Почему в россии кризис – Кризис в России — полный анализ причин текущего кризиса

Содержание

Экономический кризис в России: причины и последствия


Не успела российская экономика отойти от последствий мирового кризиса 2008 года, как на страну обрушился очередной финансовый шторм. Наличие серьезных проблем в экономике сегодня признают все: провластные и либеральные экономисты, государственные чиновники наивысшего ранга, западные эксперты и простые обыватели. Не так сложно ответить: почему в России кризис, ибо причины его лежат на поверхности.

Если сравнивать процессы, которые происходили в конце 2008 года и то стремительное ухудшение ситуации, что мы наблюдаем в стране в последние два года, можно без труда выделить несколько существенных отличий. Кризис 2008 года был мировым, причины, которые его вызвали, явно носили глобальный характер. Он больно ударил практически по всем странам.

Проблемы, породившие мировой кризис, не решены до сих пор. Однако те деструктивные процессы, что мы наблюдаем в последнее время в России, имеют совсем другие причины. Поэтому чтобы ответить, почему в России кризис 2015 года произошел, нужно немного посмотреть в прошлое.

В чем же причины

Нынешний кризисный период – не первый в истории России. Можно вспомнить дефолт 1998 года и кризисный 2008 год. Однако причины, которые лежали в основе тех событий, сильно отличаются от нынешних. Дефолт 1998 года можно назвать следствием проблем роста молодой российской экономики, а события 2008 года были инспирированы извне. Нынешний кризис является системным, его можно назвать рукотворным.

Начало правления нынешнего российского президента Путина пришлось на период стремительного роста цен на энергоносители – основную часть российского экспорта. На страну внезапно пролился настоящий «золотой дождь», породивший сытые и благополучные нулевые. В начале первого срока Путин проводил либеральные реформы в экономике, его курс можно назвать прозападным. Однако реформы – это занятие довольно сложное, не всегда популярное и не сразу дающее результаты. Зачем реформы, если с каждым днем количество нефтедолларов увеличивается? В итоге нулевые годы можно смело назвать «застоем 2.0».

Можно было провести глубокую модернизацию, способствовать развитию промышленности, обновить инфраструктуру, существенно повысить социальные стандарты. Грубо говоря, в «сытые нулевые» нужно было строить новые современные заводы, прокладывать дороги, развивать образование и медицину. Не сделали ничего: это и объясняет, почему произошел кризис в России. У страны был реальный шанс кардинально измениться, выпадет ли он еще раз – неизвестно. Мы так и остались среди мировых лидеров по детской смертности, количеству самоубийств и автокатастроф.

Непосредственной причиной начала российского кризиса в 2014 году стал обвал цен на нефть, а также режим санкций, что был наложен на страну из-за геополитических авантюр ее руководства. Огромное количество денег, полученных от продажи сырья, вскружили голову власти. Она так часто повторяла мантру о России, встающей с колен, что и сама поверила в нее. Но в наше время сила любой страны измеряется не количеством танков, а мощью экономики, уровнем развития населения.

За минувшие годы в России была построена уродливая система управления, которую можно назвать неофеодальной. Она отличается огромной разницей в уровне доходов, полным бесправием обычного гражданина, нежеланием власти прислушиваться к альтернативному мнению.

В 2014 году мировое сообщество ввело антироссийские санкции, что способствовало еще большему бегству капитала. В это же время резко обрушились цены на нефть. Этот процесс вызван несколькими факторами: замедлением экономики Китая, увеличением добычи энергоносителей, все более широкому внедрению энергосберегающих технологий. Большинство экспертов полагают, что это надолго. Выдержит ли Россия?

Почему кризисы так часто посещают Россию

Почему в России всегда кризис? Действительно, у России сложная история, богатая катаклизмами, потрясениями, периодами долгого застоя, чередующимися с попытками догнать остальной мир. Почему так происходит?

Ответ однозначно следует искать в истории страны, в особенностях формирования российского этноса, его культуре и традициях.

Скорее всего, причина частого отставания России от других стран (раньше Запада, а теперь и Востока) кроется в низкой эффективности управления страной. Россия – это страна, которая всегда отличалась чрезмерной централизацией власти. Несмотря на огромную территорию, все важнейшие (и не только) вопросы решались в столице, которая находилась за тысячи километров. Оттуда же присылали руководство, которое часто не слишком хорошо разбиралось в местных реалиях. Чтобы стать более успешной, страна обязана стать настоящей федерацией, а не пародией, которую мы наблюдаем сегодня.

Почему о нем не принято говорить

Почему все молчат про кризис в России? Это не совсем верно, о кризисе говорят немало, но обычно уменьшают его масштабы, продолжительность и последствия для страны. Мол, не страшно, переживали и не такое. Члены правительства уже второй год повторяют, что пик кризиса пройден, а дальше будет только рост.

Это все неправда. Кризис системный, чтобы преодолеть его следует вносить кардинальные изменения в систему управления страной. Нынешняя элита не способна на это, ситуация будет только усугубляться. Недавно в правительстве признали, что существующих резервов хватит только до конца следующего года. Что будет потом? Складывается впечатление, что об этом стараются не думать ни элита страны, ни ее рядовые граждане.

И напоследок несколько советов, как пережить ближайшие годы:

• Не берите в долг. Вы должны забыть о кредитах.
• Ищите дополнительные источники заработка. Вкладывайте в себя, обучайтесь новым навыкам.

• Недвижимость за границей – это один из лучших способов сберечь и приумножить сбережения.
• Не рассчитывайте на пенсии и другие государственные социальные пособия, в ближайшие годы они будут стремительно уменьшаться, что будет в долговременной перспективе – неизвестно вовсе.
• Сделайте финансовый запас, который поможет вам прожить хотя бы год. Деньги должны быть отложены не в рублях.

investobox.ru

Почему Россия в постоянном кризисе?. Статьи и лекции

Почему Россия в постоянном кризисе?

Беседа с доктором богословия, профессором Московской духовной академии Алексеем Ильичом Осиповым.

— Православные люди обеспокоены проблемой глобализации. То есть созданием единого мирового государства. Ибо, в отличие от неверующих людей, они понимают, что речь идет о государстве антихриста. Они знают: никакого иного мирового государства, кроме антихристового, быть не может.

В какой мере, с вашей точки зрения, эти тревоги обоснованы?

— Создание единого мирового государства — это один из объективных признаков вступления человечества в завершающую стадию своей истории. В настоящее время и целый ряд других признаков свидетельствует о том, что исторический процесс ускоренно идет в этом направлении. Глобализация, то есть централизация власти над всем «глобусом» во все более узком кругу лиц, осуществляется по многим, если не по всем, направлениям жизни в современном мире: информационном, политическом, экономическом, военном и т. д. Но самое серьезное в настоящий момент — образование той единой идеологии

, элементом которой должна стать и единая религия. Эта религия будет одной по существу, но, думаю, позволит во многом сохранить различия вероисповедных форм, культов, обычаев и, конечно же, названий всех прежних и новых религий. Сущность этой единой религии — очевидна, и может быть выражена одним словом: «мамона», или, что то же самое, — 666. При этом имя какого бога будет призываться в той или иной «церкви» — не важно.

— В результате чего может подобное произойти?

— Возникновение этой лжерелигии обусловлено глубоким духовным и нравственным кризисами, все более поражающими современный мир. Духовный кризис проявляется в катастрофической утрате, по крайней мере, в т. н. цивилизованном (то есть в христианском, по статистике) мире, даже мысли о самом главном — о смысле жизни, о Боге, о вечности. Один христианский философ писал: 

«Цели человеческой жизни померкли. Человек перестал понимать для чего он живет и не имеет времени задуматься над смыслом жизни. Жизнь человека наполнена средствами к жизни, которые стали самоцелью». Это с особой силой ощущается на Западе, где жизнь, фактически, сведена к культурно-биологическому существованию. Уже Юнг говорил, что большая часть его пациентов — люди, утратившие смысл жизни. А Хайдеггер так охарактеризовал атмосферу жизни в Европе: «Запад — мышеловка, в которой произошла полная утрата смысла бытия…». О нравственном кризисе можно и не говорить ввиду полной его очевидности.

Результаты угасания духовного начала в людях вполне естественны. Целый ряд других кризисов, назовем их материальными, неотвратимо надвигаются на нашу бедную землю. Кризис экологический уже входит в ту фазу, которая, по мнению большинства ученых, может породить быструю и неотвратимую, глобальную катастрофу. Академик РАН Моисеев, например, писал:

«Глобальная катастрофа может разразиться столь стремительно, что люди окажутся бессильны. Надежды на технику совершенно напрасны, нас уже не спасут новые технологии… Необходимы новые заповеди…». Вот та атмосфера, в которой созидается и возникнет последнее государство.

Однако глобализационные процессы находятся еще в стадии развития, а не завершения. Апостол Павел пророчески писал: «Ибо, когда будут говорить: `мир и безопасность, тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут» (1 Фес. 5;3). Но пока никто не может сказать, что мир и безопасность наступили; еще существует много независимых государств, которые решительно противятся «глобализации по-американски»; Россия, оказавшись, если сказать словами А.С. Пушкина, «у бездны на краю», приостановилась; мир пока не единополярен; и Православие еще существует не только по форме, — все это, если хотите, столь же объективно говорит о том, что мир к финишу еще не подошел.

— Каким же будет единое мировое государство?

— Естественно, тоталитарным. Причем, в такой степени, какой человечество еще не знало. Недавно на Синодальной богословской комиссии мы обсуждали проблему введения идентификационных номеров налогоплательщиков и связанную с ней опасность установления контроля над человеком, а затем и управления им. Разве кто когда-либо прежде мог мечтать о таком контроле, который позволяют уже сегодня (и в неизмеримо большей степени позволят завтра) осуществлять технические средства?! По мнению ряда экспертов, связанных, например, с компьютерной технологией, в настоящее время уже есть реальные возможности массового управления людьми. Они утверждают, что возможность внедрения систем тотального компьютерного контроля на нашей планете не за горами и будет осуществлена практически где-то в период 2010–2020 годов.

Контроль всегда означает возможность управления, то есть порабощения. Но в данном случае речь идет о порабощении не каких-то отдельных лиц, категорий населения или народов, а общечеловеческом порабощении произволу одного-единственного царя. Вот степень грядущего тоталитаризма.

— Вы полагаете, что разворачиваемая в России электронная система по сбору налогов — это звено той, мало, но скандально уже известной, системы тотального контроля, которая получила название «Шенгенское соглашение»?

— Да, мир, и Россия с ним, становится машиной, в отличие от того живого организма, которым он был в предыдущей истории. А в машине все винтики и агрегаты жестко подчинены единой системе, единому управлению.

— Но тогда нужно жестко отвергнуть эту систему.

— Это невозможно.

— Невозможно? То есть мы уже настолько… этой системой схвачены, что не в состоянии ей противостоять?

— В общем, да. Создаваемая система контроля — это просто естественный, логический шаг на пути научно-технического развития, то есть всей той жизни, в которой мы родились, выросли, воспитались и действуем. Мы не можем представить себя, свою деятельность, систему своих отношений с окружающим миром без электричества, машин, поездов, магазинов, телефона… Ко всевозможным техническим средствам мы приобщаемся с пеленок, пользуемся ими, и не пользоваться не можем. То есть вне того, что именуется научно-техническим прогрессом, мы жить, практически, уже не в состоянии. И система контроля посредством новых технологий, это, повторяюсь, лишь неотвратимое следствие хода развития современной цивилизации. Чтобы отказаться от него, не вползти в Шенгенский проект, надо сам тип нашей жизни изменить, понимаете? Но это невозможно.

— В таком случае, свои электронные системы нужно выстраивать независимыми, несостыкующимися с Западом. В свое время, когда Россия начала создавать сеть железных дорог, Государь, который отлично понимал постоянно враждебную по отношению к России сущность Запада, приказал прокладывать колею шире, нежели тамошняя дорога. Разве это не сослужило нам хорошую службу во всех последующих агрессиях запада? Так и теперь — несостыковываться надо.

— Да, тогда это было возможно, потому что и научно-технический уровень был ничтожен по сравнению с настоящим, и не было такой жесткой от него зависимости как сейчас, да и Россия была еще богатым, могущественным, независимым государством. А что с ней стало за последние десять лет? Сегодня она устраивается по образу и подобию западных государств. С такой же политической, экономической, финансовой образовательной, информационной, налоговой и прочими структурами функционирования. Она очень во многом зависима от Запада, стала уже частью этой мировой системы, вовлекается в нее все сильнее и не может не вовлекаться. Поэтому единственное, что еще можно и потому нужно делать — это всеми силами бороться за свою духовную свободу от Запада, здесь противостоять поглощению глобализационными процессами. Речь идет о сохранении своей веры — Православия, нравственности, культуры.

— То есть нельзя сказать, что «Шенгенское соглашение» и его российские ветви — это сознательная и центральная операция привода к власти того, единственного в мире правителя, который предсказан Священным Писанием и в президентство которого осуществится апофеоз несчастий для всех людей?

— Мне кажется, что здесь есть и то и другое, т. е. и естественное логическое развитие т. н. прогресса, и участие, как принято сейчаснеопределенно говорить, определенных сил. Возможно, что кто-то сознательно содействует развитию этих процессов. Очень может быть. Но сами эти процессы воспринимаются по-разному. Христианин, например, понимает, что современный мир таков, и воспринимает все это как попущение Божие. Сатанист же в процессах глобализации видит, конечно, новые возможности для порабощения людей и подготовки пришествия антихриста. Каждый со своей точки зрения рассматривает данную ситуацию и соответственно относится к ней, но не создает ее. Компьютеры не сатанисты же придумали. Но использовать их можно и по-сатанистски, и по-православному.

— Значит, сам по себе научно-технический прогресс — явление все-таки нейтральное?

— Сам по себе — да. Если не говорить о его происхождении. О его корнях. Если же вспомнить, из какого семени пробился этот росток прогресса, возросло древо современной научно-технической цивилизации, то выяснится и нечто иное. Апостол Иоанн Богослов пишет, что «все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1 Ин. 2;16). Он указывает на основную движущую силу развития мира.

— То есть корни гнилые. Теперь, Алексей Ильич, мне понятно, почему эту цивилизацию невозможно спасти в принципе. Тем более, что ее ущербности ни творцы цивилизации, ни управители, ни рядовые адепты не в состоянии воспринять. Но вы сказали сейчас о том, что само по себе все железо цивилизации, вся ее электроника — вещи нейтральные. Следовательно, все может зависеть от того, кто этими научно-техническими системами, технологиями будет управлять. Если сатанисты, то дни существования этого мира резко сократятся: известно, что правление их ставленника продлится всего лишь три с половиной года и закончится апокалипсисом. А если у власти будут православные, то есть единственные в цивилизованном мире люди, которые реально могут противостоять сатанистам, — то тогда время жизни на земле может еще продлиться. То есть все зависит от типа власти, — хотя бы в России, — светским президентом ли будет управляться она, или монархом, помазанником Божиим. Правильно я понимаю ситуацию?

— Да, но… Мое «но» относится к правителю России. Между этими способами управления может и не быть никакой разницы. Все зависит от того, как помазанник осуществит функции своей власти. Нельзя магически смотреть на помазание как на акт, который сам по себе наделяет царя благодатными дарами правления. Такой взгляд есть чистое язычество. Все зависит от того, как помазанник осуществляет функции своей власти. Были помазанники, которые действительно соответствовали христианскому назначению правителя. А известны и такие, которые властвовали хуже языческих. Так же как мы, христиане, все получаем таинство Миропомазания, т. е. нечто неизмеримо большее, чем царское помазание (которое, кстати, в таинствах Православной Церкви не числится), но, тем не менее, одни христиане становятся святыми и преподобными, а иные атеистами, материалистами и какими угодно преступниками. Сам по себе факт помазания, без живой веры и искреннего стремления осуществить христианские идеалы в жизни государства и общества, ничего не дает. Поэтому и монарх-помазанник может оказаться ничем не лучше президента-непомазанника. Более того, сейчас, как и вы отмечаете, мир входит в активную фазу подготовки к созданию единой всемирной империи с единым царем, который, конечно же, будет помазан самым торжественным образом главами всех церквей, всех конфессий и всех религий. В этом, судя по тому обмирщению, по тому преклонению перед сильными и богатыми мира сего, которое наблюдается сейчас в христианских церквах, не остается никаких сомнений. И существует реальная опасность, что наш народ, прежде всего, послужит этому, поскольку ни в одном другом нет такой силы, точнее, страсти к монархическому правлению, как в нашем. Это мысль не моя. Святитель Игнатий Брянчанинов пишет: «Бедствия наши должны быть более нравственные и духовные. Обуявшая соль [Мф. 5;13] предвещает их и ясно обнаруживает, что народ может и должен сделаться орудием гения из гениев, который, наконец, осуществит мысль о всемирной монархии».Это из его письма N 44 по изданию: Собрание писем свт. Игнатия. М. — СПБ. 1995. «Обуявшей солью» он называет состояние Православия в Церкви Российской, а «гением из гениев» — антихриста.

— Да, такая личность, которая готова была бы жертвенно послужить народу и Отечеству, что-то не обнаруживается. Остается, наверное, уповать все-таки на то, чтобы цивилизационная ветвь России как можно дольше оставалась независимой от Запада и его глобализационных процессов.

— Возможность внешней независимости России — это вопрос к специалистам. Может быть, и есть какой-то оптимальный в этом отношении вариант. Но, полагаю, что в принципе процесс необратим.

Да и суть дела, в общем-то, не в этом. Путь независимости у России совсем иной. И совсем иные имеет она для этого средства. Свои уникальные средства. И они настолько могущественны, что, будучи даже вовлеченной в глобализационное пространство, Россия могла бы все равно оставаться независимой. Это средство — обращение к Православию, восстановление в общественном сознании основ его духовности, а не какой-то общечеловеческой, под которой каждый разумеет, что хочет.

Вот если бы мы смогли восстановить нашу веру, нравственность, духовную жизнь православную, то смогли бы сохранить свою самостоятельность, независимость. Если и не полностью, то, по крайней мере, в очень большой степени. Но только при этом условии.

— А в том случае, если бы мы все-таки смогли отсечься от глобализационных процессов, но духовную жизнь не обрели, то самостоятельность свою все равно потеряли бы?

— Без сомнения. Как это и случилось в последнее царствование и при советском режиме. Основа независимости России — не экономическая, не военная, не политическая или еще какая-то. Она — духовная, то есть Православная. Все прочие основы могут иметь силу только при условии опоры на христианские духовные ценности.

— Ну что ж, мы все-таки имеем пусть одну, зато реальную возможность остановиться на краю глобалистической бездны и потихоньку отойти от нее.

— Да, возможность такая есть. Но воспользуемся ли мы ею?

— То есть за век коммунистического богоборчества мы настолько забыли об Истине, о том, в чем, вернее, в Ком наша сила, что вспомнить об этом в масштабе народа — уже просто не можем? Хотя бы теоретически?

— Теоретически — да. Теоретически многое возможно. Святыми теоретически могут стать все. Но практически, увы, — редкие. Надеяться на теоретические возможности возрождения России — значит, мечтать.

— Ну почему же мечтать? Вспомним могущественную империю, в которой было двенадцать апостолов. Двенадцать — на всю территорию, вполне сопоставимую с Российской империей. И языческие беснования этого гигантского пространства, пожалуй, даже превосходили современный уровень глобалистических радений. Не только Римскую империю — весь мир просветили эти двенадцать человек. А у нас все-таки есть целая Церковь Русская Православная.

— Нет, это совершенно разные, не сопоставимые ситуации. Есть такое понятие — in statu nascendi — в состоянии зарождения. В этом состоянии — заключена огромная мощь. Когда росток идет из семечка, он пробивает асфальт. Но когда он пробился, затоптать его не составляет никакого труда.

Нельзя сравнивать эпоху возникновения христианства, когда были преизобильные дары Святого Духа, и нашу эпоху, когда трудно найти человека не то, чтобы достигшего бесстрастия, но хотя бы хорошо понимающего духовную жизнь и соответственно живущего. Где же вы видели хотя бы одного, подобного апостолам?

— Но есть другое. За десять лет в России восстановлено более 500 монастырей. Вспомним: к концу коммунистического порабощения их оставалось всего 18. Восстановлены тысячи храмов. Заново, почти с нуля воссоздана православная система образования. За 10 лет! В какой период христианской истории происходило столь интенсивное строительство церковной жизни? Даже во времена преподобного Сергия и его учеников было создано только 70 обителей, и совсем не в столь короткое время.

— А знаете, почему «не в столь короткое»? Потому что монастырь тогда создавался вокруг человека, который искал совершенной духовной жизни. Он удалялся от мира в уединенные, глухие места не для строительства обители, а для обретения Бога, ибо в мирских заботах, суете и страстях трудно Его почувствовать. И проходили годы, прежде чем он достигал вхождения в то Царство Божие, которое внутри нас находится. Пройдя этот путь Богопознания, познав на личном опыте, что Бог каждому ищущему и трудящемуся открывает в сердце то, что, как написано: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2;9), он становился истинным учителем духовной жизни. К таким-то мало-помалу приходили и другие ищущие совершенной жизни. Так возникала обитель, которая становилась действительным светом для окружающего мира. Преподобный Сергий и его ученики, основатели монастырей — лучшая иллюстрация этого золотого правила монастырского устроения.

А теперь? Открывается монастырь, практически, по одному принципу: «здесь раньше он был, даже и стены немного сохранились». Возглавлять их назначается молодежь, наиболее активная в практическом отношении, поскольку основная задача — восстановление материальное. Поэтому собираются там не вокруг духоносного старца (где их сейчас найдете, да еще в таком количестве?), а внутри стен. А поскольку восстанавливается множество монастырских стен, то и принимают в них почти любого — со многими вытекающими отсюда последствиями. Но разве можнопо количеству монастырей, храмов и даже количеству верующих судить об уровне духовной жизни Церкви?! Если с этим критерием подойдем к оценке духовности, то католическая церковь окажется во много раз духовней всех православных церквей вместе взятых. Это только в советский период успехи оценивались по количеству, а о качестве, о действительных результатах скромно умалчивали. Поэтому сомневаюсь, что у нас сейчас 500 монастырей. Их — совсем немного.

— Но прорабы и каменщики глобализации не ждут ведь, когда у нас появятся великие подвижники. Следовательно, нужно делать, что можем. К тому же места, где были монастыри — святые, ангелы-хранители не оставляют их, они помогают восстанавливаться.

— Во-первых, хотя и не обязательно, чтобы появились «великие», но чтобы подвижники — безусловно, ибо в этом существо монашества. Если о спасении каждый христианин должен заботиться, то монашество — это стремление к духовному совершенству. А его достижение невозможно без подвига. Возлагать же надежду на святые места и ангелов — это, по меньшей мере, наивно, а по существу — глубоко ошибочно. К сожалению, языческая идея побеждает у нас христианскую, и святую жизнь мы «благополучно» подменяем святыми местами. Сам Бог не может спасти нас без нас, а тем более места никому не помогут, если не будет правильной духовной жизни. Поэтому объединяться вокруг стен, мечтая, что стены помогут — это… Sapienti sat (понимающему достаточно).

Есть и другая сторона проблемы. Где духовники этих монастырей? Ведь если нет духовного наставника — нет монастыря. Хотелось бы знать, где эти 500 духовников? Можно их увидеть?

— В лавре, думаю, можно. Здесь, по крайней мере, есть.

— И, кстати сказать, все старцы остаются в лавре. Ни один не направлен во вновь созданные монастыри. Направляется в них, в том числе и в… женские, исключительно молодежь, а не духовники. Правда, интересно?

Вы говорили и о вновь созданных храмах, о новых духовных школах. Все это лишь средства в христианстве.

— А какова цель? В чем она?

— А цель в исправлении человека, в том, чтобы из нечестного, лукавого, злого, обманщика, вора и т. д. сделать способного любить другого человека. Вот — главнейшая задача христианства. Но посмотрите, чего ищет верующий народ? — Чудес, прозорливости, явлений, исцелений, т. е. того, что ищут и язычники. Мало тех, кто хочет узнать, как спастись, т. е. как избавиться от зависти, неприязни, лицемерия и т. д. Внутренний мир души, заповеди Евангелия мало кого интересуют. Это — показатель нашей духовности, а не количество монастырей, храмов.

— Но прошло только 10 лет, как народ стал возвращаться к вере. A это, по критериям даже лучших времен, срок новоначалия, ученичества.

— Это верно. Если духовная жизнь будет развиваться в верующих, а одним из важнейших показателей ее является благожелательство ко всем людям, то надежда на возрождение есть. В противном же случае никакое количество монастырей, храмов и школ не спасет нас, и мы никогда не выйдем из состояния новоначалия.

— И последний вопрос. Многие возлагают свои надежды о спасении Отечества на православные общественные движения. Сделав их мощными, к власти можно будет привести честных людей, даже президента православного избрать — и тогда все изменится?

— Если бы люди, окружающие нас, увидели, насколько христиане честны, как с ними надежно иметь дело, как они готовы бескорыстно помочь нуждающемуся и т. д.; если бы увидели, что христианство прекрасно, — все бы его приняли, все бы вошли в Церковь, ибо нет лучшего «движения», нежели Церковь.

Единственный способ, с помощью которого можно преобразить все, даже саму власть — это изменение духовного состояния нашего верующего народа.

Почему в начальном периоде христианство оказалось очень сильным? Потому что все видели и говорили: посмотрите, как они любят друг друга. Вот чем оно было сильно. И сейчас оно может стать таким, если только восстановит это.

Вот каким путем все еще можно изменить. Ибо здоровая духовная атмосфера от христиан постепенно расходилась бы дальше, и все шире становился бы круг людей, увидевших красоту христианства. Так происходило бы общественное оздоровление. А затем — и государственное. И Бог устроил бы нам власть наилучшую.

— То есть Господь еще может послать нам это устроение?

— Конечно. Дух творит себе формы. Вопрос лишь в том, какого духа готовы мы принять?

Беседу вел Александр Иванович Шпеко

Источник: «Русский дом», № 8, 2001.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

religion.wikireading.ru

Почему в России опять кризис ?

Не секрет, что в настоящее время капиталистическая Россия переживает очередной, и видимо фатальный, для нее кризис, который за два года из экономического перерос в системный, когда под ударом находится не только её экономический базис, но и социально-политическая надстройка.

Однако, основная масса российского населения пока что не видит надвигающегося конца, ведь этот кризис отнюдь не первый: РФ пережила и шоковую терапию Гайдара, дефолт 98-го года и совсем недавний мировой финансовый кризис 2008-09 года. Так почему вся история существования Российской Федерации — жизнь от кризиса к кризису и нынешний станет последним для режима?

Ключевой причиной кризисов для страны однозначно является сама система капитализма, установленная после 1991 года. Некогда являющаяся «локомотивом» всего Союза экономика РСФСР, была развалена, а новообразованная капиталистическая РФ была полностью интегрирована в мировую систему разделения труда в качестве сырьевой колонии развитых экономик Азии и Европы. Так, РФ является одним из крупнейших поставщиков углеводородов на мировой рынок, а цены на данную категорию товаров, мягко говоря, не очень стабильны. В итоге падение цен на энергоносители вызвало серьезные экономические проблемы.

Так, резкое падение котировок нефти в ходе прошлого кризиса, вынудило правительство спустить на поддержку рубля более 200 млрд долларов, а нынешнее более продолжительное падение цены на «черное золото» уже привело к самому серьезному экономическому кризису в современной России и несложно догадаться, что будет если нефтяные котировки в ближайшие 2-3 года не вернутся к заветным ста долларом за бочку.

Не менее важным фактором бесконечного кризиса, является и то, что став настоящей сырьевой полуколонией в мировой системе капитализма, РФ по сути угробила весь гигантский промышленный и научный потенциал доставшийся ей от Советского Союза. Так, показатели обрабатывающей промышленности в современной России никогда даже близко не приближались к позднесоветским и находится в кризисном состоянии перманентно, а наука в стране умерла уже как лет десять назад.

Да, именно реанимация советских мощностей позволила преодолеть кризис 98-го года и даже выйти в рост в начале нулевых, но сейчас в 2016-ом году уже стоит смириться с тем фактом, что для восстановления промышленного потенциала России де-факто необходима новая индустриализация ввиду полного разбазаривания советского наследства.

Теперь, оставшись без собственной индустрии, страна оказалась крайне зависимой от импорта, что позволяет тем или иным игрокам на мировой арене устроить стране массу критических проблем путем манипуляций с валютой или введением различных эмбарго.

Усугубляются вышеприведенные факторы, крайне низким уровнем профессионализма чиновников во всех звеньях управления: от президента до муниципального служащего. Коррупция и бесконечные «распилы» бюджета, ставшие настоящей опорой существования нынешней капиталистической РФ, лишь усугубляет появляющиеся проблемы. Постоянный вывоз капиталов за рубеж обескровил экономику, а отсутствие какого-либо государственного контроля и планирования не позволяет даже сохранить на прежнем уровне остатки советских мощностей.

Почему так происходит? Суть довольно проста — правящая страной капиталистическая элита озабочена лишь «удоем» с высокорентабельных природных ресурсов, любые иные инициативы ей интересны лишь «постольку-поскольку» это требуется для продолжения этого процесса как можно дольше.

Именно поэтому, для России единственным выходом из череды экономических неурядиц был и остается только социализм, только концентрация всей власти в руках большинства — рабочего класса.

Именно переход на социалистические рельсы, с его национализацией главных экономических активов и банковской системы, централизацией управления сложным хозяйственным механизмом, детальным планированием дальнейшего развития экономического комплекса позволит вернуть страну на путь стабильного «бескризисного» развития, освободиться от затянувшейся на десятилетия капиталистической эксплуатации и грабежа. Политические инструменты социалистического государства смогут разорвать порочные связи экономики с иностранным капиталом, алчностью чиновников и криминалом.

В противном случае, России грозит продолжение стремительной деградации экономического комплекса, которое несомненно, в дальнейшем выльется в социально-политический коллапс, что повлечет за собой массу ещё более негативных последствий для каждого рабочего человека в стране.

politsturm.com

Ответы@Mail.Ru: Почему в России кризис?

Россия слишком зависит от продажи на мировом рынке нефти и газа, других природных ресурсов. Упал спрос (цена) на сырье — вот и кризис. Это цена за интеграцию в мировую экономику.

нефть подешевела

Просто кто-то считает, что у кого-то появились лишние средства и их надо прераспределить в свою пользу.

Спасибо плану Путина.

Сейчас не только в России кризис. Кризис атакует чуть ли не весь мир. Но я уверяю вас это временно. В стране бывает такие явления. Не вся эпоха ведется прямым ходом. Бывают взлеты, бываю падения. Из этой глубины скоро выбериться и Россия Р. S Только не нужно все рушить на господина Медведева=)

Производства есть, как так почти нет производства… . А кризис в России потому что он во всём мире. Россия по моему находится не на Марсе а на Земле. А на этой планете он не одной страны в стороне не оставил. Так же и в Украине. Только в Украине он коснулся каждого. Люди без работы, зарплаты урезали, так что не волнуйтесь в России всё нормально.

Кризес начилося не у нас, но перешло по всему миру.

Кртзис повсеместно, потому что во всем, так называемом, цивилизованном мире перепроизводство всего. Грандиозных задач не предвидится, только обслуживаем друг друга — продаем-покупаем… это начало конца.

Кризис в голове, будет честное правительство, перестанут врать и кризис пройдет.

touch.otvet.mail.ru

Почему в России финансовый кризис перерастает в кризис экономический?

Россия к моменту кризиса обладала уникальными возможностями для того, чтобы пройти его безболезненно. Однако этого не случилось. Почему? Что провоцирует спад производства в стране? На ком лежит вина за начавшиеся увольнения работников и снижения их заработков?

        1. Гипотеза: отсутствие мотивированных субъектов бизнеса. Первые два месяца в России мировой финансовый кризис воспринимали, мягко говоря, скептически. Многие не верили, что это серьезно. Однако в декабре 2008 года стало уже совершенно очевидно, что финансовый кризис и нехватка ликвидности начинает медленно, но верно перерастать в полноценный экономический кризис. Даже когда фондовые рынки мира всех стран дергались в разные стороны и в целом демонстрировали тенденцию к определенному восстановлению, в России продолжала раскручиваться депрессивная линия в функционировании экономики. Возник своеобразный парадокс: когда весь мир трясло, Россия спокойно взирала на это, а когда мир начал успокаиваться, российская экономика начала входить в стремительное пике. Почему возникло такое рассогласование экономической реакции России и остального мира? Что лежит в основе указанной аномалии? Какова природа странного поведения российской экономики?

        Объективный и исчерпывающий ответ на эти вопросы затруднителен, в связи с чем позволим себе лишь высказать некую гипотезу, объясняющую российскую аномалию. Суть ее состоит в следующем: к началу мирового финансового кризиса-2008 в России так и не сложился полноценный класс предпринимателей и инвесторов. Речь идет о том, что в российской экономике не сформировались деловые субъекты, которые бы стремились продвинуть свои начинания на рынке. Выражаясь высокопарным языком, в России не было достаточного числа дельцов, которые были бы преданы своей идее и всеми силами стремились бы делать задуманное. Ситуация была иной: все делали то, что было выгодно, но никто не был привержен своему делу. Продолжать это делать предпринимателей заставляло наличие прибылей. Можно сказать, что они тянули лямку из-за денег. И не удивительно, что при ухудшении условий многие из них легко отказались от своего дела, никто не стал упираться и спокойно приступил к сокращению персонала и прочим рестрикциям в отношении собственного бизнеса. Сжатие потока прибылей сделало продолжение дела не интересным, а других мотивов у российских предпринимателей не было.

        На это, конечно, можно возразить, что не так-то просто бороться с кризисом. Ну, так ведь никто и не говорит, что это просто. Это и есть своего рода тест на прочность бизнеса. Именно эту функцию и выполняет кризис: проверить, кто может идти дальше, а кто – не может.

        2. Первый в истории России капиталистический кризис. Надо сказать, что для России кризис-2008 является первым настоящим капиталистическим кризисом. Действительно, кризис 1990-х годов был не классическим кризисом, а уникальным трансформационным спадом, который не имеет аналогов в истории стран с рыночной экономикой. Продолжительность и глубина спада были беспрецедентными. Кризис 1998 г., который пережила Россия, был долговым и возник непосредственно как следствие тяжелейшего трансформационного спада и появившихся в этот период государственных долгов. Кроме того, дефолт 1998-го года инициировал последующий экономический рост. Сейчас же мы по полной программе проходим то, что западные страны прошли уже много раз. Однако мы это будем проходить в первый раз – и это будет очень болезненный процесс.

        В чем отличие нынешнего кризиса от кризисов предыдущих?

        Раньше кризис был системным и связан был с перестройкой самих механизмов хозяйствования. Параллельно, разумеется, перестраивалась и вся экономика в условиях всеобщего дефицита товаров и услуг. Сейчас имеет место избыток товаров и услуг, характерный для стадии капиталистического перепроизводства. И если дефицит преодолевается путем расширения имеющегося производства, то перепроизводство преодолевается путем отмирания старых и создания новых производств. И второй способ для России пока является новым. Можно сказать так: если еще в 1998 г. у России были гигантские горизонты для развития отечественного бизнеса, то в 2008 г. он зашел в тупик и не знает, куда идти дальше.

        Запад к таким катаклизмам уже привык. Не случайно тема кризиса запечатлена в классической американской литературе. Вспомним, к примеру, Элама Харниша из романа Джека Лондона «Время не ждет». Данный персонаж, попав в тиски кризиса, боролся как лев: встречался с банкирами, кого-то из них умасливал, кого-то успокаивал, кому-то угрожал, но со всеми так или иначе договаривался. И, в конечном счете, он пережил кризис и вышел из него победителем. Что-то подобное можно найти и на страницах романа Теодора Драйзера «Титан», герой которого Фрэнк Каупервуд вывернулся наизнанку сам и вывернул наизнанку своих контрагентов, но кризис выдержал и еще больше укрепил свои позиции.

        Есть подобные примеры и в реальной истории США. Вспомним, например, легендарного Генри Форда и его борьбу с кризисом. Во-первых, Форд категорически отказался от каких бы то ни было кредитов. Он справедливо полагал, что кредит – это удавка для его бизнеса. И это при том, что банкиры ему полностью доверяли и предлагали кредит на самых выгодных условиях. Во-вторых, в условиях кризиса Форд провел колоссальную операцию по внедрению инноваций на своих заводах для сокращения себестоимости. Результаты были блестящими. Как признавался сам Форд, если бы он залез в долги, то их пришлось бы отдавать, платить за них проценты, а внедрение новшеств, скорее всего, не состоялось бы, а следовательно, не сократились бы издержки производства. Но почему Форд так себя вел? А потому что ему было дорого его дело, которому он отдал свою жизнь.

        Однако по пути Форда российские предприниматели идти не хотят. Они стремятся перекредитоваться и продолжить свою деятельность по-старому. Если это не получается, то производство сворачивается.

        3. Богатство и предпринимательство – не одно и то же. Почему же в России предприниматели действуют не так, как в развитых странах?

        Ответ нам видится таким. В России сформировался класс богатых людей. Богатство действительно уже есть, причем у многих: и у бизнесменов, и у высокопоставленных чиновников, и у политиков, и у научной элиты. Но быть богатым еще не значит стать настоящим инвестором или предпринимателем. Можно быть просто очень богатым потребителем, можно быть рантье, задепонировавшим свои деньги в банке с минимальным риском. Эти люди не хотят рисковать своими деньгами, они не хотят работать, им не интересно ломать голову над тем, куда вкладывать свои капиталы, и уж совсем не хочется им лезть из кожи вон для сохранения бизнеса, который по каким-то причинам вдруг перестал приносить доход. Чтобы все это делать, надо иметь сформировавшуюся психологию инвестора, который ищет новые ниши для выгодного вложения денег, или предпринимателя, который благодаря несгибаемой воле продвигает свое дело в любых условиях. Такие качества являются эволюционными и появляются только в результате длительной истории развития капитализма. В России такой истории нет, а потому и класс инвесторов и предпринимателей пока не сформирован, и поэтому сопротивляемость кризису у российских дельцов слабая. А пересидеть кризис богатые люди могут спокойно в силу своего богатства – без пропитания они не останутся. Они могут взирать на кризис со стороны – с высоты своего богатства. Результат такой позиции очевиден – сокращение производства и вхождение экономики в кризис даже без серьезных на то причин.

        Справедливости ради надо сказать, что описанное явление присуще не только российской деловой элите. Сегодня во многих странах мира просматриваются иждивенческие наклонности предпринимателей. Однако разница все-таки есть. Причем есть разница и в реакции властей на бизнес. Например, в России правительство старается поддержать все, что можно считать экономически значимым. В США принято решение отказать автомобильным компаниям в финансовой помощи. И уже сейчас есть предположения, что некоторые из американских автомобильных гигантов не переживут кризис. Но американскому правительству и самим американцам на это наплевать – все эти компании должны сами решать свои проблемы. А тот, кто не может решить их, тот должен уйти с рынка. В России такая жесткая позиция пока не пользуется популярностью.

        Кстати говоря, Китай демонстрирует проамериканскую философию борьбы с кризисом. Китайское правительство в отличие от большинства стран мира не накачивает свою экономику государственными деньгами, не желая тем самым искусственно помогать своим нерадивым предпринимателям. Похоже, что Китай капитализировался гораздо больше, чем Россия.

        Быстро и легко заработанные нефтяные деньги России, перераспределившиеся по разным экономическим агентам, имеют оборотную сторону в виде вялого предпринимательства, которое наиболее наглядно демонстрирует свои слабости в момент кризиса.

kapital-rus.ru

как ошибки прошлого формируют наше будушее

Мировой экономический кризис 2008 года – глобальное падение мировых экономических показателей, начавшееся после кризиса рынка недвижимости и связанных с ним ценных бумаг в США. Последствия ощущаются до сих пор, несмотря на масштабную государственную поддержку финансовой системы в США и Европе.

 

Мировой экономический кризис 2008 года – падение экономики, начавшееся в 2008 году, последствия которого полностью не преодолены до настоящего времени. Началом считается кризис ипотечного и фондового рынка США, по масштабам сопоставимый с периодом Великой депрессии 1930-х годов. К 2009 году объем мирового ВВП впервые с окончания Второй мировой войны показал отрицательное значение.

Большинство финансистов и политиков предсказывали окончание кризиса уже к 2009-2010 годам, но как показывает статистика, его последствия продолжают оказывать влияние на мировую экономику. В начале 2016 года глава ЕЦБ Марио Драги и директор-распорядитель МВФ Кристин Лагарт почти одновременно в своих прогнозах отметили низкий рост инвестиций даже при нулевых процентных ставках Центробанков, высокий уровень безработицы и снижение уровня жизни. Все эти факторы говорят о продолжении периода глобальной рецессии.

Ипотечный кризис в США

Именно падение рынка недвижимости в и связанных с ним ценных бумаг принято считать «стартом» мирового финансового кризиса. К плачевному результату привели два фактора:

1. Снижение требований к заемщикам

В США в течении долгого времени объем ипотечных займов с высокой степенью риска не превышал 8%, но с 2004 по 2006 год вырос до 20% (а в некоторых регионах даже выше). Рост был обусловлен следующими причинами:

  • В США кредиты обычно покрывают 120-130% стоимости недвижимости, когда как, например, в России, заемщик может рассчитывать максимум на 80-85%. Для банка такой кредит изначально убыточен: в случае отчуждения вернуть полную сумму практически невозможно, особенно при росте инфляции.
  • Предоставление кредитов заемщикам с короткой кредитной историей или вообще без нее. Такие кредиты называют субстандартными, и их доля в общей сумме невыплаченных обязательств к 2008 году составляла 25% от общего числа, а в Калифорнии и Флориде − до 40%. Конкуренция между банками привела к тому, что условия по субстандартным были гораздо выгоднее, чем по обычным кредитам государственных ипотечных агентств. Наиболее распространенные: кредиты с плавающей ставкой, зависящей от значения LIBOR и с уплатой в течении определенного периода только процентов.
  • Постоянный рост цен на недвижимость и легкость получения займа создали ситуацию, когда заемщик рассматривает недвижимость исключительно как объект дальнейшей перепродажи или пролонгации кредита на большую сумму с выгодой для себя. Процедура погашения при этом вообще не рассматривается.

2. Спекуляции с ипотечными ценными бумагами

Классическая модель предусматривает, что банк предоставляет заем и несет все связанные с ним риски. В начале 80-х годов прошлого века была разработана процедура секьютеризации – объединения нескольких кредитов с низким уровнем риска в одну производную ценную бумагу (дериватив) для продажи инвесторам. Идея первоначально использовалась только государственными агентствами, предоставляющими инвесторам гарантии в случае неплатежей по ипотечным закладным.

В конце 90-х секьютеризацию стали проводить и частные банки, имевшие большие объемы выданных кредитов. На тот момент особенности американского законодательства не предусматривали жесткого контроля для частных компаний и самым популярным новым деривативом стали обеспеченные залогом ипотечные долговые обязательства (CDO), которые оценивались ведущими рейтинговыми агентствами S&P 500 и Moody’s как бумаги с низким уровнем риска.

CDO быстро превратились в популярный инструмент биржевых спекуляций, а постоянный рост котировок требовал постоянных новых эмиссий. Появились CDO, в основе которых были закладные с высокой степенью риска, но даже такие «мусорные» бумаги пользовались огромным спросом и пакеты крупнейших инвестиционных банков, таких как Merrill Lynch, составляли миллиарды долларов. Как выяснилось в ходе последующего расследования ФБР и Комиссии по ценным бумагам, кредитные агентства ставили высокие рейтинги заведомо убыточным пакетам CDO.

Рост цен и количества субстандартных кредитов закономерно привел к увеличению объема неплатежей, который к 2008 году подошел к критической отметке и фондовый рынок уже не мог поддерживать искусственно раздутый курс CDO. Кризис 2008 года стартовал.

Снижение цен на нефть

В апреле 2008 г. был достигнут исторический максимум стоимости нефти на уровне $147/барр. Параллельно наблюдался рост цены золота – наиболее дальновидные инвесторы уже начали понимать, что за этим последует резкое снижение.  Цена барреля упала в октябре до $61, в ноябре снизилась еще на $10. Основной причиной падения явилось снижение потребления в США из-за ипотечного кризиса.

Развитие кризиса

Предвыборным лозунгом президента США Рональда  Рейгана было снижение налогов, особенно для богатых американцев, при одновременном сохранении уровня расходов, что, по мнению его команды, должно было вызвать рост инвестиций и экономической активности. Следующие президенты Джордж Буш-старший и Билл Клинтон продолжили данную политику, которая в итоге вызвала обратный эффект. Наибольший рост наблюдался за пределами промышленного сектора и сферы услуг, и к началу кризиса наибольшие вложения и прибыль приходилась именно на финансовые учреждения и рынок недвижимости, что неизбежно привело к эффекту «лопнувшего пузыря».

После принятия 3 октября 2008 года конгрессом США плана мер по преодолению кризиса, предложенного министром финансов Генри Полсоном, начался обвал фондового рынка: американский биржевой индекс S&P500 потерял 30%, промышленный Dow Jones упал на 11,08%.

В отличие от 2000-2002 года, когда фондовый рынок пережил потрясение в связи с массовым банкротством переоцененных компании IT-сектора, текущий спад вышел за пределы США и принял глобальный характер, затронув валютный и сырьевой рынок.

Банкротство американских инвестиционных банков

Пять ведущих банков США, работавших в сфере ипотечного кредитования, обанкротились или прекратили деятельность в прежнем виде:

  • Bear Stearns. Пятый по величине и первый банкрот, потерявший почти все деньги вкладчиков в результате деятельности своих хедж-фондов, получивший рефинансирование от ФРС США и банка JPMorgan Chase, что вызвало падение акций на 47% и панику на рынке.
  • Lehman Brothers. Крупнейших банков США с более чем столетней историей был вынужден объявить себя банкротом после невозможности выплатить клиентам кредитный своп (страховку) по обесценившимся ипотечным деривативам.
  • Merrill Lynch. Банк с самой развитой сетью финансовых консультантов и одним из самых больших пакетов «проблемных» ипотечных ценных бумаг. Куплен Bank of America;
  • Goldman Sachs и Morgan Stanley. Выжили в обмен на покрытие убытков средствами ФРС и прекращение  инвестиционной деятельности.

Проблемы затронули не только банковскую сферу – самые крупные ипотечные агентства Fannie Mae и Freddie Mae перешли под контроль Федерального агентства по жилищному финансированию США, вторая по объему страховая компания AIG была реструктуризирована благодаря государственным кредитам.

Действия по выходу из кризиса

Наиболее радикальные меры были приняты в США, как наиболее пострадавшей от кризиса. Только первый транш ФРС для стабилизации финансовой системы составил $250 млрд. в обмен на частичную национализацию банков и компаний, к декабрю 2010 года общая сумма вливаний в экономику составила почти $1 трлн. Среди мировых событий после наступления кризиса 2008 кратко выделим следующие:

  • Одновременное снижение 8 октября процентных ставок ведущими Центробанками, за исключением Банка России и ЦБ Японии. Это решение было расценено как признание глобальности кризиса. На следующий день процентные ставки были снижены в Южной Корее, Тайване и Гонконге. 4 декабря ЕЦБ и Банк Англии произвели второе снижение для предотвращения дефляции.
  • Гарантии ЕЦБ, Банка Англии и ЦБ Швейцарии обеспечить ФРС США необходимое долларовое обеспечение по договорам валютных свопов, что позволило поддержать ликвидность международных расчетов.
  • Два саммита G20 14 ноября 2008 и 2 апреля 2009 года приняли необходимые решения о реформировании международных финансовых институтов, ограничении протекционистских мер, значительном увеличении ресурсов Всемирного банка и МВФ.

Последствия кризиса

По данным Вашингтонского института международных финансов за период 2007 – первая половина 2008 г. потери мировой банковской системы составили около $390 млрд. и более половины из них приходится на Еврозону. Капитализация американских компаний упала в среднем на 30-40%, европейских на 40-50%. На 10% сократился объем мировой торговли, который до сих пор не восстановился к докризисным значениям.

Меры по снижению последствий кризиса в виде снижения расходов стран-участников и ужесточению правил межбанковского кредитования были предприняты ЕЦБ со значительным опозданием. Это не позволило предотвратить падение экономики Еврозоны,  составляющей 30% мировой по состоянию на 2005-2009 г. В декабре падение совокупного промышленного производства составило 11,5% − рекорд с момента введения общеевропейской статистики в 1986 году.

Экономический кризис 2008 года в России

Первые кризисные явления в экономике РФ появились в феврале 2008 года, когда Банк России признал наличие проблем с ликвидностью. Текущая экономическая ситуация характеризовалась большим объемом внешних корпоративных заимствований на фоне снижения государственного долга и увеличением золотовалютного резерва до третьего в мире.

Продолжался рост инвестирования и кредитования, начавшийся после кризиса 1998 года, и это, по мнению Министерства Финансов РФ и МВФ, привело к «перегреву» экономики, и уже к апрелю 2008 года. рост инфляции составил 14%.

Среди внешних причин кризиса 2008 года в России можно выделить две основные:

  • Длительное увеличение процентной ставки LIBOR в США в период 2002-2008 года на фоне дешевеющего доллара, который перестал быть стабильной резервной валютой. Это вызвало массовый перевод долларовых активов в другие валюты, такие как японская иена, недвижимость и золото.
  • Проблемы во внешней политике РФ: разногласия с Европой по деятельности совместных энергетических компаний и неоднозначная реакция на августовский грузино-осетинский конфликт. Итог – отток иностранного капитала и падение объемов экспорта газа и нефти.

Снижение котировок акций российских компаний началось в мае, но точкой отсчета кризиса 2008 года принято считать 16 сентября, когда произошел обвал котировок и индексов РТС и ММВБ, как реакция на события 15 сентября в США. Торги были приостановлены, и, несмотря на рост акций и индексов в последующие дни, рынок перешел в состояние полной неопределенности.

Начались банкротства банков и последующие за ними массовые увольнения. Ряд банков был выкуплен госструктурами, такими как «РЖД» и «Газпром», но проблемы в банковской сфере вынудили Центробанк покрыть убытки банков за счет золотовалютных запасов на общую сумму около $100 млрд.

Антикризисные меры

Первые антикризисные меры были озвучены правительством РФ в сентябре-октябре 2008 года и включали два направления:

1. Укрепление финансовой системы:

  • сдерживание падения курса рубля, что стоило бюджету четверти золотовалютных запасов;
  • погашение внешних долгов и рекапитализация системных банков. Расходы превысили 3% ВВП, но, по оценке Всемирного банка, именно это позволило удержать банковскую систему в стабильном состоянии в условиях крайнего дефицита ликвидности, предотвратить панику среди вкладчиков и возобновить консолидацию банковского сектора.

2. Финансовая поддержка крупных предприятий

В первую очередь системообразующих и ключевых для страны: «Газпром», «Роснефть», «РЖД» и других. Всего помощь была оказана 295 компаниям.

Итоги

Кризисный 2008 год РФ завершила с падением ВВП на 10,3%, что стало самым большим за предшествующие десять лет. Но уже по итогам 2009 российский фондовый рынок показал рекордный рост и практически отыграл предыдущее падение. В целом потери оказались значительно ниже прогнозируемых и, по мнению зарубежных экспертов, в первую очередь благодаря своевременным антикризисным мерам.

moneymakerfactory.ru

Почему в России возникали демографические кризисы?

Я родился в 90-х. В жизни нашей страны это время событий, коренным образом изменивших ее облик. Однако, в новейшей истории России было немало подобных смутных времен. Это были две войны, конец Советского Союза. Все это влияет на изменение численности людей — приходит демографический кризис.

Что такое демографический кризис

Демографический кризис — это разобщение процессов, увеличивающих население (рождаемость, иммиграция), и процессов, которые уменьшают население (смертность, эмиграция). К сожалению, история России богата временами, когда соотношения этих процессов серьезно нарушались.

Ключевые демографические кризисы в истории Росии

Для изучения данного вопроса важно взглянуть на следующие исторические события:

  1. Период 1914–1922. Закат империи, революция, Первая мировая война.
  2. Период 1932–1933. Гибель русского села, разрастание городской зоны, коллективизация, голод.
  3. Период 1941-начало 50-х. Вторая мировая война. Послевоенная разруха. Массовые выселения.

Демографический кризис в России, который коснулся всех

Предпосылки для этого события стали формироваться еще в конце 80-х. Гласность, открытая внешняя политика СССР — люди волной хлынули в другие страны, стремясь найти место, где им было бы хорошо жить. В 1991 случился новый удар. Союз распался. Все десятилетие миллионы людей провели в развалинах некогда великой страны. Падение экономики, бедность, разруха — разве в таких условиях можно думать о том, чтобы рожать новых детей? По данным ученых, которые занимаются этим вопросом, рождаемость в 90-х упала не меньше, чем в 1,5 раза. Для демографии России это был абсолютный провал. Такой, какого еще не знали в нашей истории.

Сейчас, когда прошло уже более 20 лет, эти процессы стали понемногу выравниваться. Но малое количество детей, рожденных в те годы, сейчас не могут поднять экономику страны на должный уровень. Как это ни печально, но нам просто не хватает людей молодых, инициативных, перспективных. По замкнутому кругу это может привести к ситуации нового демографического кризиса.

travelask.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о