполисе, январь 2018 года.(Стивен Коэн для MPR)

The Revolution объявили, что отправятся в путь с июня по 2019 год. После смерти Принца группа много гастролировала, чтобы донести его музыку до поклонников по всей стране, а теперь и по всему миру. У фанатов из Миннесоты будет не менее четырех шансов поймать группу в этом году: в дополнение к выступлению в Миннеаполисе на вечеринке Basilica Block Party 6 июля у Revolution также запланированы сентябрьские концерты в Детройт-Лейкс, Санкт-Петербург.Облако и Красное Крыло.

Билеты на наш осенний тур уже в продаже! Приходите танцевать, петь и праздновать @prince вместе с нами! Это вечеринка, которую нельзя пропустить: https://t.co/seWORxxAgv #TheRevolution #Prince #LiveMusic #Tour pic.twitter.com/DECSw7hxbb

— The Revolution (@therevolution) 18 мая 2018 г.

Некоторые из их крупнейших недавних шоу включают их дебют в Пейсли-парке в 2017 году, выступление на вечеринке Джастина Тимберлейка на Суперкубке и выступление в Rock the Garden с Бон Айвером.

Во время турне с музыкой Принса группа должна соблюдать баланс. Уловка, казалось, заключалась в том, чтобы выбрать классику, а затем выбрать несколько глубоких сокращений, чтобы сыграть для супер-фанатов в толпе. В прошлом году Бобби Зи сказал Брайану Оуку и Джилл Райли, что исполнение этих песен теперь позволяет Revolution улучшить их.

«Все, что у нас есть сейчас, — это то, что он сказал нам не делать, — сказал Бобби Зи, — а именно оглянуться назад на его музыку. Но теперь, открывая эти аранжировки вживую, мы можем усовершенствовать их так, чтобы у него не хватило терпения. Вокруг света за день уже было в баке, прежде чем мы отправились в путь за Purple Rain ».

Для получения дополнительной информации о билетах щелкните здесь.

Как народ Судана совершил невероятную революцию

Когда будет написана бурная и часто трагическая история последнего десятилетия в Северной Африке, продемократическая революция 2019 года в Судане, вероятно, будет считаться одним из немногих ярких пятен.Одна из самых жестоких диктатур в мире, находившаяся у власти более 30 лет, была свергнута в результате массового ненасильственного гражданского восстания, в котором участвовали миллионы суданцев. На его месте — либеральная технократическая гражданская администрация.

Еще неизвестно, переживет ли гражданское демократическое правление серьезные проблемы, с которыми все еще сталкивается страна. Но пока ключевой вопрос: как они это сделали?

Условия в Судане не были благоприятными для успешного демократического движения гражданского сопротивления.Режим был деспотичным, укоренившимся и преуспел в своей тактике «разделяй и властвуй», когда дело касалось большой и этнически неоднородной нации.

Кроме того, три десятилетия репрессивного военного правления в значительной степени уничтожили институты гражданского общества, такие как профсоюзы и правозащитные организации, а реакционное исламское руководство наложило жесткие ограничения на женщин. Более пяти миллионов суданцев, в том числе многие из наиболее образованных людей страны, эмигрировали.

Наконец, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты помогали поддерживать военный режим.И большая часть Запада, казалось, списала Судан как безнадежный случай.

Тем не менее, начиная с декабря 2018 года возникло движение, которое в конечном итоге вывело на улицы миллионы суданцев. К апрелю 2019 года генерал Омар аль-Башир был свергнут коллегами-офицерами. Протесты продолжались, и, несмотря на сотни дополнительных смертей, к августу военные ушли в отставку в пользу переходного правительства во главе с гражданскими лицами.

Успех этого восстания объясняется множеством причин.Ключевые из них варьируются от некомпетентности режима и того факта, что экономика находится в беспорядке, до того, как оппозиционные силы организовали себя в широкое движение. Еще одним важным фактором их успеха было то, что они решили использовать ненасильственные методы, такие как сидячие забастовки и демонстрации.

Составляющие успеха

Успеху восстания способствовал ряд факторов. В их числе слабые стороны режима, а также тактика, используемая оппозиционными силами.

Что касается режима, то против него работало как минимум четыре фактора. В их числе:

Подразделения: К преимуществам оппозиции, некоторые из основных элементов репрессивного аппарата режима — полиция, разведка, вооруженные силы и спецназ — были разделены. Оппозиция проделала отличную работу по усилению этих дивизий и использованию их в своих интересах, предлагая убежище для дезертирующих войск, опозорив семьи сторонников жесткой линии и завоевав победу над некоторыми младшими офицерами.

Некомпетентность: Государство было во многом слабым и некомпетентным. Экономика была в упадке. Это стало особенно заметным после того, как страна потеряла доступ к запасам нефти на юге после обретения Южным Суданом независимости в 2011 году. Образование, транспорт, здравоохранение, сельское хозяйство и другая базовая инфраструктура значительно ухудшились за три десятилетия пребывания у власти.

Санкции: международных санкций усугубили хроническую коррупцию и бесхозяйственность и ослабили экономику.

Недовольная молодежь: Молодым суданцам надоело. Они чувствовали, что у них нет будущего и им больше нечего терять. Интервью с молодыми людьми во время моего визита в январе выявили чувство полного отчаяния, ощущение того, что «достаточно».

Что касается самого движения, то ряд факторов способствовал усилению его усилий и повышению их эффективности. Среди них было:

Размах и масштабы: В то время как некоторые гражданские восстания в основном происходили в столице при поддержке в основном среднего класса, суданская революция произошла по всей стране, во всех регионах, с участием представителей различных классов и этнических групп.Другой ключевой компонент заключался в том, что комитеты народного сопротивления действовали даже в самых бедных районах.

Это было связано с ролью, которую сыграла Суданская ассоциация профессионалов, союз профессиональных профсоюзов, которая играла ключевую руководящую роль.

Создание такой широкой коалиции сил было жизненно важно, учитывая размер и сложность страны.

Национальное единство: На протяжении десятилетий режим пытался разделить суданцев на Север и Юг, арабов и неарабов, мусульман и немусульман.Протестующие, выступающие за демократию, признали важность национального единства и сознательно сопротивлялись усилиям по принципу «разделяй и властвуй».

Одним из примеров являются попытки режима в начале восстания попытаться возложить вину за восстание в Хартуме на мехов, коренных жителей региона Дарфур. В ответ протестующие, в основном арабские, но многоэтнические, начали скандировать «Мы все Дарфур!». В знак солидарности протестующие в Эль-Фашире, столице Дарфура, начали скандировать «Мы все Хартум!»

Роль женщин: сильное лидерство со стороны женщин помогло увеличить число протестующих, побудив женщин присоединиться к протестам.Это также повысило доверие к протестам и улучшило восприятие общественностью движения и его целей, бросив вызов представлениям о том, что они были насильственными и опасными.

Ненасильственные действия: На мой взгляд, самым важным фактором, возможно, было решение подчеркнуть ненасильственные действия.

Суданская оппозиция и раньше вела ожесточенные столкновения. Например, в 1993 году было организовано вооруженное партизанское движение, действующее с баз в Эритрее.Но оно не спровоцировало более широкомасштабное народное восстание и было официально распущено в 2006 году. Точно так же протестующие прибегли к насилию во время гражданского восстания 2013 года. Восстание было подавлено через несколько дней после гибели множества мирных жителей.

Выбор мирных протестов, сидячих забастовок и забастовок не позволил режиму изобразить движение в негативном свете. А ненасилие означало, что движение вызвало симпатию, которую оно могло бы потерять из-за насильственной тактики. Это увеличило количество людей, выходящих на улицы.

Что еще нужно сделать

Еще многое предстоит сделать для укрепления демократии и гражданского правления в Судане. Хотя в переходном правительстве преобладают гражданские лица, военные и другие элементы старой гвардии по-прежнему являются частью системы.


Прочитайте больше: Роль АС в посредничестве в сделке с Суданом дает уроки на будущее


Но свержение Омара аль-Башира может стать уроком для тех, кто борется за большую политическую свободу и социальную справедливость на всем Ближнем Востоке и за его пределами.

Версия этой статьи впервые появилась в Inside Arabia.

Революция женщин приближается — WILPF

Что, если через двадцать лет мы оглянемся назад и вспомним 2019 год как год , который положил начало революции женщин? Что, если через двадцать лет мы будем рассказывать детям о 2019 году как о годе восстания женщин из всех социальных слоев против патриархальных структур в мире, о году, когда тысячи женщин в Швейцарии вышли на улицы, чтобы выступить против неравенства? , год, в котором женщины в Ливане возглавили национальную революцию, и год, когда женщины в Чили сочинили песню, которая распространилась, как лесной пожар, превратившись в глобальный феминистский гимн против сексуального насилия?

Мы могли бы часами перечислять достижения женщин и моменты коллективных действий в этом году, но сообщение в блоге не было бы сообщением в блоге, если бы это была книга, поэтому мы постараемся сделать его кратким.

Отражая прошлое — планирование будущего

Будет ли 2020 год годом революции, еще не написано, но одно можно сказать наверняка: грядет революция женщин. И хотя планирование революции — отличный ход, всегда полезно поразмышлять над предыдущими 12 месяцами, чтобы увидеть, что оставило след, что сработало, а что нет…

Итак, поскольку 2019 год подходит к концу (по крайней мере, для тех, которые идут по григорианскому календарю), мы хотим найти время, чтобы оживить моменты, когда мы чувствовали, что ничто не может помешать нам превратить наш мир в мирный и справедливый. место для всех.Потому что в то время, когда женщины и девочки по-прежнему лишены прав человека, мы склонны упускать из виду свои достижения. И, в конце концов, мы должны помнить, что социальные структуры не меняются в одночасье, может потребоваться десятилетие, чтобы революция вступила в силу.

105-летие радикальной феминистской активности в WILPF вот-вот будет отмечаться в 2020 году. Тем не менее, каждый год несет в себе свои проблемы и успехи. Благодаря большему количеству членов и новых групп в Шри-Ланке, Того, Сомали и Сенегале, WILPF продолжает распространять наше послание мира.По всему миру WILPFers маршировали, пели, демонстрировали и требовали создания экономического и социального порядка, который реализует потребности всех людей, а не только избранных.

Вот несколько примеров: На Корейском полуострове WILPF объединила усилия с союзниками, чтобы потребовать прекращения корейской войны. Вместе с партнерами мы запустили возглавляемую женщинами программу Korea Peace Now! кампании, поддерживая митинги и призывая правительства включить женщин в мирный процесс. На африканском континенте наши сестры достигли новых высот, участвуя в процессах миростроительства во имя национального мира и стабильности и продолжая укреплять повестку дня «Женщины, мир и безопасность», укрепляя инклюзивность и феминистский мир.Секции по всей Африке и региону MENA упорно работали над запретом полностью автономного оружия во имя Кампании по борьбе с роботами-убийцами. Несмотря на угрозы безопасности и негативную реакцию в 2019 году, наши члены в Южной Азии продолжали повышать осведомленность о проблемах прав человека женщин, таких как насилие в семье, детские браки и сексуальные домогательства, и призывали к демилитаризации общества и инвестированию в образование, здравоохранение и экономическая безопасность. В Америке наши члены поддерживали женщин, пострадавших от конфликтов, и принимали участие в национальных движениях против милитаризации.Наши секции в Европе отправили нас в путешествие во времени, напомнив нам о дальновидных женщинах, которые собрались в Цюрихе в 1919 году, чтобы сделать мир более справедливым и мирным и дать нашему движению имя, которое мы все еще носим 100 лет спустя: Женский Интернационал. Лига мира и свободы (WILPF).

«Если вам не дают места за столом, принесите складной стул».

Права женщин — это права человека, и это девиз, которым мы живем и работаем. За последние двенадцать месяцев мы провели сотни часов на собраниях, чтобы распространять это и многие другие послания.Между стремлением к включению целостного гендерного анализа на Пятой конференции государств-участников (CSP5) Договора о торговле оружием, проведением и мониторингом мероприятий на 63-й сессии Комиссии по положению женщин (CSW63), выступлениями с Основная группа женщин на Политическом форуме высокого уровня по устойчивому развитию и резолюция 1325 + 19 СБ ООН, участвующие в обзоре КЛДЖ, читают заявления на 40-м, 41-м и 42-м заседаниях Совета по правам человека, помогают COP25 и проводят мероприятия во время Недели женщин, мира и безопасности В Нью-Йорке WILPF был на всех этих мероприятиях, чтобы убедиться, что наши голоса услышаны и наши потребности видны! С помощью невероятных делегаций WILPF смогла участвовать в процессах ООН, выступать за феминистский мир и общаться с другими активистами.

Развитие движения — движение вперед

Хотя за последние 100 лет многое изменилось, наш анализ в основном остался прежним. В наш список того, что нужно демонтировать, по-прежнему входят патриархат, милитаризм и неолиберализм, и, как и наши праматери 100 лет назад, мы по-прежнему стремимся к экономической и социальной справедливости для всех. Вот почему в 2019 году мы выступили за принятие договора о корпорациях и правах человека с феминистской коалицией # Feminists4bindingtreaty.Программа WILPF по разоружению, достигающая критической воли, выступала за достижение полного и всеобщего разоружения, а Программа WILPF «Женщины, мир и безопасность» имела честь приветствовать трех жестоких женщин из Сирии на мероприятии, чтобы пролить свет на требования сирийских женщин. И последнее, но не менее важное: наша команда MENA поддерживала наших партнеров из региона MENA, создавая безопасные феминистские пространства для сотрудничества, облегчая доступ к международным пространствам и взаимодействуя с лицами, принимающими решения.

Несмотря на то, что 2019 год был одним из худших для женщин-правозащитников в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (MENA), наши партнеры продолжали свою активную деятельность за равенство, свободу и справедливость.С помощью активисток-феминисток из Йемена, Ирака, Сирии и Ливана WILPF смогла повлиять на дискурсы, создать пространство для встреч с государствами-членами ЕС и поддержать возглавляемые женщинами организации в продвижении к своим феминистским программам.

Сирийско-боснийский феминистский солидарный диалог 2.0

Планирование революции

Итак, что мы можем сделать, чтобы через двадцать лет мы запомнили 2019 год как год революции женщин во всем мире? Что ж, мы не знаем, что вы будете делать, но мы можем сказать вам, что мы в WILPF будем делать: мы продолжим выступать против коренных причин войны и вредных гендерных норм.Мы продолжим вкладывать свою энергию в слом патриархальных верований. Мы продолжим тесно сотрудничать с нашими женщинами-борцами за мир по всему миру, чтобы продвигать перемены с нуля.

Мы будем маршировать, петь, демонстрировать и кричать за создание мира, которого мы желаем.

И мы хотим, чтобы вы были частью этого! Станьте участником нашей разнообразной сети или создайте секцию, чтобы присоединиться к нашей революции. Вместе — это единственный способ добиться этого.

С миром,

WILPF

Как искусство помогло продвинуть революцию в Судане

Во время суданской революции 2019 года, когда люди по всей стране мобилизовались на сидячие забастовки, марши, бойкоты и забастовки, художники помогли уловить недовольство страны и укрепить решимость протестующих.В частности, художники стали неотъемлемой частью многомесячной сидячей забастовки в военном штабе в Хартуме, который был известен как сердце революции до тех пор, пока 3 июня 2019 года его не разогнали полувоенные формирования. творчество было одновременно результатом ослабления ограничений свободы выражения мнений и одновременно катализатором дальнейших изменений.

Акварель Хусейна Мергани, на которой изображены сотни людей из Атбары, которые едут, чтобы присоединиться к сидячей забастовке в военном штабе в Хартуме в апреле 2019 года.

По всему Судану художники способствовали обсуждению траектории движения страны, а также использовали фрески, чтобы поделиться информацией о датах и ​​времени протестов. (См. Видеообращение специального посланника Дональда Э. Бута здесь.) Джонатан Пинкни, руководитель программы и исследователь программы USIP по ненасильственным действиям, отмечает, что искусство сыграло роль во многих крупных ненасильственных боях как способ создания общего словаря: «Искусство может стать объединяющим центром для множества различных конкретных целей и повесток дня … Мало кто может прочитать стостраничный манифест движения, но каждый может распознать цвета, песни и образы, которые движения используют, чтобы рассказать своим сторонникам, кто они такие и что они хотят.«

Что касается самих суданских художников, Мустафа Абушамма, владелец и основатель хартумской галереи Моджо, говорит, что революция принесла известность новому поколению художников: «Когда произошла революция … весь мир видел эти удивительные фрески на стенах в Судане. . » (См. Интервью USIP с Мустафой Абушаммой здесь.)

Протестующие у военного штаба в Хартуме за день до падения бывшего президента Судана Омара аль-Башира. (Алсанози Али)

Фрески: следя за революцией

Одним из первых видов искусства, появившихся во время революции, были фрески на открытом воздухе.По мере того, как протестующие наводняли улицы, также происходили художественные инсталляции, изображающие широкий спектр тем.

Художник-граффити Ассиль Диаб, известный как Судалове, создал фрески по всему Хартуму в честь мучеников революции и режима Омара аль-Башира. Ассиль описывает свою работу как «средство для начала диалога и разговоров с сообществом, а также выступления от имени стольких людей», отмечая, что, увидев фреску, «независимо от того, поддерживаете ли вы революцию или против нее, вы вынуждены быть напомнил о том, что происходит.(См. Интервью USIP с Ассилом Диабом здесь.)

Семьи суданских мучеников обнаружили некоторый катарсис, наблюдая за Ассилом Диабом или даже помогая ему в создании фресок в честь своих близких. Для Пинкни это неудивительно, поскольку «в искусстве есть что-то мощное, что затрагивает эмоции, выражает общую человечность и приглашает к участию множество людей».

Ассиль Диаб позирует с Ахламом Хидром, лидером протеста и активистом, перед фреской, на которой Ассиль изображает сына Ахлама Хазаа Иззельдина Джаафара, убитого во время мирных протестов против режима Башира в сентябре 2013 года.

Галал Юсиф получил международное признание за свои работы в различных средах, включая фрески. Во время революции он создал несколько крупных произведений искусства в местах с хорошей торговлей в Хартуме, в том числе широко известную фреску «Крик», которая была разрушена во время жестокого подавления сидячей забастовки в Хартуме.

Фреска Галала Юсифа возле места сидячей демонстрации гласит: «Вы родились свободными, так что живите свободными». (Сари Ахмед Авад)

Хотя его попросили перекрасить «Крик», Юсиф утверждает, что фреска была частью резни и что он не будет воссоздавать ее, пока не будет восстановлено правосудие в отношении погибших.Правосудие переходного периода — одна из главных проблем, стоящих перед суданским правительством, и многие суданцы разочарованы отсутствием прогресса на сегодняшний день. Помимо «Крика», Юсиф нарисовал и другие известные фрески в Судане, в том числе одну возле места сидячей забастовки и другую, которую он создал под мостом Мак Нимр в Хартуме с командой добровольцев.

Галал называет эту фреску под мостом Мак Нимр в Хартуме «для людей и людьми», потому что она была создана при поддержке команды добровольцев.Эта фреска знаменует собой подписание соглашения о переходном периоде продолжительностью 39 месяцев. (Галал Юсиф)

Тем временем фрески художника Алаа Сатир в районе Бурри в Хартуме подчеркнули выдающуюся роль женщин в революции, в том числе фреска с изображением трех женщин с надписью «Мы революция, и революция продолжается». После того, как женщины сыграли ключевую роль в организации и руководстве протестами, в переходный период женщины в большинстве своем были отстранены, что свидетельствует о необходимости дальнейшего прогресса.

Алаа Сатир нарисовал эту фреску в Бурри через несколько дней после падения Омара аль-Башира и его непосредственного преемника генерала Авада ибн Ауфа, поскольку протестующие продолжали требовать перехода к гражданскому правлению. (Ахмед Махмуд)

Виртуальное искусство: расширение революции за пределы Судана

Искусство Ясмин Абдуллы, являющееся частью кампании «Синий для Судана», изображает синие руки, тянущиеся к павшему мученику.

В Судане онлайн-общение было критически важным инструментом для организации во время революции, хотя этим усилиям препятствовали отключения Интернета по инициативе правительства и блокировки ключевых сайтов.Но для тех, кто проживает за пределами Судана, включая художницу Ясмин Абдуллу, кампании в социальных сетях позволили им выразить свою поддержку. Самой широко разрекламированной из этих кампаний была кампания «Синий для Судана», в которой пользователи окрашивали свои профили в синий цвет в знак солидарности после убийства активиста Мохамеда Хашима Маттара во время сидячей демонстрации в штабе Хартума 3 июня 2019 года.

Цифровое искусство также открыло двери для экспериментов с новыми медиа. Художник из Дубая Мергани Салих создал массивные фотомозаики, состоящие из образов революции.Описывая процесс своего создания, Мергани сказал: «Я обнаружил, что создаю архив со всеми ежедневными изображениями и видео, которые распространяются по всем каналам социальных сетей со всего Судана. Затем я подумал, что если картинка стоит тысячи слов, что, если эта картинка физически состоит из тысячи изображений? »

Мозаика «Кандака» Мергани Салих подчеркнула вклад женщин в революцию. Первоначально он был опубликован в социальных сетях, позже он был опубликован в средствах массовой информации, на международных мероприятиях и на сидячей забастовке в штабе в мае 2019 года.

Революция на холсте: уникальная художественная традиция Судана

Мустафа Абушамма не был удивлен тем, что суданские художники смогли охватить такую ​​широкую аудиторию во время революции, поскольку Судан часто признается важным фактором, влияющим на развитие современного искусства в Африке через Хартумскую школу — движение модернистского искусства Судана, основанное в 1960 году. «Суданское искусство представляет собой смесь арабского и африканского, и это очень уникально для Судана», — сказал Абушамма. «Искусство, происходящее из Судана, не похоже ни на одно искусство во всем мире… мы видим это в цветах, мотивах, которые мы используем, и это обращается ко многим людям.”

Абушамма основал свою галерею 10 лет назад, чтобы привлечь внимание к разным художникам и привлечь больше суданского искусства в дома Судана. Он доволен изменениями, которые он увидел, и отмечает, что возросшее внимание к оригинальному искусству означает, что больше художников могут поддерживать себя. И даже в условиях неустойчивого перехода к демократии, Мустафа полон сил на будущее, когда говорит о траектории молодых суданских художников. Описывая работы дарфурского художника Османа Гума Ахмеда, которому сейчас чуть больше 20 лет, Мустафа говорит: «Можете ли вы представить, что он сможет делать через 10 лет?»

Осман Гума описывает свое искусство как вдохновленное народными сказками афро-суданской культуры.

Хусейн Мергани — более опытный художник, который также представлен в галерее Mojo. Его акварель «Поезд Атбара», также известная как «Поезд свободы», запечатлела один из самых знаковых образов революции. Сотни протестующих из Атбары, города на севере Судана, в котором произошли одни из первых протестов во время революции, в апреле 2019 года конфисковали поезд, который отправился на юг, в Хартум, чтобы присоединиться к сидячей забастовке у военного штаба. Пока поезд медленно двигался по своему 200-мильному маршруту, суданцы приветствовали его.Поезд Атбара стал символом широкой поддержки революции по всей стране. В то время как акварель поезда Атбара (показанная вверху страницы) запечатлела один из радостных моментов революции, Хусейн также изобразил напряженные повседневные моменты многомесячных демонстраций, в том числе в акварели молодого мальчика, возглавляющего протест. с пустой бочкой для воды.

Хусейн начал рисовать акварелью в 11 лет и широко выставлял свои работы в Судане, Эфиопии, Уганде и Испании.

Искусство в переходный период

Хусейн Мергани потратил выручку от своего искусства на оплату продолжающейся росписи стен вокруг места сидячей забастовки в военном штабе Хартума. И он не одинок — пока Судан переходит от революции к переходной, другие художники поддерживают социальные проекты по всей стране.

Муралист Ассиль Диаб адаптировала свое искусство к реальности COVID-19, нарисовав фрески, которые поощряют ношение масок, в том числе одну с изображением разнообразной группы суданцев, носящих традиционную одежду и маски для лица.Когда она красила фреску, она и ее команда воспользовались возможностью, чтобы рассказать прохожим о мерах предосторожности для здоровья.

Фреска Ассиля Диаба, изображающая суданцев из разных племен в масках, говорящих «оставайтесь дома» на своих диалектах. Фреска получила награду ЮНЕСКО за распространение в 2020 году.

Публикуя с хэштегом #Khartoon, всемирно известный карикатурист Халид Альбайх остроумно критикует несправедливость во всем мире. В июле, после заявления армии о том, что граждане, публично критикующие армию, могут быть арестованы, он опубликовал широко распространенную карикатуру на крокодила в военной форме с большими слезами, катящимися по лицу.Работа Халида мобилизовала других на использование искусства в качестве инструмента для пропаганды перемен в Судане. И Халид не ограничивает свое самовыражение искусством — он также много писал, в том числе о необходимости дальнейшей поддержки со стороны США переходного периода Судана.

Халид Альбайх поделился карикатурой «Крокодиловы слезы» в социальных сетях, в том числе в Facebook, где у него более 80 000 подписчиков.

Ненасильственная революция в Судане и творческий подход, который ее поддерживал, являются поводом для празднования. Но страна сталкивается с множеством проблем во время переходного периода, включая пандемию и серьезный экономический кризис, которые привели к возобновлению уличных протестов.Кроме того, широкое осуждение вызвал известный случай, когда в августе прошлого года 11 артистов из Хартума были заключены в тюрьму, что подчеркивает необходимость правовой и судебной реформы в переходный период для защиты свободы выражения мнений.

Работа должна продолжаться, и художники по-прежнему играют важную роль — в открытии пространства для публичных разговоров, выражении недовольства и надежд, а также в привлечении к ответственности всех органов переходного правительства. И переходное правительство может чтить новейшую историю Судана, сохраняя революционное искусство для будущих поколений и взращивая огромный талант и творчество, которые помогли привести его к власти.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *