Революция в россии скоро – Когда в России ждать революцию?

Когда в России ждать революцию?

Недавно моя знакомая сказала, что в стране скоро произойдёт революция, действительно, сегодня немало людей, которые ожидают в самое ближайшее время глобальных потрясений. Я задумался над этим и решил выяснить стоит ли нам в ближайшие годы ожидать серьёзных перемен.

Прежде всего, нужно разобраться в источнике подобных настроений, кстати, чем люди дальше от Москвы, тем настроения людей более радикальны.

Сегодня, условно, граждан РФ можно поделить на три категории:

  1. Довольные существующим строем – в основном это чиновники, депутаты, топ-менеджеры и другие хорошо оплачиваемые служащие. А также разного рода воры, мошенники, спекулянты. Можно сказать сейчас золотой век для людей нечистых на руку.
  2. Недовольные нынешней властью – основная масса недовольных: рабочие и рядовые служащие. Они по сути, после перестройки не получили ничего, а лишились много. Например, большинству пришлось попрощаться с качественным питанием, образованием и медициной. Некоторые ставят в плюс, что теперь у большинства машины, компьютеры и прочие блага цивилизации, но это не показатель благосостояния. Тем более что большинство машин, квартир и электронных устройств россияне приобретают в кредит, а потом годами работают на банки, порой так и не в силах расплатиться с долгами.
  3. Настроенные нейтрально – среди «нейтральных» людей основная масса во многом тоже недовольна существующим положением, но опасается, что со сменой власти станет ещё хуже. Это в основном пенсионеры, чтобы там ни говорили, многие из них сегодня живут лучше работающих граждан, многодетные матери и прочие получатели социальных выплат и льгот.

Естественно, что граждане первой категории ни о каких революциях слышать не хотят, их всё устраивает, да продлиться этот золотой век тысячу лет! 

Более всего к радикальным переменам склонна вторая категория, там представлены люди больше всех обделённые властью. Постоянные сокращения, отсутствие государственной поддержки, грабительские поборы малого бизнеса и, конечно, безумные, взятые с потолка суммы штрафов.

Тут есть над, чем задуматься, а если вспомнить разрушенное образование, которое буквально калечит детей (сколько жизней унёс только ЕГЭ), гибнущую экологию, увеличение пенсионного возраста, то желание решительных перемен становится особенно понятным.

Что завтра достанется нашим детям и внукам, какую страну передадим им? Не будет ли нам стыдно перед потомками?

И вот люди выходят на митинги, которые по новым правилам ещё надо согласовать.

Но, ни согласование, ни даже мирные и вполне умеренные лозунги не спасают демонстрантов, их отлавливают, оформляют протокола, на некоторых даже возбуждают уголовные дела.

Кажется будто вот она, революция, уже близко, но я не уверен.

Точнее я убеждён, что в России до революции ещё далеко.

Спросите, как я это определил? Да очень просто.

Последние события на акции «Он нам не царь», где оппозиция выражала своё недовольство властью, показали, что для совместных действий люди слишком разобщены.

Ну, судите сами, из толпы протестующих хватают выборочно людей, совершенно разных, валят на землю, бьют дубинками, пинают ногами. Их заковывают в наручники и вталкивают в автозаки, а демонстранты при этом спокойно на всё это смотрят, некоторые снимают на телефон.

Люди спокойны и совершенно не агрессивны, самые агрессивные это полицейские, которым так и не терпится применить дубинки.

Это самый верный признак отсутствия бунтарского духа, полицейские это чувствуют и позволяют себе много лишнего, в том числе избиение и оскорбление граждан, которых они должны охранять.

Если бы в воздухе носилось предчувствие революции, люди вставали бы друг за друга и никого не позволяли бы просто так избивать дубинками.

Ну, а пока можем спать спокойно или не спокойно, смотря с какой стороны посмотреть, в Росси революции не будет.

Поделиться «Когда в России ждать революцию?»

avtor-vm.ru

Почему революция в России неизбежна

Бах! Бах! Бабах! – пуканы ватников взрываются сразу после прочтения заголовка. Не приходя в сознание, не читая мои многабукаф, они уже свалили вниз строчить комментарии о том, что Кунгуров – агент Госдепа и укропская шлюха, отрабатывает печеньки. Надеюсь, до второго абзаца дочитают только люди, обладающие минимальной вменяемостью и относительно устойчивой психикой, потому что ничего хорошего о событиях, грядущих в ближайшие месяцы, вы не узнаете.

99% сограждан не знают, что такое революция. Я как-то на одном шабаше антимайдановцев попросил дать определение тому, с чем они так яростно собираются бороться. Ни один из участников круглого стола не смог ответить что такое революция, хотя там все поголовно были люди с высшим образованием и мнящие себя чуть ли не интеллектуальной элитой общества. Ближе всех оказалась тетенька лет 40, которая заявила, что революция – это насильственный захват власти. Нет, это всего лишь заурядный госпереворот. Бунт, мятеж, восстание, смута, гражданская война, распад страны, смена элит, экономический кризис – это всего лишь побочные эффекты революции или ее причины.

Если говорить совсем уж простыми словами, то революция – коренное преобразование в жизни общества в относительно короткие сроки. Если изменения происходят постепенно – это принято называть эволюцией. А скачкообразное изменение уклада – революция. Когда была последняя революция в России? Совсем недавно, в 1991 г., когда кардинально изменилась политическая система. Экономический уклад менялся более плавно, переход к доминированию частной собственности занял несколько лет. Так называемый криминально-олигархический капитализм сложился более-менее окончательно к 1997 г. А вот потом началась эволюция, и ныне олигархический капитализм, оставшись таким же криминальным, мутировал от олигархического к номенклатурному.

Кстати, вы никогда не задумывались, почему развал Российской империи и монархии у нас звучно зовут революцией, а развал Советского Союза и КПСС так и именуют развалом СССР и крахом советского строя? Ну, типа, все наипнулось, а взамен ничего не появилось. Будете смеяться, но это исключительно от стеснения.  Ведь передел власти – совсем не задача революции.

То, что совок сгнил и капэсэсная партноменклатура не смогла решить стоящие перед режимом задачи, я не спорю. Потому СССР и рухнул. Но решил ли эту задачу, стоявшую перед страной еще в 80-е нынешняя клептократическая  элита? В чем вообще заключалась эта задача (вызов)? Вопрос настолько прост, что большинство даже не видит в этом вопроса. Этот вопрос большинство даже не задает себе. Я не имею в виду быдло, думающее желудком, а говорю о тех 5% представителей интеллектуальной элиты, кто понимает, что такое «задача революции». Вот вам и причина трусливого нежелания илитки признавать революцией революцию, в результате которой она пришла к власти.

Дело даже не в том, что на Западе историки именуют события начала девяностых годов в России Великой криминальной революцией (у нас термин тоже постепенно приживается), что предельно точно отражает суть революционного класса. Будь заказ, интеллигенция сформулировала бы и внедрила в массовое сознание совсем иной стереотип, навязала бы иные символы и понятия. Но если есть революция, она должна выполнить стоящую перед ней задачу, иначе революция будет незавершенной и НЕИЗБЕЖНО будет сметена другой революцией. Не факт, что следующая будет успешной, но абсолютно точно могу вам гарантировать, что с нынешним кремлевским режим покончит именно революция. Ведь революционная власть не смогла выполнить свою задачу, которая заключалась в том, чтобы…

Об этом я скажу в следующий раз. Разрыв шаблона вам будет гарантирован. А пока давайте поговорим о вещах более простых – о причинах, движущей силе и механизмах революций. Сегодня разговор о революции в любой, даже самой продвинутой аудитории, секунд через 30 скатывается от обсуждения предмета к бурному выражению личного отношения к нему. По мнению большинства революция в РФ невозможна, потому что лично он, Вася Пупкин, ее не желает, его и так все устраивает, и точно так же по его мнению думает большинство. Поспешу вас разочаровать: революции случаются вне зависимости от того, хотят ее или нет. Даже если ее не хочет большинство, она все равно произойдет в срок.

Вот, например, в 1917 г. кто хотел революцию? Да никто! Рабочие хотели 8-часовой рабочий день и хорошую зарплату. Солдаты хотели дембель, водку, гармошку и баб. Генералы хотели славы, орденов и чинов. Штаб-офицеры хотели стать генералами. Обер-офицеры хотели стать штаб-офицерами. Крестьяне хотели земли и доброго урожая. Обыватель хотел спокойной жизни. Мелкая буржуазия хотела стать большой. Большая буржуазия хотела больших барышей. Царь Николаша хотел отжать у турок Стамбул. Гимназистки хотели большой и светлой любви. Попы хотели… Список можно продолжать до бесконечности. Но в нем не будет никого, кто бы хотел революцию.

Кто ж хотел революцию – дедушка Ленин? Так он к тому времени уже более 20 лет прозябал в эмиграции и от его хотений ничего не зависело. Хотеть-то он, может и хотел, да только в возможность революции не верил и ничего для ее приближения не делал. Даже «Искру» уже 12 лет не выпускал. В январе 1917 года, выступая перед молодыми швейцарскими социалистами на собрании по поводу 12-летия Кровавого воскресенья, он сказал: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв этой грядущей революции. Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодёжь… будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции». В общем, его хотение революции было в высшей степени абстрактным. Демон революции Троцкий в этот момент вел светский образ жизни в Нью-Йорке. Почти никаких связей с Россией он не имел, так же , как и Ленин.

Может быть, революцию хотели профессиональные революционеры, оставшиеся России? А вот тут все совсем наоборот. Руководитель русского Бюро ЦК РСДРП Александр Шляпников (непосредственный руководитель самой радикально-революционной партии России) констатирует: «Все политические группы и организации подполья были против выступления в ближайшие месяцы 1917 года».

Но это мы говорим о тех революционерах, что были на свободе. Наиболее буйные находились в ссылке, тюрьмах и эмиграции. А легальные  революционеры считали момент крайне неподходящим для революции и не делали ничего, чтобы форсировать события. Член Думы, один из лидеров меньшевиков Николай Чхеидзе, в начале января 1917 г. считает так: «В настоящее время нет никаких надежд на удачную революцию. Я знаю, что полиция пытается инсценировать революционные вспышки и вызвать рабочих на улицу, чтобы с ними расправиться».

Такого же мнения придерживался и один из лидеров межрайонцев Константин Юренев. Он часто посещал квартиру Керенского, на которой собирались радикалы всех мастей. Зимой 17-го на одной из сходок салонных революционеров он с горечью констатировал: «Революции нет и не будет. Реакция нарастает. У рабочих и солдат разные цели. Следует приготовиться к длительному периоду реакции. Мы должны занять позицию наблюдателя и выждать».

Может быть, революцию хотела думская либеральная оппозиция? Да упаси боже! Либералы хотели «ответственное министерство», то есть такое правительство, которое подотчетно Думе. Это был высший предел их мечтаний! И мотивировали они свое хотение как раз тем, что царское правительство настолько недееспособно, что это грозит революцией. Царю такая предъява не понравилась, и он начал поговаривать, что Думу следует разогнать. 10 февраля председатель Думы, лидер партии октябристов, Михаил Родзянко приезжает в Царское Село с докладом о положении в стране и заявляет, что в случае роспуска Думы вспыхнет революция, которая, как предрекал Родзянко царю, «сметет вас, и вы уже не будете царствовать». «Ну, Бог даст», — ответил самодержец. «Бог ничего не даст, вы и ваше правительство все испо

kungurov.livejournal.com

Ждать ли в России новую революцию

И если посмотреть в историю чуть дальше, оказывается, что в России чуть ли не каждую сотню лет гремит бессмысленный и беспощадный бунт. То Смута, то декабристы, то Ленин, то Ельцин… И все время встает вопрос — не наклевывается ли новая заварушка?

Об этом «КП» поговорила с деканом Высшей школы телевидения МГУ имени Ломоносова Виталием ТРЕТЬЯКОВЫМ.

«ТРЯХАНЕТ В 2021-М, НО НЕ СИЛЬНО»

— Виталий Товиевич, есть мнение, что Россия живет от одного переворота до другого. И каждую сотню лет страна беременна революцией. Причем потрясения 1991 года, возможно, еще не окончены. Есть ли сейчас повод для тревоги?

— Так не только в России происходит, но и во всем мире. Только события в других странах наши люди не запоминают. И необязательно, что всегда в России все выливалось в революцию. Да и время ускоряется — пики этих циклов растягиваются уже не на столетия, а на 60 — 75 лет. Вот от 1917 года до распада Советского Союза прошло 74 года. Закономерность русского протеста такая: малый цикл тянется 15 лет, проходит 4 — 5 циклов — наступает потрясение. Если исходить из этих показателей, то надо отсчитать от 1991 года 30 лет. Получается, что-то радикальное может случиться в 2021 году. Но ничего масштабного — размаха 1917 или 1991-го. Не революция.

— У каждого переворота есть свои симптомы. Какие они?

— Сколько бы ни поносили всякие идиоты Ленина, он все гениально описал: «Верхи не хотят, низы не могут». Да, у нас и сейчас есть ситуации, когда недовольство «низов общества» превышает норму, если за «образец сытой жизни» брать ситуацию до кризиса 2008 года. Но, на мой взгляд, счетчик недовольства не сильно зашкаливает, а абсолютного удовлетворения никогда не будет. Скорее вижу кризис «верхов», которые не могут во внутренних делах страны разобраться. Но проблем масштаба, как в 1990-м, нет. Тогда правители вообще не могли ничего делать, была деградация власти. Фактически страна шла на автопилоте. Был внутренний раскол по территориальному и национальному признаку: союзные республики не подчинялись центру. Сейчас у нас ничего из этого нет. Плюс тогда еще была система двоевластия — бились Горбачев и Ельцин, союзные власти и российские. А это верный признак грядущей катастрофы. У нас никакого двоевластия и близко не существует.

Декан Высшей школы телевидения МГУ имени Ломоносова Виталий Третьяков.

«СЕЙЧАС ПОЛМИЛЛИОНА ЧЕЛОВЕК НА УЛИЦЫ НЕ ВЫЙДУТ»

— Если откатиться к Октябрьской революции. Какие там были симптомы?

— Шла битва Советов и Временного правительства после свержения Николая II. Там была мировая война, в которой участвовала Россия. Положение на фронте было сомнительным: то добивались успехов, то опять терпели крах. Внутри страны были раздоры — элиты грызлись друг с другом. Ну и население жило в трудных условиях. Не случайно царем были недовольны все — от крестьян до дворян.

— Сегодня такие кризисы не наблюдаются?

— В такой глубине и масштабе — нет.

Но и нельзя назвать блестящим внутреннее положение дел в стране. Особенно это связано с экономикой и социальной справедливостью. Но по этим пунктам общество редко бывает довольно. В моменты кризисов и созревшей революции люди сотнями тысяч выходят на улицы. У нас такого нет. И причина не в репрессиях и запугивании. Даже если бы власть дала на все зеленый свет, полмиллиона человек на улицу сегодня никто бы не вывел. Наши люди привыкли к комфортной жизни. Да, народу хотелось бы большего, чем есть сейчас: меньших цен на бензин, лучшего курса рубля. Но обыватели обросли стабильной работой, им нужно кормить семьи — никто не захочет рисковать тем, что имеет, ради высоких политических целей. С возникновением рынка мы получили общество потребления. А в прошлом веке у нас была другая ситуация — был целый класс рабочих.

— Но, чтобы вытащить людей на улицу, нужны лидеры. А наша оппозиция, кажется, закостенела хуже «Единой России».

— У нас нет реальной оппозиции. Она тоже должна возникать. Когда-то, надеюсь, она легализуется в каком-то параллельном власти виде. Но пока ничего подобного нет. Ну не считать же оппозицией всю эту либеральную шушеру, которая состоит из малолеток. Это несерьезно.

И отсутствие оппозиции объяснимо. У страны нет идеологии. Отсюда и нет противников. Власть этим пользуется — она не хочет формулировать идеи и взгляды. Какая у нас идеология? Есть только лозунг: «Великая Россия!» Красиво и исторически важно, но политически ничего за этим не стоит.

«СИМПТОМЫ ПОХОЖИ, НО СТЕПЕНЬ БОЛЕЗНИ РАЗНАЯ»

— Что еще важно — у нас сейчас нет большой, затянувшейся и неудачной войны.

— Да, внутренний кризис не накладывается на эту проблему. И слава богу. Информационная война идет, в ряде военных конфликтов Россия опосредованно участвует — в Сирии и Украине. Но они не особо касаются людей — проходят вскользь. Общий кризис нас тоже обходит стороной — ведь мы не с Западом и не с Востоком. Поэтому аналогии с 1917 годом нельзя напрямую наложить на наше время. Нельзя говорить: «Ой, сейчас что-то будет!» Есть отдельные похожие элементы, но и у людей, бывает, симптомы болезней похожи: только один просто чихает, а у другого воспаление легких.

— Многие, особенно бизнесмены, говорят, что у них ощущение, будто на дворе 1988 — 1989 годы — предтеча чего-то плохого.

— В перестройку люди, наоборот, думали, что сейчас все будет хорошо. Иначе бы многие не полезли на рожон. Я же не говорю, что сейчас у нас все идеально. Люди недовольны многими вещами. В том числе зависимостью от Запада. А в 1988 году люди мечтали быть вместе с Америкой. Так что тут тоже параллели весьма условны.

— Не все бунты заканчивались победой революционеров. В 1825 году против царя пошли декабристы. И их всех разогнали, наказали.

— Ну что тут сравнивать? Это было два века назад! Другая система ментальная и политическая. Современная оппозиция — это отнюдь не декабристы. Даже по своему воспитанию и образованию.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

«Надо учитывать урок Горбачева»

— Вы сказали, что неспокойным у нас может быть 2021 год. Как избежать радикального поворота? Хочется мира!

— Тут два пути. Ждать, что все само рассосется, нельзя — иначе будет только хуже. Во-первых, нам нужно менять политическую систему внутри страны. Вот эти все партии устаревшие, никому не нужные убрать. Отказаться от слишком многопартийной системы, которая изжила себя даже на Западе. Во-вторых, нужно менять подход к экономике. Здесь мы идем к психологическому разлому в обществе. Да, люди не хотят рисковать своим комфортом, но если расслоение между бедными и богатыми еще больше разрастется — что-то произойдет.

— И тут экономика, наверное, даже важнее. Люди ведь смотрят на ценники в магазинах, на свои зарплаты, а не на число партий.

— Делать нужно и то, и другое. Но, видимо, начинать нужно все-таки с экономики, а не так, как Горбачев. Он политическими реформами и страну развалил, и экономику выпустил из-под контроля. И все пошло вразнос! Следует учитывать этот урок. Но надо начинать что-то делать, а не закрывать глаза на проблемы.

ВОПРОС ДНЯ

А для вас 7 ноября по-прежнему праздник?

Сергей СТЕПАШИН, бывший премьер-министр России:

— Не праздник, скорее день размышлений. Куда пришла страна, что стало с Россией. А из памяти этот день не вычеркнешь, это факт. Событие, которое перевернуло мою страну и весь мир.

Геннадий ЗЮГАНОВ, лидер КПРФ:

— Великий праздник! Буду отмечать под ленинским лозунгом «Вся власть Советам!». Проведем манифестацию, большой митинг и концерт в Москве. А выпить? Как же без этого? Конечно, выпьем.

Сергей ШАРГУНОВ, писатель, депутат:

— 7 ноября 1941-го состоялся знаменитый парад на Красной площади, а через год в этот день молодогвардейцы Краснодона вывесили красные флаги на улицах своего оккупированного города. Эти события точно объединяют нас всех.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Эдуард БОЯКОВ, театральный режиссер:

— Нет. День народного единства постепенно затмил День Октябрьской революции. В 4 ноября больше символики, как мне кажется: это ведь и день Казанской иконы Божией Матери, и память о Минине и Пожарском, и преодоление Смутного времени.

Марьяна НАУМОВА, рекордсменка по жиму штанги:

— Социалистическая революция — это выдающаяся дата в истории нашей страны. Я бы хотела, чтобы она по-прежнему была праздничной. Народное единство — оно тогда, когда все равны между собой.

Юрий ЛОЗА, певец:

— Для меня 7 ноября перестало быть праздником еще в 1991 году, с развалом Союза. Демократы тогда хоронили совковый режим со всеми его помпезными торжествами. Можно сходить на демонстрацию ради ностальгии, но уже скоро праздник ждет полное забвение.

Кирилл, читатель сайта KP.RU:

— Не праздник и никогда им не был. Да и кто вообще назначает праздники на ноябрь? Неужели в российской истории не было памятных исторических дат в августе или июле?

Виктория ДАНИЛЬЧЕНКО, адвокат, телеведущая:

— Да, на подсознании 7 ноября по-прежнему «красный день календаря». Этот праздник бережно хранит в душе детские воспоминания. Праздничный стол, красные флаги по всему городу и в школе выходной!

«Комсомолка» рекомендует серию «История России в романах». Ищите на shop.kp.ru и в фирменном магазине «КП» по адресу Москва, Старый Петровско-Разумовский проезд, 1/23, стр. 1.

Серия «История России в романах»

12+ АО «ИД «Комсомольская правда», Москва ОГРН 1027739295781.

www.kp.ru

Будет ли в России революция: прогноз ученых

8 июня 2016 года в Центральном доме журналистов прошла научно-экспертная сессия по теме: «Ждет ли Россию революция?», организатором которой выступил Центр научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина).

В рамках круглого стола, прошедшего в форме научно-мозгового штурма, был представлен анализ динамики развития современной России, а также дан среднесрочный прогноз на ближайшие 5–6 лет, участникам мероприятия была презентована научная монография «Россию ждет революция?».

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор Степан Сулакшин выступил с научным докладом «Проблема перехода России к постпутинскому постлиберальному историческому этапу», выдвинув ключевой тезис: «мирная законная „революция“ в России, как ее решительное обновление — это формула и требование времени!».

Степан Сулакшин пояснил, в чем может заключаться переход. По его мнению, в России сложился и самовоспроизводится вполне узнаваемый и специфический тип политического режима, который истрически будет обозначен как путинизм, а страна сползает к полномасштабному кризису.

Путинизм — это экстремистский либерализм, космополитизм и разрушение цивилизационной идентичности в стране, коррупция и приватизация, превращение страны в «страну-изгой». Кроме того, это ещё и архаичная сырьевая экспортная экономика, повсеместная деградация практически всех потенциалов государственности страны, факторов ее успешности и устойчивости, путь к краху на геополитическом «кладбище». «Политический режим и его практика, модель страны — нереформируемы. Они могут быть только сменены», — убежден Степан Сулакшин.

Результаты исследований «Центра Сулакшина» показали, что вероятность «цветной» революции в России очень высока, ее готовит, к ней ведет прежде всего сама власть. И если ничего не предпринимать, то после нескольких лет деградации процессы примут взрывной характер. Поэтому сегодня обществу необходимо понимать — что его ждет и готовиться к тому, что произойдет. По прогнозам Центра, страну ждет революционное испытание. Это случится уже скоро — на рубеже 2020 года. Выход из сложившейся ситуации, которая способна преломить мрачные перспективы, есть — это новая конституция страны.

«Центром научной политической мысли и идеологии» разработан проект Конституции России, базирующейся на успешности и жизнеспособности страны. Стране нужна здоровая настоящая идейная оппозиционная сила, то есть вторая сила, а не либеральная россиефобская власть и либеральная россиефобская «оппозиция», убежден Степан Сулакшин. Центр видит такую новую силу в «Партии Нового Типа».

Анализ показывает, что сценарий революции в стране очень вероятен. И Россия может подойти к ней с двух сторон: с одной стороны будет находиться власть, пятая колонна и геополитический противник, а со второй стороны — историческая неизбежность включения социальной «иммунной системы» страны и народа.

Вопрос заключается в том, насколько радикально должны быть перестроены базисные устроения страны. Одним кажется, что издержки решительного перехода порождают слишком значимые новые угрозы и риски, вплоть до того, что это услуга тем, кто желал бы нашу страну развалить. Другие уверены, что запрограммированный сценарий гибели страны бесповоротно реализуется. И основную долю в этом сценарии играет действующая власть — вне зависимости от того, понимает она это или нет.

Вардан Багдасарян — заместитель главы Центра научной политической мысли и идеологии, д.и.н., профессор в своем научном докладе говорил о «Мировой революции. Актуальных вызовах грядущей российской трансформации».

«На фоне серии „цветных революций“, представляющих собой в действительности не революции, а вариант войн нового типа, собственно революции оказываются сведены в общественном обсуждении к технологиям борьбы за власть. Они воспринимаются как нечто безусловно негативное. Майдан и Тахрир смешиваются с Великой Французской и Великой Октябрьской революциями. В действительности, революции есть исторически непременное условие развития. Развитие, в отличие от роста, предполагает смену сущностных характеристик системы. В этом смысле можно говорить, к примеру, о христианской революции, посредством которой осуществился переход от античной модели жизнеустройства к средневековой. Сегодня мир находится в состоянии системного кризиса. И тема революции, как выхода из возникшего тупика, вновь находится в актуальной повестке.

Когда-то исторически революции могли осуществляться в масштабах национального государства. Связи с внешним миром на тот период еще не играли определяющей роли, и это было возможно. На настоящее время создать отдельные островки системной трансформации становится все более проблематично. Речь поэтому может идти либо о мировой системной трансформации, либо о создании альтернативной мир-системы. Для этого должно наличествовать мировое, преобразующее мир, движение, новый Интернационал, Интернационал грядущего человечества.

Национально-освободительные революции ставят вопрос о приходе к власти национальных сил вместо колониальной администрации и компрадоров. Это, безусловно, важная задача, но недостаточная. Включенное в систему колониальных отношений революционное государство будет заново колонизировано. В социальной революции постановка вопроса — это смена системы жизнеустройства социума. Но и этого недостаточно. Преобразованная на нравственных началах система при несоответствующем ее уровню человеке неизбежно переродится, революционный дух окажется побежден конформизмом и потребительством. И отсюда главный вопрос о революции, которая не обозначена в традиционных классификациях — революции антропологической, преображении человека» — считает Вардан Багдасарян.

«О правовых аспектах научного дискурса о революции в России» рассказал руководитель юридической группы Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н. Александр Гаганов.

В своем выступлении он отметил, что научная дискуссия о революции в России может и должна осуществляться в рамках действующего законодательства. Докладчик обратил внимание присутствующих на то, что за рамками закона находятся призывы к незаконным и насильственным действиям, таким как террористическая и экстремистская деятельность, а также планирование таких действий, распределение ролей и иная подготовка к совершению преступлений.

В то же время понятие экстремистской деятельности весьма широкое и включает в себя такие деяния, как публичные призывы к насильственному изменению основ конституционного строя. Ключевой признак, без которого состава преступления не будет, это насильственность предлагаемых изменений.

Блогер Александр Русин (Amfora) в своем выступлении отметил, что «менталитет русского народа таков, что он всегда ждет инициативы сверху, указаний, команды. „Наверху виднее“, — рассуждает народ и терпеливо ждет, когда царь и бояре сами начнут что-либо менять, — пояснил Русин. — Конечно, терпение народа не беспредельно, но оно намного больше, чем терпение элиты, а главное — народ не может так быстро организоваться и принять решение, как представители элиты».

По его словам, можно выделить два вероятных сценария смены власти в России: «дворцово-аппаратный переворот и следующая за ним революция сверху, которая будет заключаться в смене курса, политического устройства и экономической модели страны, и дворцово-аппаратный переворот, затем утрата власти организаторами переворота в результате борьбы за власть или некомпетентности, затем — революция снизу».

При этом он подчеркнул, что виноваты в перевороте, если они происходят, не его организаторы, а в основном те, кто находятся у власти сейчас. «Они должны были проводить глубокие системные реформы на протяжении всех последних лет, которые не проводили», — уточнил блогер причину такого положения дел.


Со своим взглядом на эту проблему выступил писатель и общественный деятель Алексей Кунгуров. «Крах путинизма — не вопрос. Вопрос лишь в том, что последует дальше, и вариантов всего два: революция, то есть кризисный переход общества и государства к качественно новой форме существования, или деградация, то есть необратимое разрушение существующей системы без трансформации в новую, — сказал блогер, подчеркнув, что „деградация — это то, что происходит сейчас, и уже очень давно“. — Деградация — процесс в общем-то комфортный. Ведь гораздо приятнее бездельничать, проедая дедушкино наследство, нежели вкалывать до седьмого пота, чтобы вашему непутевому внучку было, что проедать. Деградация — это сознательный выбор элит РФ, с энтузиазмом поддержанный массами. Проблема состоит в том, что деградировать вечно невозможно — любая деградация заканчивается разложением. Когда дедушкино наследство будет окончательно проедено — придется либо снова работать, либо разваливаться».


В рамках круглого стола состоялась презентация научной монографии «Россию ждет революция?».

Выход монографии в свет, безусловно, важное событие в наши дни: в ней рассмотрено состояние России, среднесрочный прогноз развития страны, введена формализация понятия ее модели, а также показано, что текущая либеральная модель несовместима с успешностью и устойчивостью России.

По мнению авторов монографии, смена модели как альтернатива геополитическому распаду неизбежна. В книге рассмотрены факторы, алгоритм и возможные сценарии перехода России к постлиберальной модели страны. Убедительно показано, что грядущая модель развития и жизни России наиболее вероятна в форме нравственного и справедливого государства. Вычислены вероятности различных сценариев постлиберального перехода, прогнозируемого на период 2020 года.

Также со своими докладами на научно-экспертной сессии выступили:

Несмиян Анатолий Евгеньевич — писатель, общественный деятель: «Социальная динамика идейно-властного перехода по опыту Арабской весны и Украины»;

Дубовский Сергей Васильевич — Институт системного анализа РАН, заведующий лабораторией, к.физ.-мат.н.: «Окрестность 2020 г. — время социальных и криминальных катастроф»;

Задерей Валерий Александрович — вице-президент Народной Академии наук, д.э.н.: «Перехват управления вместо революции»;

Ефремов Олег Анатольевич — доцент кафедры социальной философии и философии истории философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, к.ф.н.: «Возможна ли „цветная революция“ в условиях „театральной демократии“?»;

Белов Петр Григорьевич — профессор МАИ (Национальный исследовательский университет), д.т.н.: «Прогнозирование вероятности наступления революционной ситуации путем моделирования»;

Скурлатов Игорь Валерьевич — исполнительный директор Национального фонда содействия устойчивому развитию регионов: «Перспективы социально-политического развития России»;

Никандров Алексей Всеволодович — доцент кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, к.полит.н.: «Революция и политическое творчество: концепция Х.Арендт»;

Зернов Сергей Владимирович — старший научный сотрудник ИПУ РАН, к.соц.н.: «Открытое самоуправление как решающий фактор революции управления»;

Прохватилов Владимир Викторович — президент Академии реальной политики: «Сценарии регионального майдана и революционного джихада в России»;

Скобликов Евгений Андреевич — президент Фонда финансовых инициатив, к.э.н.: «К нравственному государству может вести только Третий путь»;

Терёхин Алексей Дмитриевич — аудитор Общественной счётной палаты РФ: «Движущие силы общества 21 века. Точка опоры для переворота мира»;

Христенко Сергей Васильевич — корреспондент газеты «Большевистский Серп и Молот»: «Революция? Цели! Ресурсы! Методы!»;

Пунтус Валерий Иванович — МОИП, руководитель семинара, к.т.н.: «Альтернатива революции в России».

По итогам обсуждения будет издан и распространён сборник материалов.




Вернуться на главную

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

rusrand.ru

Случится ли в России новая революция?

На первый взгляд особенно серьезных предпосылок для новой революции в России не существует — политическая система стабильна, власть консолидирована вокруг фигуры Путина и нет ни малейшего намека на раскол в верхах, а история показывает, что все революции в России (и не только) начинались именно сверху, с раскола власти, кризиса управления и потери контроля.

Верхи не могут управлять по-старому — вот обязательное условие революции.

Но российские верхи пока очень даже могут.

И низы пока не очень возражают, что убедительно доказывается последними выборами президента — народ послушно сходил, проголосовал, посмотрел на результаты и… тишина…

Даже оппозиции как таковой не существует — в парламенте она чисто номинальная и составлена исключительно из конформистов, вне парламента оппозиция слаба и маргинальна, а местами опять же весьма условна, как и в парламенте.

Нет даже намека на раскол властей и выход ситуации из-под контроля.

Кажется, что даже уход Путина через 5 лет ничего не изменит — на его место сядет заблаговременно подобранный преемник, его раскрутят по всем каналам опытные политтехнологи и все останется как прежде, еще на 12 лет. А потом еще и еще…

Однако история показывает, что там, где совсем недавно была тишь да гладь, стабильность и сплошной одобрямс под бурные аплодисменты, переходящие в овации, всего за несколько лет многое может измениться и сложится революционная ситуация, которой никто или почти никто не ждал.

Именно так случилось в СССР — еще в 85-м году вся партия стоя аплодировала генеральному секретарю и власть была консолидирована сильнее некуда, оппозиции не существовало по определению, монополия КПСС на управление страной была закреплена на государственном уровне и партийная дисциплина не допускала даже намека на раскол, но… всего через несколько лет от былой стабильности не осталось и следа, а в 91-м году не стало и самого Союза, еще недавно считавшегося нерушимым. И разрушила Союз сама правящая верхушка, члены той самой партии, которая обладала монополией на управление страной и партийная дисциплина в которой не допускала ни раскола, ни отклонения от концепции марксизма-ленинизма. Но раскол случился. И отклонение от концепции марксизма-ленинизма тоже. Да не просто отклонение, а полное отрицание.

История СССР показывает, что стабильность бывает крайне обманчива и может оказаться затишьем перед такой бурей, для которой ни консолидация власти вокруг первого лица, ни даже монополия на управление страной не станет серьезной преградой.

История Российской империи показывает то же самое. И хотя сегодня, оглядываясь назад, можно легко заметить, что к революции 1917 года была масса исторических предпосылок, возникших как в 1905-1907 гг, так и ранее, в эпоху реформ Александра Второго — но если сказать кому в 1913 году, что всего через 4 года от российской монархии с 300-летней историей не останется и следа, не будет даже конституционного варианта — кто бы в это поверил?

Поэтому зарекаться от революции в России нельзя.

Хотя и прогнозировать ее по тем же причинам крайне сложно.

Но давайте все же попробуем оценить принципиальную возможность новой революции и вероятные причины.

Революция — это смена государственного и общественно-политического устройства.

Революции случаются не от хорошей жизни, а ровно наоборот, от глубокого экономического и политического кризиса, системного кризиса власти, кризиса старого порядка.

Революции случаются, когда власть не может управлять страной по-старому, когда старый порядок не позволяет этого делать, когда в рамках старого порядка проблемы становятся неразрешимы.

Пока проблемы могут решаться заменой руководства без отказа от старого порядка — они будут решаться именно так и дело ограничится заменой правящей верхушки, не более того.

Поэтому вопрос о принципиальной возможности и вероятности революции сводится к следующему:

Случится ли в обозримой перспективе такой экономический, финансовый и политический кризис, который власть не сможет разрешить в рамках существующего порядка, движется ли Россия с нынешней властью в сторону такого кризиса или наоборот удаляется от него?

Можно ли считать существующее государственное и общественно-политическое устройство России достаточно прочным и одновременно с этим гибким, чтобы даже самый острый экономический кризис можно было решить в рамках этого устройства, а значит избежать революции и ограничиться заменой руководства?

Видно, что вопрос о вероятности революции состоит из двух частей:

1) Движется ли Россия при нынешней власти в сторону острого финансово-экономического и политического кризиса?

2) Будет ли этот кризис обусловлен исключительно составом правящей верхушки, а значит сможет быть преодолен методом ее замены (переворота) без революции, либо кризис будет носить системный характер и вытекать из самого государственного и общественно-политического устройства, а значит не сможет быть разрешен без его замены, то есть революция окажется неизбежна.

Начнем с первого вопроса.

Движется ли Россия при нынешней власти в сторону острого финансово-экономического и политического кризиса?

Думаю ответ на этот вопрос очевиден.

И хотя президент еще два года назад сообщил нам, что дно кризиса пройдено, но повышение пенсионного возраста и введение налога на самозанятых убедительно доказывают обратное. Если бы кризис был преодолен и экономика развивалась, правительство не прибегало бы к подобным мерам.

Обратите внимание, что стоимость нефти за последние 3 года после обвала в начале 2015 года выросла более, чем в два раза и вернулась на «докризисный» уровень осени 2014 года. Но курс рубля к прежнему уровню так и не вернулся. И ключевая ставка к докризисному уровню не вернулась. И многие другие экономические показатели тоже.

Это свидетельствует о том, что российская экономика стремительно деградирует и даже 80$ за баррель уже недостаточно для поддержания прежнего уровня развития.

Причина — продолжающаяся деградация большинства несырьевых секторов экономики, упадок производства, износ инфраструктуры (основных фондов), инвестиции в обновление и развитие которой гораздо ниже, чем это необходимо, разрушение системы образования и как следствие ухудшение качества кадров, сокращение научного потенциала и ряд других факторов, включая коррупцию.

Сырьевой сектор не может компенсировать потерь во всех других секторах, не может компенсировать снижение качества кадров и сокращение научного потенциала — чтобы все это компенсировать, стоимость нефти и газа, либо объемы добычи должны постоянно расти, причем достаточно быстро, а это невозможно.

Все, что может обеспечивать и обеспечивает сырьевой сектор, это временную стабилизацию, которую можно охарактеризовать как стабилизец — медленное сползание экономики по скользкому наклонному дну — достаточно медленное, чтобы власть сохраняла ситуацию под контролем и даже говорила о своих успехах, демонстрируя разного рода «потемкинские деревни».

Стабильность ряда количественных показателей при стабильной потере качества экономики, качества образования, качества кадров, стабильной утрате научного потенциала, стабильном износе инфраструктуры, стабильно высокой коррупции.

Одним словом — стабилизец.

Эпоха застоя, подобная брежневской, только вместо социалистического застоя мы имеем капиталистический, хотя его принципиальное устройство такое же — власть говорит об успехах, ее сторонники радуются, обыватели удовлетворены стабильностью и считают, что все неплохо, но при этом внутри системы активно идут процессы деградации, внутренности «галеры» быстро гниют — сверху власть старательно прикрывает признаки гниения разными декорациями, фальш-панелями и прочим сайдингом, но конструкция при этом изнашивается и ее обрушение становится неизбежным.

Пока этот экономический упадок носит контролируемый характер, но только пока.

Известно, что количество рано или поздно переходит в новое качество — это касается как качественного роста, так и качественного падения.

В нашем случае деградация экономики и так носит качественный характер — экономика становится все более сырьевой, снижается качество кадрового ресурса, сокращается научный потенциал.

Пока эта деградация идет медленно, но она идет непрерывно и со временем наступит такой момент, когда эффект накопится и перейдет к новое качество — острый экономический и финансовый кризис, переходящий в кризис власти.

Поэтому ответ на первый вопрос — да, Россия при нынешней власти медленно, но верно приближается к острому финансово-экономическому и политическому кризису, кризису власти.

Власть пытается всеми силами замедлить этот процесс, но остановить его и тем более обратить вспять она не в состоянии, потому что придерживается либерального экономического курса, продуктом которого и является сырьевая экономика, порождающая все перечисленные выше процессы деградации.

Теперь переходим ко второй части вопроса:

Обусловлены ли проблемы составом правящей верхушки или они носят системный характер и могут быть решены только революцией?

Если проблемы обусловлены лишь составом правящей верхушки, значит они могут быть решены ее заменой в ходе переворота, но без революции. Если же проблемы носят системный характер и вытекают из государственного и общественно-политического устройства, то они не могут быть решены без его изменения и соответственно революция неизбежна.

Сегодня в обществе распространено мнение, что проблемы связаны с личностью Путина и политическим доминированием Единой России, а значит достаточно заменить президента и партию власти — и проблемы будут решены.

Но так ли это?

Что возникло раньше — правление Путина и Единой России или перечисленные проблемы, вызванные переходом к сырьевой экономике?

Переход России к сырьевой экономике является результатом либерального экономического курса и «вашингтонского консенсуса» (свода правил либеральной экономики), а это в свою очередь является следствием разрушения советской экономики и перехода к рыночной.

Либерализация экономики продиктована переходом от социалистической экономики к свободному рынку, а сырьевая экономика продиктована либеральной моделью.

В условиях либеральной рыночной экономики добыча и экспорт сырья становится самым прибыльным видом бизнеса в российских условиях. И одним из немногих видов бизнеса, которые вообще могут приносить прибыль, а значит являются целесообразными по законам рынка.

Один из базовых законов рыночной экономики — работа с максимальной прибылью, а максимальную прибыль в России дает именно сырьевой сектор, все прочие либо очень отстают от него по рентабельности, либо вообще являются нерентабельными в рамках рыночной модели, потому что не могут конкурировать с китайскими производителями.

Китайские производители, которые обеспечивают своей продукцией мировой рынок, всегда будут иметь более высокие объемы производства, а значит более низкую стоимость единицы продукции. Кроме этого, в Китае теплый климат, а значит нет климатических издержек, связанных с отоплением производственных и складских помещений. И логистически китайские производители расположены лучше, поскольку обладают прямым выходом на тихоокеанское побережье.

Поэтому по законам рыночной экономики в России может развиваться главным образом сырьевой сектор.

А поскольку сырьевой сектор является самым прибыльным и одним из немногих, которые вообще приносят прибыль — он доминирует над всеми остальными.

Отсюда и сырьевая экономика, отсюда и деградация производственного сектора, отсюда и снижение качества образования, кадров, научного потенциала — все это для сырьевой экономики является лишним, как и 150-миллионное население, потому что для добычи и экспорта ресурсов хватит и десятой части.

Отсюда и политика Путина, Единой России — она является лишь выражением интересов сырьевых корпораций и связанных с ними финансовых групп (банков), продолжением сырьевой экономики, которая сформировалась вовсе не по личному указанию Путина, а по фундаментальным законам рыночной экономики, исходя из либерального экономического курса, который был принят еще до прихода Путина и создания Единой России.

Это значит, что заменой президента и партии власти проблемы российской экономики, ведущие страну к острому экономическому кризису, решены быть не могут.

Путин и Единая Россия, их политика — не причина сырьевой экономики, а ее следствие. А сырьевая экономика — следствие либерального экономического курса. А либеральный курс — следствие открытого рынка, который продиктован приоритетом рыночной экономики.

И пока не будет снята причина, пока не будет отменен либеральный экономический курс, открытый рынок и приоритет рыночной экономики — проблема сырьевой деградации с вытекающим из нее острым экономическим и финансовым кризисом останется неразрешима.

А пересмотр либерального экономического курса и приоритета рыночной экономики — это, как вы понимаете, решение революционное, как ни крути.

Можно ли отменить «вашингтонский консенсус», отказаться от либерального экономического курса и приоритета рыночной экономики, избежав революции?

Подобный разворот сам по себе будет означать революцию в экономике, потому что приведет к разрыву существующих экономических связей, причем основополагающих, на которых держится вся российская экономика в данный момент.

А поскольку политика является надстройкой над экономикой, то революция в экономике неизбежно влечет революцию в политике, изменение в государственном и политическом устройстве.

Если при этом учесть, что вся российская элита (а значит и правящая верхушка) сидит на сырьевом секторе, либо на его производных (финансах и торговле, существующих за счет экспорта сырья и импорта готовой продукции) — экономический разворот и отказ от либерального курса будет означать лишение нынешней элиты ее привычных источников дохода и неминуемое банкротство, ведь по-другому она зарабатывать не может и привыкла жить на широкую ногу.

Можно ли при этом избежать революции?

Кто-нибудь верит, что элита, живущая за счет сырьевого сектора и его производных скажет «ну ладно, мы и так хорошо повеселились, пора и честь знать» — возможно ли такое?

Сможет ли новый президент, который придет на смену Путину, пусть даже с новой партией, целиком составленной из новых депутатов, произвести разворот экономики от экспорто-сырьевого курса к какому-то иному и уговорить элиту содействовать этому?

Может ли новый президент совершить революционное изменение экономики без революции в политике?

Нет, это из области фантастики, причем ненаучной.

Выступить с инициативой подобных изменений президент еще может, но его после этого либо убьют как Кеннеди, либо… либо он просто запустит революцию и возглавит ее. Как вариант — запустит революцию и вовремя отскочит, отойдет в сторонку.

В любом случае революция становится неизбежна.

Революция неизбежна, потому что проблемы российской экономики, ведущие страну к очередному острому кризису, неразрешимы без радикального изменения экономического курса, экономической системы и даже экономической модели, а эти изменения будут революционными и повлекут за собой столь же революционные изменения в политике — то есть приведут к революции.

Разница лишь в том, какой именно будет эта революция, жесткой или относительно мягкой, скоротечной или затяжной, одноэтапной, двухэтапной как в 1917 году или вообще многоэтапной, как во Франции.

Разница в том, кто запустит революцию — президент, его окружение, парламент или кто-то еще. И кто в этой революции победит — левые или правые, социалисты или националисты, а может быть вообще военные.

И какая по итогам этой революции установится власть, какой будет государственное и общественно-политическое устройство России — тоже большой вопрос.

Вопрос и в сроках, когда именно это случится — через 5 лет с уходом Путина или намного позже.

Может быть власть сможет еще достаточно длительное время удерживать ситуацию под контролем и осуществлять «контролируемый спуск». Может быть власть сможет пережить еще один кризис как она пережила кризисы 2008 и 2014-2015 гг. Сказать, что она их преодолела будет неверно — именно пережила.

Но рано или поздно революция все равно случится.

Даже если удастся пережить очередной кризис, то за ним последует другой. А потом еще и еще. И каждый кризис будет острее предыдущего, каждый кризис Россия будет проходить вся тяжелее, состояние экономики будет все хуже и хуже — и так до тех пор, пока не наступит дефолт и коллапс управления, пока революционная ситуация не сложится в полном объеме, окончательно и бесповоротно, когда верхи уже при всем желании не смогут управлять по-старому, а низы в абсолютном большинстве откажутся жить по-старому, вопреки любым Киселевым и Соловьевым, утверждающим, что жрать солому не только вкусно, но и полезно.

amfora.livejournal.com

В России будет сначала переворот, а потом революция – Экономика от Пророка

Если цены на нефть, тянущие вниз российскую экономику, еще год продержатся на минимуме, в стране могут начаться беспорядки. По утверждению философа Леонидаса Донскиса и политолога Лауринаса Кащюнаса, велика вероятность того, что не выдержав хаоса, активизируется российская элита, однако Донскис не отметает и возможности всеобщей революции.

Таким мнением экспертов поделилось давеча литовское издание Delfi.lt.

Политолог Томас Янелюнас отмечает, что россияне, вероятнее всего, попытаются перетерпеть сложный период, но власти винить в этом, скорее всего, не будут. В российском бюджете на нынешний год заложен прогноз, согласно которому цена на нефть будет составлять 50 долларов США за баррель, однако в последнее время она упала до 33-34 долларов за баррель.

Экономисты считают, что если такие цены на нефть сохранятся и в 2017 году, положение в России еще более осложнится: уже сейчас для того, чтобы поддержать экономику, спасая банки и компании, страна использует свои валютные резервы. Следующий год, если тенденция сохранится, для России может быть знаковым. Столетие назад, в 1917-ом, произошла революция. Из-за экономических трудностей, лишений, неудач на фронте, неудовлетворенности в царской власти, последняя в феврале была свергнута.

Глава Центра по изучению Восточной Европы Лауринас Кащюнас говорит, что может себе представить волнения в стане российской элиты, но не русской общественности. Это может произойти, если из-за экономической ситуации будет трудно поделить «место под солнцем». «В России всегда сначала раскалывалась элита и уже потом, как следствие, выходили на улицы массы. Пока что массы не являются движущей силой, которая может дать толчок сценарию реформ. Санкции в отношении действий России, падение цен на нефть, влияющие на российскую экономику, совершенно не снизили рейтинг Путина. Таким образом, внимание должно быть сконцентрировано на группы элиты, необходимо следить за тем, не внесут ли раздор между внутренними элитами санкции и падение цен на нефть. Так что более, чем сценарий революции, правдоподобен дворцовый переворот», — отмечает Кащюнас.

Такой сценарий более реальным считает и философ Леонидас Донскис: «Трудно сказать, возможна ли революция спустя сто лет: они происходят очень неожиданно, спонтанно, а затем не достаточно анализируются. Но, думаю, что, скорее всего, там возможен дворцовый переворот, новая перестройка, когда режим поймет, что он не может продолжать существовать без западного мира и скатывается в государство наподобие Северной Кореи. Это неприемлемо ни для российской элиты, ни для россиян. Поняв это, они могут озвучить виновных, а Кремль, осудив за авантюризм и волюнтаризм своих предшественников, может выбрать новый политический курс», — говорит философ.

Несмотря на то, что дворцовый переворот и сценарий политических перемен для Донскиса выглядят более убедительно, он не исключает и сценария всеобщей революции. «Тот факт, что российское общество может долго голодать, миф. Я ни минуты не верю в такой сценарий. Я ни в коем случае не говорю, что Россия — это Западная Европа: это другое общество и другая страна, но это, конечно, не Северная Корея и не Советский Союз. Это страна, в которой есть средний класс и некоторый слой, который уже пожил цивилизованно и однозначно не согласится на глупости Путина в осуществлении северокорейской версии», — отметил философ. По мнению Донскиса, в России могут начаться волнения, но начнутся они не в Москве или Санкт-Петербурге, а в провинции.

Надо сказать, что и многие другие эксперты также предрекают России свой Майдан в этом году или следующем.

Например, российский историк Андрей Зубов недавно предсказал, что России в 2016 году грозит революция, причина которой — агрессия в Крыму и на Донбассе.

Астролог Влад Росс предрек 1 января нынешнего года, что «2017-й – ключевой переворотный год в России, начиная с марта».

Также, что «божья кара постигнет Россию в 2017 году», спрогнозировал на днях украинский дипломат и политик Юрий Щербак.

А экс-глава ЮКОСа Ходорковский в декабре прошлого года заявил в ходе пресс-конференции из Лондона, что на его родиненеизбежна революция. Но не назвал примерных сроков этого счастливого события.

В общем, есть уже очень много хороших прогнозов по фашистской России и фашисту Путину. Будем надеяться, что какие-то из них скоро сбудутся…

www.economics-prorok.com

Революция в России будет непременно. Но лучше позже, чем раньше

В последнее время аналитики, предрекающие скорую революцию в РФ, достигли пика активности. Строчат – аж подпрыгивает. Всё краски и доводы уже использованы, просто страшно за их будущую карьеру – что они будут завтра писать?.. Дескать оголодавшее население скоро выйдет на улицы и свергнет власть из-за того, что та уронила в стране уровень жизни.

Минуточку, господа. А кто вам сказал, что целью государственного управления является благосостояние народа? Телевизор? И вы ему верите? Как я понимаю, аналитика пишется не для широких масс, а для людей, интересующихся политикой несколько глубже. А эти люди должны понимать, что цель у государства совсем другая.

Если кто-то ещё не понял, открою тайну. Целью государственного управления является сохранение доминирующего положения правящей элиты. И всё. При этом благосостояние населения не является целью государства, а только может служить инструментом для достижения главной цели. Конечно, речь идёт об эксплуататорских государствах, но всё равно других сейчас практически нет.

 

Поскольку правящая элита не может самостоятельно поддерживать своё положение, она нуждается в некотором количестве надёжных помощников. Они должны быть хорошо мотивированы, то есть получать за свою службу хорошее вознаграждение. В стародавние времена правителю было достаточно небольшой банды верных мордоворотов (княжеской дружины). С усложнением структуры общества и увеличением контролируемых территорий надёжных людей требовалось всё больше. Среди них появились люди, никогда лично не видевшие хозяина. Но всё равно любое общество состояло из неимущего ограбляемого большинства и некоторого количества холуев при власти, получающих хорошую пайку за поддержание народа в повиновении.

Значительные изменения произошли с появлением единого мирового рынка. Теперь бедных можно было сконцентрировать в одних странах, а хорошо оплачиваемых надзирателей и их мастеров-оружейников – в других. Благодаря этому стало возможно рассказать всем сказочку о том, что есть хорошо управляемые богатые страны, и плохо управляемые бедные. В бедных странах в это верят и требуют от местных надзирателей сделать им так же хорошо, как у «богатых». С таким же успехом жители какого-нибудь зачуханого микрорайона Москвы могут требовать от районной администрации обеспечить им зарплаты как у жителей Рублёвки.

Таким образом поставленные «на хозяйстве» и хорошо оплачиваемые надзиратели из местных кадров должны решать одну задачу – сдерживать население от бунта. Для этого у них есть своя идейная поддержка, которая всеми средствами пропаганды, от Голливуда до Макдоналдса, уверяет туземцев в справедливости мироустройства, и в том, что признание превосходства белых сахибов ведёт к улучшению их положения. В это у нас верят все меньше, но признайтесь честно – ещё не так давно свято верили.

 

У государства есть все средства для недопущения революций, которые нуждаются в интеллектуалах и создаваемых ими социальных теориях. Но всех интеллектуалов государство может выявить в два счёта. Некоторых из них купят, предложив хорошие места в обслуге правящей элиты. Остальных – подавят. Без интеллектуальной поддержки возможен только бунт. А он будет слабо организованным и априори криминальным. Значит – будет подавлен. Как же делаются перевороты и революции?

Дело в том, что элита всегда не едина. Люди так устроены, что думают по-разному, или просто не любят друг друга. Разнообразие элитных группировок является некоторым фактором устойчивости элиты. Поскольку в разных исторических ситуациях нужны разные люди, разнообразие даёт возможность манёвра кадрами. Сегодня высшая власть выдвигает одних, завтра ситуация изменилась – пригодятся другие. Но это же означает, что положение разных частей элиты неравноценно. Одни ближе к кормушке, другие дальше от неё. Борьба за близость к кормушке между элитными группировками идёт постоянно, но в ней есть некоторый консенсус: нельзя втягивать в борьбу за власть народ.

Элита знает, что народу нельзя честно сообщить цели борьбы. Нельзя сказать «Долой Рабиновича, умрём за Абрамовича!» Никто за это умирать не пойдёт. Поэтому для вовлечения холопов в разборки панов применяются благовидные предлоги: «русские против бандеровцев», «предприниматели против беспредела чиновников» и т.п. Ибо иначе очень просто потерять контроль над массами и самим попасть к ним под раздачу. Сорвавшийся с цепи народ не будет разбирать, кто из какого клана, а будет мочить всех кровососов подряд.

При уменьшении общественного пирога, который делит элита, бросая крошки народу, борьба группировок обостряется. Мысль втянуть народ в эту борьбу всё чаще посещает умы элитариев, и когда некоторым частям элиты начинает грозить смерть от бескормицы, они готовы нарушить табу.

 

Но сами по себе никакие самые обделённые части элиты революций не устраивают. Революции происходят тогда, когда элитный переворот совпадает по времени с назревшими изменениями в устройстве общества. Переворот может открыть дорогу революции, разрушив старую систему. Если изменения в обществе назрели, а организаторы переворота были так глупы, что потеряли контроль, произойдёт революция. Но может и не произойти.

Что нужно для организации переворота и последующей революции? Нужна, фигурально выражаясь, двухкомпонентная взрывчатка и детонатор. С детонатором понятно. Это – какие-то оппозиционные группировки, обладающие интеллектуальными, организаторскими и улично-хулиганскими способностями, которые всегда имеются в запасе у элитных банд. В нужный момент их можно активизировать и усилить. Но без социальной взрывчатки они – ничто.

Социальная взрывчатка состоит из двух компонентов, которые для взрыва должны присутствовать в достаточном количестве и в нужной пропорции. Почему из двух? Потому что человек имеет не только интересы (желудок), но и идеалы – представление о справедливом устройстве общества. Поэтому экономические трудности, о которых сейчас кричат на всех углах, при достижении некоторого предела станут лишь одним из компонентов социальной взрывчатки. Второй компонент – несоответствие народным понятиям о должном реального положения вещей в обществе.

Вроде бы оба компонента уже в наличии. Но давайте посмотрим, в нужной ли пропорции они находятся, и правильно ли перемешаны? Думаю, что необходимая для социального взрыва смесь ещё далека от готовности. Почему?

Взгляните, кто у нас в наибольшей степени «страдает» от ухудшения экономической ситуации. Совершенно очевидно, что чем богаче социальная группа, тем больше из неё доносится стонов о нестерпимой жизни. Больше всех страдают недовольные подорожанием пармезана с камамбером и те, кто вместо Канар вынужден был встречать Новый год в Таиланде. Те же, кто вместо двух бутылок молока стали покупать одну, почему-то поддерживают Путина и не собираются выходить на Болотную.

 

Почему так? Да потому что население разделилось на две категории. Для одной категории собственная задница является центром мироздания, и любое покушение на её комфорт является достаточным основанием для призывов «утопить Рашку в дерьме». Сами они при этом рассчитывают каким-то чудесным образом не пострадать. Для этих людей идеалы не существуют. Все их стенания о коррупции означают лишь то, что лично с ними не поделились или отстегнули им недостаточно.

Вторая категория живёт бедно, но это для них привычно, и их «болевой порог» ещё далеко не достигнут. Идеалы для них – не пустой звук. Они остро переживают несправедливость устройства общества, но резонно рассуждают, что революция может стать для многих личной трагедией. Тем более что ни одна политическая организация, камлающая о революции, не предлагает никакого образа будущего. Только и слышны старые вопли о том, что мы не хотим коррупции, бедности, Путина и т.д. А чего мы хотим? Непонятно.

Короче, революция ещё не скоро. Успокойтесь, господа революционеры. Это всё равно когда-то случится, но в наших интересах, чтобы это случилось позже аналогичных событий на Западе. Там это тоже назревает. Сейчас вопрос стоит о том, кто рухнет первым. Кто продержится дольше – выиграет. Как бы вам ни были противны всякие путины с лукашенками – надо пока подождать.

 

Skald ragnar

publizist.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о