Реконструкция пятиэтажек – 14 ,

реконструкция вместо реновации – Варламов.ру – ЖЖ

Страсти по поводу сноса тысяч домов не утихают. Каждый день появляются новости. Позавчера выложили огромный список домов, которые мэрия предлагает снести. Ещё не сносит, но снесёт, если жители дома проголосуют «за». Забавно, что необязательно голосовать «за»: по мнению мэрии, все, кто не голосует, автоматически будут за снос! Интересное представление о волеизъявлении граждан, надо будет на выборах такое попробовать!

У меня как у москвича есть несколько вопросов к мэрии.

Мэрия мотивирует свое решение тем, что жилищные условия людей надо улучшить. Это замечательно, конечно, что за счёт бюджета будут улучшены условия жизни некоторых людей. Правда, это не совсем справедливо, но кто говорил, что жизнь справедлива? Волнует ли меня размер ванной у жителей пятиэтажек? Вовсе нет. Люди, живущие в деревянных бараках, коммуналках или те, кто вообще ютится по родственникам, будучи не в состоянии купить себе квартиру, меня волнуют гораздо больше.

Теоретически нет ничего плохого, когда город приводит в порядок некоторые районы. Обществу не выгодно, чтобы в городах были ветхие кварталы. Со временем оттуда уедут нормальные жители, и останутся только те, кто не может позволить себе переехать. В таких районах будет расти преступность, поддерживать порядок будет дорого, поэтому лучше заняться этими районами прямо сейчас.

И тут у меня как у коренного москвича возникает вопрос. А как вы этот порядок будете наводить? До сих пор мэрия не даёт ответа. Дома какой этажности вы построите? Какой будет плотность населения в районах после вашей «реновации»? Что с инфраструктурой?

Например, если на месте пятиэтажек построят панельные гетто, как это происходит на окраинах города, – я против! Некогда зелёные и тихие районы превратятся в муравейники. Более того, через какое-то время все эти многоэтажные микрорайоны начнут обесцениваться. У людей изменится представление о комфортном жилье. Всё это уже проходили города Европы и Америки. Нормальные люди начнут переезжать из шумных, тесных бетонных муравейников в спокойные тихие районы. Цены на недвижимость в муравейниках будут падать, туда начнут селиться самые малообеспеченные граждане, мигранты, часть квартир будет пустовать. Лет через 10-15 мы обнаружим, что все эти дома придётся опять сносить.

И ещё, если вы преследуете благую цель улучшения условий жизни людей, то зачем сносить? Некоторые дома – да, проще снести и забыть. Но есть много домов, которые можно реконструировать, привести в порядок без всяких сносов. В той же Европе, где тоже много пятиэтажек, их не всегда сносят, а часто просто реконструируют, приводя в божеский вид.

Давайте посмотрим, как это делают в Германии, на территории бывшей ГДР. Там с советских времён осталось много таких домов, при взгляде на которые кажется, что ты оказался где-нибудь в Рузаевке, а не на окраине Лейпцига, например.

Этими «немецкими хрущёвками» занялся Штефан Форстер (Stefan Forster Architekten) в рамках проекта Regeneration East (можно перевести как «Восточное возрождение»). Он работал в двух небольших городках, Лайнефельде и Галле, и показал, что устаревшие пятиэтажки в умирающих районах можно превратить в современное привлекательное жильё.

Штефан Форстер:

Если мы подойдем к этим характерным районам с точки зрения пространства, то увидим, что будущего у панельных домов нет никакого. Моя задача – переделать существующее пространство в гуманное, достойное жизни. Мы пришли к мысли, что если что-то и делать с пятиэтажками, то их надо трансформировать в нечто совершенно иное. Система такая: мы ломали или трансформировали два блока и строили между ними новый, куда постепенно переселялись люди. Население там в основном пожилое, поэтому нужно было, чтобы новое жилье отвечало их образу жизни. Но на будущее я все-таки надеялся, что новые дома привлекут туда и молодежь. Мы нашли, что эти панельные здания обнаруживают большую гибкость, и этим можно воспользоваться.

Цитата по Archi.ru


Haus 01 (Лайнефельде)

Реконструкция хрущёвок в Лайнефельде началась с двух L-образных панельных домов. Обновление коснулось 120 квартир. Кроме того, проект предусматривал сокращение количества квартир в двух зданиях на 40.

Ключевым элементом обновлённого дома стала кирпичная кладка вдоль первого этажа здания. Получилась своего рода буферная зона между зданием и улицей.

Она же позволяет создавать мини-сады на открытых террасах.

На южном и западном фасадах сделали непрерывную линию балконов и террасы на крыше.

Новые панели выкрасили в яркие цвета, а для первых этажей устроили большие открытые террасы, но без чётких границ между участками.

С балкона видно, как выглядит дом, который не затронула реконструкция.

Haus 02 (Лайнефельде)

Когда-то это была 6-этажка, но архитекторы приняли решение удалить два верхних этажа. Они стремились не только уменьшить здание, но и сделать его более разнообразным.

Вот так выглядел этот дом раньше.

Теперь в каждом подъезде осталось всего 8 квартир. С точки зрения авторов проекта, это «создаёт ощущение неприкосновенности частной жизни». Здесь также была применена кирпичная кладка, чтобы разграничить частные, совместные и общественные зоны. А небольшие красные балконы здорово оживляют некогда однообразный фасад.

С другой стороны дома балконы уже полноразмерные.

Они смещены друг относительно друга, а у первых этажей, конечно, есть террасы.

Всё это защищает врезанная в дом консольная крыша.

Haus 03 (Лайнефельде)

Те же принципы были применены и при реконструкции этого дома.

Когда-то он выглядел так. Просто массивная панельная 6-этажка.

Теперь вместо шести этажей осталось четыре, а фасад серьёзно разнообразили.

У квартир на первых этажах появились просторные сады.

Балконы верхних этажей разного дизайна и размеров.

Раньше во дворе было так.

Теперь дом стал намного симпатичнее за счёт кирпичной кладки. Для архитекторов это ещё и «закрепление внешнего пространства здания».

Красота!

Haus 04 (Лайнефельде)

Этом дом изначально был довольно компактным, но…

Смотрите, во что его превратили! Верхний этаж был удалён, а на крыше появились открытые террасы.

С обратной стороны радикальных изменений нет, но кирпичная кладка, опять же, опоясывает дом.

Раньше дом выглядел так:

Теперь он визуально всё ещё довольно простой, но архитекторы сделали всё, чтобы его разнообразить.

Haus 05 (Лайнефельде)

Бывшая пятиэтажка потеряла сразу два этажа и превратилась почти что в ряд таунхаусов. Центральный сегмент здания вообще было решено снести.

Когда-то это был большой дом, так похожий на наши хрущёвки и более поздние панельки.

Теперь советское наследие практически неотличимо от домов, которые строят в новых кварталах.

Раньше, глядя на дом со стороны двора, можно было подумать, что ты в России, а не в Германии.

Но всё изменилось. У первых этажей появились террасы, ко второму пристроили сплошной балкон. Изменение цвета фасада, по замыслу архитекторов, должно было сигнализировать о переходе к «сельской» стороне дома.

Haus 06 (Лайнефельде)

Ещё один пример «урезанного» дома )

Его сократили на два этажа, а также удалили по одному сегменту с каждого конца.

И вместо большой панельки…

Получилось современное малоэтажное жильё! С обратной стороны здесь своеобразно оформили выход к террасам. Для первого этажа это кирпичная арка, а для второго – балкон.

Теперь разве что вид с торца выдаёт в этом здании бывшую панельку.

Haus 07 (Лайнефельде)

Этот дом архитекторы называют самым ярким и, возможно, самым радикальным примером городской реконструкции в проекте «Восточного возрождения».

Некогда 180-метровая пятиэтажка была полностью преобразована.

Архитекторы удалили верхний этаж и сразу 7 сегментов здания. В результате у них получились 8 отдельных, но связанных между собой «виллаподобных» (так они сами говорят) многоквартирных домов. С восточной стороны их соединяет непрерывная стена.

С западной, дворовой стороны никакой стены уже нет. Разница между уличным и дворовым фасадом подчёркивается цветом. У первых этажей здесь есть небольшие патио, но большая часть газона – это уже общественное пространство.

Здесь даже выделили вход во двор.

В пространстве между новообразованными блоками тоже появились балконы.

Удивительно, что такое можно было сделать из обычной советской пятиэтажки.

Haus 08 (Галле)

Ещё один пример реконструкции длинного дома, но на этот раз не в Лайнефельде, а в Галле.

Прежний облик

Вместо 11 подъездов здесь осталось только 6. Верхний этаж, как вы уже поняли, решено было частично удалить.

Архитекторы создали ступенчатый объём с большими пространствами на крыше. Когда-то в доме было всего несколько типов квартир стандартной планировки. Теперь появилось 18 различных вариантов, в том числе в «мезонине».

С обратной стороны дома тоже применены решения, типичные для SFA: сплошные балконы и террасы первых этажей.

А было так:

Теперь двор удалось по-настоящему оживить.

Все фотографии: Stefan Forster Architekten

Тут надо отметить, что подобная реконструкция в городах бывшей ГДР стала возможной во многом благодаря тому, что старые советские дома начали пустеть. Многие восточные немцы переехали в западную часть страны или просто в новые дома, кто-то уже умер, и население панельных кварталов сократилось. Поэтому архитекторы были вольны экспериментировать с радикальным уменьшением количества квартир, сносом верхних этажей и так далее.

Но зачастую немецкие «хрущёвки» просто качественно ремонтируют. Например, в восточной части Берлина:

Эти дома по-прежнему ничем не примечательны, но и сносить их незачем.

Достойное жильё, говорите? Так вот же оно! Достаточно лишь хорошо отремонтировать дом. Не надо тратиться на снос, не надо искать удобного девелопера, который застроит давно сложившийся район гигантскими многоэтажками, навсегда испортив инфраструктуру и нарушив баланс населения…

Наверное, это было бы слишком просто.

Лучше снести все пятиэтажки и превратить московские районы в гетто.

Ещё посты по теме:

США:
Самый плохой и самый хороший районы Нью-Йорка
Новый район Сан-Диего
Новые районы Лос-Анджелеса
Самый чёрный и самый белый районы Хьюстона
Как живут нью-йоркские замкадыши
Сколько стоит домик в Сан-Франциско
Самая дорогая квартира в Нью-Йорке
Самый дорогой и высокий дом в Нью-Йорке
Американская Венеция
Майами: как живут простые американские богачи

Австрия:
Вена: что можно построить в Москве вместо пятиэтажек
Детские площадки
Многоэтажный жилой комплекс в Вене: хотели бы так жить?
Австрийские хрущёвки, что с ними стало?
Венские детали

Норвегия:
Район Штрихкод, Осло. Хотели бы тут жить и работать?
Новые районы Осло

Германия:
Новые районы Кёльна
Новые районы Мюнхена
Что было бы с нашими дворами, если бы в России жили немцы?
Как могли бы выглядеть подъезды в наших домах
Как живут на загнивающем Западе…
Германия, детали
Мюнхен, детали
Новое берлинское жильё
Что делают с пятиэтажками в Европе: реконструкция вместо реновации

Дания:
Новые районы Копенгагена
Как благоустроить воду
Спальные районы Копенгагена
Почему в Копенгагене жить хорошо

Швеция:
Новый район в Гётеборге
Как живут простые шведы

Чехия:
Новый район в Праге
Советское наследие в Праге и что с ним сделали чехи

Швейцария:
Новые районы Женевы

Азия:
Новые районы Южной Кореи
Новые районы Сингапура

Россия:
Новые районы Подмосковья

varlamov.ru

Умная реконструкция пятиэтажек — МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО — ЖЖ

Мы увидели современный, красивый 8-этаженый дом с мансардой, с удобным подъездом, просторными квартирами, лифтом, лоджиями, внутри которого таится старая пятиэтажка. Её не пришлось разбирать, взрывать, вывозить на полигон. При этом стоимость метра жилплощади в преображённой пятиэтажке на треть дешевле, чем в новом панельном монстре, что вырастает на пепелище прошлой жизни. О том, как это реализовано технически, надо написать отдельно и обстоятельно, это я непременно сделаю. Но сейчас я не о технических подробностях – я о принципе.

Город, в котором не сохранилось ничего старого, – пуст. Идейно пуст, философски, эмоционально. Его нет. Нельзя каждые пятьдесят лет начинать жизнь сначала, с пустыря. Мы нервно хлопочем о правильной трактовке истории, а история-то она вот, рядом. И «сталинки», и хрущёвки, и дома, построенные (кстати, очень хорошо, солидно и уютно) пленными немцами – всё это история. Снося дома и превращая квартал, а то и целый район в пустыню – мы делаем ровно то, против чего сами и возражаем – убиваем историческую память.

Город не может быть сплошным музеем отгоревшей жизни? Верно, не может. Вот для этого и придумана реконструкция, перестройка. В Германии я видела фахверковые дома XVIII века, бережно сохранённые, защищённые несколькими слоями разных покрытий. Это подлинно культурные слои. И там живут обычные бюргеры, и вполне довольны, и никто не вякает, что эти дома устарели. Конечно, если вовремя не ремонтировать – развалится всё. Это закон жизни.

Если мы пойдём по пути сноса, то конца-края ему не будет. Уже на очереди стоят «брежневки» 70-х годов, дальше дышат в затылок знаменитые П-44, которых в конце прошлого века наклепали немеряно. Ну, и далее по всем пунктам, как говорят в электричках.

От архитектора Кротова я узнала ещё и вот что. Нас бесстыдно обманывают относительно срока жизни пятиэтажек. Помню, ещё в 90-е годы подняли бучу, что-де эти дома строили на двадцать лет, как времянки. Оказывается, такие дома действительно были: так называемые «сносимые серии». Но их уже давно снесли. А те, что остались, строились по так называемой первой категории капитальности – с расчётом на 120 лет, а при хорошем уходе и больше. Но нам упорно внушают, что все резервы исчерпаны и надо сносить и только сносить.

Вопрос: зачем внушают?

Наши американские друзья говорят: когда непонятно, о чём речь, речь скорее всего о деньгах. Здесь, надо думать, речь о деньгах громадных ДСК, которые должны клепать панели и строить, строить, строить. А для этого им нужно расчистить место. Чтобы воткнуть туда «окна в окна» как можно больше высоченных монстров.

Когда люди из деревенских изб переселялись в пятиэтажки, когда они теряли грядки под окнами, петушиный крик по утрам, резко повысился уровень агрессии и депрессии, подскочила преступность. Многие бабушки от такого переселения просто умирали. Радостно воспринимали переселение жители центральных перенаселённых коммуналок, но не окраинных изб. Сегодня история повторяется – на новом уровне этажности. Пятиэтажка всё-таки оставляет какую-то связь с землёй, а житель двадцатиэтажки зависает в пустоте. Ему страшно. Некоторые от страха бросаются вниз.

Обо всём этом надо серьёзно думать. Дом – это не просто четыре стены. Дом – это метафора самого человека, не случайно в анализе сновидений дом – это представление сновидца о самом себе. Неважное, надо признать, у нас представление.

Источник

Ломать – не строить (продолжение)

Автор – Татьяна Воеводина

Из убожества – в престиж

Я обещала подробнее рассказать о реконструкции пятиэтажки, осуществлённой архитектором Алексеем Кротовым в Тушине, по адресу Химкинский бульвар, д. 4 – и вот выполняю своё обещание. Впрочем, гораздо лучше об этом уже рассказал сам архитектор на своём сайте.

Если посмотреть на фотографию дома, не зная, что там внутри притаилась пятиэтажка – догадаться об этом невозможно, по крайней мере, непрофессионалу. На реконструкцию ушло 9 месяцев, из старых 100 квартир получилось 120, при этом общая площадь увеличилась в 2,2 раза.

Как это сделали? А вот как. Вокруг здания соорудили новый фундамент, на нём построили новый фасад, убрали все перегородки бывшей пятиэтажки, естественно, окна-двери. Всё пространство переформатировали заново.

Что осталось? Перекрытия этажей. В «исторической» части здания потолки остались столь же низкими, как и были – это, пожалуй, единственное, на что повлиять нельзя. Впрочем, давно известны дизайнерские решения, позволяющие скрасить этот недостаток, вроде светлых обоев в вертикальную полоску или освещения по стенам, а не на потолке. Всё это, в самом деле, работает и доступно даже самодеятельным ремонтникам.

Как многие удачные дела, эта реконструкция состоялась, благодаря несчастному случаю: в пятиэтажке взорвался бытовой газ, и она была признана аварийной. Жильцов отселили, предоставив им новое жильё, а энтузиастам реконструкции позволили воплотить свой проект в жизнь. Готовый дом видел сам Лужков, бывший тогда мэром Москвы. Рассказывают, что он бегал по этажам, восклицая что-то вроде «Эврика!» – «Нашёл!». И правда ведь нашёл. Было найдено подлинно простое, дешёвое и доступное решение.

Реконструкция пятиэтажек (и не только их) вместо сноса – решает множество проблем. Прежде всего, проблему экономии средств: такая жилплощадь примерно на 30% дешевле вновь возводимой. В высшей степени антикризисное решение! Мало того. Из старых домов можно производить не просто новое, но и престижное жильё. Ведь сегодня всё шире распространяется идея, что престижно жить уж если не в коттедже, то, по крайней мере, в малоэтажке. В этом смысле 8-этажка, да ещё с модной мансардой – это престижнее стандартной 17-20-этажки.

Стиль – утиль

Мы любим поговорить об экологии, а ведь утилизация разрушенных пятиэтажек – это огромная экологическая проблема. Куда девать обломки прошлой жизни? На бескрайние полигоны в Подмосковье? По уму следовало бы строить заводы по утилизации обломков и извлечению из них металлической арматуры. Технически это возможно и известно, как, но – дорого. Если при расчёте стоимости нового строительства учесть стоимость утилизации старого жилья (что опять-таки по уму следует делать) – цена выйдет и вовсе немеряной. А ведь в близкой перспективе маячит снос уже следующих поколений домов: 70-х, 80-х и даже 90-х годов. Будем работать на свалку?

Вообще, изготовление ремонтопригодных вещей – это задача цивилизационного масштаба. Сюда относятся и дома, которые можно перестроить. Когда-то вещи переделывали: я до сих пор помню, что из мало изношенной спины ситцевого халата можно легко сделать наволочку. И мы с мамой в детстве это делали: не по бедности, а просто потому, что это вещь, кто-то потрудился, её сделал, она может ещё послужить – такая была в те времена жизненная философия. Тогда ещё не было нынешних неумолчных разговоров об экологии, а вот экологичное поведение – было.

Современное человечество идёт скорее по противоположному пути – по пути одноразовости: купил – попользовался – выкинул. Известный философ Александр Зиновьев когда-то писал, что метафорой и одновременно идеалом современного человека-потребителя является труба, в которую под большим давлением засасываются разные потребительские товары, а с другого конца они со свистом вылетают на свалку. Так выгодно транснациональным корпорациям, им это требуется, чтобы крутились колёса капитализма. Сегодня среди потребительских товаров, что просвистывают по трубе, находятся и дома. И в ту же самую трубу вылетают ресурсы общества. И происходит это тоже в интересах корпораций – в нашем случа,е в интересах гигантских домостроительных комбинатов, которые хотят производить свои ЖБИ и строить, строить, строить стандартные дома на расчищенном месте.

Неужто через пятьдесят лет и эти дома сломают и заменят – на что? Неужто на 50-этажные? Нынешние многоэтажки не предназначены для реконструкции. Предназначены они для одного – для извлечения скорой прибыли на растущем рынке: построить и скинуть с рук, словно горячую картофелину. Многие покупали инвестиционные квартиры, чтобы в дальнейшем перепродать. Когда рынок рос, это удавалось, сейчас – дело идёт гораздо хуже, но никто не отказывается от самой идеи подобного строительства.

Меж тем, стандартные квартиры в многоэтажках устарели на корню. Помню, недавно мы заехали к нашему знакомому, купившему «двушку» в Долгопрудном в таком стандартном доме. Ему, старому холостяку, планировка довольно безразлична, но для семьи она абсолютно неудобна. Проектировщики словно живут в 50-х годах, в эпоху коммуналок, когда на кухне лишь готовили, а жили люди по своим комнатам. Ведь до конца советской власти было принято учитывать только площадь комнат – по-видимому, наследие коммуналок. Оттого кухня была самым маленьким помещением, меньше – только санузел.

Сегодня, безусловно, надо делать самой большой комнатой кухню-столовую-гостинную, где люди в основном и сидят, а спальни, напротив, годятся и маленькие. Сейчас модны т.н. студии, где всё вместе, в одном помещении. Наверное, это отвечает каким-то потребностям современного человека. Но ведь и семейная квартира становится похожей на студию, просто к ней присоединяются небольшие индивидуальные спаленки. Можно, наверное, делать и помещения-трансформеры, известные ещё конструктивистам без малого сто лет назад. Такие решения могли бы помочь не увеличивать площадь, а разумно её использовать в каждый момент жизни семьи.

«Старым бредит новизна»

Вообще, при всей гигантской строительной индустрии, при всех креативно-инновационных разговорах современные квартиры (даже и в престижных ЖК) производят впечатление чего-то глубоко архаичного, заскорузлого и отсталого. Это вовсе не неизбежный дефект индустриального строительства – это коренится в головах проектировщиков. При внешней авангардности – внутри всё те же старые решения. А лучше б наоборот: снаружи традиционный дом, а внутри – современная трансформируемая квартира.

Мне вообще кажется, что большинство народа предпочитает традиционные дома по внешнему облику, вроде сталинских или доходных домов в стиле art nouveau начала прошлого века. Откуда я это взяла? Из наблюдения, что большинство тех, кто заказывает дизайн проекты интерьера, выбирает т.н. «современную классику» – помесь сталинского ампира с art deco. Реконструируя пятиэтажки, думаю, можно сделать, в принципе, любой стиль, чтобы граждане могли найти что-то созвучное душе. Хорошо бы разработать разные стили внешней отделки реконструируемых пятиэтажек.

Кстати, эти пятиэтажки часто строились даже и в Центре, в зоне исторической застройки, например, в Замоскворечье. Как хорошо было бы «одеть» их в оболочку, имитирующую историческую застройку. Имитация – плохое слово? Ну, найдите хорошее: «органически вписывающееся в историческую среду», например.

Одна из болезненных проблем реконструкции – куда выселять людей?

Архитектор Кротов разработал такую идею. До начала всех работ в торце пятиэтажки строится «башня» в одни подъезд, куда и переселяются жители. Они остаются в своём районе, что всегда составляло желание большинства, их не отправляют на выселки – в Новую Москву, поближе к Калуге. А дальше пятиэтажка реконструируется, на что требуется меньше года – и можно въезжать назад или оставаться на прежнем месте – кто как пожелает. Мне кажется, это просто и остроумно.

Конечно, надо работать не с отдельными пятиэтажками, а с целыми районами. Архитектор Кротов разработал отличный проект, в котором участвуют три параллельно стоящие пятиэтажки. Серединная сносится, из её фундамента и подвала делается подземная парковка, которая поднимается над землёй на один этаж. Это сооружение покрывается землёй, травой, на нём устраивается детская/ спортивная площадка. А крайние пятиэтажки реконструируются, превращаясь в 9-этажные престижные дома.

Можно ли реконструировать без выселения?

Такой опыт тоже есть: так переделывались пятиэтажки из силикатного кирпича. Но это сложно и хлопотно. И в несколько раз дольше. И жильцам придётся несколько лет терпеть пыль, грохот строительной техники, грязь вокруг – не позавидуешь. Это в Германии умеют строить небоскрёбы с микроскопической строительной площадкой и за малые сроки, но у нас пока это искусство не освоено. К тому же, без выселения особо радикальная реконструкция невозможна.

Мини и микро

А вот что возможно сделать на базе хорошо отремонтированных пятиэтажек, – это современные мини-квартиры, нужда в которых велика. Есть спрос на квартиры по 22-25 метров, где ничего лишнего, но есть всё необходимое. Образец такой квартиры я видела в ИКЕЕ: прихожая с гардеробной, с другой стороны от входа – санузел с душем, дальше – комната с раздвижным диваном, просторным столом для еды и занятий, вдоль стены – кухонная ниша. Тут хорошо одному, могут поместиться и молодожёны.

Любопытно, что таких квартир немало в Швеции, на родине ИКЕИ. В Стокгольме, мне говорили сами его жители, четверть домохозяйств состоят из одного человека. Отсюда, наверное, спрос на такое жильё. Забавно, что такая квартирка описана в детской повести Зои Воскресенской «Девочка в бурном море». Там героиня оказывается с родителями в Стокгольме, начинается война, они не могут выехать, денег мало, и девочка с мамой снимают именно такую квартиру. Писательница знает, о чём пишет: она сама жила в то время в Стокгольме, работала с Коллонтай.

А в Питере сейчас предлагаются вообще даже не мини, а микро-квартиры. Некая фирма купив несколько соседних старинных квартир нарезала из них квартирки по 11-15 (!) метров. И всё в них помещается. Правда, спальное место они, пользуясь большой высотой помещения, подняли, как в купе, на второй уровень. Это квартира на одного; в сущности – гостиничный номер. Кому любопытно, посмотрите здесь…

Квартирку чуть покрупнее я видела в Италии, даже жила в ней недолго. У нас такие квартирки нынче зовут «евродвушками»: мини-прихожая, санузел с душевой кабиной, комната метров 15 с кухонной нишей и спаленка метров 7. В сущности, это размер однушки-малогабаритки, просто помещения поменялись местами: вместо кухни – спальня, а вместо комнаты – кухня.

Не надо думать, что на Западе все живут в особняках и многокомнатных апартаментах. Люди живут по-разному. Многие – в съёмных квартирах, меняя их по надобности. Правда, содержат и ремонтируют квартиры гораздо лучше, чем у нас – это факт. Впрочем, личный опыт я имею только в отношении Германии, Ирландии, Италии, Кипра. Между прочим, с кризисом стало заметно обветшание.

Спрос на маленькие квартиры будет у нас, как мне кажется, только расти. Это раньше, когда квартиру «давали», все требовали больше, больше, больше площади. Теперь, когда приобретаешь за свои, думаешь, что можешь себе позволить. К тому же, безусловно, будет набирать популярность аренда – вот и пригодятся маленькие квартирки. Реконструированные пятиэтажки как раз будут кстати. Впрочем, почему только пятиэтажки? А 9-этажки-«брежневки»? Проблема реконструкции гораздо шире проблемы пятиэтажек.

Убеждена: нам надо научиться жить в ремонтопригодной вещественной среде. Это вопрос не технический, даже не экологический – философский. Экзистенциональный. Человек, окружённый одноразовыми предметами, сам постепенно становится одноразовым, малоценным для себя и окружающих. Сейчас много говорят о самоубийствах подростков. Все заквохтали, забили крылами, забубнили какие-то там психологи, и никто не вспомнил о роли в этих самоубийствах пугающе-отвратной, высасывающей силы, внушающей безнадёжность городской среды, где смотрят окна в окна бетонные громадины, рябя бесчисленными лоджиями, и где нет даже намёка на зелень, потому что негде, нет места, ДСК должны зарабатывать.

Всякому, кто бывал в средневековых городах, приходит в голову одна и та же мысль: они строили навечно, навсегда. Вообще, наверное, архитектор должен проектировать, исходя из мысли, что дом его останется навечно, и его будут показывать туристам из 25-го века. Это нереально? Как знать… Во всяком случае, сам он должен так думать.

В Средние века все вещи делали тоже навсегда. Тогда не было идеи прогресса, и люди думали, что и дети их, и внуки, и правнуки будут жить точно так же, в тех же домах, и слава Богу, что будут. Именно поэтому мы до сих пор любуемся тщательностью отделки, неторопливым старанием тех давних мастеров. Разумеется, и тогда здания переделывали, перестраивали. Можно видеть, как готические замки переделывали в модном стиле барокко, но ведь не сносили, не разрушали. Сегодня образ жизни меняется примерно раз в 50 лет. Значит, надо иметь возможность адаптировать жилище под новые потребности.

Потребности меняются, но неизменной остаётся одна – чтобы было уютно, чтоб дом тебя защищал, а не давил и не высасывал, не опустошал энергетически. У итальянцев есть такое выражение применительно к архитектуре – «по мерке человека» (a misura dell’uomo). Имеется в виду, что архитектура не должна подавлять, она должна быть соразмерной по своим пропорциям человеку. Сегодня об этом словно забыли. Похоже, что с начала ХХ века красота и гармония ушла из душ людей. Обретя огромную техническую мощь, человечество массово разучилось жить и получать удовольствие от жизни. Среда, в которой живёт современный человек, далеко не соответствует технической мощи человечества. Впрочем, обсуждение этого интересного вопроса выходит за рамки реконструкции пятиэтажек.

Реконструкция – вещь насущная, необходимая. Не надо её сводить лишь к одним пятиэтажкам. С них следовало бы начать, объявив что-то вроде пятилетки реконструкции. Это дело надо широко пропагандировать, связав с экологией, о которой сегодня гораздо больше разговоров, чем дела. Поупражнявшись на пятиэтажках, как раз можно будет перейти к 9-этажкам и к немассовым домам.

Новая русская реставрация

Между прочим, грядёт ещё одна сложная задача для реконструкции. Даже, может, и посложнее пятиэтажек, покреативнее.

Вокруг Москвы и других больших городов начинающие богатеи рубежа 90-х и 2000-х годов настроили множество особняков несообразной величины – по полторы тысячи «квадратов», с бассейнами, зимними садами, охотничьими домиками и прочими эксцессами молодой, неопытной буржуазности. Откуда они, бывшие обитатели тех же пятиэтажек, а то и вовсе коммуналок с общагами, могли знать, как им жить в их новом, буржуазном, положении? В прежней жизни было тесно – значит больше, больше, больше площади. А образец – дворянское поместье из литературы XIX века: с чадами и домочадцами, с многочисленной дворней, с гостями, что съезжаются шестернёю цугом…

Большинство богачей построились на Рублёвке, ну на Новой Риге, но и в нашем, совсем не роскошном посёлке, тоже есть несколько таких усадеб с участком около гектара. Один из самых заметных жителей посёлка у нас бывший фармацевтический воротила Брынцалов. Его особняк в стиле новорусское барокко знает каждый житель нашего посёлка. Хотите посмотреть – он широко представлен в сети…

В докризисные годы каждый не то, что праздник, а порой и даже каждую субботу над посёлком грохотали фейерверки, улицы запруживались дорогими автомобилями, из-за кирпичных заборов, напоминающих крепостные стены, доносилась музыка – жизнь удалась!

Сегодня фейерверки грохочут разве что на новый год, а в прочие дни стоит дачная тишина, восхищающая моих гостей. В последнее время, когда я хожу вечерами с собакой, многие окна богатых домов не светятся вовсе: хозяева съехали, оставив лишь сторожа. Оказалось, что жить в поместьях безумно дорого и при этом неудобно, даже трудно, гостям доехать тоже непросто: пробки.

Поместье – что-то вроде второй работы: разбираться с мажордомом, дворней, охранниками, мамками-няньками, как на подбор бестолковыми и вороватыми. А бассейн – что в нём? Пошёл в фитнес-центр да и плещись, и не надо ни о чём думать. Откуда было тем новым русским первого призыва узнать, что дом свыше трёхсот метров – это уже работа? Продать эти особняки – не то, что совсем нельзя, но адски трудно. Те, когда-то сделанные вложения, разумеется, не вернуть при продаже, но хоть как-нибудь… И это не получается.

По всей вероятности, лет через десять, когда владельцами особняков станут дети тех давних новых русских, поместья попробуют превратить во что-то употребимое. Может быть, разделят на квартиры, возможно, сделают мини-гостиницы. Но то и другое – не просто. Московским особнякам богатеев столетней давности, построенным в нарядном кокетливом стиле аrt nouveau, повезло: их превратили в посольства и дома приёмов. Но ведь это в самом центре Москвы. А что делать с загородными особняками – неясно. Но проблема такая возникнет лет через 5-10. После революции помещичьи усадьбы превращали в дома отдыха для трудящихся. Но сегодня это и технически трудно, и, главное, кто будет давать трудящимся профсоюзные путёвки? Словом, есть над чем подумать.

Вообще, думать надо серьёзно. Тот стиль жизни, что сложился сейчас, полон непроизводительной суеты, нездоров и прямиком ведёт к массовой депрессии. Неслучайно медики говорят, что главной причиной нетрудоспособности в нынешнем веке будет депрессия. А она самым непосредственным образом связана с той средой, в которой живёт человек. Она подавляет творческий дух человека, высасывает из него последние силы. Обо всём этом современным людям очень страшно думать: мало ли что придумаешь? Все делают вид, что всё происходит правильно, так и задумано, и все знают, как надо жить. Мне же кажется, что надо бы провести дискуссию о новом быте, о новой архитектуре, как это было в 20-е годы. Кстати, тогда было высказано много интересных идей – может, и нам пригодились бы?

Вот на такие разноплановые соображения натолкнуло меня посещение дома, построенного Алексеем Владимировичем Кротовым. Спасибо ему.

А ещё вот что. Сейчас рынок недвижимости явно стагнирует. Снижать цены продавцы не хотят или не могут, а по тем ценам, что есть, – не берут. Все надувают щёки и делают хорошую мину, но факт есть факт: та самая золотая московская недвижимость, которая, как говорилось в старинной рекламе «всегда в цене», – вот эта самая недвижимость стоит нераспроданная.

И это может оказаться полезным! Полезным именно для реконструкции пятиэтажек. Если распродать огромную жилплощадь стандартной 20-этажки всё равно не удастся – значит, имеет смысл построить поменьше и подешевле, т.е. реконструировать пятиэтажку? Может быть, кто-то из начальства до этого додумается?

Источник

Выступление А.В. Кротова в Общественной Палате РФ «Комплексная реконструкция пятиэтажного жилого фонда»




Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

alexandr-palkin.livejournal.com

Реальные примеры реконструкции 5-этажных «хрущевок» на отечественных просторах


Сносить нельзя ремонтировать.
Были времена, когда «хрущевкам» и «брежневкам» люди были очень рады, но сейчас другие времена, и все чаще встает вопрос о сносе старых пятиэтажек. В этом деле люди разделились на два лагеря, где одни считают такие постройки морально и технически устаревшими, а другие всеми руками за то, чтобы оставить дома, используя в качестве аргументов доступность такого жилья. И сейчас появилась возможность примирить «враждующие» стороны, предложив в качестве альтернативы реконструкцию, положительные примеры которой можно лицезреть в разных уголках России и не только.

Москва


Москва, Мишина 32. Хрущёвка до и после реконструкции.

Самые горячие диспуты на тему сноса устаревших пятиэтажек разразились, пожалуй, в главном городе России — Москве. Многие полагают, что такому крупному и уже давно современному городу не нужны портящие вид строения. Вопреки негодующим, в столице все-таки имеется удачный опыт полного преобразования пятиэтажки.


Вот что получилось.

Подмосковье


Хрущевка на Химкинском бульваре в 2003 г.

А вот в Подмосковье к операции «реконструкция» отнеслись серьезнее и в некоторой степени масштабнее, превратив невзрачную «хрущевку» в 8-этажный дом с большими квартирами, мансардой, просторными лоджиями и лифтом. Удивительно, но несмотря на проделанную работу, стоимость за квадратный метр в этом доме все равно на треть ниже, чем в панельных новостройках. Площадь старых квартир после реконструкции была приумножена вдвое, а их количество увеличилось на 20.


Пятиэтажка в Подмосковье после реконструкции.


Лыткарино, Московская область. Реконструированная 5-этажка.

Преображение происходило следующим образом — дом окружили новым фундаментом, на котором возвели фасад, затем ликвидировали старые двери, перегородки и окна, получив новый формат пространства. Единственное, что осталось неизменным — высота потолков, но на это строители никак повлиять не могли.

Калининград


Вот как было…

Как только две «хрущевки» в Калининграде «пережили» реставрацию, они сразу же стали популярными на всю Россию — еще бы, такое оригинальное преображение просто не могло остаться незамеченным. Дизайн будущего проекта разрабатывал Илья Киселев и Артур Сарниц. Дом получил облицовку из кирпича и керамической плитки и крышу из металлочерепицы.


И вот как стало.

Новочеркасск


Надстроенная 5-этажка.

Даже в скромном Новочеркасске есть свой пример реконструкции. Выглядит «новенькая» пятиэтажка скромно, но свежо, да и сами жильцы остались очень довольными обновлением.

Челябинск


Хрущёвка после реконструкции в Челябинске.

В суровом Челябинске малоэтажные постройки считаются очень хорошим вариантом для жилья, там даже никто и не подумывает об их сносе. Местные чиновники поддерживают своих горожан и активно занимаются тем, что реконструируют устаревшие дома.

Томск


Томск, Комсомольский проспект, 71. Хрущёвка после реконструкции.

В Сибири особое внимание уделили процессу утепления фасадов пятиэтажек. И вот что из этого получилось.

Беларусь


5-этажка, которой добавили мансарду.

Ответственно подошли к процессу реконструкции в Беларуси, где дома преображают не только внешне, но и заботятся об улучшении качества постройки изнутри. По итогам работы квартиры увеличиваются в площади, балконы и лоджии становятся просторнее, появляются мансарды.


Так реконструируют 5-этажки в Беларуси.

В самых «худых» вариантах полностью заменяются окна, утепляются стены, проводится полная модернизация инженерных систем, улучшается звукоизоляция.


Вот что получается из 5-этажек.

Реконструкция хрущёвок без выселения жильцов


Эту 5-этажку реконструировали без выселения жильцов.


Ремонт можно проводить, не выселяя людей.

Большое преимущество такой реконструкции кроется в сроках — дом обновляется всего за 1-2 недели, причем нет необходимости переселения жильцов.

.

chert-poberi.ru

Реконструкция хрущёвок в Кёнигсберге – Варламов.ру – ЖЖ


Рендер: Оксана Астахова, Facebook

Невероятно, но Калининград демонстрирует оригинальный подход к решению проблемы пятиэтажек. Никто не называет их «ветхим жильём», никто не собирается сносить целые кварталы. Вместо этого хрущёвки на Ленинском проспекте (речь идёт о 12 домах в центре города) попытаются реконструировать и облагородить.

Гендиректор Фонда капитального ремонта Калининградской области Оксана Астахова:

Концептуальные решения для всех 12 домов вдоль центральной улицы Калининграда разрабатывал Московский архитектурный институт (МАРХИ) совместно с ведущими архитекторами нашего региона. Внешний вид объектов будет напоминать историческую застройку города по аналогии с тремя «хрущевками», которые были сданы после капремонта в этом году.

На домах планируется производить комплексный ремонт: утеплять и обустраивать фасады, производить устройство отмосток. Подрядчики полностью заменят крыши и увеличат высоту коньковой планки. Балконы со стороны главной улицы будут приведены в единообразный вид.


Подряд на проведение реконструкции получили сразу 4 компании, но какие именно, пока никто не озвучил. Надеюсь, это не друзья мэра или губернатора, а то получится как всегда.

Давайте посмотрим, во что власти Калининграда хотят превратить старые пятиэтажки в центре города!

Вот схема квартала с домами, которые будут реконструировать. Оранжевым выделены те, которым предстоить реконструкция, синим – те, что уже отремонтировали (я их показывал в репортаже о Хорошем Кёнигсберге).

01. Ленинский пр-т, 21-25

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

02. Ленинский пр-т, 27-31, ул Генерала Соммера, 1-7

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

03. Ленинский пр-т, 35-37

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

04. Ленинский пр-т, 39-61

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

05. Ленинский пр-т, 47-55, 57-61

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

06. Ленинский пр-т, 63-67

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

07. Театральная ул, 13-19

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

08. Ленинский пр-т, 10-14

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

09. Ленинский пр-т, 20-26

Рендер: Оксана Астахова, Facebook

Видимо, это попытка имитации прусской застройки города…

Фото: Pastvu

Но мы видим, что на улице, которая в 30-е носила имя того-кого-нельзя-называть, а после Победы стала Ленинским проспектом, не было никаких пряничных домиков.

Фото: Pastvu

Один из домов, которые собираются реконструировать

Этот тоже попадёт под программу.

Вот как выглядят уже отремонтированные дома на том же Ленинском проспекте.

На то, что предлагает новый проект, они не похожи.

Но у Калининграда уже есть опыт того, как из говна сделать конфетку.

Фото: Виталий Невар / Фонд капитального ремонта Калининградской области


Фото: «Сделано у нас»


Фото: «Сделано у нас»


Фото: «Сделано у нас»

В общем, давайте подождём, что в итоге получится. Главное, чтобы не вышло как с Рыбной деревней, которая потеряла товарный вид уже через 5 лет после постройки.

Ну что, как вам такой подход к пятиэтажкам? Или лучше всё снести?



varlamov.ru

Laurent : Умная реконструкция пятиэтажек

Всё-таки существует притяжение мысли! Недавно, проходя в районе Перово меж сохранившимися там пятиэтажками-хрущёвками, я думала: «Как жаль, что их снесут!» Ведь там столько драгоценной среди города зелени, да и вообще там более гуманная, человеческая жизнь, чем возле двадцатиэтажных громадин, где человек теряется, исчезает, словно ничтожная таракашка.

Но – снесут: решение на самом высшем уровне принято.

Что за несчастная судьба у нашего народа – вечно начинать с начала, в нуля. В этом какой-то психологический дефект – в упорном стремлении зачеркнуть прошлое, обнулиться, начать с начала. В этом есть что-то детское: первоклассник, вырывает криво написанную страницу, а то и вовсе забрасывает тетрадь за шкаф и начинает – заново, с новой, дивной белизны страницы. Когда-то Маяковский назвал СССР «страной-подростком». Тысячелетняя Россия – и вдруг подросток. Потом, в 90-е, что-то бубнили о молодой российской государственности – опять мы какие-то не взрослые, недоделанные. Зачеркнувшие то, что было до этого. Снос пятиэтажек, которые успешно реконструируют в Германии и в других странах, — из этого ряда.

И вот в редакцию «Завтра» мне написал инженер-строитель с 56-летним стажем – Сергей Иванович Черкасов. Писал он по повожу каких-то моих статей (не о пятиэтажках), но почему-то предложил посмотреть реализованный , и весьма успешный, проект реконструкции одной пятиэтажки с Северном Тушине. Вот оно, притяжение мысли! Осуществил реконструкцию архитектор Алексей Кротов, который в той преображённой пятиэтажке живёт и работает. Мы с моим сыном-строителем, не мешкая, туда отправились.

Мы увидели современный, красивый 8-этаженый дом с мансардой, с удобным подъездом, просторными квартирами, лифтом, лоджиями, внутри которого таится старая пятиэтажка. Её не пришлось разбирать, взрывать, вывозить на полигон. При этом стоимость метра жилплощади в преображённой пятиэтажке на треть дешевле, чем в новом панельном монстре, что вырастает на пепелище прошлой жизни. О том, как это реализовано технически, надо написать отдельно и обстоятельно, это я непременно сделаю. Но сейчас я не о технических подробностях – я о принципе.

Город, в котором не сохранилось ничего старого – пуст. Идейно пуст, философски, эмоционально. Его нет. Нельзя каждые пятьдесят лет начинать жизнь сначала, с пустыря. Мы нервно хлопочем о правильной трактовке истории, а история-то она вот, рядом. И «сталинки», и хрущёвки, и дома, построенные (кстати, очень хорошо, солидно и уютно) пленными немцами – всё это история. Снося дома и превращая квартал, а то и целый район в пустыню – мы делаем ровно то, против чего сами и возражаем – убиваем историческую память.

Город не может быть сплошным музеем отгоревшей жизни? Верно, не может. Вот для этого и придумана реконструкция, перестройка. В Германии я видела фахверковые дома XVIII века, бережно сохранённые, защищённые несколькими слоями разных покрытий. Это подлинно культурные слои. И там живут обычные бюргеры, и вполне довольны, и никто не вякает, что эти дома устарели. Конечно, если вовремя не ремонтировать – развалится всё. Это закон жизни.

Если мы пойдём по пути сноса, то конца-края ему не будет. Уже на очереди стоят «брежневки» 70-х годов, дальше дышат в затылок знаменитые П-44, которых в конце прошлого века наклепали немеряно. Ну, и далее по всем пунктам, как говорят в электричках.

От архитектора Кротова я узнала ещё и вот что. Нас бесстыдно обманывают относительно срока жизни пятиэтажек. Помню, ещё в 90-е годы подняли бучу, что-де эти дома строили на двадцать лет, как времянки. Оказывается, такие дома действительно были: так называемые «сносимые серии». Но их уже давно снесли. А те, что остались, строились по так называемой первой категории капитальности – с расчётом на 120 лет, а при хорошем уходе и больше. Но нам упорно внушают, что все резервы исчерпаны и надо сносить, и только сносить.

Вопрос: зачем внушают? Наши американские друзья говорят: когда непонятно, о чём речь, речь скорее всего о деньгах. Здесь, надо думать, речь о деньгах громадных ДСК, которые должны клепать панели и строить, строить, строить. А для этого им нужно расчистить место. Чтобы воткнуть туда «окна в окна» как можно больше высоченных монстров.

Когда люди из деревенских изб переселялись в пятиэтажки, когда они теряли грядки под окнами, петушиный крик по утрам, резко повысился уровень агрессии и депрессии, подскочила преступность. Многие бабушки от такого переселения просто умирали. Радостно воспринимали переселение жители центральных перенаселённых коммуналок, но не окраинных изб. Сегодня история повторяется — на новом уровне этажности. Пятиэтажка всё-таки оставляет какую-то связь с землёй, а житель двадцатиэтажки зависает в пустоте. Ему страшно. Некоторые от страха бросаются вниз.

Обо всём этом надо серьёзно думать. Дом – это не просто четыре стены. Дом – это метафора самого человека, не случайно в анализе сновидений дом – это представление сновидца о самом себе. Неважное, надо признать, у нас представление.

Если посмотреть на фотографию дома, не зная, что там внутри притаилась пятиэтажка – догадаться об этом невозможно, по крайней мере, непрофессионалу. На реконструкцию ушло 9 месяцев, из старых 100 квартир получилось 120, при этом общая площадь увеличилась в 2,2 раза.

Как это сделали? А вот как. Вокруг здания соорудили новый фундамент, на нём построили новый фасад, убрали все перегородки бывшей пятиэтажки, естественно, окна-двери. Всё пространство переформатировали заново. Что осталось? Перекрытия этажей. В «исторической» части здания потолки остались столь же низкими, как и были – это, пожалуй, единственное, на что повлиять нельзя. Впрочем, давно известны дизайнерские решения, позволяющие скрасить этот недостаток, вроде светлых обоев в вертикальную полоску или освещения по стенам, а не на потолке. Всё это, в самом деле, работает и доступно даже самодеятельным ремонтникам.

Как многие удачные дела, эта реконструкция состоялась благодаря несчастному случаю: в пятиэтажке взорвался бытовой газ, и она была признана аварийной. Жильцов отселили, предоставив им новое жильё, а энтузиастам реконструкции позволили воплотить свой проект в жизнь. Готовый дом видел сам Лужков, бывший тогда мэром Москвы. Рассказывают, что он бегал по

cont.ws

Реновация хрущевок

Хрущевки — собирательное название для советских пятиэтажных панельных домов, которые можно обнаружить в любом городе на постсоветском пространстве. Первым проектом массового строительства стала серия К-7, которая была разработана Виталием Лагутенко — дедом солиста группы «Мумий Тролль» Ильи Лагутенко.

Главное достоинство домов серии К-7 было в дешевизне и простоте — минимальный размер квартир, отсутствие лифта и мусоропровода. Зато дом был предельно прост для изготовителей, собирался как этажерка и монтировался методом «без раствора». Он весь состоял всего из двух десятков наименований изделий и строился комплексной бригадой, работающей в три смены.

Дома серии К-7 в своей первоначальной модификации строились до 1966 года. Это была самая знаковая, но, конечно, не единственная серия жилья. Появлялись и новые серии хрущевок, а позже им на смену пришли брежневки. С 1959 по 1985 год в СССР было построено примерно 5,8 млн квартир.

До падения Берлинской стены, благодаря усилиям Советского Союза, который возвел несколько домостроительных комбинатов в ГДР, в Восточной Германии также появилось много хрущевок. Практически сразу после объединения Германии встал вопрос, что с этими неказистыми сооружениями делать.

В итоге приняли решение не сносить такого рода дома, а запустили процесс их перевоплощения, трансформируя старые «панельки» в шикарные современные здания. Этот пост наглядно покажет, что из наших старых кварталов при использовании современных технологий вполне реально сделать конфетку.

В первую очередь, конечно, должна измениться стратегия развития жилого фонда. Смысл простой — все средства на комфорт, город для человека, а не наоборот. Не человек ради подъезда, люка или бордюра, столба посередине тротуара, а все это хозяйство на благо человека и для него.

Реновация хрущевок

Преображение панельных многоэтажек в Германии

  1. Город: Лайнефельде
    Квартиры: 32 отремонтировали, 16 демонтировали
    Жилая площадь: 2,27 тыс. кв. м

    Панельную шестиэтажку в ходе реконструкции уменьшили до четырех этажей, добавили каменную кладку по периметру здания для визуальной консолидации здания и его внешнего пространства. В доме сократилось количество квартир, в оставшихся сделали современную и удобную планировку.



  2. Город: Лайнефельде
    Квартиры: 20 отремонтировали, 12 демонтировали
    Жилая площадь: 1,58 тыс. кв. м

  3. Город: Лайнефельде
    Квартиры: 80 отремонтировали, 38 демонтировали
    Жилая площадь: 2,635 тыс. кв. м

    Пятиэтажную хрущевку уменьшили до трех этажей. Здание изначально было очень длинным. В ходе реновации квартала в доме удалили центральный сегмент — в результате получилось два отдельных здания. Квартиры на первом этаже имеют свои собственные сады.


  4. Город: Лайнефельде
    Квартиры: 36 отремонтировали, 57 демонтировали
    Жилая площадь: 2,24 тыс. кв. м

  5. Город: Лайнефельде «Платтенбау»
    Квартиры: 150 отремонтировали, 90 демонтировали
    Жилая площадь: 4,2 тыс. кв. м

    Самым ярким и радикальным примером реконструкции в Лайнефельде, на востоке Германии, является переделка старого панельного дома «Платтенбау» длиной 180 м. Удалив верхний этаж и семь сегментов вдоль линии блока, архитекторы из Stefan Forster Architekten представили новый стиль жилой застройки. На основе старого дома были созданы отдельные многоквартирные виллы.



  6. Город: Галле
    Квартиры: 125 отремонтировали, 81 демонтировали
    Жилая площадь: 7,3 тыс. кв. м

    В 2010 году проект реновации старых панельных домов в Галле (Халле), выполненный архитектурным бюро Stefan Forster Architekten, получил премию на международной выставке как лучший пример обновления городов в землях Саксонии-Анхальт.

    Здание было уменьшено в размерах. Вместо одиннадцати подъездов оставили только шесть. Из старых стандартных планировок квартир сделали 18 разных вариантов, в том числе пять мезонинных апартаментов и квартиры на первом уровне с собственным садом. Частичное удаление верхних этажей создало ступенчатый объем с большими крышами.



Есть удачные примеры реконструкции хрущевок и в нашей стране. Вот реализованный и весьма успешный проект реконструкции одной пятиэтажки с Северном Тушине. Получился современный, красивый 8-этажный дом с мансардой, удобным подъездом, просторными квартирами, лифтом и лоджиями.

Если посмотреть на фотографию дома, не зная, что там внутри притаилась пятиэтажка — догадаться об этом очень сложно. На реконструкцию ушло 9 месяцев, из старых 100 квартир получилось 120, при этом общая площадь увеличилась в 2,2 раза.

Как это сделали? А вот как. Вокруг здания соорудили новый фундамент, на нём построили новый фасад, убрали все перегородки бывшей пятиэтажки и, естественно, окна-двери. Всё пространство переформатировали заново.

Реконструкция хрущевок вместо сноса решает множество проблем. Прежде всего, проблему экономии средств: такая жилплощадь примерно на 30 % дешевле вновь возводимой. И это без учета стоимости утилизации разрушенных пятиэтажек, что к тому же является серьезной экологической проблемой.

Если ты живешь в частном доме и проблемы обновления хрущевок от тебя очень далеки — посмотри материал «Так Просто!» о том, как реконструкция раскрыла потрясающий потенциал старого частного дома.

Автор статьи

Николай Ладуба

Николай Ладуба обожает активно проводить время, занимается пешим туризмом. Он большой поклонник фантастики. Сыну Николая всего 7 лет, но он разделяет папины увлечения: что может быть лучше, чем уютно устроиться и смотреть всей семьей сериал «Звездный путь»? Наш автор ко всем вопросам подходит обстоятельно, об этом говорит качество его статей. Любимая книга Николая — «Черный принц» Айрис Мердок.

takprosto.cc

Умная реконструкция пятиэтажек — Марафонец




За снос пятиэтажек ратуют те дельцы, которые набивают свои бездонные карманы строительством громадных, безтолковых, но прибыльных коробок. О людях, которые будут вынуждены жить в этом многоэтажном ужасе, никто даже не думает…

 

О хрущёвках-пятиэтажках

Автор – Татьяна Воеводина

Всё-таки существует притяжение мысли! Недавно, проходя в районе Перово меж сохранившимися там пятиэтажками-хрущёвками, я думала: «Как жаль, что их снесут!» Ведь там столько драгоценной среди города зелени, да и вообще, там более гуманная, человеческая жизнь, чем возле двадцатиэтажных громадин, где человек теряется, исчезает, словно ничтожная таракашка.


Но – снесут: решение на самом высшем уровне принято.

Что за несчастная судьба у нашего народа – вечно начинать с начала, с нуля. В этом какой-то психологический дефект – в упорном стремлении зачеркнуть прошлое, обнулиться, начать с начала. В этом есть что-то детское: первоклассник, вырывает криво написанную страницу, а то и вовсе забрасывает тетрадь за шкаф и начинает – заново, с новой, дивной белизны страницы. Когда-то Маяковский назвал СССР «страной-подростком». Тысячелетняя Россия – и вдруг подросток. Потом, в 90-е, что-то бубнили о молодой российской государственности – опять мы какие-то невзрослые, недоделанные. Зачеркнувшие то, что было до этого. Снос пятиэтажек, которые успешно реконструируют в Германии и в других странах, – из этого ряда.

И вот в редакцию «Завтра» мне написал инженер-строитель с 56-летним стажем – Сергей Иванович Черкасов. Писал он по поводу каких-то моих статей (не о пятиэтажках), но почему-то предложил посмотреть реализованный, и весьма успешный, проект реконструкции одной пятиэтажки в Северном Тушине. Вот оно, притяжение мысли! Осуществил реконструкцию архитектор Алексей Кротов, который в той преображённой пятиэтажке живёт и работает. Мы с моим сыном-строителем, не мешкая, туда отправились.

Мы увидели современный, красивый 8-этаженый дом с мансардой, с удобным подъездом, просторными квартирами, лифтом, лоджиями, внутри которого таится старая пятиэтажка. Её не пришлось разбирать, взрывать, вывозить на полигон. При этом стоимость метра жилплощади в преображённой пятиэтажке на треть дешевле, чем в новом панельном монстре, что вырастает на пепелище прошлой жизни. О том, как это реализовано технически, надо написать отдельно и обстоятельно, это я непременно сделаю. Но сейчас я не о технических подробностях – я о принципе.

Город, в котором не сохранилось ничего старого, – пуст. Идейно пуст, философски, эмоционально. Его нет. Нельзя каждые пятьдесят лет начинать жизнь сначала, с пустыря. Мы нервно хлопочем о правильной трактовке истории, а история-то она вот, рядом. И «сталинки», и хрущёвки, и дома, построенные (кстати, очень хорошо, солидно и уютно) пленными немцами – всё это история. Снося дома и превращая квартал, а то и целый район в пустыню – мы делаем ровно то, против чего сами и возражаем – убиваем историческую память.

Город не может быть сплошным музеем отгоревшей жизни? Верно, не может. Вот для этого и придумана реконструкция, перестройка. В Германии я видела фахверковые дома XVIII века, бережно сохранённые, защищённые несколькими слоями разных покрытий. Это подлинно культурные слои. И там живут обычные бюргеры, и вполне довольны, и никто не вякает, что эти дома устарели. Конечно, если вовремя не ремонтировать – развалится всё. Это закон жизни.

Если мы пойдём по пути сноса, то конца-края ему не будет. Уже на очереди стоят «брежневки» 70-х годов, дальше дышат в затылок знаменитые П-44, которых в конце прошлого века наклепали немеряно. Ну, и далее по всем пунктам, как говорят в электричках.

От архитектора Кротова я узнала ещё и вот что. Нас бесстыдно обманывают относительно срока жизни пятиэтажек. Помню, ещё в 90-е годы подняли бучу, что-де эти дома строили на двадцать лет, как времянки. Оказывается, такие дома действительно были: так называемые «сносимые серии». Но их уже давно снесли. А те, что остались, строились по так называемой первой категории капитальности – с расчётом на 120 лет, а при хорошем уходе и больше. Но нам упорно внушают, что все резервы исчерпаны и надо сносить и только сносить.

Вопрос: зачем внушают?

Наши американские друзья говорят: когда непонятно, о чём речь, речь скорее всего о деньгах. Здесь, надо думать, речь о деньгах громадных ДСК, которые должны клепать панели и строить, строить, строить. А для этого им нужно расчистить место. Чтобы воткнуть туда «окна в окна» как можно больше высоченных монстров.

Когда люди из деревенских изб переселялись в пятиэтажки, когда они теряли грядки под окнами, петушиный крик по утрам, резко повысился уровень агрессии и депрессии, подскочила преступность. Многие бабушки от такого переселения просто умирали. Радостно воспринимали переселение жители центральных перенаселённых коммуналок, но не окраинных изб. Сегодня история повторяется – на новом уровне этажности. Пятиэтажка всё-таки оставляет какую-то связь с землёй, а житель двадцатиэтажки зависает в пустоте. Ему страшно. Некоторые от страха бросаются вниз.

Обо всём этом надо серьёзно думать. Дом – это не просто четыре стены. Дом – это метафора самого человека, не случайно в анализе сновидений дом – это представление сновидца о самом себе. Неважное, надо признать, у нас представление.

Источник

 

 

Ломать – не строить (продолжение)

Автор – Татьяна Воеводина

Из убожества – в престиж

Я обещала подробнее рассказать о реконструкции пятиэтажки, осуществлённой архитектором Алексеем Кротовым в Тушине, по адресу Химкинский бульвар, д. 4 – и вот выполняю своё обещание. Впрочем, гораздо лучше об этом уже рассказал сам архитектор на своём сайте.

Если посмотреть на фотографию дома, не зная, что там внутри притаилась пятиэтажка – догадаться об этом невозможно, по крайней мере, непрофессионалу. На реконструкцию ушло 9 месяцев, из старых 100 квартир получилось 120, при этом общая площадь увеличилась в 2,2 раза.

Как это сделали? А вот как. Вокруг здания соорудили новый фундамент, на нём построили новый фасад, убрали все перегородки бывшей пятиэтажки, естественно, окна-двери. Всё пространство переформатировали заново.

Что осталось? Перекрытия этажей. В «исторической» части здания потолки остались столь же низкими, как и были – это, пожалуй, единственное, на что повлиять нельзя. Впрочем, давно известны дизайнерские решения, позволяющие скрасить этот недостаток, вроде светлых обоев в вертикальную полоску или освещения по стенам, а не на потолке. Всё это, в самом деле, работает и доступно даже самодеятельным ремонтникам.

Как многие удачные дела, эта реконструкция состоялась, благодаря несчастному случаю: в пятиэтажке взорвался бытовой газ, и она была признана аварийной. Жильцов отселили, предоставив им новое жильё, а энтузиастам реконструкции позволили воплотить свой проект в жизнь. Готовый дом видел сам Лужков, бывший тогда мэром Москвы. Рассказывают, что он бегал по этажам, восклицая что-то вроде «Эврика!» – «Нашёл!». И правда ведь нашёл. Было найдено подлинно простое, дешёвое и доступное решение.

Реконструкция пятиэтажек (и не только их) вместо сноса – решает множество проблем. Прежде всего, проблему экономии средств: такая жилплощадь примерно на 30% дешевле вновь возводимой. В высшей степени антикризисное решение! Мало того. Из старых домов можно производить не просто новое, но и престижное жильё. Ведь сегодня всё шире распространяется идея, что престижно жить уж если не в коттедже, то, по крайней мере, в малоэтажке. В этом смысле 8-этажка, да ещё с модной мансардой – это престижнее стандартной 17-20-этажки.

Стиль – утиль

Мы любим поговорить об экологии, а ведь утилизация разрушенных пятиэтажек – это огромная экологическая проблема. Куда девать обломки прошлой жизни? На бескрайние полигоны в Подмосковье? По уму следовало бы строить заводы по утилизации обломков и извлечению из них металлической арматуры. Технически это возможно и известно, как, но – дорого. Если при расчёте стоимости нового строительства учесть стоимость утилизации старого жилья (что опять-таки по уму следует делать) – цена выйдет и вовсе немеряной. А ведь в близкой перспективе маячит снос уже следующих поколений домов: 70-х, 80-х и даже 90-х годов. Будем работать на свалку?

Вообще, изготовление ремонтопригодных вещей – это задача цивилизационного масштаба. Сюда относятся и дома, которые можно перестроить. Когда-то вещи переделывали: я до сих пор помню, что из мало изношенной спины ситцевого халата можно легко сделать наволочку. И мы с мамой в детстве это делали: не по бедности, а просто потому, что это вещь, кто-то потрудился, её сделал, она может ещё послужить – такая была в те времена жизненная философия. Тогда ещё не было нынешних неумолчных разговоров об экологии, а вот экологичное поведение – было.

Современное человечество идёт скорее по противоположному пути – по пути одноразовости: купил – попользовался – выкинул. Известный философ Александр Зиновьев когда-то писал, что метафорой и одновременно идеалом современного человека-потребителя является труба, в которую под большим давлением засасываются разные потребительские товары, а с другого конца они со свистом вылетают на свалку. Так выгодно транснациональным корпорациям, им это требуется, чтобы крутились колёса капитализма. Сегодня среди потребительских товаров, что просвистывают по трубе, находятся и дома. И в ту же самую трубу вылетают ресурсы общества. И происходит это тоже в интересах корпораций – в нашем случа,е в интересах гигантских домостроительных комбинатов, которые хотят производить свои ЖБИ и строить, строить, строить стандартные дома на расчищенном месте.

Неужто через пятьдесят лет и эти дома сломают и заменят – на что? Неужто на 50-этажные? Нынешние многоэтажки не предназначены для реконструкции. Предназначены они для одного – для извлечения скорой прибыли на растущем рынке: построить и скинуть с рук, словно горячую картофелину. Многие покупали инвестиционные квартиры, чтобы в дальнейшем перепродать. Когда рынок рос, это удавалось, сейчас – дело идёт гораздо хуже, но никто не отказывается от самой идеи подобного строительства.

Меж тем, стандартные квартиры в многоэтажках устарели на корню. Помню, недавно мы заехали к нашему знакомому, купившему «двушку» в Долгопрудном в таком стандартном доме. Ему, старому холостяку, планировка довольно безразлична, но для семьи она абсолютно неудобна. Проектировщики словно живут в 50-х годах, в эпоху коммуналок, когда на кухне лишь готовили, а жили люди по своим комнатам. Ведь до конца советской власти было принято учитывать только площадь комнат – по-видимому, наследие коммуналок. Оттого кухня была самым маленьким помещением, меньше – только санузел.

Сегодня, безусловно, надо делать самой большой комнатой кухню-столовую-гостинную, где люди в основном и сидят, а спальни, напротив, годятся и маленькие. Сейчас модны т.н. студии, где всё вместе, в одном помещении. Наверное, это отвечает каким-то потребностям современного человека. Но ведь и семейная квартира становится похожей на студию, просто к ней присоединяются небольшие индивидуальные спаленки. Можно, наверное, делать и помещения-трансформеры, известные ещё конструктивистам без малого сто лет назад. Такие решения могли бы помочь не увеличивать площадь, а разумно её использовать в каждый момент жизни семьи.

«Старым бредит новизна»

Вообще, при всей гигантской строительной индустрии, при всех креативно-инновационных разговорах современные квартиры (даже и в престижных ЖК) производят впечатление чего-то глубоко архаичного, заскорузлого и отсталого. Это вовсе не неизбежный дефект индустриального строительства – это коренится в головах проектировщиков. При внешней авангардности – внутри всё те же старые решения. А лучше б наоборот: снаружи традиционный дом, а внутри – современная трансформируемая квартира.

Мне вообще кажется, что большинство народа предпочитает традиционные дома по внешнему облику, вроде сталинских или доходных домов в стиле art nouveau начала прошлого века. Откуда я это взяла? Из наблюдения, что большинство тех, кто заказывает дизайн проекты интерьера, выбирает т.н. «современную классику» – помесь сталинского ампира с art deco. Реконструируя пятиэтажки, думаю, можно сделать, в принципе, любой стиль, чтобы граждане могли найти что-то созвучное душе. Хорошо бы разработать разные стили внешней отделки реконструируемых пятиэтажек.

Кстати, эти пятиэтажки часто строились даже и в Центре, в зоне исторической застройки, например, в Замоскворечье. Как хорошо было бы «одеть» их в оболочку, имитирующую историческую застройку. Имитация – плохое слово? Ну, найдите хорошее: «органически вписывающееся в историческую среду», например.

Одна из болезненных проблем реконструкции – куда выселять людей?

Архитектор Кротов разработал такую идею. До начала всех работ в торце пятиэтажки строится «башня» в одни подъезд, куда и переселяются жители. Они остаются в своём районе, что всегда составляло желание большинства, их не отправляют на выселки – в Новую Москву, поближе к Калуге. А дальше пятиэтажка реконструируется, на что требуется меньше года – и можно въезжать назад или оставаться на прежнем месте – кто как пожелает. Мне кажется, это просто и остроумно.

Конечно, надо работать не с отдельными пятиэтажками, а с целыми районами. Архитектор Кротов разработал отличный проект, в котором участвуют три параллельно стоящие пятиэтажки. Серединная сносится, из её фундамента и подвала делается подземная парковка, которая поднимается над землёй на один этаж. Это сооружение покрывается землёй, травой, на нём устраивается детская/ спортивная площадка. А крайние пятиэтажки реконструируются, превращаясь в 9-этажные престижные дома.

Можно ли реконструировать без выселения?

Такой опыт тоже есть: так переделывались пятиэтажки из силикатного кирпича. Но это сложно и хлопотно. И в несколько раз дольше. И жильцам придётся несколько лет терпеть пыль, грохот строительной техники, грязь вокруг – не позавидуешь. Это в Германии умеют строить небоскрёбы с микроскопической строительной площадкой и за малые сроки, но у нас пока это искусство не освоено. К тому же, без выселения особо радикальная реконструкция невозможна.

Мини и микро

А вот что возможно сделать на базе хорошо отремонтированных пятиэтажек, – это современные мини-квартиры, нужда в которых велика. Есть спрос на квартиры по 22-25 метров, где ничего лишнего, но есть всё необходимое. Образец такой квартиры я видела в ИКЕЕ: прихожая с гардеробной, с другой стороны от входа – санузел с душем, дальше – комната с раздвижным диваном, просторным столом для еды и занятий, вдоль стены – кухонная ниша. Тут хорошо одному, могут поместиться и молодожёны.

Любопытно, что таких квартир немало в Швеции, на родине ИКЕИ. В Стокгольме, мне говорили сами его жители, четверть домохозяйств состоят из одного человека. Отсюда, наверное, спрос на такое жильё. Забавно, что такая квартирка описана в детской повести Зои Воскресенской «Девочка в бурном море». Там героиня оказывается с родителями в Стокгольме, начинается война, они не могут выехать, денег мало, и девочка с мамой снимают именно такую квартиру. Писательница знает, о чём пишет: она сама жила в то время в Стокгольме, работала с Коллонтай.

А в Питере сейчас предлагаются вообще даже не мини, а микро-квартиры. Некая фирма купив несколько соседних старинных квартир нарезала из них квартирки по 11-15 (!) метров. И всё в них помещается. Правда, спальное место они, пользуясь большой высотой помещения, подняли, как в купе, на второй уровень. Это квартира на одного; в сущности – гостиничный номер. Кому любопытно, посмотрите здесь…

Квартирку чуть покрупнее я видела в Италии, даже жила в ней недолго. У нас такие квартирки нынче зовут «евродвушками»: мини-прихожая, санузел с душевой кабиной, комната метров 15 с кухонной нишей и спаленка метров 7. В сущности, это размер однушки-малогабаритки, просто помещения поменялись местами: вместо кухни – спальня, а вместо комнаты – кухня.

Не надо думать, что на Западе все живут в особняках и многокомнатных апартаментах. Люди живут по-разному. Многие – в съёмных квартирах, меняя их по надобности. Правда, содержат и ремонтируют квартиры гораздо лучше, чем у нас – это факт. Впрочем, личный опыт я имею только в отношении Германии, Ирландии, Италии, Кипра. Между прочим, с кризисом стало заметно обветшание.

Спрос на маленькие квартиры будет у нас, как мне кажется, только расти. Это раньше, когда квартиру «давали», все требовали больше, больше, больше площади. Теперь, когда приобретаешь за свои, думаешь, что можешь себе позволить. К тому же, безусловно, будет набирать популярность аренда – вот и пригодятся маленькие квартирки. Реконструированные пятиэтажки как раз будут кстати. Впрочем, почему только пятиэтажки? А 9-этажки-«брежневки»? Проблема реконструкции гораздо шире проблемы пятиэтажек.

Убеждена: нам надо научиться жить в ремонтопригодной вещественной среде. Это вопрос не технический, даже не экологический – философский. Экзистенциональный. Человек, окружённый одноразовыми предметами, сам постепенно становится одноразовым, малоценным для себя и окружающих. Сейчас много говорят о самоубийствах подростков. Все заквохтали, забили крылами, забубнили какие-то там психологи, и никто н

marafonec.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о