Кризис когда закончится – экономический, политический, финансовый и общенациональный

Когда закончится кризис — МК

Чиновники уверены, что ВВП покажет рост уже в 2016 году, но эксперты предупреждают: экономические трудности продлятся до 2020 года

12.11.2015 в 20:09, просмотров: 52231

Российская экономика достигла дна. Признают это даже официальные лица. Согласно обновленному прогнозу Минэкономразвития, в 2015 году отечественный ВВП упадет на 3,9%. А это значит, по словам чиновников, что настало время «переходить к повестке развития». Причем экономический рост власти ожидают уже в будущем году. Правда, в пределах статистической погрешности — плюс 0,7%. Независимые эксперты не разделяют оптимизма власти. Они уверены: кризис будет затяжным. Продлится он как минимум 4–5 лет.

фото: Геннадий Черкасов

Разогнавшаяся инфляция, растущий курс доллара, стремительно сокращающиеся доходы населения. Все это последствия очередного экономического кризиса. Впрочем, российские власти считают, что продлится он недолго. Так, в конце прошлого года в ходе большой пресс-конференции Владимир Путин пообещал, что кризис обязательно закончится. По словам президента, в худшем случае на выход из него потребуется два года. Один год из выделенного главой государства срока уже фактически прошел. Получается, что к концу 2016 года падение российской экономики должно остановиться. Но насколько желаемое соответствует действительности?

Почему российская экономика достигла дна?

Если верить прогнозам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, спад отечественного ВВП в 2015 году составит не 3,8%, как говорилось еще совсем недавно, а 3,9%. Для сравнения, в кризисном 2009 году он достигал 7,9%.

Впрочем, по расчетам Минэкономразвития, в будущем году обрушение производства, торговли и сферы услуг по крайней мере остановится. В 2016 году, как отмечает Улюкаев, ожидается рост в 0,7%.

Как поясняют официальные лица, в настоящее время российская экономика достигла дна. А это значит, что у нее появится шанс от него оттолкнуться, и поэтому пора брать курс на развитие.

Однако то, что мы сейчас находимся в низшей точке, не гарантирует экономический подъем. Дно бывает разное, и находиться на нем можно очень и очень долго.

Как предупреждает профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев, нынешний кризис принимает затяжной характер. «Его продолжительность составит не менее четырех-пяти лет. При этом основные риски для экономики возникнут после 2016 года. Позитивных факторов, которые могли бы повлиять на ситуацию, пока не просматривается — ни в конъюнктуре сырьевых цен, ни во внешнеэкономической ситуации», — считает Николаев.

Как отмечает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, основной вклад в спад российской экономики вносит снижение цен на нефть.

При этом наши власти помимо дешевеющего «черного золота» пеняют на западные санкции.

Однако независимые эксперты не торопятся винить во всем наложенные на Россию ограничения и снижающиеся нефтяные котировки.

«К середине 2014 года, когда цены на нефть еще оставались больше $100 за баррель, когда никаких серьезных (т.н. секторальных) санкций против России еще не было, российская экономика уже практически не росла (прирост ВВП по итогам первого полугодия 2014 года составил всего лишь 0,8% в годовом выражении). Получается, что экономика, темпы роста которой и до этого неуклонно снижались, все равно ушла бы в минус. Нас уже никакая высокая цена на нефть не спасала», — поясняет Игорь Николаев.

Проще говоря, нынешние низкие мировые цены на нефть и санкции, конечно, усугубляют ситуацию, но не они породили экономический кризис в России.

По словам Николаева, последний носит структурный характер. «Это наиболее тяжелая и продолжительная разновидность экономических кризисов, и закончится он не раньше, чем будут устранены сложившиеся к моменту его начала структурные диспропорции в экономике», — говорит эксперт.

Среди основных причин сложившейся ситуации он называет несбалансированность сырьевого и обрабатывающего секторов экономики, государственного и частного капитала, проблемы в социальной и бюджетной сфере.

Действительно, состояние нашей экономики до сих пор напрямую зависит от цен на «черное золото» и газ. И пока никакое импортозамещение слезть с сырьевой иглы не помогает.

Более того, в последнее время появляется все больше и больше доказательств того, что «в мировой экономике на смену суперциклу высоких цен на нефть пришел суперцикл низких нефтяных цен». В частности, это успешная реализация перспектив «сланцевой революции» в США, а ОПЕК перестала быть глобальным игроком на мировом нефтяном рынке, способным воздействовать на уровень цен с помощью установления соответствующих квот на добычу «черного золота». Внес свою лепту также Китай, на долю которого в последние годы приходилось 2/3 мирового прироста спроса на нефть. Дело в том, что эта страна замедлила экономический рост, что, в свою очередь, будет толкать цены на нефть вниз. Кроме того, подлило масло в огонь и снятие многолетних экономических санкций с Ирана, который готовится выйти на мировой рынок со значительными объемами нефти.

По мнению директора Научно-исследовательского финансового института Минфина Владимира Назарова, негативные воздействия на российскую экономику, внутренние и внешние, в ближайшее время не прекратятся. «Главные из них: снижение цен на сырьевые товары, в особенности на углеводороды, которое продлится не менее десяти лет. Это связано с развитием в мире сланцевой энергетики и ростом производства сжиженного газа; потенциальное развитие циклического кризиса в мировой экономике, что снизит возможности роста и для России; сокращение внутреннего спроса как со стороны граждан, так и со стороны корпораций, что может привести к сужению внутреннего рынка», — отмечает эксперт.

Таким образом, сейчас существует целый ряд факторов, которые будут определять стоимость углеводородов в течение длительного периода. Причем в сторону ее понижения, что, безусловно, негативно отразится на российской экономике.

Другими словами, чем дольше будут снижаться цены на нефть, тем длительнее будет кризис в России.

Не меньше пробелов и в российском бюджете. «Наблюдается явная, безоговорочная приоритетность оборонных расходов — это сильнейший структурный бюджетный перекос, который сформировался уже несколько лет назад, когда не было ни украинских событий, ни ИГИЛа», — подчеркивает Николаев.

К слову, отметим, что правительство отказалось от трехлетнего бюджетного планирования и перешло на годичный период. Соответствующий закон уже подписал президент. Такая инициатива, по словам экспертов, является доказательством того, что власти начинают осознавать: нынешний кризис продлится не год и не два, как уверяли ранее сами чиновники и глава государства.

В чем спасение российской экономики?

Однако делать что-то нужно. Правда, надо понимать, что исправить подавляющее большинство из структурных диспропорций быстро не получится.

«А то, что можно исправить, похоже, нереалистично. Значит, кризис не ограничится одним-двумя годами. На это уйдет по меньшей мере 4–5 лет. Но даже за это время, безусловно, невозможно сделать так, чтобы экономика ушла от сырьевой зависимости, чтобы нагрузка на занятых в экономике по содержанию пенсионеров перестала быть высокой, чтобы хотя бы значимо увеличилась доля малого бизнеса в экономике страны», — предупреждает Николаев.

Как полагает Евсей Гурвич, задача экономики — адаптироваться к внешнеэкономическим условиям и ликвидировать структурные диспропорции в бюджетной сфере, в сфере промышленного производства. «Если не будет дополнительных внешних шоков, таких как снижение роста мирового ВВП, военных конфликтов и т.п., завершение острой фазы кризиса возможно уже в этом году. Далее возможны два сценария: умеренный рост или стагнация. Второй вариант более вероятен», — утверждает Гурвич.

Так, управляющий директор Hedge.pro Илья Бутурлин видит выход из нынешнего кризиса только через реформы. «В первую очередь в правоохранительной и судебной системах, а также в налоговой, пенсионной и бюджетной сферах, направленные на диверсификацию источников бюджетных поступлений, с одной стороны, и улучшению инвестиционного и бизнес-климата — с другой. Если просто простимулировать экономику деньгами, то эффект будет очень краткосрочным — как после 2009 года. После этого вновь наступит стагнация с одновременным усилением инфляционных ожиданий. Если же обходиться без реформ, то, к сожалению, нас будет ждать весьма затяжной период спада, который может продлиться вплоть до 2020 года. В это время и доходы населения, и инвестиции, и фондовый рынок будут оставаться в депрессивном состоянии. Если же реформы все-таки будут проведены, то хоть они и окажутся поначалу довольно болезненными (в первую очередь для рядового населения), однако в конечном итоге будут способствовать увеличению инвестиционной активности и, как следствие, — росту ВВП и благосостояния граждан», — говорит Бутурлин.

«Для преодоления негативных тенденций мы можем предпринять ряд шагов, в частности провести «малую» и «большую» приватизации, сделать более гибким трудовое законодательство, но главное — это установление гарантий права собственности, в числе необходимых для этого шагов — реформа местных органов власти и предоставление им реальных прав управления, судебная реформа, реформа правоохранительных органов. Это долгий, но очень нужный процесс, без гарантий права собственности и сбалансированного бюджета еще ни одной стране не удавалось выйти из кризиса», — считает Владимир Назаров.

Между тем нельзя забывать, что на носу парламентские и президентские выборы.

Это означает, что власти будут стараться не принимать в этот почти 3-летний период непопулярных решений. Но выход из кризиса без них невозможен. «К примеру, если однозначным и безусловным бюджетным приоритетом в последние годы стали расходы на национальную оборону, то существенное их сокращение будет весьма болезненным. Ведь ясно, что военнослужащие, работники оборонного комплекса, члены их семей — это важный электоральный ресурс властей. Это не означает, что непопулярных решений не будет вовсе, потому что если денег нет, то даже приоритетные расходы придется урезать. Но все-таки делаться это будет в последнюю очередь», — отмечает Николаев.

По словам эксперта, все более очевидно, что благоприятное время для реализации непопулярных реформ — период экономического роста (середина 2000-х годов) — было упущено. Проводить же такие реформы в кризисный период значительно сложнее.

Поэтому и получается, что, как бы ни уверяли нас официальные лица, экономический кризис в России продлится еще как минимум 4–5 лет.

СПРАВКА «МК»

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА ГЛАЗАМИ ЗАПАДНЫХ ЭКСПЕРТОВ:

Снижение ВВП в России составит в текущем году 3,8%. Такой базовый прогноз дал Всемирный банк. Похожие показатели предсказывают и ЦБ, и Минэкономразвития. При этом в июне Всемирный банк предрекал гораздо более скромный спад производства — всего 2,7%. Однако цены на нефть опять «подкачали», достигнув в сентябре минимальных значений. Это значит, что в 2015 году количество россиян, живущих за чертой бедности, за год вырастет на 3%, перевалив 14%, или 20,5 млн человек.

Интересен пессимистический сценарий Всемирного банка, по которому цены на нефть продолжат падение, составив в среднем по году $50. Тогда ВВП в 2015 году упадет вообще на 4,3%. Ухудшил Всемирный банк прогноз по оттоку капитала из страны. В этом году вместо $80 млрд из страны будет выведено $113 млрд.

При этом все три сценария развития российской экономики, предложенные Всемирным банком, предусматривают сохранение санкций до конца 2017 года, а также прогнозируется существенное повышение уровня бедности.

К позитиву можно отнести то, что авторы доклада уверены, что российская экономика в ближайшие годы пройдет через процесс структурных изменений — говоря кратко, повышение роли в экономике новых отраслей, в то время как сырьевой сектор будет отходить на второй план. Из структурных реформ в докладе упоминается повышение пенсионного возраста.

ПРОГНОЗ БЫВШЕГО МИНИСТРА ФИНАНСОВ АЛЕКСЕЯ КУДРИНА:

«ВВП, наверное, достиг дна, хотя об этом говорили и в конце первого квартала, и в конце второго квартала. Я всегда отмечал, что все еще впереди. Видимо, мы сейчас находимся в нижней точке. Но рост, если он и будет, окажется настолько медленным, что мы пока будем оставаться в нижней точке падения. Падение ВВП будет 3,9% — по официальному прогнозу. Думаю, что (как я и предполагал в декабре прошлого года) будет 4%. При этом инфляция опять вышла на исторически высокий уровень. Она была в середине года больше 17,5%, сейчас около 15,5%, это чрезвычайно высокая инфляция в годовом выражении, которая делает все ресурсы в стране, все кредитные ресурсы очень дорогими и мешает дальнейшему развитию. Поэтому снижение инфляции является важнейшей задачей ЦБ и правительства».

www.mk.ru

Когда закончится кризис

Чиновники уверены, что ВВП покажет рост уже в 2016 году, но эксперты предупреждают: экономические трудности продлятся до 2020 года

 

Российская экономика достигла дна. Признают это даже официальные лица. Согласно обновленному прогнозу Минэкономразвития, в 2015 году отечественный ВВП упадет на 3,9%. А это значит, по словам чиновников, что настало время «переходить к повестке развития». Причем экономический рост власти ожидают уже в будущем году. Правда, в пределах статистической погрешности — плюс 0,7%. Независимые эксперты не разделяют оптимизма власти. Они уверены: кризис будет затяжным. Продлится он как минимум 4–5 лет.

 

Разогнавшаяся инфляция, растущий курс доллара, стремительно сокращающиеся доходы населения. Все это последствия очередного экономического кризиса. Впрочем, российские власти считают, что продлится он недолго. Так, в конце прошлого года в ходе большой пресс-конференции Владимир Путин пообещал, что кризис обязательно закончится. По словам президента, в худшем случае на выход из него потребуется два года. Один год из выделенного главой государства срока уже фактически прошел. Получается, что к концу 2016 года падение российской экономики должно остановиться. Но насколько желаемое соответствует действительности?

 

Почему российская экономика достигла дна?

 

Если верить прогнозам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, спад отечественного ВВП в 2015 году составит не 3,8%, как говорилось еще совсем недавно, а 3,9%. Для сравнения, в кризисном 2009 году он достигал 7,9%.

 

Впрочем, по расчетам Минэкономразвития, в будущем году обрушение производства, торговли и сферы услуг по крайней мере остановится. В 2016 году, как отмечает Улюкаев, ожидается рост в 0,7%.

 

Как поясняют официальные лица, в настоящее время российская экономика достигла дна. А это значит, что у нее появится шанс от него оттолкнуться, и поэтому пора брать курс на развитие.

 

Однако то, что мы сейчас находимся в низшей точке, не гарантирует экономический подъем. Дно бывает разное, и находиться на нем можно очень и очень долго.

 

Как предупреждает профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев, нынешний кризис принимает затяжной характер. «Его продолжительность составит не менее четырех-пяти лет. При этом основные риски для экономики возникнут после 2016 года. Позитивных факторов, которые могли бы повлиять на ситуацию, пока не просматривается — ни в конъюнктуре сырьевых цен, ни во внешнеэкономической ситуации», — считает Николаев.

 

Как отмечает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, основной вклад в спад российской экономики вносит снижение цен на нефть.

 

При этом наши власти помимо дешевеющего «черного золота» пеняют на западные санкции.

 

Однако независимые эксперты не торопятся винить во всем наложенные на Россию ограничения и снижающиеся нефтяные котировки.

 

«К середине 2014 года, когда цены на нефть еще оставались больше $100 за баррель, когда никаких серьезных (т.н. секторальных) санкций против России еще не было, российская экономика уже практически не росла (прирост ВВП по итогам первого полугодия 2014 года составил всего лишь 0,8% в годовом выражении). Получается, что экономика, темпы роста которой и до этого неуклонно снижались, все равно ушла бы в минус. Нас уже никакая высокая цена на нефть не спасала», — поясняет Игорь Николаев.

 

Проще говоря, нынешние низкие мировые цены на нефть и санкции, конечно, усугубляют ситуацию, но не они породили экономический кризис в России.

 

По словам Николаева, последний носит структурный характер. «Это наиболее тяжелая и продолжительная разновидность экономических кризисов, и закончится он не раньше, чем будут устранены сложившиеся к моменту его начала структурные диспропорции в экономике», — говорит эксперт.

 

Среди основных причин сложившейся ситуации он называет несбалансированность сырьевого и обрабатывающего секторов экономики, государственного и частного капитала, проблемы в социальной и бюджетной сфере.

 

Действительно, состояние нашей экономики до сих пор напрямую зависит от цен на «черное золото» и газ. И пока никакое импортозамещение слезть с сырьевой иглы не помогает.

 

Более того, в последнее время появляется все больше и больше доказательств того, что «в мировой экономике на смену суперциклу высоких цен на нефть пришел суперцикл низких нефтяных цен». В частности, это успешная реализация перспектив «сланцевой революции» в США, а ОПЕК перестала быть глобальным игроком на мировом нефтяном рынке, способным воздействовать на уровень цен с помощью установления соответствующих квот на добычу «черного золота». Внес свою лепту также Китай, на долю которого в последние годы приходилось 2/3 мирового прироста спроса на нефть. Дело в том, что эта страна замедлила экономический рост, что, в свою очередь, будет толкать цены на нефть вниз. Кроме того, подлило масло в огонь и снятие многолетних экономических санкций с Ирана, который готовится выйти на мировой рынок со значительными объемами нефти.

 

По мнению директора Научно-исследовательского финансового института Минфина Владимира Назарова, негативные воздействия на российскую экономику, внутренние и внешние, в ближайшее время не прекратятся. «Главные из них: снижение цен на сырьевые товары, в особенности на углеводороды, которое продлится не менее десяти лет. Это связано с развитием в мире сланцевой энергетики и ростом производства сжиженного газа; потенциальное развитие циклического кризиса в мировой экономике, что снизит возможности роста и для России; сокращение внутреннего спроса как со стороны граждан, так и со стороны корпораций, что может привести к сужению внутреннего рынка», — отмечает эксперт.

 

Таким образом, сейчас существует целый ряд факторов, которые будут определять стоимость углеводородов в течение длительного периода. Причем в сторону ее понижения, что, безусловно, негативно отразится на российской экономике.

 

Другими словами, чем дольше будут снижаться цены на нефть, тем длительнее будет кризис в России.

 

Не меньше пробелов и в российском бюджете. «Наблюдается явная, безоговорочная приоритетность оборонных расходов — это сильнейший структурный бюджетный перекос, который сформировался уже несколько лет назад, когда не было ни украинских событий, ни ИГИЛа», — подчеркивает Николаев.

 

К слову, отметим, что правительство отказалось от трехлетнего бюджетного планирования и перешло на годичный период. Соответствующий закон уже подписал президент. Такая инициатива, по словам экспертов, является доказательством того, что власти начинают осознавать: нынешний кризис продлится не год и не два, как уверяли ранее сами чиновники и глава государства.

 

В чем спасение российской экономики?

 

Однако делать что-то нужно. Правда, надо понимать, что исправить подавляющее большинство из структурных диспропорций быстро не получится.

 

«А то, что можно исправить, похоже, нереалистично. Значит, кризис не ограничится одним-двумя годами. На это уйдет по меньшей мере 4–5 лет. Но даже за это время, безусловно, невозможно сделать так, чтобы экономика ушла от сырьевой зависимости, чтобы нагрузка на занятых в экономике по содержанию пенсионеров перестала быть высокой, чтобы хотя бы значимо увеличилась доля малого бизнеса в экономике страны», — предупреждает Николаев.

 

Как полагает Евсей Гурвич, задача экономики — адаптироваться к внешнеэкономическим условиям и ликвидировать структурные диспропорции в бюджетной сфере, в сфере промышленного производства. «Если не будет дополнительных внешних шоков, таких как снижение роста мирового ВВП, военных конфликтов и т.п., завершение острой фазы кризиса возможно уже в этом году. Далее возможны два сценария: умеренный рост или стагнация. Второй вариант более вероятен», — утверждает Гурвич.

 

Так, управляющий директор Hedge.pro Илья Бутурлин видит выход из нынешнего кризиса только через реформы. «В первую очередь в правоохранительной и судебной системах, а также в налоговой, пенсионной и бюджетной сферах, направленные на диверсификацию источников бюджетных поступлений, с одной стороны, и улучшению инвестиционного и бизнес-климата — с другой. Если просто простимулировать экономику деньгами, то эффект будет очень краткосрочным — как после 2009 года. После этого вновь наступит стагнация с одновременным усилением инфляционных ожиданий. Если же обходиться без реформ, то, к сожалению, нас будет ждать весьма затяжной период спада, который может продлиться вплоть до 2020 года. В это время и доходы населения, и инвестиции, и фондовый рынок будут оставаться в депрессивном состоянии. Если же реформы все-таки будут проведены, то хоть они и окажутся поначалу довольно болезненными (в первую очередь для рядового населения), однако в конечном итоге будут способствовать увеличению инвестиционной активности и, как следствие, — росту ВВП и благосостояния граждан», — говорит Бутурлин.

 

«Для преодоления негативных тенденций мы можем предпринять ряд шагов, в частности провести «малую» и «большую» приватизации, сделать более гибким трудовое законодательство, но главное — это установление гарантий права собственности, в числе необходимых для этого шагов — реформа местных органов власти и предоставление им реальных прав управления, судебная реформа, реформа правоохранительных органов. Это долгий, но очень нужный процесс, без гарантий права собственности и сбалансированного бюджета еще ни одной стране не удавалось выйти из кризиса», — считает Владимир Назаров.

 

Между тем нельзя забывать, что на носу парламентские и президентские выборы.

 

Это означает, что власти будут стараться не принимать в этот почти 3-летний период непопулярных решений. Но выход из кризиса без них невозможен. «К примеру, если однозначным и безусловным бюджетным приоритетом в последние годы стали расходы на национальную оборону, то существенное их сокращение будет весьма болезненным. Ведь ясно, что военнослужащие, работники оборонного комплекса, члены их семей — это важный электоральный ресурс властей. Это не означает, что непопулярных решений не будет вовсе, потому что если денег нет, то даже приоритетные расходы придется урезать. Но все-таки делаться это будет в последнюю очередь», — отмечает Николаев.

 

По словам эксперта, все более очевидно, что благоприятное время для реализации непопулярных реформ — период экономического роста (середина 2000-х годов) — было упущено. Проводить же такие реформы в кризисный период значительно сложнее.

 

Поэтому и получается, что, как бы ни уверяли нас официальные лица, экономический кризис в России продлится еще как минимум 4–5 лет.

 

Источник: www.mk.ru

planet-today.ru

Когда закончится кризис? : veselyi_gnom

Очень полезная, просто написанная, статья Василия Колташова о кризисе, который и не думает уходить. Что день грядущий нам готовит? Ад и Израиль, если в двух словах. Цены на сырье могут сильно упасть, цены на продовольствие вырастут, уровень жизни понизится. Кризис уверенно перерастает в депрессию, выход из которой возможен лишь при смене экономической модели. Нужен новый технологический прорыв, но его пока не видно. Здесь нужны политические решения и принять эти решения может только народ. Финансовый капитал и его марионетки — неолиберальные правительства (привет Кудрину!) должны пасть. Неолиберальная политика выдохлась, ее потенциал исчерпан.

С 2008 по 2011 год экономический кризис остается главной проблемой в мире. Когда и как он может закончиться? Что мешает ему выполнить необходимую работу и сойти со сцены? Можно ли разобравшись в логике его развития и смысле антикризисных мер, ответить на эти вопросы?

Если верить официальным декларациям, то глобальный экономический кризис закончился за последние годы уже несколько раз. Правительства разных стран декларативно прекратили его в различное время, не забывая затем вспомнить о нем как о насущной проблеме. Президент США несколько раз успокаивал общественность «хорошей новостью» о прекращении хозяйственного спада. В Украине Ющенко тоже призывал отпраздновать победу над кризисом. В России благая весть оглашалась высшими чиновниками неоднократно. Но всюду ее сменял возмущенный ропот независимых экспертов, каждый раз доказывавших, что кризис не побежден. Он, действительно, продолжал существовать.

Мировой экономический кризис начался в 2008 году с обвалов на фондовых рынках в феврале и марте. Он быстро стал восприниматься не как биржевой кризис, а как кризис банковский или финансовый. Уже весной 2008 года правительства вынуждены были задуматься о помощи банковскому сектору своих стран и начать выделять на его поддержание крупные средства. Выражение «дефицит ликвидности» прошло по всем новостям. Оно означало, что у банков возникли первые трудности с платежными средствами. Волны шли от банков США. Но банки в других странах имели проблемы местного происхождения: снижение притока дешевых западных капиталов повсеместно обнажило непродуманность кредитной политики.

Однако не «ошибки банков» явились причиной глобального кризиса. В основе мирового экономического спада было товарное перепроизводство и, прежде всего, избыточное предложение недвижимости в США, где от строительного сектора рост распространялся по остальным секторам экономики. Модель с недвижимостью повторялась и в других странах, при этом кредиты стимулировали заодно спрос на автомобили, бытовую технику и мебель. Достигнутое в 2007 году перепроизводство товаров породило в 2008 году первые колебания, а затем обвал экономики мира.

Чем меньше оставалось в реальном секторе возможностей для выгодного вложения капиталов, тем быстрее росли спекуляции. 2008 год в первой своей половине преподнес взлет мировых цен на продовольствие и нефть. Однако как только спад в реальном секторе летом стал очевиден, последовал обвал цен на сырье. Следом за нефтью стали резко дешеветь металлы. Вторая половина 2008 года была временем полномасштабного развертывания кризиса. Выводы сделанные правительствами оказались просты: необходимо восстановить устойчивость финансовой сферы – дать денег банкам, покрыть все их потери от неудачного кредитования и краха спекуляций. Эта экстренная мера стала долговременной стратегий.

Крах спекуляций на фондовом и сырьевом рынке в 2008 – начале 2009 года являлся естественным. Он был основным выражением начала общего для экономики кризиса, выходившего за рамки биржевых или банковских затруднений. Параллельно с падением мировых цен на акции и сырье шло сокращение промышленного производства. Производились увольнения или урезались зарплаты. По рыночной логике на следующей фазе кризиса должно было последовать разорение массы наиболее слабых игроков, включая ряд крупнейших банков и промышленных корпораций. Именно на этой фазе мировой кризис был приостановлен.

В 2009-2010 годах правительства, прежде всего власти США, затратили колоссальные средства на восстановление потерь большого бизнеса. По форме имело место спасение банков или «восстановление нормального положения» и стабильности. Суть политики субсидирования крупного капитала за счет государственных средств сводилась к возрождению докризисной ситуации с той разницей, что товарное перепроизводство никуда не исчезало, а падение доходов потребителей лишь замедлялось. Кризис в реальном секторе оставался фактом.

Итогом перехода государств к постоянному субсидированию крупнейших компаний стало возрождение спекулятивной активности. Цены на сырье начали подниматься. Они росли весь 2009 год.

2009 год породил множество реляций по поводу «завершения рецессии». Чиновники стали намекать аналитикам, что не стоит много говорить о кризисе, а лучше упоминать о нем как о явлении прошлого. Данные ВВП представленные к концу года показывали практически во всех странах улучшение экономической ситуации, что оценивалось властями как признак наступившего за депрессией оживления. Восстановление биржевого роста и повышения цен на сырье также рассматривалось как положительный признак. Справедливо было бы, однако, толковать это совершенно иначе. Была искусственно восстановлена предкризисная ситуация, когда высокий промышленный спрос поощрял развитие сырьевых спекуляций, а проявление границ потребительского рынка толкало вверх акции успешных компаний. Сырьевые спекуляции и биржевой бум – стандартные предвестники кризиса, но не его окончания.

Фактически в 2009 году мировая экономика во многом вернулась в докризисное положение с той разницей, что кризис никуда не исчез. Промышленность не чувствовала серьезного оживления спроса. Уровень жизни в США и ЕС, основных рынках сбыта планеты, снижался. Проблемой оставалась дороговизна кредита. По естественной логике кризиса он должен бы подешеветь после разорения наиболее слабых компаний и способствовать техническому перевооружению индустрии. Большие затраты на поддержание частного сектора привели к росту государственных расходов и размера задолженности, что стало итогом национализации убытков произведенной правительствами. Следом за этим возникла потребность переложить государственные издержки на население – поднять налоги, урезать социальные расходы бюджетов. Начался переход государств к политике жесткой экономии.

В 2010 году данные ВВП большинства стран остались прежними или были улучшены. Методика расчета этого показателя позволяет получать любой необходимый результат. Ориентирование на такие данные при оценке экономической ситуации легко может привести к ошибочным выводам. Гораздо более важными итогами года явились рост цен на продовольствие и падение рынков с апреля по июнь.

Весеннее снижение цен на сырье и бумаги выдало проблемы оживления – его ложный характер, не означающий перехода к экономическому подъему. Застой в промышленности 2009-2010 годов при падении покупательной способности массы населения даже в странах центра мирового капитализма указывали на то, что стабилизация скорее носит черты депрессии. Повышение цен на наиболее экономичные виды продовольствие явно указывало, что основной спрос уходит в зону самого необходимого – пищи. Немаловажно было и то, что спекулянты начали ощущать рискованность сырьевых спекуляций. Золото дорожало. За 2010 год оно поднялось с 1134 до 1407 долларов за тройскую унцию. Такой рост указывал на продолжающееся бегство капиталов – их неверие в возможность реального экономического подъема.

К середине лета 2010 года ситуация на рынках начала выправляться. Подоспела другая новость – большой неурожай. Он позволил игрокам переключиться на новый вид спекуляций, продовольственный. Сенсационный рост цен на продукты и в особенности на зерно резко углубил к концу года социальный кризис с большинстве стран. Особенно страшными оказались последствия для стран периферии капитализма. Голод стал фактом или непосредственной угрозой для сотен миллионов людей. По Данным ООН голодал миллиард жителей планеты.

Социальный кризис оказался фактом по итогам третьего кризисного года. К началу 2011 года во многих странах созрел уже кризис политический. В январе-феврале грянули первые народные восстания – единственное решение для миллионов трудящихся против нищеты и бесправия, усиленных экономическим спадом и мерами властей. Революционные выступления на арабском Востоке показали, что во многих странах достигнут социально-политический предел прежней, выжидательной антикризисной политики. Неолиберальные режимы по всему миру столкнулись с пугающей перспективой революций. Давление на США с призывом урезать эмиссию и перейти к жесткой экономии стали настоятельнее. Периферия капитализма перестала выдерживать перенос из США кризисной нагрузки на себя. Политика государственной поддержки спекулянтов, крупнейших банков, начала создавать угрозу политического краха неолиберализма во многих странах.

На волне первых арабских революций в начале 2011 года нефть, а за ней и металлы резко подорожали. Цена барреля «черного золота» достигла в начале марта 116 долларов. Продолжался рост на фондовых рынках. Но ЕС, а за ним и США все более переходили к жесткой экономии. Обама огласил курс на сокращение расходов и повышение налогов. Правительства штатов активнее стали урезать социальные статьи. Обозначились пределы политики безудержной накачки банков государственными субсидиями при громадной эмиссии доллара. Это означает, что спекуляции вошли в фазу вынужденного сокращения господдержки. Риск краха сырьевых спекуляций в 2011 году возрастает. По крайней мере, логично ожидать серьезной коррекции и стагнации цен на сырье на более низком уровне. Продовольствие продолжит дорожать.

2011 год может принести миру еще больший, чем в минувшем году взлет цен на продукты экономичной группы. При этом игроки на фондовых и сырьевых рынках должны будут все более ориентироваться на свои силы, и быть готовыми к самостоятельной расплате за ошибки. Почти все страны планеты перегружены долгами – это плата за стабилизацию 2009-2010 годов. Ее окончание, вернее крах, неминуемо. Неминуем и крах большинства спекуляций. Исключением пока обещает остаться золото и зерно.

Кризис постепенно приближается к естественной своей фазе – крушения спекуляций, разорения слабых компаний, завершения промышленного падения. За этими фазами должна последовать депрессия. Ее продолжительность для большинства стран будет зависеть от скорости осуществления политических перемен, необходимых для начала борьбы с кризисом. Свержение неолиберальных правительств или революции сверху, что менее вероятно, – таков сценарий подготовительного этапа преодоления кризиса. За ним потребуется переориентировать экономики с внешнего рынка; перейти к развитию внутреннего. Национализация сырьевой сферы для многих стран капиталистической периферии крайне необходима. Важна интеграция с соседями – выстраивание единого рынка, политики его расширения и защиты.

Кризис 2008 года продемонстрировал падение значения для будущего экономического развития потребительских рынков стран центра, США и ЕС. Налицо необходимость нового научно-технического рывка, особенно переворота в энергетике. Необходимым условием возобновления в мире экономического роста является повышение доходов большинства жителей планеты. Но именно это неприемлемо для транснационального капитала и неолиберальных правительств. В результате экономический кризис требует политических решений, принять которые должны массы наемных работников. На их плечах элиты выстраивают новый колосс «поддержания стабильности» – политику жесткой экономии. Но преодоление кризиса требует не сокращения социальных расходов, а обратные меры. Для победы над кризисом государства должны будут больше тратить, но тратить не на поддержку спекулянтов.

2008 год принес начало кризиса. 2009-2010 годы были превращены в большую и дорогостоящую паузу. Она может еще продлиться. Но затем неминуем новый обвал, аналогичной тому, что имел место во второй половине 2008 года. Следующая фаза кризиса уже отчасти началась, это депрессия. Ее назначение – выработка на местах стратегии преодоления тяжелейшего кризиса. Она займет несколько лет и завершится не восстановление старой экономической модели (чего ждут чиновники и финансовые корпорации), а созданием новой. Скорость этих перемен зависит уже не столько от экономических факторов, как от политической активности общественных низов.

2011-2013 годы, вероятно, окажутся решающими для преодоления кризиса. Время это не будет легким, но принесет много интересного.

Источник

veselyi-gnom.livejournal.com

КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ МИРОВОЙ КРИЗИС: gluhovski_igor

Кризис как тема уже не раз надоедал публике. Россияне остыли к вопросу в 2010 году, когда правительство рапортовало об успехах. Потом пришлось вновь обратить внимание на проблему. В 2014-2015 годах экономика страны шумно падала, в 2016-2017 годах – лежала в депрессии. В других странах кризис также оставался проблемой, которая никак не желала уходить. Вторая великая депрессия надоела даже ее исследователям. Но почему она так затянулась, что мы должны и можем сделать, чтобы закрыть эту тему раз и навсегда?

Осенью 2009 года впервые прозвучали победные реляции правительств, заявления о конце «второй великой депрессии». Оживление на фондовом рынке и повышение мировых цен на сырье как бы доказывало этот факт. Нефть выросла до 78 долларов за баррель в декабре 2009 года. Однако в дальнейшем цены на углеводороды не только росли, но и несколько раз снижались.

В марте 2017 года после продолжительного роста нефть стоила 51-55 долларов за баррель. Игра финансовых спекулянтов на повышение при сокращении добычи нефти странами ОПЕК и независимыми производителями вряд ли приведет к новому повышению цен на нефть, поскольку состояние мировой экономики остается угнетенным. Кредитное поддержание потребительского спроса достигло пределов во многих странах, тогда как реальные доходы людей снижаются. Это указывает на сохранение кризиса как решающего в мировой экономике фактора на среднесрочную перспективу.

Конец 2009 года – май-июнь 2011 года знаменовал эру «количественного смягчения» в США, вызревания долгового кризиса в ЕС, спекуляций на рынке нефти, оживления и роста «развивающихся экономик», особенно БРИКС. В 2012-2016 годах этот рост вступил в фазу снижения темпов (в частности в КНР) или прекращения, когда фиксировалась рецессия. 2017-2020 годы принесут рост только в те экономики, которые будут следовать новой модели экономической политики.

Вместе с коллегами по ИГСО и Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г. В. Плеханова мы не раз называли три ее главных принципа: протекционизм, регулирование и социальное государство.

В числе стран, способных выйти из кризиса, а не пострадать от него еще больше, первое место занимают США. Здесь приход к власти Трампа знаменует признание обществом и средним капиталом необходимости проведения широкой и последовательной протекционистской политики. Несмотря на то, что ФРС находится в конфликте с командой Трампа, она проводит верную политику нормализации ключевой ставки. Если при этом Трамп сумеет взять ФРС под контроль, списать долг и использовать механизм эмиссии, то США получат в 2018-2020 годах преимущества перед другими странами. Напротив ЕС и Япония не имеют такой возможности. Однако положение в США отягощается рядом «но». Трамп не только изолирован, но и не пытается пока прорвать блокаду, что возможно лишь в результате организованного штурма его сторонниками Республиканской партии, а после – Конгресса США.

Пока, таким образом, происходящее в США работает на сохранение кризиса.

В 2011-2012 годы в США развернулся конфликт между республиканской оппозицией (до трампистской) и щедрыми демократами из администрации Обамы. ФРС пришлось перейти к меньшей денежной эмиссии, взяв курс на укрепление доллара, а правительству – к экономии. Ориентированная на экспорт реиндустриализация США продолжалась, но по мере укрепления доллара забуксовала. Замещению импорта не помогла даже «сланцевая революция».

Общество осознало обострение социального кризиса, что в 2016 году привело к революции в Демократической и Республиканской партиях США.

Трамп выиграл выборы президента и начал борьбу за другие ветви, одной из которых является ФРС. Без контроля над денежной эмиссией и без законодательной поддержки Конгресса Трамп не сможет реализовать новую экономическую политику в США. Борьба за нее в условиях сильного доллара и бюджетных проблем – основной сценарий для США на 2017-2018 годы. Лишь одержав победу над противниками, Трамп сможет обеспечить США развитие. Его базой будет отказ от неолиберализма, регулирование и интенсивное замещение импорта. То есть не экспорт, а перераспределение и стимулирование внутреннего рынка, такой может быть модель экономического роста США на ближайшие годы.

Не нужно идеализировать Трампа (обратная крайность по сравнению с его грубой критикой либералами). Во-первых, он может пересидеть свои возможности и потерять лицо. Пока вероятность такого сценария возрастает. Во-вторых, все его стремление обеспечить продажу американских товаров при найме американцев – это отражение стремления забрать прибыль на рынке. Таков интерес среднего капитала, далекого от искренней любви к своему союзнику – рабочему классу. Впрочем, баланс в коалиции при пассивности Трампа сместится к рабочим. Битвы американской политики, пока они не завершатся, вопрос кризиса не снимут.

Китай представляет собой не только главную угрозу мировой экономике как страна, еще не пережившая падения промышленного производства (короткий период 2008 года можно в расчет не брать). Китай – потенциальный источник политической нестабильности в обширном регионе мира; политическая система КНР архаична и непригодна для решения задачи выхода из кризиса через замещение потерянных рынков. А потеря китайскими товарами рынков, это одно из важнейших изменений, что должно случиться в ближайшие годы. В среднесрочной перспективе государства мира должны будут заместить множество ввозных товаров, что во многом и будет означать преодоление ими кризиса.

Китай так и не смог стать новым локомотивом мировой экономики, хотя поддержал своим спросом спекуляции сырьем. Эта ситуация сохранилась в 2016 году, когда Китай смог удержаться от девальвации своей валюты. Её сильное ослабление обрушит китайский ввоз и вывоз, поскольку страны-покупатели его товаров уменьшат потребление. Но ослабление других валют в среднесрочной перспективе будет подталкивать Китай к девальвации юаня, поскольку все больше стран заинтересованы в импортозамещении или не могут удержать в сильной позиции свои валюты. Последнее, например, касается евро и фунта стерлингов.

В 2013 году медленное возвращение кризиса стало очевидным. В ЕС кризис переходил с Юга на Север. Это и породило ситуацию 2016-2017 годов, которую можно описать одной фразой: угроза и начало распада Евросоюза в результате роста общественного недовольства им, а также результатами его экономического курса.

Слабым местом Европы оказалась Украина. Её вовлечение в орбиту ЕС было оценено в Брюсселе как большой успех, как серьезный шаг к экспансионистскому решению накопленных экономических проблем.

Однако экономическая катастрофа на Украине показала россиянам и народам других стран, что сближение с ЕС — процесс далеко не безболезненный. Оборотной стороной успеха ЕС в борьбе за Украину является дискредитация его программы.

В 2017-2020 годах это может ускорить распад Евросоюза. Принципиально важно, что ЕС не может реализовать антилиберальный план экономического развития, поскольку сам является чисто неолиберальным проектом. Проект этот направлен против социального государства, осуществляемого в интересах трудящихся масс экономического регулирования и широкого таможенного протекционизма. Потому противники ЕС указывают на необходимость его ликвидации. ЕС – это преграда, а не неправильно используемый, якобы безликий инструмент, как утверждают либеральные левые, прикидывающиеся евроскептиками, являясь при этом лоялистами.

Ликвидация ЕС должна создать в среднесрочной перспективе новый блок экономик в Европе, без чего страны-участники не смогут реализовать новый план экономической политики и добиться устойчивого хозяйственного развития. Но достижение этого результата возможно лишь через обострение внутриполитической борьбы, что вообще для «старых индустриальных стран» (для Северной Америки и Европы в первую очередь) является перспективой ближайших лет. Сторонники новой экономической стратегии должны будут добиться контроля над политическим инструментом ее реализации – государством.

Этот процесс будет затруднен в странах с низким государственным долгом (например, в России или Китае) выпуском большого объема облигаций, вырученные от продажи которых деньги будут расходоваться на поддержание стабильности находящейся в кризисе политической и экономической системы, включая стимулирование фондового рынка и поддержание курса национальной валюты в условиях падающего потребительского спроса. Однако рост правительственного долга неминуемо приведет к повторению политического кризиса ЕС и США. В ходе его разрешения встанет вопрос о скорейшей реализации плана нелиберальной антикризисной политики. Одновременно рассеются и либеральные иллюзии.

Если оценивать общую перспективу мировой экономики на ближайшие годы, то ее нужно охарактеризовать как преодоление кризиса.

Тенденции должны стать определенными, устойчивыми, что означает уход от ложных – с точки зрения объективно стоящей задачи преодоления кризиса – действий властей в экономике, характерных для 2008-2015 годов. При этом сохранится неопределенность фактора финансовых спекуляций. В 2014 году, когда вторая волна кризиса вошла в фазу быстрого развития, мировые цены на нефть упали со 114 долларов за баррель в июне до 56 долларов в декабре. В 2017-2020 годах может произойти новое падение цен на нефть и другие сырьевые товары. Это станет фактором перехода к новой экономической политике, включающей регулирование и протекционизм. Можно также ожидать разрыва пузырей на фондовом рынке, что ослабит финансовый капитал в условиях, когда его политическое влияние начало снижаться и в рамках неолиберальной политики не осталось механизмов поддержания экономического равновесия, а реальная экономика накопила слишком много проблем. Одна из них – корпоративные долги.

В учебниках экономики чаще всего пишут, что промышленные, торговые либо финансовые кризисы могут продолжаться несколько месяцев или не более пары лет. Современный кризис вообще не существует, если верить официальной статистике. Его первая волна была случайным следствием ошибок финансистов, а вторая волна едва ли вообще признается. Однако кризис существует. Более того: он ощущается миллионами россиян и граждан других государств.

Сохраняющийся в мировом хозяйстве большой кризис связан со сменой длинной волны развития. Он представляет собой период турбулентности, который не может завершиться сам собой без политического участия масс.

Кризис тянется уже так долго, что именно в силу этого неоднократно происходила ревизия теоретических моделей посткризисного развития. Появлялись и прерывались, оказавшись ложными, тенденции, а «черные лебеди» – внезапные шоки для мировой экономики неизменно возникали вновь и вновь. Все это сохраняется и на среднесрочную перспективу, усиливаясь социальным и политическим кризисами во многих государствах. Их развитие создает одну из важнейших неопределенностей, поскольку нельзя заранее точно определить, какие страны и в какой форме будут реализовывать протекционистский курс и станут возрождать спрос, индустрию и социальное государство.

Определенно можно сказать одно: эпоха неолиберализма закончена, а её слом является основной задачей на среднесрочную перспективу.

Неолибералы нигде больше не могут организовать экономический подъем. Однако пока они остаются у руля политики стран и континентов, кризис будет продолжаться, его проявления будут стараться подавить, но сам он будет прорываться вновь. Никакой «новой нормальностью» это не является, а есть лишь признак неустраненных преград. Как только общество уберет их, уберет от власти неолибералов, станет возможно закончить эпоху кризиса. У тех, кто не сделает этого, она будет еще продолжаться.

Оригинал взят у ded6442 в КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ МИРОВОЙ КРИЗИС

gluhovski-igor.livejournal.com

Когда закончится кризис? | Блог Владимира Тычинского

Вряд ли ошибусь, уважаемый читатель, если скажу, что сегодня каждый человек на планете желает знать, когда уже наконец закончится этот гадкий кризис.

Как же узнать ответ?

Один из возможных способов – это выслушать мнения людей, которые достаточно хорошо разбираются в теме. Вот некоторые из них.

Министр финансов США Тимоти Гайтнер: «Развивающиеся рынки и экономики с большим положительным торговым сальдо должны направить усилия на увеличение внутреннего спроса и уменьшение зависимости от экспорта. Всем следует чётко уяснить, что мы в Соединённых Штатах собираемся больше сберегать».
Этим самым он дал понять, что американские власти намерены в долгосрочном плане исправлять дисбаланс путем сдерживания потребления и стимулирования сбережения и накопления в стране.

Гайтнер отдаёт себе отчёт в том, что применение такой стратегии «полностью изменит экономическую реальность во всем мире». Он высоко оценил усилия Китая переориентировать производство на удовлетворение внутреннего спроса. Но отметил, что аналогичные шаги необходимо предпринять также Европе и Японии — они должны будут адаптироваться к новой экономической реальности. По словам Гайтнера, это «единственная жизнеспособная стратегия, которая может гарантировать продолжительный рост».

Из слов Гайтнера, хоть и в неявном виде, но совершенно закономерно следует, что экономической модели США, основанной на сверхпотреблении, приходит конец и американцам придется затянуть пояса, причём туже и туже, и то, что перспективы США совершенно не радостные. Гайтнер, конечно же, хороший экономист и он не может не понимать сложившейся обстановки, которая собственно и не могла не сложиться, он осознает масштабы и степень грядущих изменений.

По сути, с конца 80-х США как раз и являлись «локомотивом мировой экономики», жадно поглощая то, что производят другие. Собственно, всё это потребление давалось им, да и даётся до сих пор просто печатанием новых бумажек зелёного цвета, именуемых долларом США. Если не брать почти обанкротившуюся GM, производство генномодифицированной кукурузы и мирового лидера-монополиста Microsoft, то ещё одной, чуть ли не основной сферой производства в США является — производство оружия.

Причём США с каждым годом всё усиливают в этой сфере своё влияние и теперь две трети мирового рынка вооружений приходится на Соединенные Штаты. По данным исследовательской службы американского Конгресса, в прошлом году США продали вооружений на сумму почти в 38 млрд. долл. На долю США приходится 68,4% мирового рынка вооружений. На долю России, для сравнения, приходится 6,37%. Как известно, военные конфликт во все времена были наиболее выгодны и подогревались экспортёрами оружия. Собственно, не удивительно, что за всеми военными конфликтами стоят США.

Так до последнего времени развивались США, расплачиваясь со всеми странами за продукцию, нефть (на долю США приходится около 1/4 мирового её потребления) и другие природные ресурсы, а также месторождения природных ресурсов. Экспортируя по всему миру войны, они продавали туда своё оружие.

А как сегодня чувствует себя вечнозеленый доллар? «Пациент скорее мертв, чем жив?» Или наоборот?

Собственно, сейчас доллар США держится благодаря двум странам – это Россия и Китай. Именно в этих странах сосредоточен наибольший запас долларовых бумажек. Но в отличии от России, Китаю выгодно держать доллар, поскольку во многом благодаря влиянию США и сосредоточению доллара и произошло резкое развитие экономики Китая. Для России же ориентация на доллар и держание в долларах США валютных резервов – крайне невыгодно, и с обесцениванием доллара, обесцениваются и запасы.

Поскольку в определённый момент США предстанут перед критическим вопросом о судьбе доллара, то у них будет два наиболее логичных пути: спасать национальную экономику и отказаться от внешних завоеваний или пытаться сохранить завоёванное. Если выберут путь спасения национальной экономики, то для этого необходимо будет в считанные дни, для граждан США произвести эмиссию, заменив старые деньги на деньги нового образца, а остальные доллары находящиеся вне США не будут подлежать обмену и будут стоить не многим больше макулатуры, а то и вовсе как мусор подлежащий утилизации. Если США выберут вариант спасения прежней экономики, экономических позиций и внешних долларов, то следствием будет резкая инфляция.

Как говорит мой один хороший друг, мировой финансовый кризис закончится тогда, когда в США закончится вся бумага.

89-летний Питер Бернштейн, финансовый менеджер, консультант, историк-финансист и автор книг, был свидетелем всех финансовых потрясений минувшего столетия — от Великой депрессии до ипотечного и кредитного кризиса последнего времени.

Имея за спиной столь богатый личный и финансовый опыт, Бернштейн, перу которого принадлежит книга под названием «Против богов: замечательная история риска», считает, что нынешний кризис — худший из всех со времен Великой депрессии, причем он грозит баламутить и досаждать рынкам и этот год, и будущий, и даже после, то есть гораздо дольше, чем думают сейчас люди.

Одна из причин, по его мнению, кроется в том, что банки слишком мало дают в кредит и вместо кредитной политики  предпочитают вкладывать деньги в ценные бумаги, которые затем перепродаются другим инвесторам. Вторая причина зла — чрезмерное увлечение заимствованиями со стороны, как финансовых институтов, так и потребителей.

Поскольку в создавшихся условиях все будут стремиться избегать рисков, а рисковать надо, дабы зарабатывать деньги, Бернштейн считает правильным вкладываться в фондовый рынок, поскольку такие вложения открыты практически всем возможностям; кроме того, всегда есть время передумать, там водится ликвидность и, наконец, фондовые рынки никогда не дешевеют и «не сходят с ума».

Ухудшить нынешнюю ситуацию может, с его точки зрения, например, то, если вдруг Китай вступит в полосу спада, или обострится ситуация в Ираке или с международным терроризмом в целом.

Одним из признаков будущего выхода из кризиса экономист называет момент, когда у потребителей появится достаточно храбрости брать взаймы, а у кредиторов — ссужать деньги. Никакого роста быть не может, пока кредиты падают, а не идут вверх, убежден он.

Главное же, считает Бернштейн, необходимо преодолеть беды, возникшие на рынке недвижимости. До тех пор, пока ситуация не изменится, пока давление на кредитную систему не ослабнет (а это — ведущий показатель, откуда все и началось), нужно позаботиться о потребителе, подсобить ему.

Реальные инвестиции не пойдут без стимулов со стороны потребителей. Может, полагает финансист, Соединенным Штатам помогут извне зарубежные страны, которые могли бы подменить собой потребление внутри США, хотя, как опасается он, их также заразила американская болезнь.

В этой связи наибольшие надежды Бернштейн возлагает на экономический рост в Азии, где, по его словам, «столько всего вдохновляющего».

А что говорят звёзды?

По словам Павла Глобы, мировой финансовый кризис исчерпает себя только 21 декабря 2020 года.

За это время благодаря вхождению Плутона в Козерог в мире полностью сменятся экономическая и политическая системы, заявил он. У многолетнего кризиса, по его словам, будет несколько пиков.

Для России первый пик финкризиса, по версии Глобы, придется на 2012 год. Второй ждет страну в 2014 году, когда Россия будет праздновать 200-летие со дня рождения русского поэта Михаила Лермонтова.

«Я проследил, что смерть и рождение Лермонтова фигурирует во всех циклах развития России», – пояснил астролог. На 2016–2018 годы придется третья волна кризиса. «Но в итоге Россия выйдет из кризиса с честью», – заключил Глоба.

Эксперт рассказал, что к 2020 году в страну придет новый лидер, «всадник на белом коне». По прогнозу, он будет высокого роста и похож на царя из семейства Романовых.

«Я не исключаю и возвращения монархического режима, но после диктатуры Россию ждет демократия нового уровня», – добавил Глоба. Кроме того, в 2020–2021 годах в России сменится Конституция, и «мы будем жить уже в совсем другом государстве».

США переживет кризис, по словам Глобы, легче. «Трястись в кризисе им придется 4–5 лет», – сказал он. Роковые исторические даты ждут США в 2011 и 2015 годах. Как заявил астролог, через два года президент Барак Обама может повторить судьбу Джона Кеннеди.

«Еще несколько лет назад предсказывали, что к власти в США придет «черный человек». Я долго не мог понять, что это за «черный человек», но теперь все очевидно, и могу сказать, что в роковом 2012 году на Обаму будет совершено покушение», – предсказывает Глоба.

Закончится все тем, что высокие посты во многих странах займут исключительно женщины. «Возможно, что и Юлия Тимошенко станет президентом Украины», – заключил он. Вполне возможно. Но пока Юля «хавает зону»…

Кстати об Украине. Большой «знаток и ценитель» украинского языка, премьер-министр Украины Николай Азаров не знает, сколько времени будет длиться мировой кризис, поскольку этого не могут спрогнозировать даже оракулы. Об этом он заявил, открывая заседание Кабмина 16 февраля 2012 года.

Глава правительства сообщил, что с сегодняшнего дня на заседаниях правительства будут слушаться отчеты министерств и ведомств о выполнении программы развития отечественного производства.

«Мы должны сосредоточить свое внимание на инфраструктурных проектах, в том числе дорог и транспортных развязок, на существенном увеличении части отечественных товаров на внутреннем рынке… сконцентрировать усилия нужно также и на аграрном производстве в тех отраслях экономики, где можно начать быстрое наращивание объема производства конкурентоспособных товаров. Все это — вопрос выживания государства в условиях новой волны мирового финансового экономического кризиса», — подчеркнул премьер.

«Нам нужно осознать, что есть кризис, учитывая то, что его глобальный масштаб завтра не закончится. Сколько он будет длиться, не берутся предрекать даже признанные экономические оракулы. Это засвидетельствовал и недавний форум в Давосе. Мир еще не проходил сквозь такие испытания», — добавил Азаров.

Экс-министр финансов, лидер Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин предупредил, что если команда Путина и Медведева не изменит политический курс, опасность шока в экономике возрастает, «и эта опасность гораздо выше, чем это было в 2008 году». Новый кризис, по прогнозу Кудрина, придется на середину следующего года. «Страна уже проходила такой, вызванный снижением цен на нефть, кризис в 1990 году и в 1998 году. Это завершилось, по сути, сменой всей власти в государстве. Так может случиться вновь», предупредил Кудрин.

Шок может быть вызван падением цен на нефть, которые «в принципе непрогнозируемы»: «Снижение до 60 долларов вероятно, может быть и ниже, а для нас проблемы с учетом нынешнего состояния экономики начинаются при уровне ниже 100 долларов. Ниже 80 долларов — мы уже будем переживать шок. Государство будет вынуждено резко сократить расходы, и это ударит по экономике второй раз. В 2008 году мы увеличили расходы, смягчили силу кризиса. Но после нового шока мы будем вынуждены их сокращать. У нас не будет своих ресурсов, а на мировом рынке нам этих ресурсов не дадут. На своих ресурсах мы сможем продержаться только год. Если снижение цены на нефть будет небольшим, то два года».

Ослабляет экономику отток капитала из России: «Средства, которые в свое время вкладывались в нас, сейчас продаются, чтобы мобилизовать ресурсы для борьбы с кризисом в Европе. Но если мы еще и сами ухудшаем свое экономическое положение, мы повышаем риски. И от наших бумаг и активов будут освобождаться еще быстрее».

«Сейчас идут очень плохие вести из Европы, — напомнил Кудрин. — Я уверен, что ключевые страны не справятся со своими долговыми проблемами. Полагаю, что будет задействован максимум средств Европейского стабилизационного фонда и ресурсов Европейского центрального банка. Но даже при этом условии может сложиться так, что долговой кризис не будет преодолен. Тогда будет тяжелый экономический кризис, который может перекинуться и на другие страны».

 По мнению Владимира Жириновского мировой финансовый кризис закончится только к 2030 году. Владимир Вольфович считает, что для преодоления кризиса нужно максимально сократить расходы, ликвидировав ненужные международные организации. В частности, Совет Безопасности ООН. Новые нужно создавать не ранее, чем через 10 лет.

Также в будущем необходимо создать четыре резервные валюты: евро, доллар, рубль и  йена или юань. А международным рабочим языком вместо английского должен стать русский язык.

Вообще, Владимира Вольфовича невозможно пересказать. Его надо видеть и слышать. Поэтому предлагаю Вашему вниманию этот ролик.

 

Сергей Мавроди: Про нынешний кризис никто ничего не знает и не понимает. Ни причин его, ни способов борьбы с ним. Все действия – на удачу и на авось. Характерно в этой связи недавнее глубокомысленное высказывание главы нашего ЦБ Игнатьева на съезде Ассоциации российских банков (АРБ): «Условия уже хорошие. А после этого и проблема плохих долгов, может быть, потихоньку начнёт решаться. А может, и нет». Вот так вот и все. Может, да, а может, и нет. Как повезёт.

Что из этого следует? Нет смысла оперировать какими-то сугубо специфическими экономическими понятиями, жонглировать цифрами и пр. и пр. Пытаясь что-то доказать, кого-то убедить и т.п. Ничего вы никому таким образом не докажете и никого ни в чём не убедите. Подобных «доказательств» уже миллион. Ваше будет просто миллион первым. Даже если оно окажется вдруг впоследствии и единственно верным, сейчас оно бесполезно. Ибо, не понимая природы явления, невозможно чисто умозрительно отличить истинное от ложного.

Всё, что в данной ситуации возможно, так это опираться лишь на самые общие и не вызывающие сомнений факты, чтобы постараться избежать хотя бы системных ошибок глобального характера. И не более того. Достаточно ли этого? Бог весть. Но больше опираться просто не на что.

Впрочем, план борьбы с мировым кризисом ведь уже принят. Теперь нам остаётся лишь пассивно следить за развитием событий. Сработает или нет?

Что это за план? Это план Обамы. В чём он состоит? Да ни в чём! Завалить экономику деньгами − вот и весь «план». Напечатать несколько лишних триллионов долларов. А дальше − «Проблема, может быть, начнёт потихоньку решаться. А может, и нет».

Добавлю только, что у Сергея Пантелеевича свой, оригинальный способ борьбы с кризисом – создание финансовых пирамид. После развала МММ-2011 в интернете поползли слухи о рождении очередного детища Мавроди – МММ-2012.

Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании «НЕОТОН»: «Очень мало людей на самом деле понимают, что происходит, особенно те, на которых лежит ответственность. Вот люди, на которых лежит ответственность, и которые понимают как бы масштаб событий,- они поняли, что дело плохо.

А посмотрите на всех этих аналитиков – это же душераздирающее зрелище. Скольких людей они уже разорили? Но ответственности за это они не несут. И эти люди искренне убеждены, что то, что происходит, это просто, ну еще один небольшой кризис. Обьяснить им,что этот мир, в котором они жили, закончился – это еще довольно много времени пройдет.»

Есть много видеороликов Михаила Хазина на You Tube, где он рассказывает о причинах и возможных последствиях сегодняшнего кризиса. И не только об этом. Вот один из них.

 

Гуру нынешнего кризиса Ниссим Талеб: «Ошибочность разнообразных аналитических отчетов и научных прогнозов в целом настолько велика, что когда я перечитываю их задним числом, мне хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться, что я не сплю».

Когда Талеб в своё время сделал такое заявление, финансисты высмеяли его. Но уже через несколько месяцев им стало не до смеха.

«Кризис меня полностью реабилитировал. Но для меня он не был чёрным лебедем… я знал, что он произойдет и говорил об этом. Чёрным лебедем он был для председателя Федеральной резервной системы США Бена Бернанке. Я бы не доверил ему вести мою машину. Эти ребята опасны», — заявил Ниссим Талеб.

Талеб – математик, трейдер, философ – автор двух книг, из которых самая извстная – «Чёрный лебедь: последствие маловероятных событий».

Несмотря на заявления о непредсказуемости мира и событий, Ниссим Талеб весьма уверенно говорит о том, что нынешняя экономическая система, основана на кредитовании, себя изжила и должна умереть.

Люди – «может быть не в России, но в США уж точно» — сократят расходы гораздо сильнее, чем даже во время Великой депрессии, считает Ниссим Талеб, поэтому он гораздо более пессимистично оценивает перспективы экономики, чем многие: «Если система зависит от плохих привычек людей и если они в какой-то момент решают от них отказаться, система должна рухнуть. Это дарвинизм. Мать-природа все делает правильно».

Талеб предлагает свои решения по переустройству мира. Решения спорные, по большей части неосуществимые, но интересные в качестве почвы для размышлений.

1. Все, что хрупко, должно сломаться рано — пока оно маленькое. Ничто не должно становиться слишком большим для краха. Эволюция в экономической жизни помогает тем, у кого максимальный объем скрытых рисков.

2. Нельзя обобществлять риски и приватизировать доходы. Все, что может нуждаться в выкупе, должно быть заранее национализировано; все, что не нуждается — должно быть свободным, маленьким и рискованным.

3. Люди, которые вели школьный автобус с завязанными глазами и разбили его, не должны получать новый автобус. Экономический истеблишмент теряет легитимность с падением системы. Неадекватно и глупо верить в способность таких экспертов вывести нас из лабиринта. Вместо них найдите умных людей с чистыми руками.

4. Не позволяйте никому, получающему «стимулирующие» бонусы, управлять атомной станцией или вашими финансовыми рисками. Они будут пренебрегать безопасностью, чтобы показать «прибыли», в то время как надо быть консервативными.

5. Уравновешивайте сложное и простое. Сложность, происходящая из глобализации и высокой связности экономической жизни, должна быть уравновешена простотой финансовых продуктов. Комплексная экономика обычно является формой кредитного рычага — рычага эффективности.

6. Не давайте детям динамитные шашки, даже если предупредили их об опасности. Сложные деривативы должны быть запрещены, потому что никто их не понимает и лишь немногие достаточно рациональны, чтобы признать это.

7. Только финансовые пирамиды нуждаются в доверии. Правительствам не нужно «восстанавливать доверие». Волна слухов — это продукт сложных систем. Правительства не могут остановить слухи.

8. Не давайте наркоману наркотики, даже если он страдает от ломки. Использовать кредиты для решения проблем, возникших из-за слишком больших кредитов — это не гомеопатия, это отказ от лечения. Кредитный кризис — не временная, а структурная проблема.

9. Пенсия граждан не должна зависеть от финансовых активов или ошибочных советов «экспертов». Экономическая жизнь должна быть дефинансирована. Мы должны научиться не использовать рынки как хранилище стоимости: они не дают надежное убежище, в котором нуждаются нормальные граждане.

10. Делайте омлет, разбивая яйца. В конечном итоге, этот кризис не может быть остановлен паллиативными мерами, как ни одна прогнившая лодка не может быть исправлена заплатками. Мы должны заново построить корпус лодки из новых (более крепких) материалов; мы должны перестроить систему до того, как она сделает это сама.

Если Вы дочитали эту статью до конца, разрешите Вас спросить:

И что нам теперь со всем этим делать? Как Вы думаете?

tychynskyybusiness.com

Когда закончится кризис — ВсеВести24

Опубликовано:
12 ноября 2015, 20:28
Категория: Экономика

Разогнавшаяся инфляция, растущий курс доллара, стремительно сокращающиеся доходы населения. Все это последствия очередного экономического кризиса. Впрочем, российские власти считают, что продлится он недолго. Так, в конце прошлого года в ходе большой пресс-конференции Владимир Путин пообещал, что кризис обязательно закончится. По словам президента, в худшем случае на выход из него потребуется два года. Один год из выделенного главой государства срока уже фактически прошел. Получается, что к концу 2016 года падение российской экономики должно остановиться. Но насколько желаемое соответствует действительности?

Почему российская экономика достигла дна?

Если верить прогнозам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, спад отечественного ВВП в 2015 году составит не 3,8%, как говорилось еще совсем недавно, а 3,9%. Для сравнения, в кризисном 2009 году он достигал 7,9%.

Впрочем, по расчетам Минэкономразвития, в будущем году обрушение производства, торговли и сферы услуг по крайней мере остановится. В 2016 году, как отмечает Улюкаев, ожидается рост в 0,7%.

Как поясняют официальные лица, в настоящее время российская экономика достигла дна. А это значит, что у нее появится шанс от него оттолкнуться, и поэтому пора брать курс на развитие.

Однако то, что мы сейчас находимся в низшей точке, не гарантирует экономический подъем. Дно бывает разное, и находиться на нем можно очень и очень долго.

Как предупреждает профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев, нынешний кризис принимает затяжной характер. «Его продолжительность составит не менее четырех-пяти лет. При этом основные риски для экономики возникнут после 2016 года. Позитивных факторов, которые могли бы повлиять на ситуацию, пока не просматривается — ни в конъюнктуре сырьевых цен, ни во внешнеэкономической ситуации», — считает Николаев.

Как отмечает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, основной вклад в спад российской экономики вносит снижение цен на нефть.

При этом наши власти помимо дешевеющего «черного золота» пеняют на западные санкции.

Однако независимые эксперты не торопятся винить во всем наложенные на Россию ограничения и снижающиеся нефтяные котировки.

«К середине 2014 года, когда цены на нефть еще оставались больше $100 за баррель, когда никаких серьезных (т.н. секторальных) санкций против России еще не было, российская экономика уже практически не росла (прирост ВВП по итогам первого полугодия 2014 года составил всего лишь 0,8% в годовом выражении). Получается, что экономика, темпы роста которой и до этого неуклонно снижались, все равно ушла бы в минус. Нас уже никакая высокая цена на нефть не спасала», — поясняет Игорь Николаев.

Проще говоря, нынешние низкие мировые цены на нефть и санкции, конечно, усугубляют ситуацию, но не они породили экономический кризис в России.

По словам Николаева, последний носит структурный характер. «Это наиболее тяжелая и продолжительная разновидность экономических кризисов, и закончится он не раньше, чем будут устранены сложившиеся к моменту его начала структурные диспропорции в экономике», — говорит эксперт.

Среди основных причин сложившейся ситуации он называет несбалансированность сырьевого и обрабатывающего секторов экономики, государственного и частного капитала, проблемы в социальной и бюджетной сфере.

Действительно, состояние нашей экономики до сих пор напрямую зависит от цен на «черное золото» и газ. И пока никакое импортозамещение слезть с сырьевой иглы не помогает.

Более того, в последнее время появляется все больше и больше доказательств того, что «в мировой экономике на смену суперциклу высоких цен на нефть пришел суперцикл низких нефтяных цен». В частности, это успешная реализация перспектив «сланцевой революции» в США, а ОПЕК перестала быть глобальным игроком на мировом нефтяном рынке, способным воздействовать на уровень цен с помощью установления соответствующих квот на добычу «черного золота». Внес свою лепту также Китай, на долю которого в последние годы приходилось 2/3 мирового прироста спроса на нефть. Дело в том, что эта страна замедлила экономический рост, что, в свою очередь, будет толкать цены на нефть вниз. Кроме того, подлило масло в огонь и снятие многолетних экономических санкций с Ирана, который готовится выйти на мировой рынок со значительными объемами нефти.

По мнению директора Научно-исследовательского финансового института Минфина Владимира Назарова, негативные воздействия на российскую экономику, внутренние и внешние, в ближайшее время не прекратятся. «Главные из них: снижение цен на сырьевые товары, в особенности на углеводороды, которое продлится не менее десяти лет. Это связано с развитием в мире сланцевой энергетики и ростом производства сжиженного газа; потенциальное развитие циклического кризиса в мировой экономике, что снизит возможности роста и для России; сокращение внутреннего спроса как со стороны граждан, так и со стороны корпораций, что может привести к сужению внутреннего рынка», — отмечает эксперт.

Таким образом, сейчас существует целый ряд факторов, которые будут определять стоимость углеводородов в течение длительного периода. Причем в сторону ее понижения, что, безусловно, негативно отразится на российской экономике.

Другими словами, чем дольше будут снижаться цены на нефть, тем длительнее будет кризис в России.

Не меньше пробелов и в российском бюджете. «Наблюдается явная, безоговорочная приоритетность оборонных расходов — это сильнейший структурный бюджетный перекос, который сформировался уже несколько лет назад, когда не было ни украинских событий, ни ИГИЛа», — подчеркивает Николаев.

К слову, отметим, что правительство отказалось от трехлетнего бюджетного планирования и перешло на годичный период. Соответствующий закон уже подписал президент. Такая инициатива, по словам экспертов, является доказательством того, что власти начинают осознавать: нынешний кризис продлится не год и не два, как уверяли ранее сами чиновники и глава государства.

В чем спасение российской экономики?

Однако делать что-то нужно. Правда, надо понимать, что исправить подавляющее большинство из структурных диспропорций быстро не получится.

«А то, что можно исправить, похоже, нереалистично. Значит, кризис не ограничится одним-двумя годами. На это уйдет по меньшей мере 4–5 лет. Но даже за это время, безусловно, невозможно сделать так, чтобы экономика ушла от сырьевой зависимости, чтобы нагрузка на занятых в экономике по содержанию пенсионеров перестала быть высокой, чтобы хотя бы значимо увеличилась доля малого бизнеса в экономике страны», — предупреждает Николаев.

Как полагает Евсей Гурвич, задача экономики — адаптироваться к внешнеэкономическим условиям и ликвидировать структурные диспропорции в бюджетной сфере, в сфере промышленного производства. «Если не будет дополнительных внешних шоков, таких как снижение роста мирового ВВП, военных конфликтов и т.п., завершение острой фазы кризиса возможно уже в этом году. Далее возможны два сценария: умеренный рост или стагнация. Второй вариант более вероятен», — утверждает Гурвич.

Так, управляющий директор Hedge.pro Илья Бутурлин видит выход из нынешнего кризиса только через реформы. «В первую очередь в правоохранительной и судебной системах, а также в налоговой, пенсионной и бюджетной сферах, направленные на диверсификацию источников бюджетных поступлений, с одной стороны, и улучшению инвестиционного и бизнес-климата — с другой. Если просто простимулировать экономику деньгами, то эффект будет очень краткосрочным — как после 2009 года. После этого вновь наступит стагнация с одновременным усилением инфляционных ожиданий. Если же обходиться без реформ, то, к сожалению, нас будет ждать весьма затяжной период спада, который может продлиться вплоть до 2020 года. В это время и доходы населения, и инвестиции, и фондовый рынок будут оставаться в депрессивном состоянии. Если же реформы все-таки будут проведены, то хоть они и окажутся поначалу довольно болезненными (в первую очередь для рядового населения), однако в конечном итоге будут способствовать увеличению инвестиционной активности и, как следствие, — росту ВВП и благосостояния граждан», — говорит Бутурлин.

«Для преодоления негативных тенденций мы можем предпринять ряд шагов, в частности провести «малую» и «большую» приватизации, сделать более гибким трудовое законодательство, но главное — это установление гарантий права собственности, в числе необходимых для этого шагов — реформа местных органов власти и предоставление им реальных прав управления, судебная реформа, реформа правоохранительных органов. Это долгий, но очень нужный процесс, без гарантий права собственности и сбалансированного бюджета еще ни одной стране не удавалось выйти из кризиса», — считает Владимир Назаров.

Между тем нельзя забывать, что на носу парламентские и президентские выборы.

Это означает, что власти будут стараться не принимать в этот почти 3-летний период непопулярных решений. Но выход из кризиса без них невозможен. «К примеру, если однозначным и безусловным бюджетным приоритетом в последние годы стали расходы на национальную оборону, то существенное их сокращение будет весьма болезненным. Ведь ясно, что военнослужащие, работники оборонного комплекса, члены их семей — это важный электоральный ресурс властей. Это не означает, что непопулярных решений не будет вовсе, потому что если денег нет, то даже приоритетные расходы придется урезать. Но все-таки делаться это будет в последнюю очередь», — отмечает Николаев.

По словам эксперта, все более очевидно, что благоприятное время для реализации непопулярных реформ — период экономического роста (середина 2000-х годов) — было упущено. Проводить же такие реформы в кризисный период значительно сложнее.

Поэтому и получается, что, как бы ни уверяли нас официальные лица, экономический кризис в России продлится еще как минимум 4–5 лет.

СПРАВКА “МК”

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА ГЛАЗАМИ ЗАПАДНЫХ ЭКСПЕРТОВ:

Снижение ВВП в России составит в текущем году 3,8%. Такой базовый прогноз дал Всемирный банк. Похожие показатели предсказывают и ЦБ, и Минэкономразвития. При этом в июне Всемирный банк предрекал гораздо более скромный спад производства — всего 2,7%. Однако цены на нефть опять «подкачали», достигнув в сентябре минимальных значений. Это значит, что в 2015 году количество россиян, живущих за чертой бедности, за год вырастет на 3%, перевалив 14%, или 20,5 млн человек.

Интересен пессимистический сценарий Всемирного банка, по которому цены на нефть продолжат падение, составив в среднем по году $50. Тогда ВВП в 2015 году упадет вообще на 4,3%. Ухудшил Всемирный банк прогноз по оттоку капитала из страны. В этом году вместо $80 млрд из страны будет выведено $113 млрд.

При этом все три сценария развития российской экономики, предложенные Всемирным банком, предусматривают сохранение санкций до конца 2017 года, а также прогнозируется существенное повышение уровня бедности.

К позитиву можно отнести то, что авторы доклада уверены, что российская экономика в ближайшие годы пройдет через процесс структурных изменений — говоря кратко, повышение роли в экономике новых отраслей, в то время как сырьевой сектор будет отходить на второй план. Из структурных реформ в докладе упоминается повышение пенсионного возраста.

ПРОГНОЗ БЫВШЕГО МИНИСТРА ФИНАНСОВ АЛЕКСЕЯ КУДРИНА:

«ВВП, наверное, достиг дна, хотя об этом говорили и в конце первого квартала, и в конце второго квартала. Я всегда отмечал, что все еще впереди. Видимо, мы сейчас находимся в нижней точке. Но рост, если он и будет, окажется настолько медленным, что мы пока будем оставаться в нижней точке падения. Падение ВВП будет 3,9% — по официальному прогнозу. Думаю, что (как я и предполагал в декабре прошлого года) будет 4%. При этом инфляция опять вышла на исторически высокий уровень. Она была в середине года больше 17,5%, сейчас около 15,5%, это чрезвычайно высокая инфляция в годовом выражении, которая делает все ресурсы в стране, все кредитные ресурсы очень дорогими и мешает дальнейшему развитию. Поэтому снижение инфляции является важнейшей задачей ЦБ и правительства».

vsevesti24.ru

Когда закончится кризис? | Православие и мир

Когда закончится кризис? Этот вопрос волнует многих. Но в чём заключается духовный смысл финансового кризиса? Мы задали вопросы Владиславу Свешникову.

Когда закончится кризис?

Любым общественным катаклизмам присущ   не только материально выраженный, но и духовный смысл. И зачастую, чтобы выйти из тяжелой ситуации, нужно просто подняться над ней и попробовать проанализировать её с точки зрения действия Божественного Промысла. Это умение всегда было присуще известному московскому священнику, настоятелю храма Трех Святителей на Кулишках – протоиерею Владиславу Свешникову. О мировом финансовом кризисе с батюшкой специально для портала « Православие и мир » беседует Денис Ступников.  

– Батюшка, в чём, по-Вашему, заключается духовный смысл финансового кризиса?

– Нынешний кризис кардинально отличается от предшествовавших ему экономических потрясений. Предыдущие коллапсы носили циклический характер. Они периодически повторялись и затрагивали, как правило, только социально-финансовую сферу. А этот кризис имеет системный характер и проникает во многие области. Прежде всего, он, конечно, касается   нравственных отношений. В Евангелии от Матфея Христос говорит: «И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (24:12). В этом и состоит глобальная причина нынешних потрясений. Мы живем в разобщенном постмодернистском обществе, и закон у нас ценен лишь постольку, поскольку за его неисполнение последует наказание. А где нет закона, там не может быть Любви. В обществе воцарилась ложь, пронизывающая все сферы общества, начиная с властных структур. И пока будет царить эта индивидуалистическая ложь, ни о каком выходе из кризиса не может быть и речи.

– В некоторых высказываниях православных священников приходилось встречать такую мысль, что слово «кризис» переводится с греческого как «суд» (подразумевается Суд Божий над всеми нами). Но ведь словари дают совсем другое толкование: «решение, переломная точка, исход»

– Значение слова «суд» тоже есть. Просто для греческого языка это обычное дело, когда семантика слова включает несколько понятий. Например, одно из высказываний апостола Павла, отсылающее к пророку Осии, звучит на русском как: «Смерть, где твое жало, ад, где твоя победа?» (Ос. 13: 14) . В греческом варианте под «жалом» подразумевается «кентрум» – то есть «центр». Это означает: главное направление, срединная точка. И то, и другое, и третье понятие – справедливы. Но, сложенные вместе, они дают целостное понимание. А в русском языке такого эффекта все равно не добиться. Поэтому понятно, что слово «кризис» можно рассматривать и как суд, и как решение суда.

Но все-таки здесь ключевым понятием является переломная точка, которая и есть решение. Это как в болезни, когда есть только два исхода: либо выздоровление, либо смерть. В этом смысле, главное содержание кризиса – это та переломная точка, с которой открываются две возможности исхода. Однако и для той, и для другой нужны определенные условия. Чтобы отправиться к смерти, не нужно ничего, кроме, может быть, усталой готовности. А для того, чтобы перелом двигался к жизни (то есть – к увеличению бытия), нужна внутренняя решимость.

Речь, конечно, идет о внутренней готовности к конкретным действиям. Готовность к тому, чтобы преодолеть как движение к смерти, так и срединное неопределенное положение. Для этого нужны определенные усилия – в зависимости от данной ситуации, в которой имеют место кризисные явления.

– То есть, тут всегда надо определять задачи, в зависимости от конкретики?

– Да. Ведь кризис обычно касается не только личного, но и общественного содержания. Очевидно, необходимо соединение многих составляющих – хотя бы потому, что в общественном процессе участвует совокупность личностей. Важно общее состояние душ людей, всего народа. Могу сказать, что в социально-политическом аспекте пока такой решимости не видно – ни в целом в народе, ни в значимых элитных кругах. Учитывая тот факт, что этот кризис имеет этический характер, ни у кого нет желания даже начать некое нравственное движение. Например, перестать лгать – хотя бы той же самой элите. Между тем, когда видишь по телевизору лица её представителей, замечаешь, что они почти все лживы. Поэтому пока непонятно, ЧТО должно произойти, чтобы они перестали лгать. А без этого поступательное движение невозможно. Ну, и в целом народ совершенно не готов к преображению, покаянному переживанию и преодолению себя.

– То есть, эта внутренняя решимость и готовность должна одновременно исходить как снизу, так и сверху?

– Сверху – это, конечно от Бога. А Он всегда готов прийти в ситуации неопределенности и к человеку, и к народу. Если в нас будет готовность принять этот Божественный промысел к новому направлению жизни, то Господь не заставит себя долго ждать.

– Пятнадцать лет назад была опубликована ваша книга «Заметки о национализме подлинном и мнимом». Возможно ли рассматривать кризис, как следствие невыполнения тех задач, которые были обозначены в этой книге? И можно ли российскому народу вновь вернуться к их осуществлению или слишком много воды утекло с тех пор?

– Дело в том, что эта книга вышла в форме брошюры, поскольку по объему она не очень велика, то может восприниматься только как схема. Для того, чтобы её претворить в жизнь, нужно хотя бы дать более распространённое содержание. Но и в этом отношении у выразителей народного сознания мелькали лишь робкие намёки. Поэтому даже ни мировоззренчески, ни публицистически эта линия не была продолжена. Те карикатурные предложения, которые исходили со стороны коммунистов и газеты «Завтра», скорее дезориентировали людей в этом направлении, нежели указывали им путь. И это притом, что отдельные не совсем пустые мысли мелькали и у Проханова, и у коммунистов. Но в целом имела место именно дезориентация. И потому задача не была окончательно даже поставлена. Иногда имеют место правильно поставленные внутренние интуитивные задания народа,  но и здесь тоже ничего не было совершенного. Пока положение не то, чтобы безнадежное, но нужны какие-то более сильные действия со стороны Божьего Промысла. Но уж, кажется, Промыслом было сделано всё, чтобы разбудить народ от его туманного неопределенного бездеятельного сна. Ведь сейчас деятельность если и есть, то она, в основном, направлена на частные усилия. меркантильного характера. Может быть, что-то еще и случится, но пока этого не видно.

– Как православным христианам нужно относиться к кликушеским настроениям, что Суд начался, апокалипсис вершится, и всё необратимо?

– Ну, это не новость, особенно – для русского национального сознания. За свои семьдесят с лишком лет я пережил примерно пять дат, на которые «выпадал» конец света. Особенно в этом смысле была сильная дата – 1984 год. Даже литераторы нерелигиозного сознания почему-то начинали прибегать к ней. Еще вспомним конец века. И ничего – пережили. Так что ничего в этом удивительного нет. Другое дело, что смотреть нужно внимательно, но скорее не на социально-экономическое содержание жизни, а на нравственное. В этом отношении, конечно, дело заметным образом движется к тому, что, в конце концов, появится народ, на почве которого взрастет антихрист. Но говорить о том, что мы движемся сейчас к апокалипсису быстрыми темпами, было бы при этом излишне. Ещё не всё исполнилось. Хотя если говорить в апокалиптических терминах, то времена сейчас если и не последние, то предпоследние. Но под влиянием некоторых промыслительно посылаемых обстоятельств еще все может измениться. Однако в целом о возрождении нации говорить пока абсолютно не приходится.

– Способна ли сама ситуация кризиса привести невоцерковленного человека в храм?

– Ну, это, конечно, сугубо индивидуально…

– Массовых отпадений от Церкви, в связи с кризисом, тоже быть не может?

– Скорее всего, нет. Потому что мотивация отпадений редко лежит в экономической сфере.

– Вы наверняка не раз переживали за свою долгую жизнь тяжелые, в экономическом плане, периоды. Можете вспомнить какие-то конкретные трудности и как Вы их преодолевали?

– То было время совсем другого нравственного и духовного состояния, когда люди спокойно относились к тому, что есть. Поведение нынешнего человека и человека 50-х можно сравнить с двумя больными, один из которых начинает вопить и считать, что он тяжело болен, когда у него прыщик вскакивает на, простите, мягком месте, а другой, болея раком, ведет себя достойно.

– В недавнем интервью Патриарх Кирилл сказал, что у себя в Смоленской области наблюдал, как людям тяжело живется в наши дни. По его словам, наши люди умеют терпеть, но важно, чтобы это качество русского народа никого бы не соблазняло на такие поступки, которые бы чрезмерно его эксплуатировали. Как Вы считаете, возможен ли в нынешних условиях бунт?

– Возможность такого варианта развития событий более или менее сохраняется всегда. Но по характеру нашего народа, который успел устать от подобных треволнений, можно предположить, что нам этого удастся избежать. Да и по большому счету, сейчас кризис проявляется не в том, что платить стали меньше, а просто с работой стало похуже. Так что не думаю, что перед нами ситуация,   способная вызвать бунты.

Беседовал Денис Ступников

www.pravmir.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о