В россии что будет дальше: Антиутопия Россия-2021: нищета, мор, террор, война?

Содержание

Падение в пропасть. Плохие прогнозы для Путина и всей России

Три года назад, когда Владимир Путин готовился к очередному переизбранию на пост президента России, живущий в Великобритании политолог Владимир Пастухов в интервью Радио Свобода дал прогноз, что режим будет ужесточаться, и это в конечном счете подтолкнет Россию к его смене. Последний год был напряженным для режима: были внесены поправки в Конституцию, позволяющие Путину еще дважды избираться на этот пост, было голосование на фоне пандемии, были протесты, было отравление Алексея Навального, а затем его возвращение в Россию и последовавший арест. Это ускорило ход событий, полагает Владимир Пастухов, но он ожидает радикальных изменений не ранее, чем через три года.

При этом Владимир Пастухов подчеркивает, что является пессимистом, и описывает довольно мрачные сценарии развития для России:

– Нет никакой предопределенности, что на смену режиму Путина придет либеральная демократия. Есть понимание, что режим Путина в его нынешнем виде обречен, но вот что ему придет на смену – большой вопрос. Все происходящее сейчас подводит нас к точке, за которой существовать так, как мы существуем сегодня, будет невозможно. И будет либо замена режима на более европейский, более соответствующий европейским традициям, либо падение в какую-то пропасть, за которой проглядывает либо полная кореизация (в смысле Северной Кореи), либо совсем уж архаика и распад.

Еще в декабре 2012 года я написал в «Новой газете», что Путину для сохранения режима личной власти будет необходимо перевести страну в какое-то новое качество. Иными словами, чтобы выжить, он должен стать Сталиным. Мне кажется, этот прогноз за эти годы не изменился, только ускорилось движение по этой траектории. Путинский режим мог зависнуть в точке «ни мира, ни войны», но не завис. Мы перешли в новое состояние, где ежедневно творится новое зло. Так бесконечно продолжаться не может, и через какое-то время будет новый качественный скачок. В моем представлении, между 2024–25 и 2030 годами в России произойдут довольно радикальные изменения.

– Что означает стать Сталиным?

– Перейти от точечных индикативных репрессий к достаточно массовым репрессиям, которые затрагивают уже не отдельные личности, а социальные слои и группы, приводят к подавлению этих групп, например интеллигенции. Смысла подавлять крестьянство уже нет, Сталин уже выполнил эту работу, крестьянства в России уже нет, есть сельский пролетариат. Второй показатель – открытость информационного пространства. При всех претензиях к Владимиру Путину, степень свободы информационного пространства сегодня в России несопоставимо выше, чем даже во времена позднего СССР. Можно спорить, в какой степени это следствие политики властей, в какой степени это просто следствие развития технологий, но они пока не опускают информационный железный занавес, а в принципе могли бы, и я не вижу, что им могло бы помешать. И я предвижу, что если имеющийся тренд подтвердится, то полная зачистка информационного пространства практически неизбежна. Это включает и попытку установить файервол [между российским и глобальным интернетом].

– Российские власти только что попробовали «замедлить» Twitter, идут разговоры про YouTube и прочее. Почему это важно?

– Это, среди прочего, ведет к политизации молодых поколений, потому что возвращает Россию в состояние позднесоветского общества, когда все с завистью смотрят в замочную скважину за тем, что происходит в других, более успешных цивилизациях. Сейчас, пока Россия – часть единого информационного пространства, такой потребности нет. Но, если эта мера будет реализована, у молодежи появится совершенно новая мотивация не любить режим.

Основная часть людей руководствуется довольно простыми мотивами: комфортная жизнь, стремление к личному счастью, достатку. В некотором смысле судьба любого режима зависит от того, насколько полно он удовлетворяет этот запрос, запрос первого порядка, а не запрос второго порядка на справедливость, свободу, равенство, братство – это уже производные. Для режима опасно, если возникает большая разница потенциалов именно в этой плоскости, когда сравнение с другими не в пользу режима. До последнего момента запросы первого порядка в России удовлетворялись на уровне, превышающем уровни 90-х и большую часть советского времени. Если будет установлен железный занавес, в том числе информационный, начнет нарастать разница между «здесь» и «там». А разница между «здесь» и «там» – основной революционизирующий фактор.

– Когда вы говорите, что произойдет либо либерализация режима, либо закручивание гаек, вы имеете в виду, что это будет режим того же Путина, который станет либо либеральнее, либо жестче, либо речь идет о том, что будет новый человек?

– Я не верю в опцию либерального Путина, этого Путина мы давно потеряли. Он в этом направлении уже изменяться не может, произошли необратимые перемены его сознания, появился мессианский комплекс, восприятие действительности в черно-белых тонах, ощущение себя как человека, не который принадлежит России, а которому принадлежит Россия. В то же время я не верю, что созданный Путиным механизм властвования – это нечто, что можно передать по наследству. Фактор физического ухода Путина является практически приговором для существующего режима. Но я не готов рассуждать о том, случится ли что-нибудь с Путиным и когда. Обсуждать это бессмысленно – это ни от кого не зависит, и сами эти рассуждения показывают ничтожность сил сопротивления, которые стремятся ответственность за судьбу России переложить на Бога. Случится или не случится что-то с Путиным – не их дело.

Поэтому когда я говорю о дестабилизации 2025–30 годов, я все-таки имею в виду дестабилизацию при живом Путине из-за возникновения серьезных внутриполитических и внешнеполитических вызовов и вследствие депрессивного состояния ближайшего окружения Путина. К этому моменту как раз и может произойти очередная существенная деградация режима до состояния масштабного террора и полной закрытости. Это, возможно, будет чем-то средним между современным Китаем и Советским Союзом 30-х годов.

-Поговорим о сценарии изменения режима в демократическую сторону, то есть о какой-то форме свержения режима Путина. Для этого требуется раскол в элите?

– Мне безумно не нравится сам термин «раскол элит». Во-первых, раскол элит – это то, что мы имеем уже сегодня. В русских элитах все ненавидят друг друга и все против всех воюют – куда уж дальше? Во-вторых, «раскол элит» предполагает, что есть какие-то две крупные группировки, каждая из которых имеет свое видение, свой прогноз социально-политического, экономического развития России, и вот они бодаются. Я как-то не предполагаю даже самой возможности возникновения чего-то подобного в России. Но я думаю, что можно и нужно более корректно говорить о серьезной трансформации сознания, которая затронет все путинские элиты, включая его ближайшее окружение. Нужно нечто прямо противоположное «расколу элит». Нужен новый консенсус элит, консенсус вокруг новых ценностей. И такой консенсус в принципе возможен. Вопрос не в том, что условные Ротенберги начнут воевать с условными Абрамовичами, или в России начнется какая-то очередная «Война Алой и Белой розы», вопрос в том, что и те, и другие в определенный момент почувствуют, что они ничего не выигрывают от сохранения статус-кво. Они стареют, а шансов передать своим детям все нажитое непосильным трудом становится все меньше и меньше. Хотя бы потому, что если так будет продолжаться, то, когда Путина не станет, не будет никакой возможности им между собой договориться мирным путем и тем более сохранить все, что было выведено на Запад, так как Запад тут же обнулит все свои условные, намеками данные гарантии путинским элитам.

Страх этого нового «черного передела» будет воздействовать на сознание всех слоев путинской элиты. Я не исключаю, что нож в спину режима воткнет не тот, кто кажется самым большим европейцем, а тот, кто кажется самым большим азиатом, что в общем-то выглядит логично с житейской точки зрения. Так оно обычно в жизни и бывает. Осознание тупиковости происходящего и невозможности реализовать наследственную передачу и власти, и имущества при правовом, политическом и прочем беспределе, неуверенность в том, что каждый из них находится в безопасности, вот это тот драйвер, который будет все больше и больше влиять на развитие ситуации в стране. Это основа не для раскола, а именно для консенсуса, которого так не хватает.

Раскол элит никому ничего не даст, а вот новый скрытый, незримый консенсус элит, который будет состоять в том, что если ничего не делать, то будет полная задница, он многое даст. Причем не абстрактная задница какой-то России с какими-то ее идеалами, а конкретная задница для их капиталов и безопасности их семей. Когда этот консенсус возникнет, тогда можно говорить о том, что созрела почва для перемен в России, потому что в России с улицы никакие перемены не приходят. Улица – это ресурс. Пока бояре не выйдут, народ не шевельнется. Но одновременно бояре очень хорошо чувствуют настроения улицы, настроение общества.

В окружении Путина через какое-то время не останется ни одного человека, который сможет сказать: все классно, ребята, со мной лично никогда ничего не будет, потому что у меня стопроцентная гарантия, пока наш босс с нами, со мной ничего не произойдет. И вот тогда начнутся какие-то телодвижения. Мое предположение, что лет через пять там не останется никого с таким большим самомнением о своем будущем. Потому что логика этих процессов простая: сначала давим, потом удовлетворяем народ. А как мы удовлетворяем народ? Улюкаевщиной. Будем в промежутках между экстазами патриотизма сбрасывать с кремлевских башен на корм толпе сначала двух-трех бояр, а потом все больше и больше. Если кто-то думает, что он лично и его активы защищены какой-то особой золотой печатью – это не так. Когда режим спасает сам себя, он сбрасывает любой балласт. Это ощущение будет расти.

При этом в 2024–25 годах будет новая дестабилизация во всем мире. Очередные тяжелейшие выборы в Америке, предельно непростые выборы в Великобритании, смена парадигмы в Европе, где к этому моменту уже не будет Меркель. А дестабилизация мировой ситуации – всегда главный фактор, который дестабилизирует Россию. В этот момент возникнет новое качество сознания элит – консенсус страха. В рамках этого консенсуса страха возникает возможность самых парадоксальных договоренностей, образцом которых является договоренность между Маленковым, Хрущевым и всеми остальными к ним примкнувшими в 1953 году [для уничтожения Берии после смерти Сталина]. Это был консенсус между людьми, которые, извините, были в годы большого террора такими же уродами, как и те, кого они расстреляли от страха в 53-м, которые все ненавидели друг друга, но для того, чтобы спастись, сумели договориться.

– Давайте поговорим об обществе. Чем замерить, хочет ли средний избиратель Путина найти себе нового лидера?

– Уровнем сытости. Я в этом смысле неистребимый марксист. Люди прежде всего преследуют сугубо материальные цели, их уровень удовлетворения является главным фактором, определяющим их политическое поведение. Судьбу режима в конечном счете определит его растущая неспособность удовлетворять базовые потребности значительной массы населения. Цена содержания режима, количество ресурсов на его самосохранение растут в геометрической прогрессии, а доходы растут только в арифметической. Получается такая ерунда, 20 лет назад 60–70 долларов за баррель нефти – были фантастической суммой, о которой любое правительство российское могло только мечтать. Сегодня тех же 60–70 долларов за баррель с трудом хватает, чтобы прокормить Росгвардию и окрестности (чуть не сказал Окрестино). И не только в Росгвардии и всей жандармерии дело, важнейшим элементом удержания власти является милитаризация сознания и, соответственно, потребность в ведении многочисленных войн для поддержания патриотического духа и в гонке вооружений. А войны тоже стоят денег. Процесс ухудшения материального положения массы будет происходить довольно быстро, внутри жизни одного поколения.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Стабильность путинского режима во многом держится на памяти о 90-х, это один из важнейших факторов как становления путинского режима, так и его устойчивости. В общем и целом до сих пор в материальном отношении основная масса населения живет гораздо лучше, чем жила в середине 90-х годов. И теперь, во-первых, будет уходить напуганное, шокированное 90-ми поколение. Во-вторых, ситуация с точки зрения бандитизма, с точки зрения бедности будет падать в те самые 90-е.

– Что за падение в бандитизм?

– 90-е годы были годами отсутствия государства. Путин пришел во многом на осознании того, что без государства жить нельзя. От Путина ждали, что он государство восстановит, и будем честными, он его восстановил. То, что оно оказалось бандитским, – второй вопрос. Но все хотели, чтобы восстановился какой-то порядок, пришла какая-то сила. Путин ответил на запрос, который был сформирован к концу 90-х годов. Позднее мы осознали, что децентрализованный бандитизм был заменен централизованным, но это потом пришло, а так – с тем децентрализованным бандитизмом он справился, «мужик обещал, мужик сделал». Это одно из оснований реального, не надуманного авторитета, которым Путин обладает в широких массах. Вторым основанием является то, что он точно так же удовлетворил запрос, сформированный «версальским синдромом», запрос на возвращение некоего имперского самоуважения. Это две глыбы, на которых держится его авторитет и власть.

Что будет происходить теперь? С моей точки зрения, позитивный для него сценарий практически себя исчерпал, созданная им вертикаль власти начинает сыпаться, поскольку внутренне оказалась очень тяжелой. Она не основана на правовых конструкциях и будет деградировать, потому что все внешние конфликты, которые государство подавило, за эти годы стали внутриклановыми, переползли внутрь самой вертикали. Степень ненависти между главными деятелями путинского режима по отношению друг к другу превосходит их общую ненависть к оппозиции. Эти внутренние конфликты станут институциональными, а потом выйдут за пределы вертикали. Предполагаю, на каком-то этапе начнется стрельба, та же архаика – с чего все началось, к тому все и придет.

Есть и еще один фактор. Путин свой авторитет приобрел во многом как покоритель Кавказа, такой новый Ермолов. Но сегодня Чечня, которая как бы была покорена Путиным, является на деле победителем по тому месту и роли, которую она сейчас играет в России. Регион неуправляемый, имеет тенденцию к экспансии и возвращению обратно в Россию со всем своим правовым беспределом, а сам Кадыров часто теперь играет роль арбитра между различными бизнес-группами, региональными элитами и так далее. Все и в этом вопросе потихоньку движется к тому же бардаку, который был в 90-е годы, но на совершенно другом уровне. Сейчас это все в зародыше, а за 4–5 лет, с моей точки зрения, это все созреет до уровня, когда станет очевидно, что так жить нельзя. Сегодня все держится на кулаке. Если кулак ослабнет, страна рассыплется на сотню микрокопий существующего режима. Микрокопией существующего режима являются Цапки (лидер банды, контролировавшей станицу Кущевская. – Прим. ред.). В каждом регионе будет свой Цапок сидеть. Это самая большая угроза, которую я вижу для России.

– Поговорим о Навальном. Его возвращение, его поведение – ярчайшее событие. Вы говорили, что его возвращение ускорило изменения в путинском режиме. При этом вы считаете, что никакие перемены с улицы не приходят. Это противоречит разговору в терминах – придет Навальный, люди поднимутся, режим свергнут.

– Не было вообще никаких намеков на то, что возвращение Навального может спровоцировать процессы, которые не то что сегодня, но и в перспективе года-двух, приведут к смене режима. Можно долго спорить о том, для чего Навальный это сделал. Моя позиция не изменилась. И до его возвращения, и после я был и остаюсь противником этого шага. Я считаю его авантюрным и крайне опасным лично для Навального. Только случайные обстоятельства, как в русской рулетке, могут привести к тому, что сам Навальный сможет воспользоваться дивидендами своего поступка.

Но, конечно, объективные последствия для общества все равно очень серьезны. Навальный вывел и режим, и население из зоны комфорта. Он спровоцировал Кремль на переход к откровенным демонстративным репрессиям чуть раньше, чем это могло и должно было бы произойти естественным путем. Его жертва произвела сильное впечатление на какую-то часть населения, ей пришлось определяться, с кем она. Все события последнего года, и в том числе возвращение Навального, способствовали тому, что движение по давно сформированной траектории, о которой мы говорили в начале, ускорилось. В этом сейчас видится роль и значение поступка Навального. Он катализатор кризиса.

– Вы не рассматриваете возможности того, что нарастающие массовые протесты увеличат шансы на падение режима? Условно говоря, осенью пройдут выборы в Госдуму, и если победителем на них будет признана «Единая Россия», очень непопулярная в народе, это вызовет недовольство и массовые протесты.

– Полагаю, обсуждение массовых осенних протестов из-за выборов в Государственную думу мы можем пропустить как актуальную тему, если помимо этого до осени ничего еще более существенного в стране не случится. У власти достаточно ресурсов, запаса инерции, чтобы проскочить до 2024 года все спорные развилки. Недовольство будет накапливаться, но без того, чтоб случилось какое-то экстраординарное событие неполитического характера, само по себе решающим фактором перемен не станет. С моей точки зрения, первые серьезные осечки власти будут на выходе из стресса, который ей придется пережить, решая проблему транзита 2024 года на фоне разворачивающегося мирового кризиса, а не на входе в этот стресс. Опять же, если не случится чего-то экстраординарного до этого. Не мог Горбачев ведь предвидеть Спитак и Чернобыль – это от Бога.

А вообще, в возможность в России сценария низовых революций типа Майдана я не очень верю. Мы не должны забывать о том, что Россия была, есть и, наверное, столетиями будет продолжать оставаться империей, это культурный феномен, а не только политический, его из себя не выдавишь. Когда кто-то говорит про украинский сценарий, грузинский сценарий, сценарий Восточной Европы, надо помнить о том, что это все происходило в бывших колониях и сателлитах. Там происходит политический кумулятивный эффект от того, что демократическое движение сливается с национально-освободительной революцией, и именно последняя наполняет демократическое движение реальным революционным содержанием. Только поэтому эти сценарии были так успешны. Убери национально-освободительное движение из этих революций – что мы получим? Белорусские протесты прошлого года. Почему они оказались неуспешными? Потому что протестующие и те, против которых они протестовали, были как бы на одной половине доски в вопросах национального строительства – те, и другие оставались пророссийскими, в целом никто не оспаривал положение Беларуси как сателлита России. Оттенки были, конечно, разные. Когда в Беларуси произойдет перемена в этом вопросе, там будет другой сценарий.

Возможен ли такой сценарий в метрополии, то есть в России? Априори нет. В России революция снизу – исключительный случай, когда по стране ходит миллион вооруженных дезертиров, как это было в 1914–16 году. Соответственно, возможность в России революции снизу – Майдана, в терминах Кремля, – я связываю исключительно с тем, насколько сшибет голову самим кремлевским башням и как далеко они зайдут в своем стремлении удержать власть в сторону всеобщей милитаризации. Если кремлевские стратеги доведут Россию до достаточно крупной войны, условно говоря, с Турцией, с которой мы то взасос целуемся, то сшибаемся практически по всем направлениям, то тогда как раз станут возможными самые невероятные сценарии, особенно если Россия потерпит унизительное поражение (вариант шапкозакидательской Русско-японской войны). В худшем сценарии нынешнее руководство России может довести до большой беды, под которой я понимаю войну не в гибридном, а в прямом смысле этого слова. И на фоне проигранной войны в России могут реализоваться сценарии более близкие к сценариям начала ХХ века, чем к сценариям трансформации конца ХХ века, которые были достаточно бархатными.

– То есть вы пессимист и не ожидаете, что через пять лет Россия сама демократизируется, режим Путина падет. С вашей точки зрения, наиболее вероятный сценарий – режим ужесточится, превратит страну в то, что вы описывали?

– Я не пессимист, я реалист. Если быть корректным, то прогноза может быть два. Российские элиты оказываются более благоразумными, чем от них можно было бы ожидать, у них складывается тот самый общий консенсус вокруг чувства собственной незащищенности и той опасности, которую им несет эволюция режима в сторону массового неуправляемого террора. Если этот консенсус сложится, то те самые люди, которые сегодня являются ближайшим окружением Путина, коллективно начнут подталкивать его к поэтапному уходу из власти. Это в конечном счете запустит необратимые процессы, вследствие развития которых часть этих элит все равно погибнет, но какая-то значимая часть приспособится, при этом страна относительно плавно поменяется, приблизительно как СССР поменялся при переходе от Сталина к Хрущеву. Это маловероятно, но возможно. Это хороший, на мой взгляд, сценарий.

Второй сценарий более реалистичный, который не делает такую большую ставку на благоразумие и дальновидность людей в окружении Путина, а рассматривает их такими, какие они есть, то есть жадными, смотрящими исключительно себе под ноги, не способными ни о чем договориться. Режим будет скатываться стихийно по нынешней траектории в сторону войны, которую он рано или поздно развяжет в попытке стабилизировать ситуацию, разжигая «версальский синдром» русского народа и выжимая максимум из патриотической истерии, то есть переводя массу в возбужденное стадное состояние, в котором она инстинктивно группируется вокруг своих вождей. Поскольку Кремль с 2008 года, а в яркой форме с 2013–14 годов, часто злоупотреблял подобными приемами, у населения выработалась резистентность. Поэтому придется переходить с легких наркотиков типа «Пригожин в ЦАР», «наши успехи в Ливии и Судане», на тяжелые наркотики, военно-политический героин типа «а не заколупаться ли нам с Западом в Прибалтике?» или еще что-то в этом роде. Это повлечет совершенно брутальные последствия для России. Тогда будет, конечно, сценарий очень тяжелый, непредсказуемый, сценарий прохождения через дно. Как реалист, я вынужден рассматривать этот сценарий в качестве приоритетного.

Радио «Свобода»

ради чего протестуют в России и что будет дальше

Фото: Сергей Ермохин

С первой чередой массовых акций неповиновения властям обозначился важный тренд политического сезона.

23 января прошла первая череда массовых акций неповиновения властям, обозначив важный тренд политического года. Так как подобные мероприятия теперь будут продолжаться с настойчивостью, достойной лучшего применения, то имеет смысл разобрать прошедшие и посмотреть, что же можно ждать от предстоящих.

Перекрытый город, толпа у ЗакСа и жёсткие задержания: Петербург снова протестует Главное за выходные

Перекрытый город, толпа у ЗакСа и жёсткие задержания: Петербург снова протестует

Субботняя акция действительно получилась неожиданной как для её организаторов, так и для властей. Мы уже привыкли, что эпицентром протестных действий является Москва. Действительно, все революции делаются в столицах, за них борются и свергающие власть, и её удерживающие. Но в этот раз всё пошло не так. Как раз московские акции оказались наименее многочисленными, если смотреть в процентном отношении к количеству жителей. Да, около 20–30 тысяч, но это на 15–миллионный город. Для сравнения. 5–миллионный Петербург — 8–10 тысяч. Нижний Новгород — 10 тысяч (при численности жителей 1,3 млн). Казань — 4–6 тысяч (1,3 млн). Краснодар — 4–6 тысяч (0,9 млн). Уфа — 5–6 тысяч (1,1 млн). И так далее.

Протест явно ушел в регионы. И это при том, что концентрации либерально настроенной оппозиционной публики в них никогда не наблюдалось. И это при том, что активность штабов Навального в них спадала всё последнее время. И это при том, что традициями массовых акций большинство городов в истории XXI века не обогащено. А тот же Хабаровск как раз показал незначительную активность.

Можно обозначить несколько возможных причин произошедшего. Во–первых, жизнь в регионах отстаёт от Москвы на несколько лет. Где–то на два–три, где–то на пять–десять и более. В данном случае это касается электронной мобилизации. Различные мессенджеры использовались в столице и на акциях 2011–2012 годов, и на выборах мэра сезона–2013, и во время событий 2019 года. Повторить их в других субъектах не получалось. Но прогресс должен был когда–нибудь дойти до потребителей в глубинке. Вот, видимо, и дошёл. Для Москвы это уже не новость, и в неё играть не так интересно. Но в других местах — самый драйв. Так что наконец сработало.

Во–вторых, свою роль сыграла усталость от десятимесячных карантинных ограничений. Это чисто психологический момент. Долгое сжатие пружины когда–то должно было прорваться. И тут подвернулся такой повод! В Европе коронавирусные ограничения вызывают такие же массовые беспорядки и без всяких Навальных, просто выйти побузить хочется. Опять же в Москве денег больше, что даёт возможности и властям адекватнее реагировать на происходящее, и онлайн–развлечений больше. Так что и энергия сжатой пружины меньше.

В–третьих, протест, конечно, носил яркий социальный оттенок. Падение доходов домохозяйств, ускорившееся в 2020 году, рост цен на продукты питания и услуги первой необходимости прошедшей осенью не могли не дать о себе знать. Люди вышли прежде всего за себя. Навальный — только повод, но не причина. И снова богатая Москва чувствует себя гораздо лучше всех других субъектов федерации, отсюда и не бунтует. Есть что терять.

А дальше — набор общих факторов. Конечно, многочисленное участие людей в возрасте до 30 лет — это провал государственной молодёжной политики, массовые долгосрочные проекты, которые заменены разными симулякрами в виде конкурсов тщеславия. У молодёжи нет реальной позитивной картинки собственного будущего, нет ощущения борьбы и драйва, нет идеалов для подражания среди героев современности. Вот они и идут на улицу за всем вышеперечисленным.

Конечно, начавшийся политический сезон будет находиться под жёстким прессингом из–за рубежа. Это тот же сценарий, который получился в Армении и на Украине, но не прошёл в Гонконге и Белоруссии. Даже методички никто переписывать не станет. Будет нарастать насилие по отношению к представителям структур безопасности, будут дети и женщины в белых платьях и с зонтиками, будут сакральные жертвы, будет поддержка из–за рубежа (печеньки, видосики, тусовочки).

Как митинговал Петербург: фоторепортаж «ДП» Фоторепортаж

Как митинговал Петербург: фоторепортаж «ДП»

Конечно, есть заинтересанты и внутри страны. Причём принципиально с разных сторон, но пока с общей тактикой. Одни попытаются оседлать протест, чтобы, когда будет сброшена нынешняя власть, оказаться в числе первых рукопожатных на приёмах в посольствах, неся на блюдах головы прежних властелинов. Другие попытаются разыграть вначале карту протестной активности, чтобы потом закрутить гайки, остановив и транзит, и любые политические изменения.

Интересна в этой ситуации судьба самого Алексея Навального. Если раньше наиболее вероятным исходом для него был выход на свободу в феврале после суда, то теперь над таким развитием событий повис большой вопрос. Власть старается не делать ничего, что требует от неё толпа на противоправных мероприятиях. Иначе будешь потакать протестам, будешь прогибаться, показывая свою слабость и поощряя всё новые и новые.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Россия после Путина: три сценария немецкого историка | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Что будет происходить в России после Путина? Можно ли ждать продолжения крымского сценария? Наступит ли экономический коллапс? На эти и другие вопросы отвечает в своей новой книге «Тени империи», вышедшей только что в мюнхенском издательстве C.H. Beck профессор восточноевропейской истории Боннского университета Мартин Ауст (Martin Aust).

DW: Ваша книга адресована, конечно, немецкому читателю. И обращаясь к нему, вы подчеркиваете: чтобы понять Россию, нужно избавиться от демонизации ее как «империи зла». Так что же: Россия — империя добра?

Мартин Ауст: Я считаю, что сегодняшняя Россия — вообще не империя. Мой вывод напрашивается хотя бы из сравнения России после 1991 года с ее ранними историческими формациями — от царской России и от Советского Союза. Даже из формального сравнения. Россия после 1991 года потеряла очень много территорий, которые входили в состав царской России и Советского Союза. Россия, как мне кажется, находится в постимперской фазе. У нее тяжелое имперское наследие, над ней довлеет имперское прошлое, но сама она — не империя.

— Может быть, пока нет? Ведь руководство страны как раз и пытается собрать эти «потерянные» земли. Примеров достаточно: Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье, Крым… И уверенности в том, что на этом остановятся, нет.

Профессор Мартин Ауст

— Тут надо обратить внимание на то, что у всех этих «присоединенных» территорий разный статус. Россия присоединила Крым, мы расцениваем это как аннексию, но очень сложно сравнивать это с Приднестровьем, Южной Осетией, Абхазией. Хотя бы потому, что Крым в силу исторических причин имеет большую эмоциональную ценность для России, чего о Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии никак нельзя сказать. Представьте: вдруг захотели бы присоединить к Российской Федерации Приднестровье. Таких патриотических восторгов, как в 2014 году по поводу Крыма, это, конечно, в стране не вызвало бы.

И очень сложно увидеть во всём этом перечислении какую-то программу, последовательную стратегию Москвы, реализацию единого плана захвата земель для восстановления потерянной империи. Политическое руководство России, на мой взгляд, действует по ситуации, от случая к случаю, импровизирует. Правда, это вовсе не исключает того, что в будущем Кремль захочет теснее привязать к России (выразимся так) и другие регионы. Тут речь идет, прежде всего, о Беларуси. Но все же последовательной, просчитанной стратегии, единой программы я здесь не вижу. Такого, чтобы Путин сказал: надо присоединить к России те или те определенные потерянные территории, — такого я не вижу.

— Но, может быть, Путин просто стал осмотрительнее? Вы ведь сами пишете в книге, что он в 2014 году просчитался, что Кремль не ожидал столь резкой и единодушной реакции Запада, санкций со стороны Европы и США в ответ на захват Крыма и экспансию в Восточной Украине.

— Да, Путин действительно просчитался. Если рассматривать ситуацию с точки зрения Евразийского экономического союза, который был целью Путина и формированием которого тогда как раз занимались, то в Кремле очень сильно хотели, чтобы в него вошла и Украина. Уже с 1991 года одним из приоритетов российской политики было стремление как можно теснее привязать Украину. Большинство украинских президентов не могли это не учитывать и лавировали между Россией и Европейской Союзом. Экспансия 2014 года положила этому конец. Украина сделала свой выбор, европейский выбор. То есть Путин добился именно того, чего он так хотел избежать. Россия потеряла Украину — и можно сказать, окончательно.

— А с точки зрения внутриполитической консолидации? Успех Путина?

— Я бы и этого не сказал. Волна патриотического восторга потихоньку улеглась. В 2014 году национальная мобилизация удалась, она была заметна и в первую годовщину, в 2015 году, но сейчас… Более того: все чаще раздаются критические голоса, когда заходит речь о государственном бюджете России: многие задумываются о том, сколько стоит создание инфраструктур, связывающих Россию с Крымом, каковы социальные выплаты и во что обходится России война в Донбассе.

— Для профессионального историка, каким вы являетесь, довольно смело и нетипично предсказывать будущее. Но вы все же делаете это в своей книге.

— Как историк я, конечно, занимаюсь прошлым, поэтому все же не предсказываю будущее, но (как раз исходя из прошлого и настоящего) рисую три возможных сценария: что может случиться в России после Путина.

Одна возможность — это, так сказать, продолжение Крыма. То есть от случая к случаю, когда представится удобная возможность, Москва будет прибирать к рукам отдельные регионы. Сейчас здесь самый реальный «кандидат» — Беларусь.

Другой, так сказать, прямо противоположный сценарий, будет определяться обострением экономической ситуации в России, тем, что ресурсов все больше будет не хватать, сократятся экспорт энергоносителей и валютные поступления. Это в свою очередь, даст толчок новой волне дезинтеграции. После ухода Путина, когда вертикаль власти ослабнет, недовольное население в регионах станет смелее, самостоятельнее, усилятся центробежные тенденции, и  освобождение от центра теоретически может привести даже к желанию отдельных регионов обрести институциональную независимость.

Россия между Востоком и Западом. Карикатура Сергея Елкина

Третий возможный сценарий развития России после Путина находится где-то посередине между этими двумя. Стагнация в экономике и недовольство населения приведут к сокращению военных расходов и к уменьшению внешнеполитических амбиций. Внешняя экспансия сойдет на нет, придется больше заниматься собой.

Но во всех случаях груз имперского прошлого, имперское наследие еще долго будут осложнять любые пути развития России. От этого никуда не деться.

Что касается исторического опыта, который возможно экстраполировать в будущее, то здесь я бы обратил внимание вот на что. В истории России периоды длительного господства сильных авторитарных правителей очень часто заканчивались весьма неожиданно. Наступала эпоха нестабильности. Возьмите хотя бы время после правления Ивана Грозного, Петра Первого и так далее…

— Но вот после Сталина в подобный период пришел Хрущев, пришла оттепель. Будем после Путина ожидать появление нового Хрущева?

— Определенно можно сказать только одно: после Путина Россию ожидает сильная, ожесточенная конкурентная борьба на вершинах власти, исход которой трудно предсказать. Сегодня вообще невозможно представить себе, кто бы мог стать во главе государства. И сравнивать с послесталинской эпохой я бы не стал. Тогда «ближний круг» возможных претендентов был очень небольшим, состоял всего из нескольких человек. А путинское окружение намного больше и сталинского, и ельцинского. Как эти примерно сто «околопутинских» семей смогут найти компромиссное решение, поддержать какого-то общего единого кандидата на место Путина, я просто не могу себе представить.

Смотрите также:

  • Российская политика в карикатурах

    Блокировка сайтов Навального и Ко.: смотри, куда кликаешь!

    Сразу 49 сайтов, связанных с командой политика Алексея Навального, заблокировал по требованию Генпрокуратуры РФ Роскомнадзор. Куда в интернете ходить не надо, теперь точно знает Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    Обыски в России, или Новый дивный мир российского силовика

    В Москве прошли обыски в семье главного редактора издания The Insider. Роман Доброхотов проходит по делу о клевете как свидетель, у его родителей даже статуса нет. Ошибка? Нет, уверен Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    Вакцинация в России: добровольно? Принудительно!

    Сразу три региона России за один день, 23 июля, ввели принудительную вакцинацию от коронавируса. Таких субъектов РФ уже 39. Сергей Елкин о том, как власти решают вопрос с нежеланием россиян прививаться.

  • Российская политика в карикатурах

    Собянин отменил перчатки в общественных местах: кто в Москве этому рад

    В Москве отменили необходимость носить перчатки в общественных местах. Но это правило в борьбе с ковидом в столице все равно соблюдал только Юрий Долгорукий, считает карикатурист Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    История России под надзором Путина и Мединского: как это будет

    Президент Владимир Путин создал комиссию по историческому просвещению. Ее возглавил экс-министр культуры РФ Владимир Мединский. Сергей Елкин о том, как это повлияет на историю России.

  • Российская политика в карикатурах

    Путин написал статью о русских и украинцах: а вам слабо?

    В России и Украине обсуждают статью Владимира Путина об отношениях двух стран. Похоже, благодаря президенту РФ список целей настоящего мужчины пополнился, считает Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    Единый народ русских и украинцев? Для Путина — картина маслом

    Владимир Путин опубликовал на сайте Кремля статью «Об историческом единстве русских и украинцев». Карикатурист Сергей Елкин уверен: в президенте РФ прекрасно уживаются историк и художник.

  • Российская политика в карикатурах

    Геополитика Путина: реальность или навязчивая идея?

    «США и их союзники» лидируют в списке угроз, о которых говорится в Стратегии национальной безопасности РФ. В июле документ утвердил президент Путин. Сергей Елкин о причинах принятия решения.

  • Российская политика в карикатурах

    Как французское шампанское в России стало игристым вином

    Производитель Moёt & Chandon, чтобы избежать запрета на продажу шампанского в РФ, будет писать на этикетке «игристое вино». Сергей Елкин уверен: добиться этого Путину помогло его профессиональное прошлое.

  • Российская политика в карикатурах

    Как Путин во время «прямой линии» бананы дискредитировал

    Почему растут цены и почему бананы в России дешевле моркови, спросили граждане Владимира Путина во время «прямой линии». От несправедливости ответа овощи у Сергея Елкина даже заговорили.

  • Российская политика в карикатурах

    «Прямая линия» Путина: ловкость слов и никакого мошенничества

    Во время общения с гражданами Владимир Путин поинтересовался, где находится Троицк, и объяснил, почему бананы дешевле моркови. Сергей Елкин восхищен мастерством российского президента.

  • Российская политика в карикатурах

    Просто обыск? Что на самом деле ждет журналистов «Проекта»

    Полиция провела обыски у авторов нового расследования «Проекта» о главе российского МВД Владимире Колокольцеве. Дело обыском не закончится, подозревает карикатурист Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    Британский эсминец в Черном море: морской бой настоящий или понарошку?

    Выстрелов в сторону британского эсминца Defender в Черном море не было, утверждает Лондон. Москва говорит обратное. Сергей Елкин с иллюстрацией российской версии инцидента.

  • Российская политика в карикатурах

    Гудков уехал из России: каток репрессий разгоняется перед выборами

    Политик Дмитрий Гудков после освобождения из-под ареста по уголовному делу уехал из России в Украину. Сергей Елкин о том, кто утаптывает политическую поляну перед выборами в Госдуму.

  • Российская политика в карикатурах

    Российский оппозиционер? Значит, жди обыска!

    Задержанию политика Дмитрия Гудкова предшествовал обыск у него и его помощников. В России трудно найти оппозиционера, который не прошел бы через процедуру обыска, констатирует Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    Закрыть «Открытую Россию» мало. Надо зачистить все?

    Задержание бывшего руководителя «Открытой России» Пивоварова, обыски у ее экс-председателя Соловьева, у политика Гудкова и у главы его штаба — звенья одной цепи, считает Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    ФБК обвиняют в экстремизме, или Как остаться в рамках закона

    Работа штабов Навального и ФБК ограничена по требованию прокуратуры Москвы. Сторонников политика обвиняют в экстремизме. Сергей Елкин о том, как не стать экстремистом в современной России.

  • Российская политика в карикатурах

    Что российские войска РФ делали у границы с Украиной?

    Россия начала отвод войск от границ с Украиной. До этого под предлогом учений Москва перебрасывала туда военных и технику. Что это было, догадался Сергей Елкин, вспомнив известный мультфильм.

  • Российская политика в карикатурах

    Шпионский скандал между Чехией и Россией: ответят дипломаты?

    Прага обвинила Москву в причастности к взрывам на военных складах в Чехии и выслала из страны российских дипломатов. Куда Владимир Путин хотел бы выслать их чешских коллег, знает Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    Войска у границы России и Украины: лишь отвлекающий маневр?

    Повышенная концентрация российских войск у границы с Украиной вызвала беспокойство не только в Киеве. Цель маневра — сменить повестку дня, чтобы отвлечь от других проблем? Версия Сергея Елкина.

  • Российская политика в карикатурах

    Дело о клевете на ветерана: один суд над Навальным хорошо, а два — лучше?

    Политика Алексея Навального доставили из тюрьмы на очередной суд — по делу о клевете на ветерана войны. Замысел Владимира Путина в отношении оппозиционера разгадал Сергей Елкин.

  • Российская политика в карикатурах

    «Забрало запотело», или Реакция Кремля на акции в поддержку Навального

    Омоновец, ударивший женщину на митинге 23 января, извинился, сказав, что у него запотело забрало. Хотя в момент удара оно было поднято. Кто еще в открытую попирает права граждан, знает Сергей Елкин.

    Автор: Сергей Елкин


 

______________________

Хотите читать нас регулярно? Подписывайтесь на наши VK-сообщества «DW на русском» и «DW Учеба и работа» и на Telegram-канал «Что там у немцев?»

Блог Александра Алтуняна — Катастрофа – вот, что обещают России в ближайшем будущем и либералы, и патриоты, и негодяи

Я заметил, что в последнее время у большинства симпатичных мне экспертов, публицистов и просто хороших людей заметно поднялся уровень пессимизма. Никто уже не верит в то, что возможны какие-то положительные изменения в стране. Рассуждают, примерно, так: 

 

«Путин идет на новые два срока. Ходорковский и другие политзаключенные будут сидеть. Коррупция нарастает. Последние деньги, оставшиеся в стране, продолжают тратить в нарастающем темпе. Принимаются все новые и новые мегапроекты  с миллиардными бюджетами. Еще недавно власть говорила: не хотим строить, потому что разворуют. Но в какой-то момент, примерно, два-три года назад до них дошло: надо тратить, пока не поздно; пусть воруют, зато будут лояльны. Уже не борцы с коррупцией и солдатские матери, сама армейская прокуратура говорит о миллиардных откатах при армейских заказах. Коррупция поглощает все.

 

 Проблемные регионы, Кавказ, заливают деньгами. Америка тоже, между прочим, пыталась залить Ирак и Афганистан денежным дождем. Деньги ушли в песок. Крови и потерь от этого не стало меньше. Больше стало только долларовых миллионеров. А наша страна, тем временем, медленно, но верно идет к гибели, к развалу. Население не доверяет центральной и местной власти, не  способно к модернизации, а власть не хочет стать проводником реальной модернизации, удовлетворяясь тратой миллиардов на потемкинские деревни. Сейчас потратят, т.е. растащат, все накопленные миллиарды, выкачают нефть и газ, и… свалят, предварительно устроив в стране беспорядки и спровоцировав хаос. А из хаоса каждая из составных частей России будет уже выходить самостоятельно».

 

 Все это правильно, все верно. Не учтена только одна деталь: страна состоит из людей. Страна может развалиться, люди никуда не денутся. И эти люди не хотят умирать. Очень медленно, по чуть-чуть, люди приспосабливаются к действительности, понимают, что происходит, не верят начальству, не доверяют институтам власти и поддержания порядка.

 

 Между прочим, любопытная деталь. Либеральная интеллигенция, проникнувшись предчувствием гибели и развала страны, в своем искренно катастрофическом мироощущении транслирует установки очень схожие с катастрофическими установками, транслируемыми официальным пропагандистским аппаратом. Угрозы только, согласно официальной пропаганде, несколько иные: страна на грани гибели! вокруг враги! везде бардак! нас хотят расчленить и съесть! а нефть выкачать и т.д.

 

Я сам грешен, до сих пор считаю, что страна на грани развала. Но проблема ведь не в этом. Развалится страна, или не развалится, модернизировать или не модернизировать – все это так далеко от простого вопроса: Какое решение примет завтра судья Распопов в Вельском райсуде? И почему сегодня по всей Москве вдруг начали менять асфальт?

Модернизация по-путински, по-новорусски – это абрамовичу (имя нарицательное) дают кредит на пару миллиардов под 0,5%, он покупает миллион навигаторов системы Глонасс, их развешивают коровам на рога, а пастух дядя Ваня сидит на пригорке и следит за перемещением коров в своем лаптопе. Т.е. должен сидеть. Он и сидит, но только без лаптопа, потому что, кто же ему даст этот лаптоп? Лаптоп будут держать в кабинете у местного главы администрации. (Не в обиду армейским будет сказано, но сегодня, 30 августа, прошла информация, что для десантных частей будут закуплены эти самые навигаторы Глонасс, чтобы офицеры могли наблюдать за перемещением своих орлов.)

Нам не модернизация нужна, по-медведевски, по-китайски или по-японски, а обычная работа, простое желание сделать жизнь немного лучше, удобнее, чище, комфортнее. Чтобы пастух Ваня починил свое крыльцо, сменил проводку у себя в избе, чтобы навигаторы Глонасс покупались за свои деньги теми, кому они нужны. А рассуждения на тему, почему же этот пастух Иван не чинит свое крыльцо, пьет каждый Божий день и ненавидит соседа с машиной, и какие ценностями он при этом руководствуется, и что страна погибнет, если пастух Иван не будет в онлайне видеть своих коров на экране монитора – все от лукавого.

Добро еще власть пытается понять, как им лучше и точнее настроить пропагандистскую машину, но нам-то самим, людям доброй воли, зачем забивать себе голову никому не нужными «исследованиями» и очередными попытками «спасти страну», транслируя ей «положительные модерные» ценности? Ну, и что из того, что, с точки зрения западной цивилизации, мы выглядим «традиционалистскими» эскапистами и т.д.? Что, из-за этого нам уже не нужно ездить в Европу, любить хорошие машины, стремиться дать детям хорошее образование? Неужели этот «традиционализм» помешает пастуху Ване когда-нибудь все-таки починить крыльцо, его жене отвоевать у начальства газификацию, а его детям заинтересоваться компьютерами?

Катастрофизм, тем более, глобальный или национально-шовинистический — все это так глупо и примитивно. Эта страна пережила Сталина, пережила монголов, Ивана, пережила Петра. И вот теперь пришел маленький подполковник, и что, вы хотите сказать, что ему суждено поставить точку? Съесть страну и уничтожить ее лучших людей? Да слишком много чести для этого человека. Никуда страна не исчезнет, не исчезнет народ. Не для того этот народ жил столько столетий, не для того писали и творили его гении, чтобы пришел некто, похожий на нынешнего премьера, и похоронил страну. Разворовать, жизни людям поломать, или даже забрать жизнь у конкретных хороших людей, – да, на это они способны, а страну похоронить – нет, шалишь.

Речь не о том, что нет таких угроз, которые могут привести Россию к катастрофе. Есть, и их много. Но все, повторяю, все эти катастрофы, в том числе и природные, преодолеваются путем работы, нудной, кропотливой ежедневной работы, часто очень далекой от того, что понимают под красивыми словами «модернизация» и «спасение страны».

Всегда есть вероятность, что та или иная страна может погибнуть. Она очень маленькая эта вероятность, но она есть. Но что именно послужит определяющим моментом, какие именно угрозы фатальны, определить не может никто. Речь не о том, что всеобщая коррупция, повальное воровство, ложь и цензура не могут стать причиной разрушения страны. Конечно, могут. Я о другом. Я о том, что многие хорошие люди заняты нудным делом по доказыванию, что «без модернизации страна погибнет», что «коррупция разрушила страну», что в России господствуют «традиционалистские представления о власти». Я о предложенных президенту мерах по борьбе с коррупцией, по модернизации и пропаганде модерных ценностей.

Как может система, которая существует только благодаря коррупции, начать с ней бороться? Предложения, которые получает Медведев, всякие законодательные акты и прочие комиссии – все это, опять же, благоглупости. Не будет высшая власть с коррупцией бороться. Очки втирать – пожалуйста, а бороться — нет.

Бороться с ней могут, и уже борются, и будут бороться простые, обычные люди, в число которых могут попасть, хотя это и маловероятно, и крупные чиновники. Именно обычные люди своим честным трудом, пользуясь теми маленькими ручейками информации, которые до нас доходят, будут постепенно менять климат в стране. Это уже есть, и этот процесс будет нарастать. Так будет обязательно. Можно запугать одного судью Распопова, можно запугать многих судей, но нельзя уничтожить во всех судьях желания поступать по совести. Это желание природно и сидит во всех, уничтожить его нельзя. Можно купить одного известного журналиста, можно купить многих, но всех купить нельзя.

Общество – это самоизлечивающийся организм. Для того, чтобы не прекратился процесс самооздоровления нужно всего ничего: немного правдивой информации, возможности, пусть и ограниченной, публичности. Ну, и конечно, время. Сегодня у нас есть источники информации (а вот вопрос о наличии времени остается открытым). Сегодня журналисты и все заинтересованные знают не только правду власти и правду газеты «Твой день», но и правду Ходорковского, правду Чириковой, правду газеты «Коммерсант» и «Новой газеты», той же МК, правду сотен и тысяч блогеров. И эти интересующиеся информацией будут центрами распространения «нормальности».

Речь не о том, чтобы, получив правдивую информацию о разгоне демонстрации московским ОМОНом, геройским образом бросаться на представителей власти и физически бороться с «преступным режимом». Речь о том, чтобы перестать рассматривать себя как жертву «преступного режима», вынужденную быть или «героем-борцом», или обывателем-приспособленцем, пытающимся выжить.

Нужно привыкнуть к тому, что быть честным – это нормально. Это не героизм. За это не надо ждать поощрений и наград, это в порядке вещей, это в натуре человека. Судья Распопов, как и судья Данилкин, не геройский поступок должны были совершать, не «входить в историю», как почему-то очень многие призывали их сделать, имея в виду, что Ходорковского и Лебедева надо оправдать (выпустить по УДО).

Данилкин и Распопов могли остаться нормальными простыми профессиональными людьми, которые ложатся спать с чистой совестью, которые с чистой совестью просыпаются и делают свои маленькие и большие повседневные дела. Они могли просто остаться обычными судьями, творящими правосудие в меру своих способностей и понимания. Не героями, портреты которых вынесет либеральная оппозиция на следующий митинг в Москве или Питере, а скромными, делающими свое дело на своем месте судьями. Но они предпочли именно войти в историю и на всю свою дальнейшую жизнь остаться морально ущербными людьми, совершившими уголовное преступление. (Самое малое обвинение – сознательное причинение вреда здоровью – ст. 112 УК, ч.2, при отягчающих обстоятельствах: организованной группой; двум и более лицам.)

Ребята, нам надо понять, что в определенных обстоятельствах отказаться от судейской пенсии – это не героизм, это нормальный поступок для обычного среднестатистического судьи. Наталья Васильева, помощник судьи, смогла это понять.

Предугадать, что послужит непосредственным спусковым механизмом возможного развала страны не сможет ни один из современных «экспертов». Так же, как ни один из серьезных людей в 1916 году не смог бы назвать среди самых опасных врагов империи немецкие деньги, Ульянова, Троцкого, Сталина и Ко. А ведь уже и спасти ничего было нельзя, ничего бы не помогло, кроме одного: честной работы. Но и тогда, не спасать монархию надо было, мимоходом обделывая свои делишки, чем занималась придворная камарилья, а честно работать.

Вот, собственно, и все. Выводы простые: нам дана в руки прекрасная страна, огромная, богатая, разнообразно интересная. Мы пока не знаем, что с этим богатством делать и как им лучше распорядиться. Да, собственно, мы пока не знаем, и что нам делать с самими собой. Власть делает все возможное (в том числе, изучая нас и наш духовный мир и ценностные ориентации), чтобы мы и дальше не знали. Гибель народа, страны, языка на повестке дня не стоят.

Стоим пока мы сами в состоянии прострации и смотрим, как деловые люди выносят из нашего дома утварь, вывозят хлеб из амбаров, выводят скот, размечают и нарезают нашу землю, и все время обещают нас спасти и о нас позаботиться. Ну, постояли, и будет. Пора и в ум прийти. Не в смысле того, чтобы перебить «деловых людей», а просто, чтобы выйти из состояния изумления, а то ведь так не долго и окачуриться с голоду. Ведь нам надо жить, надо есть и пить, а для этого надо хлеб сеять и коров доить. А чтобы хлеб сеять, земля нужна и далее по списку.

 

Логика Путина в деле Навального: что будет дальше

Берлинский пациент превратился в российского сидельца — и не на пару дней или недель до суда, а, скорее всего, очень надолго. До 2020 года отношения Алексея Навального с российским политическим классом и силовой машиной были очень двусмысленными. Умение маневрировать и участие Навального во внутриэлитных войнах создали вокруг него ореол неуязвимости. Каждый раз, когда казалось, что ситуация дошла до края и теперь-то он точно получит реальный срок, в последний момент случалось «чудо».

Однако события последних шести месяцев полностью сломали этот привычный расклад. Фактически вступив в тесный альянс с Западом, Алексей Навальный перевел себя в совсем иную категорию политических фигур. Как и в свое время Березовский и Ходорковский, теперь в глазах российской власти Навальный — это враг, которого будут давить до его полной политической капитуляции.

Аресту Михаила Ходорковского осенью 2003 года предшествовали намеки олигарху на то, что, возможно, ему следует съездить проветриться за границу и задержаться там на довольно длительный срок. Одновременно оставшийся на службе у Путина высокопоставленный чиновник из состава ельцинской семьи представил Михаилу Борисовичу доказательства того, что он планомерно занимается скупкой депутатов Государственной думы. Ходорковский сделал вид, что он эти намеки не понял, и в результате был взят под стражу в аэропорту Новосибирска.

Задержанию Алексея Навального в аэропорту «Шереметьево», похоже, предшествовала схожая история. О том, что в конце минувшего декабря Федеральная служба исполнения наказаний объявила Навального в розыск, широкая публика узнала совсем недавно. Но вот адвокат самого Навального, по моим сведениям, был проинформирован практически сразу.

Выздоровевший берлинский пациент был поставлен перед выбором. Или вернуться и гарантированно попасть за решетку, или остаться за границей и превратиться, подобно Ходорковскому в его нынешней ипостаси, в фигуру, способную оказывать лишь периферийное влияние на российскую политику.

Алексей Навальный выбрал вариант повышения ставок и эскалации своего конфликта с российской властью. Это, в свою очередь, поставило официальную Москву перед дилеммой, которую блестяще описал в социальных сетях известный публицист и историк Петр Романов: «Главное, что удалось Навальному, каким бы микроскопическим ни был его реальный электоральный вес на данный момент, это поставить власть в крайне неудобное положение. Очередная классическая формула: «Казнить нельзя помиловать». Либо Навальный становится мучеником, а для власти это плохо. Либо власть проявляет слабость, и это тоже для нее плохо». 

Согласен с подобным анализом ситуации — за одним очень важным исключением. Проявить слабость — это для российской власти не «тоже плохо». Проявить слабость — это сделать гигантский шаг к тому, чтобы перестать быть властью.

В понедельник, 18 января, Алексей Навальный был арестован на 30 суток, до 15 февраля. Он будет находиться под арестом в ожидании суда, который решит, уклонялся ли Навальный от контроля ФСИН по отбыванию условного срока по делу «Ив Роше». Суд состоялся в отделе полиции в Химках, куда Навального доставили после задержания в аэропорту «Шереметьево». Фото: Кадр из видео

Назовите это цинизмом или политическим реализмом, не важно. Но наша история раз за разом доказывала: жители России готовы простить своей власти все что угодно, но только не слабость (смотри судьбу Горбачева, Николая II, Керенского и многих других). Любой противник, настаивающий на своем фронтальном «состязании воль» с Кремлем, должен подобное состязание непременно получить. Именно это и произошло с Алексеем Навальным сразу после его приземления в Москве.

Итак, фигуры на политической шахматной доске расставлены для новой партии. Как эта партия будет развиваться? На стороне Навального будет самым активным образом играть коллективный Запад. Собственно, это тоже уже происходит. Считаные минуты спустя после задержания бывшего берлинского пациента в «Шереметьево» на Кремль обрушился поток ультимативных требований различных западных политиков: немедленно отпустите, извинитесь, покайтесь и прочая и прочая.

Однако мощная политическая и информационная поддержка Запада — это для Навального палка о двух концах. В случае, когда речь идет о принципиально важных для путинского Кремля вопросах, все западные ультимативные требования отскакивают от него словно горох от стенки.

Например, начиная с 2014 года те же самые западные политики (или, если быть более точным, их предшественники или предшественники их предшественников) не менее строго требуют от Путина «немедленно вернуть Крым». И что? Да ничего. «Возвращать Крым» по-прежнему никто не собирается. В случае с Навальным эффект от американских и европейских ультиматумов будет точно таким же.

Кстати, западные политические стратеги, скорее всего, полностью осознают всю тщетность своих призывов. Еще раз повторюсь: политика — дело циничное. Реальная цель западных требований заключается не столько в освобождении Навального, сколько в их попытках использовать тему его задержания в качестве рычага давления на Кремль и инструмента раскачивания политической ситуации в России.

Это дает в руки российской власти совершенно очевидные козыри, которыми она уже пользуется и будет и дальше пользоваться без колебаний. Суть стратегии Кремля в отношении Навального Владимир Путин обнародовал еще на своей большой пресс-конференции в прошлом году, фактически объявив его «западным агентом». Плотная опека соответствующих западных служб во время нахождения Навального в Берлине уже давно не является ни для кого секретом. Но я принципиально не буду рассуждать на тему, кто чей агент, а кто нет. Вместо этого скажу о другом. Во время пребывания в Германии Навальный допустил несколько ошибок, которые резко увеличили его политическую уязвимость. Главной из этих ошибок я считаю следующий обмен репликами в ходе его интервью журналу «Шпигель»: «Вопрос: «Должна ли Германия остановить «Северный поток-2»? Ответ: «Это дело Германии. Решайте сами!» 

«Северная поток-2» — это не какая-нибудь там «путинская игрушка», а подвергающийся сейчас мощной атаке со стороны США инструмент продвижения российских национальных интересов, который сохранит свою важность и значимость, кто бы ни находился у власти в Москве. Поэтому, если Запад воспользуется приведенным выше советом и «сам решит» ввести против России новые санкции в связи с произошедшим в «Шереметьево», это лишь усилит эффект кремлевских заявлений о связях Навального с «подозрительными иностранцами». Короче, реально Запад Навальному ничем помочь не может — даже если бы у него всерьез наличествовало подобное желание.

Реальную важность имеет лишь то, что будет происходить на российской внутриполитической сцене, в российском общественном мнении. И общая внутриполитическая тактика Навального, и общая внутриполитическая тактика власти в принципе ясны. Навальный будет всячески пытаться превратиться в «российского Манделу». Власть в ответ на это будет указывать, что кроме того, что Навальный — «иностранный агент», он еще и «обычный уголовник». Вся интрига заключается в конкретике: какой из сторон удастся более грамотно разыграть свои карты и добиться успеха в информационной войне? Насколько активно власть будет действовать в плане демонтажа политической и организационной инфраструктуры команды Навального по примеру того, как это в свое время делалось в отношении команды Ходорковского?

Твердо ясно одно: в российской внутренней политике вновь наступают «интересные времена». Скучно и блекло в обозримом будущем точно не будет.

Кадры встречи Навального в Москве: что творилось во Внуково

Смотрите фотогалерею по теме

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28460 от 19 января 2021

Заголовок в газете: Логика Путина в деле Навального

Предупредительные выстрелы в Черном море: что будет дальше

https://ria.ru/20210623/vystrely-1738291194.html

Предупредительные выстрелы в Черном море: что будет дальше

Предупредительные выстрелы в Черном море: что будет дальше — РИА Новости, 23.06.2021

Предупредительные выстрелы в Черном море: что будет дальше

Россия постоянно напоминает Западу о недопустимости провокаций — но никогда еще жизнь так быстро не подтверждала наши слова. Утром в среду на Московской… РИА Новости, 23.06.2021

2021-06-23T18:00

2021-06-23T18:00

2021-06-23T18:08

авторы

киев

севастополь

великобритания

владимир путин

нато

валерий герасимов

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e5/06/17/1738290448_0:0:2554:1437_1920x0_80_0_0_817bfe51c11130e64b1ebe4c37616283.jpg

Россия постоянно напоминает Западу о недопустимости провокаций — но никогда еще жизнь так быстро не подтверждала наши слова. Утром в среду на Московской конференции по международной безопасности глава Генштаба Валерий Герасимов заявил, что «действия кораблей США и их союзников у российских границ носят явно провокационный характер», и привел несколько прошлогодних примеров. В том числе и с британским эсминцем «Дрэгон», в октябре прошлого года прошедшим в двух километрах западнее Севастополя с нарушением правил мирного прохода через территориальные воды России, то есть с включенными РЛС.Не прошло и двух часов с момента выступления Герасимова, как все повторилось, практически в том же месте и с похожим британским эсминцем. На сей раз мимо Севастополя шел «Дефендер». Но после того как он пересек российскую границу и на три километра прошел к мысу Фиолет, наши открыли огонь. Нет, не по самому крейсеру — сначала предупредительные выстрелы произвел пограничный сторожевик, а потом Су-24 провел предупредительное бомбометание по курсу движения «Дефендера». После этого британский корабль покинул границы российского территориального моря.Инцидент закончился вызовом сначала британского военного атташе в Минобороны, а потом и посла Великобритании в МИД. Даже Владимир Путин не удержался от косвенного комментария произошедшего — попросив министра обороны Шойгу провести «очередные соревнования по боевому самбо на одном из боевых кораблей Черноморского флота».Что это вообще было? Очередная провокация — которую, британцы, естественно не признают за таковую. Более того, они отрицают даже сам факт предупредительных выстрелов — мол, никто по направлению движения эсминца не стрелял, это русские проводили артиллерийские учения, а мы просто «совершали мирный проход через территориальные воды Украины в соответствии с международным правом». Ну да, конечно — а если украинское правительство попросит освободить от «русской оккупации» Севастополь, британский флот попытается высадить там десант? Как в Крымскую войну?Шутки-шутками, но подобные провокации не имеют никакого разумного оправдания. Великобритания и НАТО в целом хотят напомнить России, что не признают Крым российским? Мы в курсе их мнения. Вот только дразнить русских у их границ (да еще и почти ровно в 80-ю годовщину начала Великой Отечественной войны) — очень глупая затея.Таковой являются и все учения Sea Breeze, которые НАТО начинает на следующей неделе в Черном море у украинского побережья. Именно в них и будет участвовать британский «Дефендер», как и еще четыре десятка кораблей стран альянса (в том числе и американского Шестого флота). Цель учений — «повышение уровня совместимости вооруженных подразделений Украины и США вместе с государствами — партнерами НАТО». Москва призывала Вашингтон отказаться от учений, в том числе из-за «повышения риска непреднамеренных инцидентов». Но, может быть, кто-то сознательно идет на провокации?Речь не о Киеве — там действительно рады любому обострению между Западом и Россией. Нет, речь о британцах и американцах — чего они ищут у берегов Севастополя?Думают, что Россия не будет отвечать на нарушения территориальных вод? Но мы уже неоднократно отвечали на провокации в Черном море достаточно жестко — теперь вот дело дошло и до предупредительной стрельбы. Хотят, чтобы Россия обстреляла уже сам корабль-нарушитель? При продолжении провокаций даже такой сценарий не представляется невозможным — но что это даст НАТО? Кроме возможности в очередной раз заявить об агрессивной России, что в практическом плане это принесет? Станет поводом для войны? Конечно нет — англосаксы не собираются сами нападать на Россию, тем более в Черном море.Провокации имеют другую цель — держать нас в напряжении, демонстрируя свое намерение не сбавлять давления. Тем же самым атлантисты занимаются и в Тихоокеанском регионе — только уже с Китаем. Периодические проходы американских военных кораблей через Тайваньский пролив и рейды в Южно-Китайское море призваны продемонстрировать Пекину военное превосходство Штатов и их союзников. Знайте свое место, говорят китайцам и русским. Даже не думайте о захвате Украины или Тайваня! Сорок натовских военных кораблей в Черном море — что вы можете им противопоставить?Только то, что и восемьдесят лет назад: наше дело правое, победа будет за нами. Только на этот раз без боевых действий, потому что воссоединение с Украиной (как и Китая с Тайванем) произойдет мирным путем. Потому что это наша земля — и мы не будем воевать между собой на радость англосаксонским манипуляторам. Мы просто нарастим свои силы и окончательно отгоним их от наших границ, от границ русского мира. Предупредительными выстрелами.

https://ria.ru/20210623/korabl-1738233635.html

https://ria.ru/20210623/intsident-1738278560.html

https://ria.ru/20210623/marshrut-1738290468.html

https://ria.ru/20210623/esminets-1738266075.html

киев

севастополь

великобритания

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Петр Акопов

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e4/04/0d/1569984858_0:130:960:1090_100x100_80_0_0_07fd8ba5bb0166d714951356c555373e.jpg

Петр Акопов

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e4/04/0d/1569984858_0:130:960:1090_100x100_80_0_0_07fd8ba5bb0166d714951356c555373e.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e5/06/17/1738290448_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_31dbb06c210a63f0c01b9d57c4b23fda.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Петр Акопов

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e4/04/0d/1569984858_0:130:960:1090_100x100_80_0_0_07fd8ba5bb0166d714951356c555373e.jpg

авторы, киев, севастополь, великобритания, владимир путин, нато, валерий герасимов, россия, инцидент с британским эсминцем у крыма

Гражданам в РФ разъяснили, что будет дальше с ценами на продукты

Экономист Селянин объяснил, как будут вести себя дальше цены на продукты, а также рассказал, какие факторы в нашей стране влияют на повышение стоимости овощей, растительного масла и другой сельскохозяйственной продукции.

Экономист Константин Селянин в беседе с интернет-порталом «Е1» рассказал, как изменятся цены на продукты в ближайшее время.

По словам специалиста, чтобы давать какой-либо прогноз, следует понимать, что происходит с ценами на продукты в настоящее время, и по какой причине они растут.

Фото: baltphoto

Как отметил Селянин, на увеличение  стоимости продуктов влияют как внешние, так и внутренние факторы.

К внутренним относится серьёзный рост себестоимости продуктов для самих фермеров и сельскохозяйственных производителей из-за девальвации рубля и подорожания горючего. Ведь технику и семена в нашей стране, как правило, привозят из-за рубежа, а различные программы импортозамещения в действительности не работают.

Негативным образом на себестоимости продуктов сказываются и неблагоприятные погодные условия, неурожаи, ситуация с коронавирусом, а также нехватка тружеников из стран ближнего зарубежья.

К внешним факторам, влияющим на повышение цен, эксперт отнёс контрсанкции. По убеждению Константина Селянина, в текущей ситуации жителям нашей страны не помешали бы яблоки и картофель из Польши.

Фото: baltphoto

При этом основной причиной роста цен экономист считает госрегулирование рынка, которое, по его мнению, является неумелым и неуклюжим. Ведь тот факт, что подсолнечное масло начнёт серьёзно дорожать, был известен ещё летом 2020 года, когда выросли мировые цены на пшеницу, подсолнечник и рапс. Однако в нашей стране начали принимать меры по сдерживанию цены на подсолнечное масло только в декабре прошлого года.

Кроме того, сейчас ситуация с ростом цен на продукты усугубится и различными неблагоприятными погодными условиями в виде аномальной жары, затоплений и бушующих в ряде регионов пожаров.

Что касается дальнейшего роста цен, то Селянин считает, что в связи с появлением нового урожая в ближайшее время стоимость большинства продуктов останется прежней или несколько понизится.

Однако, согласно прогнозу экономиста, новый скачок цен может произойти уже весной 2022 года. Больше всего, по мнению Селянина, подорожают молочные продукты и курица.

Россия, Путин и Алексей Навальный: что будет дальше?

ОМОН во время несанкционированной акции в поддержку Алексея Навального в центре Москвы 2 февраля 2021 года.

Михаил Терещенко | ТАСС | Getty Images

Заключение в тюрьму лидера оппозиции Алексея Навального в России было широко ожидаемым российскими наблюдателями, но эксперты говорят, что дальнейшие действия, вероятно, будут зависеть от импульса протестов в поддержку Навального, от того, решит ли Запад наказать Россию и как Кремль реагирует на растущие волнения в стране.

Навальный, которого считают одним из самых известных критиков Путина, был приговорен во вторник к трем с половиной годам тюремного заключения за нарушение условий условно-досрочного освобождения. Обвинения, которые он и его команда утверждали, были сфабрикованы и политически мотивированы.

Судья постановил, что год, который Навальный уже провел под домашним арестом (около 10 месяцев), вычтут из срока его заключения. Команда защиты Навального заявила, что будет обжаловать решение суда.

Протесты по поводу первоначального задержания Навального в середине января и сразу после его возвращения в Россию из Германии, где он с лета прошлого года лечился от отравления нервно-паралитическим веществом, прошли по всей России в течение последних двух выходных и снова во вторник. за пределами Московского суда, в котором был вынесен приговор.

Решение было широко осуждено западными правительствами, но США и Европа на данный момент не стали угрожать дальнейшими санкциями в отношении России, призывая к немедленному и безоговорочному освобождению Навального.

Сенатор США Митт Ромни, штат Юта, намекнул в своем твите, что могут быть наложены дополнительные санкции против России, которая уже действует в условиях западных ограничений из-за аннексии Крыма в 2014 году у Украины и вмешательства в выборы в США в 2016 году, в том числе другие проступки.

Тимоти Эш, старший стратег по развивающимся рынкам в Bluebay Asset Management, полагает, что грядут новые санкции.

«Возможно, мы не увидим эту акцию на этой неделе, она может занять недели / несколько месяцев, но я думаю, когда она произойдет, мы будем удивлены ее масштабом / масштабом», — сказал Эш по электронной почте.

«Это не случай частичного подхода, а большой картины, объединенного / целостного подхода к противодействию угрозе, исходящей от России. И нанесение серьезного удара по России с самого начала — чтобы Путину было ясно, мы знаем, что вы делаете , мы отметили вашу карту, мы знаем, что вы понимаете только силу / силу, и вот она.

Эш сказал, что он ожидает «скользящего подхода к противодействию наступательной кампании Путина против западных либеральных рыночных демократий».

Еще протесты? может также оказать влияние на динамику про-навальных протестов в России.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил, что полиция имела оправдание в использовании жестких методов для разгона протестов сторонников Навального, собравшихся у здания суда в Москве. где проходило слушание.

Песков также сказал, что призывы союзников Навального к россиянам выйти на улицы после его ареста во вторник были провокацией, сообщает Reuters. По данным мониторинговой группы «ОВД-Инфо», во вторник были задержаны более 1400 сторонников Навального в 10 городах.

США, Германия и Франция являются одними из тех западных стран, которые осудили насилие против протестующих в России и призвали к немедленному освобождению Навального.

Россия отвергла эту критику, защищая реакцию полиции на протесты и обвиняя западные страны в двойных стандартах.

«Что касается событий, происходящих в России, и не только с Навальным, освещение Запада носит избирательный и односторонний характер», — заявил в среду на пресс-конференции министр иностранных дел России Сергей Лавров, сообщает ТАСС.

«Та истерия, которую мы слышали по поводу судебного процесса по делу Навального, стала чрезмерной», — добавил он.

Дараг Макдауэлл, главный аналитик компании Verisk Maplecroft по анализу рисков по России, сказал, что приговор и тюремное заключение Навального станет «мощным ударом по оппозиции, которая потеряла одного из своих самых эффективных организаторов и коммуникаторов.«

Движение было подавлено еще больше, так как другие члены национальной организации Навального также подвергались арестам и задержаниям, — отметил он, — и могут ли протесты продолжаться на нынешнем уровне — неизвестно.

« Ключевой вопрос заключается в том, будут ли Нынешняя волна протестов, вызванная арестом Навального, достигла точки, когда они самоподдерживаются и будут продолжаться даже после того, как он и его команда будут удалены с поля. Безусловно, решение о заключении его в тюрьму может спровоцировать, по крайней мере, краткосрочный всплеск уличных протестов, сопровождаемый соответствующим увеличением арестов и агрессивной жестокостью полиции », — отметил Макдауэлл.

Политический тупик

Эксперты предупреждают, что Путина больше беспокоит то, что наблюдаемые до сих пор протесты также отражают недовольство населения правящим классом России, широко распространенную коррупцию и клептократию, а также снижение уровня жизни.

Макдауэлл сказал, что «серьезным поводом для беспокойства Кремля должно быть то, что протесты, спровоцированные арестом Навального, в большей степени являются результатом долгосрочной социальной и экономической стагнации … демонстранты не так сильно движимы политической программой Навального. поскольку они являются общим чувством усталости от статус-кво.«

Несмотря на явное отсутствие политической альтернативы Путину, которого Макдауэлл считал не подверженным какой-либо неминуемой опасности свержения», его политический режим основан не столько на активной поддержке, сколько на терпимости и принятии, и, похоже, население России быстро приближается к своим пределам ».

Протестующие держат плакат с надписью« СВОБОДНЫЙ НАВАЛЬНЫЙ », когда около 2500 сторонников российского оппозиционного политика Алексея Навального маршируют в знак протеста с требованием его освобождения из тюрьмы в Москве в январе.23 февраля 2021 года в Берлине, Германия.

Омер Мессинджер | Новости Getty Images | Getty Images

Этого мнения поддержал Кристофер Гранвиль, управляющий директор по региону EMEA и глобальным политическим исследованиям TS Lombard, но он предупредил о потенциальной «тупиковой ситуации» между Кремлем и оппозицией.

«Основная причина нынешнего политического брожения в России заключается в том, что длительное правление Владимира Путина вступает в свою завершающую фазу. Этот финал не только не устраняет неопределенности (даже за счет более острой краткосрочной турбулентности), но и, скорее всего, затянется. , с усилением социальной напряженности и поляризации «, — сказал он во вторник в записке.

Гранвиль сказал, что его удручающие перспективы для России, которые также негативны для перспектив экономического роста страны и оценки активов, «проистекают из ключевой особенности вызова правящему истеблишменту Путина со стороны Алексея Навального: тупиковой ситуации».

«База поддержки каждой из сторон в российском обществе слишком прочна, чтобы позволить быстрые или легкие победы. Убрать Навального с доски, будь то убийство или, как сейчас, лишение свободы, — не« решение »: это далеко не какой-то культ личности, движение, которое он оживил, знаменует смену поколений.База Путина, по-прежнему многочисленная, тем временем скреплена рациональными опасениями нестабильности «, — сказал он. спровоцировали митинги арест и заключение в тюрьму известного критика Кремля Алексея Навального и публикация на YouTube его широко просматриваемого видео с разоблачением коррупции «Дворец Путина». Неудивительно, что силы безопасности агрессивно подавили протесты, задержав тысячи протестующих.

Насколько значительны протесты? И есть ли более широкие последствия для политической стабильности в России?

Во-первых, чтобы представить это в перспективе, это не «цветная революция», как это произошло в других бывших советских республиках или государствах-сателлитах. У протестующих в Москве и других регионах России нет серьезных надежд или перспектив свержения правительства.

Навальный — прирожденный политик, наиболее известный как антикоррупционный активист. Он умеет использовать социальные сети для пропаганды своего дела и мобилизации поддержки.Он эффективно общается с более молодыми россиянами.

Однако пока не ясно, имеют ли Навальный или вдохновляемые им протестующие последовательные реформы, помимо борьбы с коррупцией внутри правящей элиты и выражения широкого стремления к переменам.

Навальный важен, потому что он олицетворяет и стимулирует растущее политическое сознание и заметное, хотя и начальное, стремление к переменам, особенно среди молодых горожан.

Протесты не представляют реальной угрозы для режима Путина — по крайней мере, на данный момент.От них также не ожидается начала периода политической нестабильности. Отсутствие политической конкуренции, не говоря уже о любой организованной оппозиции, затрудняет превращение уличных беспорядков в эффективные политические изменения в России.

У Кремля есть сила воли и способность подавлять инакомыслие через свой всепроникающий аппарат безопасности. У него также есть достаточный бюджетный запас, если он того пожелает, чтобы ослабить кошелек и умиротворить недовольное население экономическими безделушками. И режим может рассчитывать на традиционную апатию и непреодолимое стремление к порядку и стабильности среди большинства россиян.Рассказы о коррупции в правящей элите не новость для россиян, давно привыкших к отношениям «мы» и «они» со своими лидерами.

Но это не значит, что протесты неважны — отнюдь нет.

Что поразило, так это не столько размер митингов (по сравнению, скажем, с протестами зимой 2011–2012 годов), сколько их масштаб, охватывающий обширную территорию России, и участие многих протестующих впервые.

Более того, видео Навального явно задело Кремль нерва.Он высмеивал Путина, подчеркивая его тщательно культивируемый имидж «доброго царя», стоящего над схваткой корыстных и неэффективных придворных вокруг него. Это, возможно, ставит под угрозу репутацию и доверие Путина и даже подрывает его легитимность среди простых россиян.

То, что протесты потрясли Кремль, ясно из их необычной резкости при подавлении протестов и по заключению в тюрьму Навального — чего они раньше избегали. Такой подход может иметь неприятные последствия и повысить авторитет Навального, превратив его в политического мученика.Но именно так авторитарный режим — небезопасный и опасающийся потери контроля и, возможно, начинающий верить своей собственной пропаганде о внушаемых извне угрозах — обычно реагирует на предполагаемые вызовы. Тонкости улетучиваются.

Алексей Навальный появляется на экране Московского областного суда по видеосвязи из следственного изолятора № 1 Москвы во время судебного заседания по апелляции на его арест 28 января 2021 года (Александр Неменов / AFP через Getty Images)

Более того, протесты вызывают более широкую волну растущего недовольства в России.Это связано с неудовлетворенностью, вызванной стагнацией экономики и снижением реальных располагаемых доходов (снижение более чем на 10% с 2013 года). Россияне страдают, особенно пожилые люди (основная часть Путина), от роста цен и низких пенсий. Государственные больницы и школы страдают от недофинансирования. Но также заметно растущее разочарование, особенно среди молодежи, по поводу повсеместной несостоятельности российского руководства после 20 лет правления Путина. Русские сравнивают это с недугом и застоем ( застой ) поздних брежневских лет начала 1980-х годов.

С точки зрения Кремля, все это не предвещает ничего хорошего для предстоящих в сентябре парламентских выборов. Хотя исход этой управляемой политической системы не вызывает сомнений, выборы по-прежнему важны как барометр общественного мнения, измеряемого явкой и тем, насколько убедительно действует правящая партия «Единая Россия». Сторонники Навального, вероятно, попытаются повторить тактическую стратегию голосования, успешно примененную против кандидатов от Единой России на региональных выборах 2019 и 2020 годов.

Кремль также будет беспокоить, что протесты могут усложнить процесс политических преобразований (включая конституционные изменения и установление более технократического правительства), начатый в прошлом году и призванный повысить шансы Путина остаться у власти после 2024 года, независимо от того, останется ли он президентом или другим. влиятельная позиция (например, руководство обновленным государственным советом).

Таким образом, протесты не представляют непосредственной опасности для Кремля, но, тем не менее, являются этапом постепенного, но неумолимого процесса.Навальный важен, потому что он олицетворяет и стимулирует растущее политическое сознание и ощутимое, хотя и зарождающееся, стремление к переменам, особенно среди молодых горожан.

Инерция — мощная сила в России, поэтому изменения, скорее всего, будут происходить медленно — и, скорее всего, будут результатом махинаций внутри правящей элиты, а не беспорядков на улицах Москвы. Однако, по правде говоря, никто не знает, что произойдет. А учитывая непрозрачный характер российской политики, не исключено, что изменения могут произойти быстрее и неожиданно.

Вот что произойдет, если Путин будет править Россией еще 12 лет

Несмотря на то, что Путин продержался у власти дольше, новая конституция также установит ограничения и баланс между различными руководящими органами России в попытке уменьшить исполнительную власть возможного преемника Путина. Эти поправки включают более строгое соблюдение ограничений на срок президентских сроков, а это означает, что будущие российские президенты смогут отбыть только два срока в течение своей жизни. Они также перекладывают ответственность за назначение определенных должностей в кабинете министров — в первую очередь тех, которые связаны с экономикой России — на Государственную Думу России, а не на президентство, которое сохранит за собой право назначать министерства, связанные с безопасностью и внешней политикой.Такое разделение ответственности заставит различные ветви власти активно сотрудничать, чтобы получить доступ к ресурсам власти России.

Что еще могут принести 12 лет

Путин остается неопределенным в своих намерениях, хотя многие ожидают, что он будет добиваться переизбрания в соответствии с новыми правилами. Не имея четко обозначенного преемника, он, вероятно, будет добиваться другого срока, чтобы подготовить замену. Если он не сможет найти подходящего преемника за эти четыре года, есть большая вероятность, что Путин снова может баллотироваться в 2030 году.

Его вероятное переизбрание будет способствовать стабильности в управляемой государством экономике России, поскольку Москва делает упор на стимулирование внутреннего роста, диверсификации и самообеспеченности. Внешняя политика России также будет по-прежнему вращаться вокруг цели Путина восстановить Россию как великую державу.

  • По мере того, как обычная военная мощь России ослабевает, Путин уделяет приоритетное внимание ядерному потенциалу и сдерживающим возможностям России, одновременно поддерживая отдельных союзников по всему миру военной и финансовой помощью.
  • Москва уже пыталась уменьшить свою зависимость от углеводородного сектора, уделяя больше внимания развитию высокотехнологичных возможностей, при этом различные государственные организации возглавляют усилия по развитию квантовых вычислений и искусственного интеллекта.
  • Политика Путина также будет по-прежнему приводить к потенциальной эскалации и противостоянию в конфликтах через посредников на Украине, в Иране и Сирии.

Однако возраст и общее состояние здоровья Путина в ближайшие двенадцать лет могут поставить под угрозу эту стратегию.В 67 лет его внимание к физической форме и очевидному крепкому здоровью позволило ему достичь и, вероятно, преуспеть в средней продолжительности жизни российских мужчин (68). Однако оставшиеся четыре года его нынешнего срока в сочетании с перспективой еще двенадцати лет у власти сделают ему 83 года к концу последнего срока, что значительно повысит риск кризиса со здоровьем или даже его смерти. в то время как в офисе.

Несколько осей перехода

Сдвиг следующей смены президента России на 2036 год чреват ослаблением руководства Кремля в то время, когда страна уже, как ожидается, столкнется с серьезным экономическим и демографическим кризисом.Примерно к 2035 году в России начнется следующее значительное сокращение численности работающего населения, что усугубит дисбаланс в социальных расходах и экономическом потенциале. Примерно в то же время ожидается существенное сокращение добычи углеводородов в России. Министерство энергетики России прогнозирует падение производства на 40 процентов к 2035 году, что серьезно скажется на государственных доходах и мощностях промышленности. Правопреемство в 2036 году может привести к передаче централизованной власти, которой руководил Путин, а также ослабить консенсус и институциональное сотрудничество, необходимые для решения этих проблем, за счет развязывания конкуренции между различными торгово-промышленными фракциями страны, организациями безопасности и политическими фракциями.

Поскольку российские войска остаются на границе с Украиной, официальные лица Байдена видят сообщение

ВАШИНГТОН — Россия вывела всего несколько тысяч военнослужащих с границы с Украиной, заявили высокопоставленные официальные лица администрации Байдена, несмотря на сигналы из Москвы в прошлом месяце о том, что она набирает номер напряженность в нестабильном регионе.

Высокопоставленные представители министерства обороны заявили, что около 80 000 российских военнослужащих оставались на различных участках границы страны с Украиной, что по-прежнему является крупнейшей силой, которую Россия накопила там с тех пор, как Москва аннексировала Крым в 2014 году.

Российские военные действительно приказали некоторым подразделениям вернуться в свои казармы к 1 мая — и они действительно отошли от границы, — заявили официальные лица. Но многие подразделения оставили свои грузовики и бронетехнику, сигнал о том, что они могут вернуться, если президент России Владимир Путин решит развернуть их снова.

Президент Байден заявил во вторник, что он «надеялся и ожидал», что он встретится с г-ном Путиным во время июньской поездки в Европу, включая участие в саммите НАТО в Брюсселе.Администрация объединила предложение о встрече, что является важным символом продолжающегося влияния Москвы на мировой арене, с ужесточением санкций в отношении России за ее кибератаки, вмешательство в выборы, угрозы в адрес Украины и отравление лидера оппозиции Алексея А. Навального. .

Представители администрации заявили, что они воспринимают устойчивое присутствие войск на границе с Украиной как сообщение от г-на Путина о том, что он может сопоставить — и фактически превзойти — количество военнослужащих, принимающих участие в учениях США и НАТО в Европе.Учения под руководством США под названием Defender Europe официально начались во вторник. В него входят около 28 000 военнослужащих из Соединенных Штатов и европейских союзников, участвующих в маневрах в течение следующих двух месяцев через Албанию и другие части Восточной Европы у порога г-на Путина. А в следующем месяце НАТО проведет еще одно учение под названием «Стойкий защитник 21» в Румынии и Португалии.

Ознакомьтесь с законопроектом об инфраструктуре

    • Пакет на один триллион долларов принят. Сенат 10 августа принял обширный пакет двухпартийной инфраструктуры, завершивший недели интенсивных переговоров и дебатов по крупнейшим федеральным инвестициям в стареющую систему общественных работ страны за более чем десятилетие.
    • Финальное голосование. Окончательный результат голосования в Сенате: 69 против 30. Закон, который еще должен быть принят Палатой, затронет почти все аспекты американской экономики и укрепит реакцию страны на потепление на планете.
    • Основные направления расходов. В целом, двухпартийный план сосредоточен на расходах на транспорт, коммунальные услуги и очистку от загрязнений.
    • Транспорт . Около 110 миллиардов долларов пойдут на дороги, мосты и другие транспортные проекты; 25 миллиардов долларов на аэропорты; и 66 миллиардов долларов на железные дороги, что дает компании Amtrak наибольшее финансирование с момента ее основания в 1971 году.
    • Коммунальные предприятия . Сенаторы также включили 65 миллиардов долларов, предназначенных для подключения труднодоступных сельских общин к высокоскоростному Интернету и помощи горожанам с низкими доходами, которые не могут себе этого позволить, и 8 миллиардов долларов на западную водную инфраструктуру.
    • Очистка от загрязнения : Примерно 21 миллиард долларов пойдет на очистку заброшенных колодцев и шахт, а также участков Суперфонда.

Военные аналитики отметили, что развертывание войск г-на Путина явно предназначалось для того, чтобы быть видимым, как попытка поиграть мускулами и часть стандартной оперативной процедуры Кремля, особенно в начале нового американского президентства. По словам официальных лиц, Путин вполне может искать способы проверить решимость Байдена.Но опасность состоит в том, что любое наращивание военной мощи может выйти из-под контроля или спровоцировать более глубокий кризис.

«Для всех совещательных стратегий существует постоянный риск того, что что-то пойдет не так, сигналы будут неправильно истолкованы», — сказал Ян Лессер, вице-президент Немецкого фонда Маршалла. «Самолет мог быть сбит. Что-то могло случиться ».

Американские официальные лица говорят, что они по-прежнему не уверены, в чем именно заключаются цели г-на Путина при наращивании численности войск или в его решении до сих пор не доводить до конца объявление о выводе войск.Эта двусмысленность могла быть частью расчетов российского лидера.

«Они сохранили довольно смертоносные силы в регионе и отвели лишь некоторые силы», — сказал генерал-майор Майкл С. Репасс, бывший командующий силами специальных операций США в Европе, который теперь является советником по специальным операциям НАТО. в Украину.

«Это говорит мне о том, что они могут захотеть вернуться позже, когда время и обстоятельства будут более выгодными для России», — сказал генерал Репасс. «Это повторится снова.”

Государственный секретарь Энтони Дж. Блинкен прибудет в Киев в четверг, «чтобы подтвердить непоколебимую поддержку США суверенитета и территориальной целостности Украины перед лицом продолжающейся агрессии России», — заявил в заявлении пресс-секретарь Госдепартамента Нед Прайс. . Но г-н Блинкен также будет искать способы снизить температуру в регионе, заявили официальные лица. Он расскажет об амбициях Украины в отношении НАТО — Киев хочет присоединиться к альянсу, что вызовет гнев в Москве.

«Крупные учения НАТО почти наверняка повлияли на решение России сохранить значительное присутствие войск на российско-украинской границе», — сказал Джеймс Дж. Ставридис, адмирал в отставке и бывший командующий НАТО. «Послание Владимира Путина простое: Украине не следует даже думать о членстве в НАТО. НАТО не должно его предлагать. Любое движение в этом направлении приведет к вмешательству России ».

Некоторые американские официальные лица говорят, что развертывание войск в основном направлено на то, чтобы показать блеф Соединенных Штатов и Европы — и дать понять Киеву пределы поддержки Запада.По словам этих официальных лиц, Россия хочет вызвать реакцию Запада, но реакцию, которая не оправдает надежд украинского правительства.

Россия, возможно, уже достигла этой цели. Соединенные Штаты заявили, что готовы ввести новые санкции против Москвы, и выразили решительную поддержку Украине. Но администрация г-на Байдена не предприняла никаких шагов для продвижения к членству в НАТО или значительного увеличения военной помощи Киеву.

Водоснабжение Крыма остается ключевым моментом трений.Если Россия вторгнется на территорию, которая больше контролируется Украиной, это может быть связано с ослаблением жесткого контроля над крымским водоснабжением, который Украина ввела после аннексии 2014 года.

Высокопоставленные американские чиновники считают, что вторжение в систему водоснабжения остается реальной угрозой. Москва играла с границами оккупированных территорий в других местах; Российские войска регулярно меняют границу своего контроля на оккупированные части Грузии.

Но проблема с водой назревает уже семь лет, и Россия никогда не делала таких шагов, чтобы захватить контроль над водоснабжением.Переезд из Крыма в другие части украинской территории вызвал бы резкую реакцию со стороны международного сообщества, и российские власти должны были бы решить, стоит ли это затрат, как в финансовом, так и в дипломатическом плане.

Андреа Кендалл-Тейлор, научный сотрудник Центра новой американской безопасности и бывший высокопоставленный сотрудник разведки, специализирующийся на России, сказала, что любая операция Москвы по установлению контроля над водоснабжением будет затруднена. «Это требует, чтобы российские войска захватили его, разместили в нем гарнизон и сохранили контроль над ним, что в долгосрочной перспективе будет дорого обходиться», — сказала она.

Москва была напугана предполагаемым переходом украинского правительства к более антироссийской политике, сказала г-жа Кендалл-Тейлор. «Действия России в первую очередь направлены на то, чтобы оказать давление на украинцев, а также попытаться выявить пределы того, что США и Европа будут делать для Украины», — сказала она.

Администрация Байдена может увеличить военную помощь Украине для противодействия Москве. Но это, опять же, требует баланса, заявили высокопоставленные представители администрации. Хитрость заключается в том, чтобы укрепить украинскую армию так, чтобы вторжение России выглядело утомительным, но не в усилении вооруженных сил до такой степени, что Россия почувствует угрозу и должна действовать.

Эрик Шмитт предоставил отчеты.

Президент России угрожает своему народу и соседям

O NE MAN управляет полицейским государством. Другой заперт и близок к смерти. Тем не менее Владимир Путин опасается своего узника. Алексей Навальный может быть физически слабым: после почти месяца голодовки 19 апреля его перевели в тюремную больницу, возможно, за принудительное кормление. Тем не менее, он по-прежнему остается самым эффективным лидером оппозиции в России.Его шутливые, прозаичные видео находят отклик у избирателей. Один из них, экскурсия с гидом по яркому дворцу, владельцем которого Путин отрицает свою собственность, просмотрели более 116 миллионов раз. Г-н Навальный создал движение, высмеивая ложь Кремля и бросая вызов партии г-на Путина на выборах. Именно поэтому в прошлом году его отравили, а затем посадили в тюрьму по ложным обвинениям. Вот почему его организация была названа «экстремистской» и безжалостно закрывается. Это также может объяснить, почему Путин, стремящийся сменить тему и зажечь патриотически настроенных российских сторонников, снова угрожает соседям.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

За последние недели он сосредоточил более 100 000 военнослужащих на границе с Украиной, страной, которую он уже частично расчленил, захватив Крым и поддержав пророссийских сепаратистов в Донбассе, восточном регионе. Тем временем его флот пригрозил заблокировать Керченский пролив, отрезав часть Украины от Черного моря. Однако 22 апреля его министр обороны объявил, что российские войска будут снова отведены от украинской границы после завершения своих «учений».Когда журнал The Economist пошел в печать, было неясно, сколько войск будет фактически выведено. В подобных обстоятельствах в прошлом Россия часто оставляла позади значительные силы. Также было непонятно, какой смысл пытается донести г-н Путин этой колоссальной демонстрацией силы. Его цель может состоять в том, чтобы запугать руководство Украины и заставить его пойти на уступки, такие как формальная автономия Донбасса. Или он может готовиться к будущей агрессии.

Его речь 21 апреля о положении в стране дала лишь самые смутные подсказки.Путин пообещал подаяние для масс и боль своим врагам. Он повторил теорию заговора о том, что Запад пытается убить Александра Лукашенко, деспота соседней Беларуси. Он пообещал, что те, кто угрожает безопасности России, «будут сожалеть о своих действиях больше всего, о чем они сожалели за долгое время». Пока он говорил, его головорезы схватили диссидентов.

Путин слабее, чем кажется, но это делает его опасным. Его предыдущие украинские приключения произошли, когда российская экономика была в затруднительном положении, и его опросы нуждались в повышении.Сегодня его личные опросы постепенно снижаются, и его партию поддерживает едва ли четверть россиян. Протесты против ареста г-на Навального в январе были крупнейшими за последнее десятилетие. И события в Беларуси беспокоят Путина: г-на Лукашенко настолько ослабили протесты, что он теперь зависит от поддержки России, чтобы остаться у власти. Если что-то подобное случится с Путиным, ему не к кому обратиться. Столкнувшись с протестами дома, он может наброситься на заграницу, в Украину, Беларусь или где-то еще.

Все это бросает вызов президенту Джо Байдену и его союзникам.Решая, как сдержать Путина, Запад должен быть реалистом. Никто не хочет войны с ядерной державой, а санкции часто неэффективны. Они редко работают, если односторонние или их цель слишком амбициозна. Даже самые строгие эмбарго не смогли избавиться от менее значительных тиранов на Кубе и в Венесуэле. Россия создала осадную экономику, ориентированную на внутренний рынок и застойную, но ее трудно задушить посторонними. Между тем разговоры об эмбарго на экспорт российской нефти и газа наивны. Когда-нибудь мир должен найти альтернативу ископаемому топливу, но внезапное отключение такого крупного поставщика, как Саудовская Аравия, вызовет глобальные экономические потрясения, поэтому этого не произойдет.

Цель санкций должна быть скромной: не смена режима, а повышение цены для г-на Путина агрессии за границей и угнетения внутри страны. Г-н Байден сделал хорошее начало, наложив целый ряд финансовых санкций за взломы и вмешательство в выборы, которые могут быть ужесточены, если г-н Путин допустит еще больший проступок. Более жесткие ограничения на западные финансовые учреждения, имеющие дело с компаниями, связанными с Кремлем, только усугубят ситуацию. Байден также пытается уговорить союзников выступить единым фронтом, чего им пока не удалось.Германия должна убить «Северный поток-2», газопровод, предназначенный для обхода и сжатия Украины. Британии следует больше бороться с отмыванием денег. Лица, причастные к злоупотреблениям, должны быть заморожены и им запрещен въезд на Запад.

НАТО следует активизировать. Он должен поддерживать баланс: успокаивать соседей России, не подпитывая кремлевскую паранойю. Некоторые россияне предполагают, что НАТО может вторгнуться, чтобы помочь Украине вернуть утраченную территорию. Г-н Байден должен ясно дать понять, что этого не произойдет.Но НАТО должно усилить свое присутствие в Черном море, а его члены должны продолжать снабжать Украину оборонительным оружием.

Россия гораздо менее важна, чем Китай, как для мировой экономики, так и для переговоров по климату. Но это все еще имеет большое значение. Это единственный наиболее плодовитый источник нестабильности на границах Европы и, возможно, самый энергичный нарушитель спокойствия в богатых демократиях, финансирующий экстремистские партии, распространяющий дезинформацию и разногласия. То, как Запад с этим справляется, также создает прецедент.Руководители Китая, безусловно, наблюдают. Если Байден позволит России опрокинуть Украину, они могут предположить, что Тайвань — тоже честная игра.

В отличие от своего предшественника Байден ясно видит Путина. Вместо того, чтобы обнять его, он назвал его убийцей. Но он также поддерживает общение. Он предложил саммит. Это было бы ошибкой, если бы это просто повысило престиж г-на Путина, но не ослабило бы военную напряженность и сигнализировало о решимости. Дипломатическая подготовительная работа, которая предшествует этому, будет иметь решающее значение.К счастью, Байден нанял множество экспертов по России и действительно прислушивается к их мнению.

В конце концов, будущее России будут решать не посторонние. Долгая и трудная задача по созданию альтернативы плохому правлению Путина может быть выполнена только самими россиянами. Между тем, демократии должны оказывать российским демократам моральную поддержку, как они это делали в советское время. Байдену следует настойчиво добиваться немедленного и невредимого освобождения Навального. Миру нужны диссиденты, подобные ему, чтобы призвать Кремль к ответу.Без таких проверок Россия останется бандитской клептократией, а ее соседи никогда не будут в безопасности. ■

Примечание редактора : Этот лидер был обновлен вскоре после публикации 22 апреля, чтобы отметить объявленный Россией вывод войск .

Копать глубже

Владимир Путин становится все более репрессивным, поскольку теряет поддержку (апрель 2021 г.)
Кремль изолировал экономику России (апрель 2021 г.)
Наращивание российской военной мощи на границе с Украиной тревога (апрель 2021 г.)

Эта статья появилась в разделе «Лидеры» печатного издания под заголовком «Следующий шаг Путина»

По мере усиления масштабных репрессий россияне задаются вопросом, что будет дальше

МОСКВА — Мало кто сомневается в том, что администрацию президента России Владимира Путина беспокоят выборы в Государственную Думу 17-19 сентября, нижнюю палату российского парламента.

При поддержке правящей партии «Единая Россия» ниже 30 процентов по стране и около 15 процентов в Москве, а также при снижении личного рейтинга популярности Путина, получение конституционного большинства в две трети голосов в новом законодательном органе может оказаться непростой задачей.

«Перед ними стоит непростая задача, — сказала Мария Снеговая, политический аналитик Джорджтаунского университета, — несмотря на любые возможные фальсификации, потому что вы просто не можете фальсифицировать все».

Но наблюдатели говорят, что продолжающиеся репрессии по всей России кажутся гораздо более масштабными, чем того требовал простой контроль над выборами.Он был нацелен на историков и других ученых. Он нацелился на художников и театры. Он нацелился на юристов и журналистов-расследователей, чья работа не имеет прямого отношения к предстоящему голосованию.

«Я бы не сказал, что этот репрессивный цикл закончится после выборов», — добавила Снеговая. «Причина этого не только в выборах, хотя Кремль опасается, что они не добьются необходимых результатов. Это заложено в самой природе режима — он трансформируется в гораздо более репрессивную диктатуру.»

Выборы, однако, оказались в центре внимания правительства. В течение нескольких месяцев официальные лица по всей стране работали над тем, чтобы отодвинуть на второй план практически всех наиболее многообещающих независимых и оппозиционных потенциальных кандидатов, особенно нацелившись на тех, кто выиграл места в местных советах на выборах за последние три года.

Кроме того, по данным НПО по наблюдению за выборами «Голос», власти не менее 19 раз пересматривали избирательное законодательство страны с момента последних выборов.

«Это умопомрачительная цифра», — сказала Снеговая Русской службе Радио Свобода. «Мы никогда не видели ничего подобного, даже с учетом того, что наши предыдущие выборы вряд ли можно было назвать свободными и честными. Но Кремлю этого было мало. Они ввели трехдневное голосование, что увеличивает возможности для фальсификации. Ввели электронное голосование, которое совершенно непрозрачно. А теперь убирают всех кандидатов, которые имеют хотя бы минимальную популярность ».

Под прицелом властей

Тем не менее, многие усилия правительства, похоже, имеют мало или не имеют никакого отношения к предстоящему голосованию.Например, органы безопасности, похоже, сосредоточили большую часть своего внимания на организациях и отдельных лицах, которые работали над раскрытием исторических преступлений и современных эксцессов самих этих агентств. Карельский историк Юрий Дмитриев, специализирующийся на документировании массовых захоронений сталинской эпохи в своем регионе, уже много лет находится под прицелом властей.

Правозащитная организация Komanda 29 из Санкт-Петербурга закрылась в прошлом месяце после того, что ее юристы назвали «спланированным нападением на многие направления» со стороны силовых структур, отчасти из-за того, что группа пыталась открыть доступ к Федеральной службе безопасности. (ФСБ) и для предотвращения злоупотребления прокуратурой законов о шпионаже и секретности в политических целях.

На прошлой неделе правительство закрыло веб-сайты проекта журналистских расследований Dosye (Досье) и Gulagu.net, который сообщает об утверждениях о пытках и жестоком обращении в тюрьмах и следственных изоляторах.

«Речь идет об отчете о незаконной деятельности ФСБ», — сказал Максим Дбар, пресс-секретарь бывшего нефтяного магната, ныне изгнанного оппонента Путина Михаила Ходорковского. «Это большой документ в несколько сотен страниц… Незаконная деятельность спецслужб находится в центре нашего внимания.Я говорю о ФСБ, ГРУ [службе военной разведки] и СВР [службе внешней разведки]. У нас много материала по этим темам ».

Режим возрождается в более жесткой форме, и маски отброшены ».

Основатель

Gulagu.net Владимир Осечкин, который покинул Россию под давлением властей в 2015 году и продолжает руководить проектом из-за рубежа, сказал Радио Свобода, что Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) уже много лет преследует его проект, особенно с тех пор, как он уехал из России.

«Чем дольше я находился в относительной безопасности и работал при меньшем вмешательстве со стороны российских властей, тем больше информации отправлялось мне», — сказал он. «Не только от родственников заключенных, бывших и нынешних сокамерников, но мы начали получать информацию от активных сотрудников ФСИН, МВД, Минюста, прокуратуры. Многие люди работают внутри системы, но не делают этого. Я не согласен с его репрессивной политикой, особенно в последний год, когда мы были потрясены огромным потоком информации, даже получением доступа к видеоархивам нескольких региональных отделений ФСИН.«

Снеговая сказала, что правительство Путина больше не считает необходимым поддерживать внешность демократии, чтобы ладить с Западом.

«Международное сообщество не в состоянии должным образом отреагировать на поведение российского правительства», — сказала она. «Даже после чудовищного отравления [оппозиционного политика Алексея] Навального не последовало должной реакции. Не было даже серьезных санкций. Режим возрождается в более жесткой форме, и маски были сброшены.«

«Больше не сдерживаться»

В то же время, добавила она, многие в правительстве — возможно, включая даже самого Путина — искренне верят, что между Россией и Западом ведется необъявленная «гибридная» война. что пятая колонна «иностранных агентов» угрожает их безопасности через театры, школы, средства массовой информации и так далее.

Россия управляется «особым типом людей, которые сохранили советское представление о том, что Запад представляет для них угрозу и пытается любыми способами причинить им вред», — заявила она.

Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев (слева) с президентом России Владимиром Путиным (фото из архива)

Одной из ключевых фигур в ближайшем окружении Путина, которая подходит под это описание, является глава Совета безопасности Николай Патрушев, бывший офицер КГБ, который «Путин доверяет так же сильно, как и кому-либо», — сказал московский политолог Валерий Соловей.

«Патрушев формулирует стратегию и представляет ее президенту, который подтверждает ее», — сказал он RFE / RL. «И суть этой стратегии предельно проста — понятно, что главное — не допускать никаких угроз режиму.

Кремль, по словам Снеговой, определенно рассчитывает не только на сентябрьские выборы в Госдуму, но и на конец нынешнего срока Путина в 2024 году.

«По общему мнению, когда в 2020 году в конституцию были внесены поправки, было решено, что Путин будет оставаться у власти на всю жизнь », — сказала Снеговая RFE / RL.« Из этого были сделаны выводы. События в Беларуси и необходимость любой ценой победить на выборах [в Думу] также сыграли свою роль ».

« Было решено больше ничего не сдерживать, как это было раньше », — заключила она.

Написано старшим корреспондентом РСЕ / РС Робертом Колсоном на основе репортажей из Москвы корреспондентов Русской службы РСЕ / РС Мумина Шакирова и Александры Вагнер.

Гражданское общество в России: его роль в авторитарном режиме, часть III: Лидер и общество: перспективы перемен

В третьей и заключительной части моего эссе о российском гражданском обществе я исследую, что российский народ хочет от лидера и насколько хорошо Владимир Путин справляется с этой ролью.Затем я смотрю на то, чего хочет общество: желает ли оно продолжать жить в текущих условиях или оно хочет фундаментальных изменений? В заключение я прокомментирую усилия лидеров протестного движения по осуществлению перемен и перспективы реальных преобразований.


Лидер и общество

Чего люди хотят от лидера?

Я завершил часть вторую этого эссе разделом о ностальгии по Советскому Союзу и замечанием о том, что рейтинг одобрения Иосифа Сталина, связанный с его ролью в истории России, в последние годы растет и теперь достиг 70 процентов.Я также отметил, что когда Путин действует более авторитарно, Сталин тоже становится. Мы видели это после того, как Россия захватила Крым в 2014 году.

Возникает вопрос: какой тип правителя хотят русские?

Русское слово вождь означает «вождь». Это древнее слово, которое часто использовалось для описания вождя или главы племен. Со временем это приобрело особое значение. Сегодня это слово означает лидера, олицетворяющего силу, мощь и высшую власть.Сталин именовался « вождь». Он олицетворял собой концепцию безошибочного лидера, который внушает трепет и лесть и требует послушания и неоспоримой лояльности.

Заслуживает ли Путин называться вождь ? Хочет ли Путин, чтобы его воспринимали, если не называли открыто, как вождя? Хотят ли люди иметь вождя, и видят ли они в Путине лидера с качествами вождя ?

Российская пропагандистская машина, не колеблясь, подняла Путина до высокого положения и иногда называла его « вождь». Хотя он и не использовал этот термин, тогдашний заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин в 2014 году сказал знаменитую фразу: «Сегодня нет России, если нет Путина». Теперь, будучи председателем Государственной Думы (нижней палаты российского парламента), Володин сделал очередное подобострастное заявление в адрес Путина. 18 июня 2020 года Володин сказал: «После Путина будет Путин», имея в виду, что путинизм переживет самого Путина. После того как Путин был избран президентом в четвертый раз в марте 2018 года, Маргарита Симоньян, глава англоязычной телекомпании RT (ранее известной как Russia Today ), сказала: «Раньше он [Путин] был просто нашим президентом, и это можно было его изменить.Теперь он наш вождь , и мы не позволим это изменить ». Подобные заявления способствуют созданию культа личности вокруг Путина, подобного тому, который окружал Сталина. Вездесущие портреты Путина; песни лести как от поп-певцов, так и от простых граждан; подхалимство подхалимских телеведущих; а обширные памятные вещи с изображениями Путина призваны продвигать Путина — авторитарного лидера — как вождя.

Но принимает ли Путин эту лесть и считает себя вождем ? Человек, который правил как авторитарный более 20 лет и, кажется, готов править до 2036 года, понимает необходимость того, чтобы его воспринимали как бесспорного лидера, и признает, что культ личности неизбежен и может быть полезен.Но Путин не Сталин. Он не правит таким же образом. У него нет такой абсолютной власти, как у Сталина. Некоторые утверждают, что Путин довольно слаб и сохраняет свой контроль, уравновешивая сложную и ненадежную сеть конкурирующих сил власти в правительстве, силах безопасности и олигархах. Другими словами, он может больше походить на Волшебника из страны Оз, чем на злобного Сталина. Наконец, Россия — это не Советский Союз. Последнее было тоталитарным государством; первый намного слабее и авторитарен, но не тоталитарен.Потому что слово вождь так тесно ассоциируется со Сталиным и всем негативным багажом, связанным с покойным диктатором — террором, массовыми убийствами, депортацией целых этнических групп в суровые климатические условия Сибири и Средней Азии, а также со всем остальным. другие преступления своего режима — Путин избегает титула вождя. Он предпочитает, чтобы его считали эффективным лидером, хорошим менеджером и мудрым президентом, который ведет свою страну к лучшему будущему.

Что касается народа, то 75 процентов россиян по-прежнему хотят, чтобы их страной руководил «сильный и могущественный лидер», согласно опросу Левада-центра, опубликованному на его сайте 25 февраля 2020 года.В частности, «49 процентов думают, что России всегда нужна сильная рука (на 9 процентных пунктов ниже, чем в ноябре 2018 года), а еще 26 процентов считают, что она нужна иногда, например, в настоящее время (по сравнению с 22 процентами в 2018 году)». Лев Гудков, директор Левада-центра, считает, что результаты опроса отражают традиционный взгляд россиян на «хорошего царя» в сравнении с коррумпированными бюрократами и местными чиновниками. Он поясняет:

Люди думают, что сильный лидер может противостоять коррумпированной бюрократии.Наша партийная система фиктивна и не отражает интересы людей, поэтому они не имеют представления о том, куда движется страна. Стремление к сильному лидеру отражает дезориентацию и недовольство людей властью и их надежду на лидера, который сможет обеспечить социальную справедливость и каким-то образом обуздать бюрократию. Такова природа нашей политической культуры — держаться за иллюзорную надежду на будущее и недовольство действительностью.

Но не все разделяют эту потребность в «сильной руке».Тот же опрос показывает, что процент респондентов, которые выступают против передачи всей власти в руки одного человека «при любых обстоятельствах», вырос с 18 до 22 процентов.

Оценка Путина

Если Путин не считает себя вождем , а считает себя эффективным лидером, хорошим менеджером и мудрым президентом, как общество оценивает его работу и делает люди доверяют ему вести страну в правильном направлении?

После более чем 20-летнего пребывания на посту главы государства Путин потерял большую часть своей привлекательности.Опросы общественного мнения показывают, что россияне все больше устают от него, и фокус-группы описали Путина социологам в Левада-центре как «усталого, стареющего и просто измученного».

Поскольку национальная эйфория от аннексии Крыма в 2014 году прошла, а ухудшение экономических условий стало реальностью для многих российских граждан, рейтинг Путина неуклонно снижается. Опросы общественного мнения оценивают положение Путина по двум категориям: доверие и одобрение. Показатели доверия Путину падают с 2017 года.Опрос Левада-центра, опубликованный в начале июня 2020 года, приписал Путину рейтинг доверия всего 25 процентов. Этот показатель снизился с 35 процентов в феврале 2020 года и с 59 процентов в ноябре 2017 года. Больше всего Путину доверяют пенсионеры и менее образованные граждане всех возрастов. Между тем произошла интересная перемена в поддержке со стороны молодежи. Всего несколько лет назад самые молодые россияне были среди самых активных сторонников Путина. Сегодня к нему проявляют гораздо меньший интерес.

Рейтинг одобрения Путина остается высоким, но постепенно снижается.В феврале 2020 года Левада-центр сообщил, что рейтинг одобрения президента в течение последних шести месяцев держится на уровне 67–70 процентов. Однако опрос, проведенный в апреле 2020 года, показал падение до 59 процентов, и в мае 2020 года он остался на том же уровне.

Левада-центр объясняет разницу между двумя рейтингами следующим образом:

Основывается на доверии. по оценке социальной сферы; одобрение связано с внешней политикой, с риторикой о «патриотических заботах».То есть разные роли президента — во внутренней и внешней политике. Рейтинг внешнеполитической активности — высокий; но во внутренней политике он постепенно снижается.

Денис Волков, социолог Левада-центра, уточняет это различие. «Меняющуюся судьбу рейтингов одобрения Владимира Путина можно резюмировать следующим образом: по сути, большинство россиян одобряют работу президента, но избиратели все более тускнеют в отношении него лично».

Хотя российский народ устает от Путина, в российском обществе существует общее чувство тоски и апатии по поводу того, что Путину нет альтернативы — никто не ждет своего часа, кто мог бы взять бразды правления в свои руки.Те, кто продолжает поддерживать президента (59% — все же неплохой рейтинг), ссылаются на отсутствие альтернативы, что, по словам Волкова, также можно объяснить значительным сокращением доли населения, интересующегося политикой. . Примечания Волкова:

Мы являемся свидетелями растущего чувства апатии и дистанцированности от политической активности — даже несмотря на то, что нарастают сомнения относительно того, есть ли у Путина какое-либо привлекательное видение перемен, которые можно предложить российскому обществу. Таким образом, поддержка президента в России сегодня все больше связана не с какой-либо позитивной привлекательностью, а, скорее, с растущим безразличием и отстраненностью, а также с убеждением в том, что альтернативы Путину просто нет.

Сэмюэл Грин из Королевского колледжа Лондона и Грэм Робертсон из Университета Северной Каролины провели недавнее исследование взаимосвязи между удержанием Путина у власти и необходимостью сохранения общественной поддержки. Они обнаружили, что даже в таком автократическом государстве, как Россия, власть Путина в значительной степени зависит от степени поддержки, которую он получает от населения. Чем слабее эта поддержка, которая может отразиться на элите, когда они станут свидетелями более слабого Путина, тем более хрупкой может быть власть Путина.Поэтому неудивительно, что Путин периодически делает определенные жесты, чтобы заручиться поддержкой населения. В период экономического спада, который напрямую влияет на жизнь простых граждан, это становится еще более актуальной задачей.

Два критически важных с точки зрения Путина события были запланированы на апрель и май 2020 года, чтобы сплотить население, установить курс на будущее и возродить гордость за страну. Первым был всенародный референдум о поправках к Конституции Российской Федерации, который первоначально был принят в 1993 году при президенте Борисе Ельцине.Голосование было запланировано на 22 апреля 2020 года. Вторым мероприятием стал грандиозный военный парад в честь 75-летия окончания Великой Отечественной войны, который должен был пройти на Красной площади в Москве в мае. 9, 2020.

Вспышка пандемии коронавируса в России вынудила перенести оба мероприятия на 1 июля и 24 июня соответственно. Эта отсрочка была не просто изменением календаря событий и задержкой в ​​попытках Путина восстановить свой имидж.Это также сопровождалось разрушительным ударом пандемии по экономике, вялой реакцией правительства на вспышку и самоизоляцией Путина от общества, в результате которой он почти полностью исчез из поля зрения как национальный лидер и делегировал ответственность за ответные меры на пандемию. региональным властям. Неожиданный поворот событий вместо того, чтобы способствовать всплеску энтузиазма в отношении президента, еще больше ослабил имидж Путина.

Референдум об одобрении поправок к Конституции [1] был скорее символическим жестом, чем юридической необходимостью.Конституция с новыми поправками была опубликована еще до начала голосования. Единственным официальным требованием было одобрение поправок нижней и верхней палатами законодательного собрания и подпись Путина, которая уже состоялась. Но Путин хотел большего. Он хотел, чтобы вся нация одобрила эти изменения в Конституции. Чтобы сплотить население и проголосовать «за» на референдуме, была начата общенациональная кампания с рекламными щитами, коммерческой рекламой и одобрением знаменитостей, покрывающих городские и сельские улицы, жилые дома и офисные здания, а также радио, телевидение и социальные сети.Правительство Москвы даже предлагало жителям выиграть подарочные сертификаты для голосования на референдуме.

Многие лозунги, призывающие граждан голосовать, искажали правду о поправках, были откровенно абсурдными и даже поощряли явные предубеждения. Илья Шепелин сообщил ТАСС, что эти лозунги предполагают, что поправки к конституции настолько жизненно важны, «что даже российские животные не проживут и дня без них». Более того, избирателям сказали, что «это единственный способ проявить должное уважение к немногим оставшимся в России ветеранам Второй мировой войны, которые всю свою жизнь ждали этой славной возможности изменить конституцию страны.В одной поистине оскорбительной рекламе был показан молодой человек, «заманивающий» мальчика в свою машину, в то время как родители мальчика беспомощно стояли рядом. По словам рассказчика, голосование за поправки защитит молодежь России от лап гомосексуалистов.

Досрочное голосование началось за неделю до официальной даты 1 июля. Помимо множества официальных сайтов для голосования, в социальных сетях были показаны фотографии многочисленных неофициальных избирательных участков, включая скамейку в парке, пень, детскую песочницу, багажник машины. и даже тележку с продуктами.Элла Памфилова, глава Центральной избирательной комиссии, заявила, что, если на этих неофициальных площадках присутствовал сотрудник избирательной комиссии, голосование было правомерным.

Вброс бюллетеней, который неоднократно проверялся на протяжении многих лет камерами видеонаблюдения на официальных избирательных участках, несомненно, фигурировал в общем подсчете голосов этого референдума. При досрочном голосовании зафиксировано многократное голосование. Известный ведущий независимого канала Дождь (Rain TV) объявил в прямом эфире, что проголосовал лично, а затем снова проголосовал онлайн.Вскоре после трансляции репортера посетила полиция. Несмотря на многочисленные вопиющие случаи мошенничества с избирателями, существовал предел того, в какой степени власти допускали публичное раскрытие злоупотреблений при голосовании, поскольку они стремились помочь в достижении цели Кремля по достижению достаточно высокого одобрения референдума и национальной приверженности делу. Конституционные изменения Путина.

Среди всех обещаний и лозунгов, митингов и отзывов знаменитостей, самое важное изменение в Конституции было в значительной степени проигнорировано, а именно поправка, которая «обнуляет» предыдущие президентские сроки Путина и позволяет ему служить еще два шестилетних срока. сроки, которые продлили бы его президентство до 2036 года, когда ему исполнилось бы 84 года.Эта поправка устранила слухи, которые циркулировали в течение последних нескольких лет о том, что произойдет, когда текущий президентский срок Путина истечет в мае 2024 года. Единственный вопрос, который остается, — решит ли Путин, теперь, когда ему законно разрешено снова баллотироваться, Сделай так. Отвечая на этот вопрос в недавних интервью, Путин ответил, что рассматривает этот вариант.

2 июля 2020 года Центральная избирательная комиссия сообщила официальные результаты: 77,93 процента избирателей поддержали конституционные поправки, 21.36% — против. Явка избирателей составила почти 68 процентов. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал голосование «триумфальным референдумом о доверии президенту Путину». Критики президента Путина назвали голосование фиктивным, пронизанным коррупцией и мошенничеством. Лидер оппозиции Алексей Навальный назвал результаты «фальшивкой и массовой ложью».

Основные цели Кремля при проведении референдума заключались в том, чтобы повысить рейтинг Путина и убедить людей в том, что правительство остается в надежных и компетентных руках.Первым результатом голосования стала победа Путина в сфере пиара. Но каков будет эффект в долгосрочной перспективе? Если люди устают от Путина, и если Путин будет восприниматься как утомленный и все более отстраненный от народа, и если не появится никакого плана по продвижению России вперед к более процветающему и более демократическому будущему, Путин будет способен удержать свое положение во властной структуре? И сможет ли он сохранить необходимую ему поддержку не только со стороны элиты, но и со стороны общества до 2024 года и далее? Четыре года могут показаться небольшим сроком, но за это время может произойти многое, что изменит динамику внутри российского общества и Кремля.Возможно, в результате референдума в рейтинге Путина произойдет первоначальный скачок, но другие факторы, многие из которых еще не известны, могут иметь непредсказуемое влияние на курс, который Путин может избрать для себя и страны.

Вторым крупным мероприятием, которое Путин пришлось отложить, стал парад Победы, запланированный на 9 мая, но проведенный 24 июня. Последняя дата была выбрана потому, что именно 24 июня 1945 года Сталин провел свой парад в честь победы над нацистской Германией в Германии. Великая Отечественная Война.Однако парад Путина 24 июня не был тем грандиозным мероприятием, которое он планировал на 9 мая. Из-за пандемии большинство приглашенных мировых лидеров не смогли приехать. Те, кто это сделал, были в основном из стран бывшего Советского Союза, непризнанных на международном уровне отколовшихся от Грузии грузинских государств Абхазии и Южной Осетии, президента Сербии и сербского представителя в Боснии и Герцеговине в составе трех человек.

Ежегодный парад Победы — одно из самых праздничных и торжественных событий в российском календаре.Он призван отметить славную победу Советского Союза над нацистской Германией — победу, которая унесла жизни более 27 миллионов советских граждан. Парад знаменует как триумф, так и поражение. Для граждан Советского Союза — не только для россиян — это день большой национальной гордости, но также день оплакивания личной утраты близких, почитания неизмеримых жертв тех, кто выжил, и напоминание об ужасах войны. и этой войне нельзя допустить повторения.

Парад также дает Кремлю возможность продемонстрировать свою военную мощь, продемонстрировать свои новейшие системы вооружения, когда танки, ракеты и артиллерийские орудия проходят через Красную площадь в Москве, а над ними летают самолеты. Десятки тысяч восторженных зрителей выстроились вдоль маршрута парада 24 июня, когда мимо прошли 14 000 солдат, включая контингенты из Индии и Китая, а также строй молодых русских воительниц в белых мини-юбках. Представление из тени могилы Ленина увидели избранные, среди которых были высокопоставленные международные гости и сокращающийся контингент ветеранов Великой Отечественной войны, большинство из которых были плотно сбиты вместе и не были в масках.

После сталинского парада в 1945 году в оставшиеся годы существования Советского Союза было всего четыре парада Победы. В 1995 году президент Ельцин сделал это празднование ежегодным, и с тех пор оно остается неизменным. Для многих торжественность мероприятия сохраняется, но для других вызывает озабоченность его растущая политизация. Задержка парада в этом году усилила эту озабоченность. Президент Путин вышел из изоляции, чтобы наблюдать за парадом и выступить со своим традиционным обращением. Москвичи и гости, не говоря уже о стареющих ветеранах, подверглись риску коронавируса, который продолжает разорять Россию, чтобы удовлетворить эго одного человека — Путина — по мнению многих его критиков.Мэр Москвы Сергей Собянин посоветовал москвичам не посещать парад, а смотреть его по телевидению. Это не помешало тысячам граждан, в большинстве своем без масок, выстроиться вдоль улиц, чтобы посмотреть на это зрелище.

Парад прошел относительно гладко, но было несколько досадных событий до и после парада, которые были освещены в российских социальных сетях и даже на государственном телевидении. Во время практики парада изображения танка, рвущего тротуар на главной улице Москвы — Тверской улице — при маневрировании на повороте, вызвали у многих возмущение по поводу ежегодной высокой стоимости ремонта поврежденных улиц Москвы.После парада загорелся российский бронетранспортер, который пришлось отбуксировать, а танк времен Второй мировой войны упал с платформы и вывалился на улицу.

Самым необычным и, можно сказать, сенсационным послепарадным событием стало появление на телеканале «Россия-1» Алексея Навального — главного оппонента России Путину и bête noir Кремля — ​​который снялся в коротком видеоклипе по программе 60 Minutes подвергли критике непомерную стоимость парада и растущий политический характер мероприятия.«Какого черта нам нужен парад?» — сказал Навальный. «Все в стране знают, что все это безумие совершается только для одного человека». До этого момента Навальному запретили появляться в государственных СМИ, а Путин и его ближайшие соратники отказывались даже произносить его имя. Хотя Навальный подвергся резкой критике со стороны соведущих программы и большинства участников дискуссии, его краткое появление на «России-1» вызывает недоумение.

Почему государственные СМИ предоставили ему эфирное время? Является ли это еще одним византийским маневром Кремля, направленным на решение растущей озабоченности людей во время экономических проблем, или же здесь задействованы другие мотивы? Трудно сказать, но одно кажется ясным: Путин в сознании многих больше не является сильным, мужественным, смелым лидером, которым он и общество считали его в прошлые годы.Придет ли отложенное празднование Дня Победы и референдум по поправкам к Конституции свежую кровь и бодрость в деятельности и рейтинге президента России? Неясно. Слишком много других проблем, которые Путин не смог должным образом решить или делегировал другим, ослабили его, и он, возможно, не сможет активизировать режим, который становится все более кальцинированным.

Что может работать в его пользу, так это то, что кальцификация, влияющая на его режим, также глубоко проникает в большую часть российского общества.Упор Путина на консервативные семейные ценности (например, поправка к Конституции о браке) и тесные государственно-церковные связи хорошо подходят многим россиянам. В сочетании с широко распространенной политической апатией российского населения и их приоритетом в отношении стабильности неудивительно, что, хотя рейтинг одобрения Путина снизился, 59 процентов населения по-прежнему одобряют его деятельность на посту президента.

В своем недавнем исследовании Грин и Робертсон предлагают интересное объяснение этой поддержки, которую часто упускают из виду западные репортеры:

Довольно много россиян покупаются на… [политику] Путина не потому, что их обманывают, а потому, что те ценности, которые он утверждает по сути, являются их ценностями.В нашем опросе около 70 процентов образованных горожан заявили, что принадлежность к российскому государству важна для их личности, и подавляющее большинство поддерживает анти-ЛГБТ законодательство и выступает против иммиграции. Многие россияне были консервативными националистами задолго до того, как Путин ухватился за эту идентичность. Другие, однако, поддерживают Путина и его политику, потому что хотят избежать ссор со своими друзьями, коллегами и соседями. Действительно, мы обнаруживаем — используя личностные характеристики — что главными сторонниками программы Путина являются не консервативные русские, а люди, которые в высшей степени «согласны»: в основном приятные люди, которые очень заботятся о том, чтобы ладить с другими и не оскорблять.

Изменения в предложении?

Президент Путин, похоже, устанавливает курс, который может обеспечить ему безопасность работы до 2036 года, но пока не предлагает надежной программы по продвижению страны вперед. Но готово ли российское общество принять еще 14 лет автократического правления, в котором доминируют коррумпированная, мега-богатая элита, властная бюрократия и растущие экономические и социальные проблемы? Или общество способно и желает оказать достаточное давление, чтобы внести изменения в существующую систему и коренным образом изменить ее?

Накануне возвращения Путина на пост президента в мае 2012 года произошел впечатляющий рост оппозиции, который проявился в месяцы демонстраций и протестов на улицах Москвы и других городов.Воздух наполнился надеждой на реальные перемены — надеждой, которая трагически оказалась наивной, когда Кремль жестоко расправился как с лидерами оппозиции, так и с невинными прохожими.

Так же быстро, как вспыхнули энтузиазм и волнение, они переросли в разочарование и поражение. Большинство лидеров оппозиции были либо арестованы, либо прекратили свою открытую деятельность. Обычные граждане, которые вышли на улицы и прошли маршем под лозунгами «Россия без Путина» и «Россия будет свободной», вернулись в свои квартиры и возобновили свою повседневную жизнь, как если бы месяцы демонстраций были не чем иным, как отклонением от нормы. .Наступило депрессивное состояние. Прошло два года, пока Россия продолжала бороться, чтобы выйти из экономического коллапса 2008 года.

Затем Путин и российское общество столкнулись с спасательным кругом, введением националистического морфина и ЛСД, когда путинские «зеленые человечки» захватили Крым с Украины и Путин торжественно объявили, что Крым «воссоединился» с Российской Федерацией. Экономическая боль притупилась. Бешеный национализм и иллюзии превосходства заменили традиционную русскую апатию. Рейтинг одобрения Путина вырос до более чем 80 процентов.Россия пережила пик, который продлился до начала четвертого срока президента Путина в 2018 году. Но никакой пик — физиологический или психологический — не является устойчивым; за углом всегда низкое ожидание. Пик, созданный «эффектом Крыма», начал спадать, поскольку серьезные экономические проблемы вынудили россиян столкнуться с новой реальностью. Националистический пыл не мог положить пищу на стол, компенсировать недостатки плохого здравоохранения, недостаточно финансируемую систему образования, разрушающуюся инфраструктуру и правительство, которое не желало и не могло решить насущные проблемы людей.Впервые с 2012 года изменение стало все более важным императивом. Но было ли российское общество готово к переменам? Были ли лидеры оппозиционных сил в гражданском обществе готовы и могли ли они снова попытаться добиться перемен? И самое главное, было ли у народа и лидеров оппозиции видение будущего?

Есть ли видение будущего?

Вызов, с которым сталкиваются лидеры оппозиции при сплочении граждан, чтобы протестовать и требовать перемен, чрезвычайно труден, когда так много людей остаются пассивными, апатичными и смиряются с ухудшением социальных и экономических условий — действительно, когда многие пессимистично относятся к будущему не только стране, но и о личной жизни.В августе 2019 года газета Ведомости сообщала, что 62 процента респондентов опроса, проведенного Фондом общественного мнения, считают ситуацию в стране неблагоприятной для планирования на будущее. Их отрицательная оценка была основана на нестабильности в стране, росте цен, низкой заработной плате и скудных пенсиях. Только 28% респондентов считают, что условия благоприятны для планирования будущего. В статье отмечается, что по сравнению с прошлым годом количество пессимистов увеличилось на 4 процента, а количество оптимистов уменьшилось на 5 процентов.Менее чем через год, в феврале 2020 года, Левада-центр провел аналогичный опрос. Было обнаружено дальнейшее снижение уверенности в завтрашнем дне и уверенности в том, что страна движется в правильном направлении. Лишь 19 процентов респондентов ответили, что имеют «достаточно четкое представление» о будущем страны.

Эта пессимистическая оценка обнаруживается не только в опросах общественного мнения, но и в СМИ. В редакционной статье, опубликованной агентством «Москва-Новая» 19 января 2019 года, говорится:

Сегодня обычные люди выживают сами по себе, и бюрократы также действуют самостоятельно, максимально обогащаясь.Ни у низших социальных слоев, ни у элиты нет никакого видения будущего. Отсутствие такого видения порождает дефицит исторического оптимизма, подталкивая систему к краху.

Это отсутствие видения, пожалуй, лучше всего отражено в меме, который охватил российские социальные сети. Молодой русскоязычный канадец недавно побывал в России и написал свое впечатление о стране в Facebook. Он сказал: «Русские странные. Они не хотят думать о будущем. Им не разрешается говорить о настоящем.Поэтому с утра до вечера они продолжают копаться в прошлом ».

Чего хотят люди?

Россия находится на сложном этапе. В этом эссе исследуются многие элементы политического руководства и общества, которые соревнуются за влияние на российский политический орган. Сохранение верховенства путинского режима, его выживание и жесткий контроль над властью — первостепенная цель Кремля. Какие бы соперничества, распри и междоусобные конфликты ни существовали внутри правящей элиты, они были подчинены ее высшей цели.

Общество, с другой стороны, разделено на различные группы по интересам. Подавляющее большинство населения остается аполитичным, пассивным и пессимистичным, но в гражданском обществе есть небольшие группы политических, экономических и экологических активистов, которые непоколебимо привержены осуществлению перемен. Эти группы разделяют общее презрение к режиму Путина, но они существенно различаются по видению, стратегии и тактике. В последние годы появились искры политической активности, которые пытались повлиять на ход российской истории.В большинстве случаев эти попытки заканчивались неудачей, что мы и наблюдали зимой 2011–2012 гг. Совсем недавно мы увидели, что некоторые граждане более склонны участвовать в социальных и экономических протестах, если они считают, что действия или бездействие властей напрямую влияют на их личную жизнь. Если лидеры групп гражданского действия в российском обществе смогут найти способ объединить энергию и амбиции этих разрозненных групп, их шансы на внесение изменений в Россию могут увеличиться.

У тех россиян, которые устают и даже злятся социально-экономическими условиями в стране, кажется, растет желание играть более активную роль в развитии страны.Изменения для большинства россиян означают улучшение их повседневной жизни, повышение уровня жизни и улучшение социальных услуг. Хотя большинство россиян признают, что политические изменения имеют фундаментальное значение для улучшения условий их жизни, они по-прежнему не хотят добиваться радикальных изменений, которые могут поставить под угрозу стабильность в их жизни. В первые годы правления путинского режима большинство россиян предпочитали стабильность переменам. Это особенно актуально после экономического краха 2008 года.

С 2017 года стало очевидно, что взгляды меняются.Согласно опросу, проведенному Институтом социологии РАН с участием 4000 респондентов из всех регионов России и опубликованному в правительственной газете Российская газета 4 июля 2019 года, сторонников изменений (51 процент) немного превысили кто выступал за стабильность. В отчете представлена ​​разбивка по возрастным группам: среди лиц 30 лет и младше 62 процента высказались за перемены; среди тех, кому от 31 до 40 лет, 51 процент призвали к переменам; люди в возрастной группе от 41 до 50 были поровну разделены между изменениями и стабильностью; те, кому за 50, хотели стабильности.Географически сторонники перемен живут в основном в крупных городах, региональных столицах и (что удивительно) в сельской местности. Те, кто хотел сохранить стабильность, проживают в небольших городах и поселках. Согласно опросу Левада-центра в августе 2017 года, среди тех, кто выступал за перемены, 42 процента высказались за радикальные перемены, а 41 процент — за постепенные изменения. Год спустя эти цифры увеличились до 57 процентов за радикальные изменения и 25 процентов за постепенные изменения. К ноябрю 2019 года количество сторонников радикальных изменений выросло до 59 процентов.

Однако, чтобы добиться перемен — будь они постепенными или радикальными — должна быть сформулирована конкретная программа, и должна появиться организация, возглавляемая харизматическим лидером. Более того, чтобы общество следовало за таким лидером, должны быть переломный момент и спусковой крючок. На сегодняшний день этих предпосылок практически нет.

Последняя попытка Путина заручиться широкой национальной поддержкой поправок к конституции, в том числе той, которая гарантирует его способность править до 2036 года, — это попытка увести общество назад от возможного переломного момента и заблокировать спусковой крючок.Но сработает ли это? Будет ли общество готово принять еще 16 лет того же правителя, той же элитной клики, той же коррумпированной бюрократии, тех же или худших условий жизни? Или появится движение и лидер, которые приведут к трансформационным изменениям? Некоторые пытаются этого добиться.

Протестное движение

Убийство Бориса Немцова

27 февраля 2015 года лидер оппозиции и бывший политик Борис Немцов был застрелен убийцами, когда он шел по мосту со своей девушкой в ​​двух шагах от Кремля.Два года спустя пятеро чеченцев, которым заплатили 15 миллионов рублей за убийство Немцова, были признаны виновными в его убийстве и приговорены к тюремному заключению. Неизвестно, кто заказал убийство Немцова, но многие критики правительства подозревают, что приказ исходил от влиятельного человека, возможно, кого-то в Кремле, возможно, чеченского авторитета Рамзана Кадырова. Убийство Немцова нанесло мощный удар по и без того ослабевшему протестному движению.

Немцов был очень уважаемым интеллектуалом и сильным молодым лидером с политическими связями.В 1990-е годы его карьера либерального политика стремительно взлетела — он стал первым губернатором Нижегородской области, а затем поднялся на пост заместителя премьер-министра Российской Федерации.

После того, как Путин пришел к власти и положил конец попыткам режима Ельцина создать более демократическое, хотя временами хаотичное, общество, Немцов объединил усилия с другими видными оппозиционными фигурами, такими как Алексей Навальный, Илья Яшин, Сергей Удальцов и Ксения Собчак. , чтобы противостоять все более авторитарной политике режима Путина.Он возглавил демонстрации протеста против возвращения Путина на пост президента в 2012 году и был ярым противником российской интервенции на Украине. Фактически, в день убийства Немцова он планировал демонстрацию протеста против политики Путина на Украине.

После быстрых репрессий со стороны правительства и арестов, последовавших за крупной антипутинской демонстрацией на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года, оппозиционное движение, у которого никогда не было четкой политической платформы, потеряло значительный импульс.Удальцов — левый головорез — был арестован и приговорен к четырем с половиной годам лишения свободы. Телеведущая и светская львица Собчак, дочь мэра Санкт-Петербурга при Ельцине Анатолия Собчака, заместителем которого в то время был Путин, отказалась от активной политической оппозиционной жизни и сосредоточилась на своих телевизионных и светских ролях, хотя и выдвинула свою кандидатуру. для президента на выборах 2018 г. Яшин продолжал свою политическую деятельность, но также пытался направлять ее по законным муниципальным каналам.Только Навальный остался в авангарде оппозиции, сосредоточив внимание на своей энергичной кампании по искоренению и разоблачению с помощью видеороликов на YouTube и в социальных сетях широко распространенной коррупции высокопоставленных правительственных чиновников.

Убийство Немцова ознаменовало конец целой эпохи. [2] Ввиду того, что оппозиционные силы гражданского общества в значительной степени лишены лидера, режим Путина становится все более авторитарным, а ура-патриотизм и эйфорический национализм по поводу аннексии Россией Крыма и его поддержки и участия в войне на востоке Украины, охватывающей страну, Россия, похоже, вошла в политический перерыв.Масштабные демонстрации прекратились. Центр страны был в другом месте. Общество повернулось внутрь, когда люди сосредоточились на проблемах повседневной жизни.

Импровизированный мемориал на месте убийства Немцова был установлен сразу после его убийства. Хотя власти неоднократно снимали его, люди, не боясь, возвращаются, чтобы восстановить его. Портреты Немцова, цветы, свечи и другие сувениры появляются почти волшебным образом в мгновение ока, несмотря на усилия властей стереть все напоминания об ужасном преступлении.Но память о Немцове — за что он стоял и за что умер — живет. Интересно, что было бы, если бы Немцов выжил и продолжил борьбу за лучшую Россию.

Возрождение протестного движения: становится ли оно более радикальным?

Пауза в протестном движении и требования перемен длились недолго. Сочетание нескольких факторов заставило людей вернуться на улицы: «эффект Крыма» иссяк, экономическая и социальная напряженность нарастала, были назначены муниципальные выборы.Летом 2019 г. произошло возрождение протестного движения, но оно заметно отличалось от событий 2011–2012 гг.

Искрой, вызвавшей демонстрации в Москве, стал отказ властей зарегистрировать деятелей оппозиции, которые стремились баллотироваться на муниципальных выборах, намеченных на 8 сентября 2019 года. Но искрой, вызванной искрой, стали недовольства, охватившие всю страну: рост экономических трудностей, бездушная политика местных властей, ставящая под угрозу окружающую среду и здоровье местных жителей, и растущее разочарование в связи с неспособностью правительства относиться к людям с элементарным человеческим достоинством и уважением.

В то же время силовики становились все сильнее и наглее. Несколькими годами ранее Путин создал элитный отряд под названием Национальная гвардия (часто называемый «штурмовиками» из-за их сложной защитной одежды) под командованием своего бывшего телохранителя. Им предстояло сыграть решающую роль в избиении протестующих во время предстоящих летних акций протеста.

В начале июня 2019 года журналист по имени Иван Голунов был арестован по ложному обвинению в хранении наркотиков, как выяснилось, в отместку за его работу по разоблачению коррупции в правительстве.Позже выяснилось, что наркотики подбросили спецслужбы. Возражения многих слоев российского общества по поводу этой несправедливости были настолько громкими, что властям пришлось отступить и освободить Голунова. Сотрудники милиции, непосредственно причастные к задержанию Голунова, в конечном итоге были наказаны.

Громкая реакция на ложный арест Голунова стала реакцией на широко распространенный инструмент вымогательства, используемый полицией для подбрасывания наркотиков ничего не подозревающим лицам с целью получения взятки, захвата бизнеса или оказания давления по разным гнусным причинам.Как пояснил Александр Баунов в статье для Московского центра Карнеги, «протест против ареста Голунова [был еще одним свидетельством того, что] россияне хотят избавиться от мафиозной хватки служб безопасности над их повседневной жизнью».

Общественный резонанс против сфабрикованных обвинений против Голунова свидетельствует о том, что власти не застрахованы от общественного мнения, по крайней мере, когда дело имеет широкую огласку. Как писала правозащитница Ольга Романова для Московского центра Карнеги в декабре 2019 года: «Несмотря на весь скептицизм, кажется, что общественное мнение действительно играет роль в степени репрессий в каждом конкретном случае.Она подчеркивает важность «общественной поддержки, внимания [прессы] к делу, участия известных людей и профессиональной солидарности [среди коллег обвиняемого]». Такая поддержка может повлиять на суровость приговора, вынесенного судьей.

В ранее процитированном исследовании Грина и Робертсона эти два ученых также отметили роль общественного мнения в более широкой перспективе, чем только в судебной системе. Они отметили, что,

[В] целом, общественное мнение играет недооцененную роль в российской политике.… Эта зависимость от популярности делает Путина уязвимым. Слишком суровое обращение с протестующими может легко вызвать негативную реакцию в общественном мнении. Но излишняя мягкость может спровоцировать еще больше демонстраций против явной коррупции и бесхозяйственности по всей России. В результате Кремль часто действует жестко, а затем отступает ».

Общественное мнение проявилось не по душе Кремлю 27 июля 2019 года, когда тысячи москвичей вышли на призыв лидера оппозиции Навального протестовать против отказа московских властей зарегистрировать нескольких кандидатов от оппозиции, которые стремились баллотироваться в муниципалитет на выборах, назначенных на 8 сентября.Сам Навальный был арестован за несколько дней до этой несанкционированной демонстрации и приговорен к 30 суткам тюрьмы, чтобы помешать ему возглавить демонстрацию. Несмотря на отсутствие Навального, демонстрация состоялась. Другие деятели оппозиции, некоторые из которых не играли заметной роли в волне протестов 2011–2012 годов, стали заметными в это время. Одной из наиболее откровенных была Любовь Соболь — юрист, активистка Фонда борьбы с коррупцией Навального и претендент на муниципальный пост, имя которой власти отказались включить в бюллетень.Она только что завершила 30-дневную голодовку в знак протеста против исключения из выборов. Ее также ненадолго задержали.

Акция протеста 27 июля сопровождалась почти еженедельными демонстрациями в течение августа — одни санкционировали, другие нет. Явной причиной демонстраций был протест против злоупотреблений избирательным процессом, но многие протестующие также скандировали лозунги против Путина, требовали свободы и призывали к прекращению политических репрессий.

Демонстрация, которая прошла в Москве 10 августа, стала крупнейшей акцией протеста в России за восемь лет.По оценкам, толпа составила более 60 000 человек. ОМОН и «штурмовики» Национальной гвардии выступили в полную силу. Тысячи протестующих, в том числе даже маленькие дети, были арестованы. Многие были сильно избиты. Судя по размеру демонстраций, когорте участников (намного больше молодых людей, чем в предыдущие годы), очевидному отсутствию страха перед многими из тех, кто был избит и арестован [3], было ясно, что протестующие все больше желали приходить. выходить на улицы по таким вопросам, как злоупотребления в процессе муниципальных выборов, которые в прошлом не вызывали особого интереса.Тот факт, что власти вызвали такую ​​резкую и резкую реакцию, свидетельствует о том, что они были серьезно обеспокоены радикализацией протестующих. Репрессии были организованы в основном Кремлем, а не властями Москвы, которые несли ответственность за муниципальные выборы, из опасений, что, если национальное правительство не примет силовые меры сейчас, могут возникнуть более серьезные столкновения во время парламентских выборов в 2021 году. и президентские выборы в 2024 году.

Эти опасения не были необоснованными с точки зрения Кремля. Как объяснил известный российский комментатор Павел Фельгенгауэр,

Подавляющее большинство в 80 процентов, которое не явилось [проголосовать на муниципальных выборах в Москве 8 сентября 2019 года], может показаться безразличным и пассивно нейтральным, но теоретически оно может повлиять на любое направление. . Эта социальная / политическая ситуация чем-то напоминает конец 1970-х — начало 1980-х годов, когда экономический застой и яростная антизападная риторика времен холодной войны привели к широко распространенному безразличию и пассивности общества, которое несколько лет спустя внезапно превратилось в широкую продемократическую и антизападную риторику. -коррупционное движение, разрушившее Советский Союз.

В то время демонстрации протеста начинались небольшими, но быстро переросли в массовые протестные движения по всей стране. Теперь Кремль глубоко обеспокоен тем, что история может повториться. Единственный ответ, который он может предпринять, чтобы противостоять этой возможной угрозе, — это репрессии и использование ужесточающихся авторитарных мер.

Власти, как и гражданское общество, осознают, что протестное движение меняется. Это проявляется в различиях событий 2011–2012 и 2019 годов.Татьяна Становая из Московского Центра Карнеги сравнила эти два события. Она утверждала, что реакция властей на два периода демонстраций существенно различалась из-за их понимания природы протестов, политической позиции кремлевского руководства (в 2011–2012 годах Медведев собирался закончить свое президентство, а Путин — находился на грани возвращения на эту должность, хотя в 2019 году Путин был твердо у власти, годом ранее был переизбран на свой четвертый срок на посту президента, и экономические и политические настроения в стране были совсем другими), и к 2019 году гораздо больше неуверенности в будущем страны, как со стороны властей, так и со стороны народа.Становая писала, что, хотя власти воспринимали протесты 2011–2012 годов в основном как внутреннюю проблему, они рассматривали протесты 2019 года как часть глобального наступления на Россию, которое представляло гораздо большую угрозу режиму Путина и его повестке дня. Это потребовало мобилизации и консолидации политической власти и гораздо более жестких ответных мер, чтобы остановить то, что могло представлять серьезную угрозу Кремлю.

Становая отметила, что после протестов 2011–2012 годов Кремль сначала ответил на некоторые уступки.В частности, было проведено несколько реформ политической системы, которые включали возврат к губернаторским выборам и снижение ограничений для политических партий. После протестов 2019 года Кремль не был настроен идти на уступки. На этот раз ответом стали суровые тюремные сроки арестованных демонстрантов и ужесточение давления служб безопасности на активистов гражданского общества [4]. Это привело к дальнейшей изоляции режима от общества. Завершая свой анализ, Становая признала, что «нынешняя конструкция режима выглядит такой же прочной и устойчивой, как и всегда, но эта прочность, — подчеркивает она, — выражается в отсутствии гибкости и сопротивления изменениям, что само по себе становится структурным риском. в будущее системы.

Перспективы перемен

Россия вступила в очень неопределенные времена, и рискованно делать прогнозы о том, сможет ли путинский режим удержать свою авторитарную модель власти и останется ли общество послушным или начнется неконтролируемый способ. Нет никаких сомнений в том, что Кремль продолжит следовать своим знакомым методам поддержания контроля: дискредитировать ведущих деятелей оппозиции как мошенников, которые лгут и воруют по приказу иностранных правительств, ограничивая реформы, чтобы дать гражданам лишь минимум для улучшения условий их жизни. оказывая жесткое давление на те элементы общества, которые стремятся к переменам.Кроме того, службы безопасности под руководством Кремля усилили репрессии после того, как был проведен референдум по поправкам к конституции, и они арестовали несколько известных лиц по различным обвинениям — от государственной измены до убийства.

Как отреагирует общество — вопрос более интригующий. Похоже, существуют две точки зрения на то, как гражданское общество может развиваться в ближайшие годы. Преобладающее мнение состоит в том, что, несмотря на периодические гнев и даже кратковременные вспышки протеста по поводу произвольной и несправедливой политики и практики властей, в ближайшее время не будет никаких крупномасштабных протестов, и общество останется в значительной степени послушным, пассивным и безразличным.[5] Отсутствие популярного харизматичного лидера оппозиции, который мог бы превратить вспышки гнева в грозное протестное движение, объединяющее городские политические протесты с более широким социально-экономическим недовольством; отсутствие значительного прогресса в ходе прошлых протестов; и жесткие меры, применяемые службами безопасности против протестующих, организаторов гражданского общества и даже невинных жертв, оставили большую часть российского общества равнодушным и смирились с продолжающейся пропастью между правителями и управляемыми. Это чувство отчаяния пронизывает все возрастные группы.Возможно, больше всего огорчает то, что это глубоко влияет даже на очень молодых. По данным проправительственного Всероссийского центра изучения общественного мнения, 71 процент молодежи в возрасте от 18 до 24 лет не с оптимизмом смотрят в будущее и видят впереди тяжелые времена.

Маша Липман, ведущий российский аналитик, цитируемая Фредом Вейром в Christian Science Monitor от 22 августа 2019 года, подытожила статус протестного движения после серии демонстраций в начале того же месяца.Она сказала:

Нет ничего с точки зрения движения, с которым люди могли бы идентифицировать себя в долгосрочной перспективе. Когда волна утихает, как это было раньше, она не оставляет ничего после себя с точки зрения политической организации и надежных лидеров, которые ее поддержат. Конечно, революция никому не нужна. Люди справедливо опасаются больших политических потрясений. Эволюция предпочтительнее. Но я не вижу больших перспектив на горизонте построения общества закона, системы сдержек и противовесов и демократии. Не думаю, что доживу до этого.

Другая школа мысли более оптимистична в отношении перспектив перемен. Он считает, что со временем общество будет играть более активную роль в протесте против властей, что приведет к изменениям — изменениям, которые могут быть только постепенными, но могут быть более радикальными. Приверженцы этой точки зрения не наивны и полностью осознают масштабность задачи преобразования России. Напротив, они вполне реалистичны, потому что многие из них лично испытали гнев властей, были избиты, арестованы и отбывали срок в тюрьмах.Это только укрепило их решимость работать еще усерднее для лучшего будущего для России.

Хотя Москва остается центром протестного движения, активистов воодушевляет сопротивление режиму Путина, имеющее место в других частях страны. Совсем недавно эпицентр переместился на Дальний Восток и в город Хабаровск. 9 июля 2020 года губернатор Дальневосточного региона Сергей Фургал был арестован вместе с четырьмя другими по обвинению в убийстве нескольких бизнесменов в 2004–2005 годах — обвинения, которые, по мнению многих, имеют политическую подоплеку.Но даже если это окажется правдой, жители этого крупнейшего города на Дальнем Востоке России меньше обеспокоены обвинениями (многие считают, что Фургал невиновен), чем тяжелой рукой Москвы в этом деле.

Фургал — очень уважаемый чиновник в стране, где это большая редкость. Жители его региона считают его трудолюбивым, честным и отзывчивым к их потребностям. Он был избран на этот пост в 2018 году как кандидат от Либерально-демократической партии (полуоппозиционной партии, возглавляемой головорезом Владимиром Жириновским), набрав 70 процентов голосов и подавляющим большинством победив кандидата от партии «Единая Россия» — партии Путин и партия большинства в российском законодательном органе.[6]

Противники Фургала возмущены его популярностью и тем ущербом, который он нанес доминирующему влиянию, которое партия «Единая Россия» имела в этом регионе в течение многих лет. Политолог Александр Кынев, которого цитирует независимая газета «Новая газета », сказал, что «на него пытались выкопать компромат с момента его избрания — за это время было проведено несколько обысков, а его друзья и деловые партнеры были задержаны. . Вроде ничего не нашли, поэтому пытались привязать его к событиям 16-летней давности.

11 июля около 30 000 жителей Хабаровска — города с населением 616 000 человек — приняли участие в крупнейшей демонстрации в регионе в новейшей истории. Они демонстрировали свою поддержку Фургалу и требовали его освобождения. Хотя демонстрация не была санкционирована, полиция не вмешивалась, и арестов не было. Демонстрации продолжались неделями, росли в размерах и не подавали никаких признаков прекращения. Протестующие настаивают на том, что они будут продолжать демонстрации до тех пор, пока власти не согласятся, что суд над Фургалом будет проходить в Хабаровске, где произошли предполагаемые преступления, а не в Москве.Подобные акции протеста в поддержку Furgal прошли и в других городах Дальневосточного региона.

После ареста Фургала Путин сместил его с поста губернатора и заменил его Михаилом Дегтяревым, членом Либерально-демократической партии Фургала, но не жителем Дальневосточного региона. Действия Путина еще больше разозлили протестующих, которые отвергли назначение Дегтярева как еще один произвольный шаг, навязанный им Кремлем.

Но демонстрации были больше, чем просто несправедливость, которую, по мнению хабаровчан, имели место, они также касались более широкого перечня жалоб, которые разделяют многие другие российские регионы: экономический спад, гниение инфраструктуры, властное отношение Партия «Единая Россия», безразличие Москвы к тяжелому положению регионов и усталость от Путина и его правления.Один из лозунгов, часто слышимых на демонстрациях в Хабаровске, — «Путин — вор» — популярная песня, которая перекликается с прошлыми протестами в Москве и других городах. На улицах Хабаровска можно встретить и другие знаки и выкрики: «Я / Мы = Фургал», «Свобода», «Москва, уходи!», «Дальний Восток наш!» И «Путин, уйди!»

Хотя протесты были технически незаконными, после протеста 11 июля администрация Хабаровска выступила с публичным заявлением, в котором поблагодарила людей за поддержку.«Мы поддерживаем вас, мы уважаем вас, и это очень много значит», — говорится в заявлении.

Российские социальные сети загорелись сообщениями о поддержке со всей страны. Русский Twitter был переполнен твитами жителей, которые выражали свою поддержку Фургалу и всему, что он сделал для региона. Они выразили восхищение губернатором, который слушал людей и работал над улучшением их жизни. Когда Фургала арестовали, сообщения разошлись в социальных сетях, а на входах в многоквартирные дома были вывешены вывески, призывающие людей выйти на улицы, чтобы выразить свою солидарность.В твитах сообщалось, что, хотя люди были встревожены, не зная, как отреагируют власти, они, тем не менее, вышли толпами. Они чувствовали себя воодушевленными товариществом разрастающейся толпы. Они гордились тем, что делают это как хабаровчане, и им было все равно, как отреагирует Москва. Это был их город, их губернатор и их решение протестовать.

По мере того как демонстрации протеста в Хабаровске продолжаются, их поддержка растет во многих городах по всей стране.24–25 июля 2020 года Левада-центр провел опрос 1617 россиян и обнаружил, что 45 процентов респондентов положительно относятся к протестам, а 17 процентов — отрицательно. Двадцать шесть процентов не были ни за, ни против протеста. На вопрос, будут ли они участвовать в аналогичных акциях протеста в своем регионе, 29 процентов ответили, что будут.

Среди тех россиян, которые находят надежду для страны в том, что происходит в Хабаровске, немногие уловили это чувство лучше, чем Александр Горбунов, популярный блогер, который пишет под ником «Сталингулаг» в социальной сети Telegram.В сообщении от 1 августа 2020 года он написал:

Уже двадцать второй день подряд, несмотря на проливной дождь, тысячи людей продолжают выходить на улицы Хабаровска. В принципе, добавить сюда нечего; Хабаровчане все сказали сами. Просто нужно отметить, что в 2020 году, когда апатия поразила все живое, когда ощущение, что все здесь было и будет таким, что вся надежда на перемены мертва, есть Хабаровск, который знает, что правильно и каждый день защищает то, что правильно.Если правда на вашей стороне, вы должны защищать ее. В конце концов, вы правы, что может быть важнее этого? Наивная вера в торжество доброй воли — вот чего так не хватает нашему циничному обществу, разучившемуся мечтать. Это вроде бы очевидно, но утраченное нами чувство собственной праведности и некоей высшей справедливости — это дар, который Хабаровск одарил всей стране. Это самое яркое событие, которое произошло в этом сумасшедшем году.

Хотя демонстрации в Хабаровске могут исчезнуть из заголовков так же быстро, как и появились, для тех в Кремле, кого беспокоят любые признаки недовольства, которые могут угрожать центральному контролю, события в Хабаровске должны вызывать беспокойство и могут быть предвестником будущие вызовы, поскольку Путин и его соратники изо всех сил пытаются сохранить свое все более склеротическое авторитарное правление.Один из самых больших опасений Кремля заключается в том, что региональные протесты могут быть успешно использованы политической оппозицией в Москве для создания грозной силы против режима Путина. Как пояснил российский журналист Павел Фельгенгауэр. «Если … широко распространенное социальное разочарование начнет сливаться с активизмом оппозиции в столице, внешне прочная, как гранит, структура политической системы Путина может начать разрушаться».

Не менее тревожную озабоченность Кремля вызывает то, что противодействие неудачам и произволу властей становится все более спонтанным по мере роста гнева и разочарования по множеству социально-экономических и политических проблем.Россия пережила в прошлом многочисленные катастрофические потрясения и бурные перемены, которые выросли из неконтролируемых вспышек народного недовольства и гнева. Москва ответила как на организованные, так и на спонтанные вызовы своему правлению грубой силой и жесткими репрессиями после подавления оппозиции. Нет никаких указаний на то, что режим Путина в 2020 году намеревается отреагировать иначе.

Те, кто продолжает бороться за перемены и не намерены отказываться от борьбы с авторитарным режимом Путина, находят силу в словах бывшего президента Ельцина, который сказал: «Из штыков можно сделать трон, но нельзя сидеть. на нем недолго.Точно так же видный российско-американский оппозиционный лидер и близкий друг покойного Немцова Владимир Кара-Мурза написал в The Washington Post 15 августа 2019 года, что

[L], как и многие авторитарные режимы в мире. В прошлом Кремль игнорировал фундаментальную историческую максиму: когда власть не может быть изменена у урны для голосования, ее рано или поздно сменит на улицах. Мы еще не в тот момент — а режим Путина по-прежнему обладает огромным ресурсом в своих службах безопасности …В долгосрочной перспективе… никакое государственное принуждение, в конце концов, не сможет остановить достаточно сильные общественные настроения.

Есть ли признаки перемен?

Учитывая, что российское общество в целом характеризовалось относительно слабым и подавленным активизмом гражданского общества и в основном пассивной реакцией населения в целом, но также временами испытывало всплески сдерживаемого гнева и возмущения, которые превращались в серьезные, иногда насильственные, событий, есть ли сейчас какие-либо признаки того, что ситуация и отношения в российском обществе меняются таким образом, чтобы это могло в большей степени способствовать изменениям?

Валерий Соловьев, научный сотрудник престижного Московского государственного института международных отношений (МГИМО), считает, что да.Соловьев утверждает, что серьезный политический кризис в России «неизбежен». Он пришел к такому выводу, потому что убежден в том, что происходит «качественное изменение массового сознания» россиян и что они «пришли к убеждению, что радикальные изменения больше не исключены». Соловьев признал, что, возможно, «только один процент населения фактически воспользуется этими возможностями; но, как и в 1989 году [год, когда советская империя начала рушиться], этого будет достаточно, когда подавляющее большинство перейдет от признания к гневу по поводу того, что делают власть имущие.Радикальные изменения или революция под другим названием совершаются не большинством, а воинствующим меньшинством, способным использовать недовольство большинства и сплотить массы. Соловьев считает, что общественное сознание в России меняется. Люди теряют надежду на будущее для себя и своих детей и все больше злятся. Соловьев заключает, что «будущее больше не предопределено. Он начал меняться », и люди начинают понимать, что« ситуация, в которой они оказались, не является ни неизбежной, ни постоянной.”

Люди теперь более охотно берут на себя ответственность за свою жизнь и условия, в которых они живут. Они менее склонны выражать свое несогласие с властями и участвовать в демонстрациях, как мы видели в связи с экологическими проблемами, фальсификациями на выборах и недавними массовыми протестами в Хабаровске. В прошлом году в интервью Якобу Хейльбрунну для The National Review Константин Ремчуков, главный редактор популярной газеты Независимая газета , указал на недавние изменения в российском обществе.Одно заметное изменение — это сдвиг в том, что люди считают самым важным в своей жизни. До переизбрания Путина в 2018 году материальные требования были главным приоритетом людей. Теперь, согласно опросам, проведенным в 2019 году, личная свобода стала главным приоритетом. Ремчуков утверждает, что 59 процентов респондентов назвали «отсутствие ограничений личной свободы» по сравнению с хорошей экономической ситуацией в качестве наивысшего приоритета [7]. Еще больше Ремчукова удивило то, что 84 процента респондентов того же опроса заявили, что хотят лично внести свой вклад в улучшение ситуации в стране.«У нас никогда не было такого настроения», — воскликнул Ремчуков.

Ремчуков объясняет это изменение отношения ростом среднего класса и пониманием ответственности, связанной с получением этого статуса. Ремчуков описывает российский средний класс как «класс ответственности». «Это класс, который заботится о будущем своих детей; не избегает ответственности; он в меньшей степени зависит от государственной помощи и государственных денег ». Другой вопрос, приведет ли эта оптимистическая оценка к действиям по улучшению личной жизни граждан России и общего благосостояния в стране.

Журналисты, социологи и исследователи российского общества видят другие обнадеживающие признаки, укрепляющие мнение об изменении отношения, и они рассматривают эти изменения как в значительной степени положительные. Некоторые отмечают, что общество смещает акцент с идеологии, в которой доминирует государство, на национальную идентичность и патриотизм, которые уходят своими корнями в людей и создают новые объединяющие принципы, которые могут стать строительными блоками для будущего. По словам Юрия Сапрыкина, журналиста, освещающего популярную русскую культуру, новая формулировка национальной идеи, которую он называет местным патриотизмом, разрабатывается на низовом уровне.Он распространяется через видео на YouTube и в социальных сетях хип-хоп исполнителями, а также в работах уличных артистов. Сапрыкин описывает этот местный патриотизм как «чувство принадлежности не к суверенной абстракции, а к определенному месту, к которому нужно относиться с осторожностью, уважением и вниманием». Он видит это чувство принадлежности, ведущее к

[A] приобретенному навыку сотрудничества, совместного участия в действиях, имеющих социальное значение, объединения сил с соседями, коллегами и единомышленниками для достижения какой-то значимой цели.Этой целью может быть борьба с вырубкой деревьев в парке перед вашим домом, помощь в ближайшем детском саду или защита несправедливо задержанного одноклассника.

Мы видели проявления этого местного патриотизма в протестах против действий властей, которые могут нанести вред окружающей среде или отобрать парковую зону для строительства собора.

Сапрыкин утверждает, что возрождение национальной идеи в форме местного патриотизма также выражается в более открытом подходе к прошлым преступлениям государства и инициативе местных и национальных кампаний в память и почитание жертв советских политических репрессий и некомпетентности. .Особо следует отметить открытие молодым поколением ужасов чернобыльской катастрофы, столь ярко изображенное в мини-сериале HBO. Ложь, высокомерие и должностные преступления со стороны коммунистической партии и советского правительства от самых высоких уровней до местных властей с целью сокрытия катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции продолжают проявляться сегодня во многих отношениях. Для многих, особенно молодого поколения, их хватило.

Сапрыкин заканчивает свой анализ изменений в российском обществе на оптимистической ноте.В своей статье для The Moscow Times от 20 августа 2019 года он утверждает, что «в конечном итоге мы видим, что национальный комплекс неполноценности, характерный для старшего поколения (и который, возможно, во многом определяет внешнюю политику России), является устаревает. И именно этот разрыв между властью и обществом, пожалуй, самая обнадеживающая новость конца 2010-х годов. Это общество, которое готово принять и осмыслить свою историю и идентичность, не дожидаясь передачи этих принципов сверху, общество, способное взять на себя ответственность за свою жизнь вместо того, чтобы ждать, пока государство решит его проблемы. .

Анализ Сапрыкина — это не просто академическая оценка. Это подтверждается множеством сообщений в российских социальных сетях; дискуссии и споры среди российской молодежи в кафе, кофейнях и университетских аудиториях; и дебаты в российских либеральных негосударственных СМИ, которые иллюстрируют динамическую сложность российского общества. Эта сложность в значительной степени отсутствует в большинстве западных СМИ, которые, как правило, освещают только два аспекта внутренней российской жизни — режим Путина и аморфное, но в основном пассивное общество с громким, но в основном неэффективным протестным движением.В какой-то момент проявления этой сложности, скорее всего, сыграют ключевую роль в борьбе между стагнацией и переменами — борьбе, которая неизбежно будет вестись в России. Только динамика еще не определена. Они могут быть мирными и постепенными, а могут быть конфронтационными и агрессивными.

Профессор Соловьев из МГИМО обозначил пять симптомов того, что он назвал «надвигающимся кризисом» в России. Это:

  • Качественное изменение массового сознания,
  • Уничтожение пропаганды как действенного инструмента,
  • Кризис в личном руководстве Путина,
  • Кризис в управлении на всех уровнях и во всех секторах, и
  • попытка организовать переход в этой неспокойной ситуации.

Хотя можно утверждать, что произошло усиление сокращений в рамках некоторых, если не всех этих симптомов — в первую очередь, я бы сказал, что среди первых двух Россия, похоже, еще не достигла или почти достигла критического уровня. точка. Похоже, что режим Путина по-прежнему держит в руках все высокие карты, а подавляющая сила служб безопасности все еще находится под его строгим контролем. Однако не следует расслабляться, как, несомненно, Кремль. В конце 1980-х мало кто предсказывал, что Советский Союз распадется всего за несколько лет.

Путин пережил два трудных года с момента его переизбрания на четвертый срок в марте 2018 года — спад в экономике; внешнеполитические трудности с Украиной, Сирией, обострения в отношениях с США и Европой; разрушительная пандемия; и неуверенность в его будущем после 2024 года. Последняя проблема была решена — по крайней мере, теперь есть юридический путь вперед, — но в ближайшие годы все еще существует большая неопределенность.

Изменилось и общество. Хотя большая часть общества остается пассивной, а активисты гражданского общества по-прежнему в значительной степени неэффективны в привлечении широких слоев населения к их политической повестке дня, люди более склонны продвигать и защищать причины, которые напрямую влияют на их жизнь, страх перед властями, похоже, меньше, и молодежь, как правило, более заинтересована в вопросах, которые их затрагивают.

Следующие четыре года могут стать ключевыми для определения курса развития России и ее будущего. Путин до сих пор не взял на себя обязательство баллотироваться на второй срок в 2024 году, хотя Конституция теперь позволяет ему это сделать. Борьба между застоем и переменами висит на волоске. Весы могли склониться в любом случае. В прошлом Россия переживала решающие времена. За редким исключением, ему не удалось осуществить мирный, плавный переход к новой эре. Сейчас у всех на уме вопрос: что произойдет, когда Россия столкнется со следующим серьезным вызовом.Пандемия COVID-19 вполне может стать этой проблемой — тема, о которой я расскажу в отдельном эссе. Столкнувшись с этой проблемой, будут ли власти прибегать к прежним образцам поведения или они найдут новый, более конструктивный путь вперед?

Вашингтон, округ Колумбия
Август 2020 г.

[1] В Конституцию внесено более 200 поправок, многие из которых противоречат тексту самой Конституции. Среди них есть ссылка на веру в Бога, хотя Конституция 1993 года провозгласила Россию светским государством.Русский язык возведен в ранг «государствообразующего народа», что противоречит теоретическому равенству многонационального населения. В социальной сфере поправка определяет брак как союз между мужчиной и женщиной, тем самым конституционно запрещая однополые браки.

[2] В пятую годовщину убийства Немцова Мэтью Люксмур из Радио Свободная Европа / Радио Свобода опубликовал беседу с давним соотечественником Немцова о годах становления политической жизни Немцова как либерального реформатора в правительстве Ельцина.В своем отчете Люксмур показал, что этот друг рассматривал убийство Немцова «как последнюю смертельную боль для определенного видения будущего России, проекта, который уже терпел неудачу, когда Путин пришел к власти. В чем была его ошибка, ошибка того поколения? Они были сосредоточены прежде всего на экономических проблемах, — сказал он о Немцове и команде молодых реформаторов, частью которых он был в 1990-е годы, — и на независимых судах, профсоюзах, честных полицейских, государстве всеобщего благосостояния, свободных СМИ, гражданском обществе. — все они возникли бы сами по себе.Не было понимания, что демократия требует постоянных усилий », — добавил он. «Это была наша наивность».

[3] Отсутствие страха у протестующих проявилось не только в их готовности к демонстрации, но и в сознательном их проведении, несмотря на вероятность того, что они могут быть арестованы и даже избиты. В отдельных случаях протестующие прибегали к крайним мерам — готовы пожертвовать собственной жизнью — в знак протеста. В конце 2019 года подросток взорвал себя в Архангельском управлении Федеральной службы безопасности (ФСБ) в знак протеста против фабрикации дел и пыток людей.Даже это весьма печальное событие не вызвало ни малейшего раскаяния властей. Вместо этого, после того, как региональный репортер рассказала об этом событии в своем еженедельном радиокомментарии, ее арестовали, обвинили в «публичном разжигании терроризма», судили и оштрафовали на 500 000 рублей (7 000 долларов). Прокуратура потребовала, чтобы она была приговорена к шести годам лишения свободы.

[4] Маша Гессен, российско-американская журналистка, писавшая в газете The New Yorker 6 сентября 2019 года, после волны протестов в предыдущем месяце отметила, что «в России сегодня больше политических заключенных, чем когда-либо. после распада U.С.С.Р., в 1991 году, и, по сути, намного больше, чем когда последний советский лидер Михаил Горбачев решил освободить большинство из них в 1987 году ». Она прогнозирует, что «до тех пор, пока существует нынешний режим, их число будет расти, равно как и продолжительность тюремного заключения и жестокость со стороны силовиков».

[5] Согласно опросу 1623 респондентов старше 18 лет, проведенному Левада-центром и опубликованному 1 июня 2020 года в журнале Open Media , 27 процентов россиян считают массовые протесты возможными в настоящее время, в связи с к падению уровня жизни.С другой стороны, 61 процент респондентов считают такие демонстрации маловероятными. Респондентов также спросили, будут ли они участвовать в таких протестах, если они произойдут — 28 процентов ответили положительно, а 68 процентов ответили отрицательно. Open Media отмечает, что это самые высокие цифры в пользу протестов за последние полтора года. Но директор Левада-центра Гудков предупреждает, что «готовность населения к массовым протестам все еще носит декларативный характер… и не является настоящим оттоком на улицу».Однако к осени он не исключает возможности того, что «локальные вспышки в больших городах вполне возможны».

[6] Партию «Единая Россия» возглавляет бывший премьер-министр Медведев. Президент Путин официально не является членом «Единой России», но эта партия рассматривается как его партия, поскольку она полностью поддерживает его политику и повестку дня.

[7] Опрос, проведенный в середине 2019 года на предмет того, важна ли демократия для России, показал, что большинство россиян считают, что демократия необходима, но «это особый тип, соответствующий национальным традициям и особенностям.По данным опроса, как сообщает государственная газета Российская газета , «62 процента опрошенных считают демократию необходимой, а 55 процентов признают необходимость в ней только в локализованном воплощении. Почти 4% опрошенных уверены, что демократия западного типа принесет в Россию хаос и разрушение ».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *