Экономическое состояние россии на сегодняшний день: Новости дня в России и мире — РБК

Содержание

Cоциально-экономическое развитие Санкт‑Петербурга — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

Санкт‑Петербург является одним из крупнейших в России промышленных, транспортных, научно-образовательных, культурных, туристских и управленческих центров. Санкт‑Петербург входит в число ведущих субъектов Российской Федерации и располагает мощной экономикой и богатым человеческим капиталом. За последнее десятилетие Санкт‑Петербург сумел добиться впечатляющих результатов развития экономики, увеличения финансовой базы, улучшения состояния городской среды и роста уровня жизни населения.

Для определения приоритетов и целей социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2030 года была разработана Стратегия экономического и социального развития Санкт‑Петербурга на период до 2030 года (сайт Стратегии: http://spbstrategy2030.ru).

В Стратегии представлены основные выводы анализа экономического и социального развития Санкт‑Петербурга, подробно охарактеризованы приоритетные направления развития Санкт‑Петербурга, миссия и стратегические функции Санкт‑Петербурга, рассмотрены источники экономического роста и ресурсное обеспечение инновационного сценария развития, сформулированы система целей социально-экономического развития Санкт‑Петербурга и механизм реализации Стратегии.

Стратегия является базовым документом системы государственного планирования Санкт‑Петербурга.

Система государственного планирования Санкт‑Петербурга

Главный принцип формирования системы государственного планирования – направленность на достижение стратегических целей, систематизированных по приоритетности и очередности выполнения задач, и взаимоувязка документов через совокупность целевых показателей и индикаторов достижения задач.

Повышение эффективности управления социально-экономическим развитием также предполагает:

— переход к планированию бюджетных расходов через государственные программы;

— совершенствование системы нормирования;

— обеспечение комплексного социально-экономического развития территорий Санкт‑Петербурга.

Система документов стратегического планирования Санкт‑Петербурга включает в себя: Стратегию экономического и социального развития Санкт‑Петербурга до 2030 года, План по реализации Стратегии-2030, 17 государственных программ (в соответствии с 17 целями Стратегии) и бюджет Санкт‑Петербурга.

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Прогноз социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2035 года (постановление Правительства Санкт‑Петербурга от 14.02.2017 №90).

Настоящий прогноз разработан в трех вариантах: базовый, базовый плюс и целевой.

Базовый вариант социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2035 года предполагает инерционное развитие Санкт‑Петербурга в условиях сохранения негативного тренда развития макроэкономических показателей. Прогнозируется умеренное восстановление роста экономики Санкт‑Петербурга (около 3% в год) на фоне роста производительности труда в среднем на 2,3% ежегодно. Предполагается, что по данному варианту существенный вклад в ВРП будет продолжать вносить промышленность, преимущественно за счет традиционных для Санкт‑Петербурга видов обрабатывающих производств.

Вариант базовый плюс социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2035 года рассматривается в качестве наиболее вероятного и предполагает инерционное развитие в условиях существенного улучшения макроэкономической ситуации, укрепления курса национальной валюты, ускоренного роста экспортной деятельности и увеличения производительности труда за счет трансфера технологий и реализации политики импортозамещения. Адаптация продовольственного рынка к ограничениям импортных поставок позволит замедлиться инфляционным процессам в экономике Санкт‑Петербурга до уровня не более 4% в год, что в свою очередь будет способствовать росту инвестиционных вложений (с выходом на уровень около 6% в год) и потребительского спроса. Среднегодовые темпы роста ВРП Санкт‑Петербурга в прогнозном периоде по данному варианту оцениваются в среднем на уровне 4%.

Целевой вариант социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2035 года долгосрочного прогноза основан на предположении о наиболее успешном использовании конкурентных преимуществ Санкт‑Петербурга и инструментов ускорения социально-экономического роста путем реализации Правительством Санкт‑Петербурга мер поддержки и стимулирования экономики, разработанных для развития приоритетных отраслей, технологий и территорий. В условиях целевого варианта стабильный рост инвестиций в основной капитал (с выходом на 25% от ВРП к 2035 году) позволит получить максимальный эффект от развития приоритетных отраслей экономики, снизить долю традиционной для Санкт‑Петербурга промышленности и достичь к концу прогнозного периода доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВРП 45%. Эффективная реализация мер поддержки отраслей с высокой добавленной стоимостью (высокотехнологичные промышленные производства, сфера информационных технологий, научные исследования и разработки, туризм) обеспечит на протяжении всего прогнозного периода стабильно высокий рост экономики (3,2-4% в 2018-2020 годах и далее 5% ежегодно) и производительности труда (до 4,4% к 2035 году).

Основные показатели социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на период до 2035 года

Постановление Правительства Санкт‑Петербурга от 14.02.2017 №90

 

Прогноз социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов

 

Разработка прогноза социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов (далее – прогноз) проводилась на основании запроса Министерства экономического развития Российской Федерации от 27.10.2016 № Д14и-3206.

Прогноз сформирован Комитетом по экономической политике и стратегическому планированию Санкт‑Петербурга (сайт Комитета: http://cedipt.spb.ru) в соответствии с постановлением Правительства Санкт‑Петербурга от 05.05.2011 № 555 «О мерах по разработке прогноза социально-экономического развития Санкт‑Петербурга» и нормативно-методическими материалами, направленными письмом Министерства экономического развития Российской Федерации, при участии исполнительных органов государственной власти города.

При разработке прогноза учитывались:

— основные показатели прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2016-2019 годы;

— сценарные условия, основные параметры прогноза социально–экономического развития Российской Федерации на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов;
— уточненный прогноз социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на 2016 год и плановый период 2017 и 2018 годов, разработанный в октябре 2015 года;
— приоритеты и целевые индикаторы социально-экономического развития, сформулированные в Указах Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года;
— итоги социально-экономического развития Санкт‑Петербурга за 2014-2015 годы и январь-сентябрь 2016 года.

Прогноз разработан в двух вариантах:

Вариант I (базовый) предполагает умеренное восстановление роста экономики города. Инфляционные процессы в экономике Санкт‑Петербурга постепенно замедлятся (с 107,8% по итогам 2016 года до 106,9% в 2019 году), что обусловлено адаптацией продовольственного рынка к ограничениям импортных поставок, а также умеренным потребительским спросом населения. По итогам 2016 года в целом ожидается восстановление объемов экспортных операций и ежегодный прирост в среднесрочной перспективе в среднем на 11%. Положительная динамика инвестиций в основной капитал и рост доходов населения будут способствовать росту инвестиционного и потребительского спроса при сохранении положительной динамики внешнеэкономического спроса. Годовые темпы роста ВРП Санкт‑Петербурга на прогнозном периоде 2017-2019 гг. оцениваются на уровне 101,1-102,4%.

Вариант II (базовый +) предполагает возобновление экономического роста в условиях укрепления курса национальной валюты, ускоренный рост экспортной деятельности и увеличение производительности труда за счет трансфера технологий и реализации политики импортозамещения. Предпринимаемые Правительством Санкт‑Петербурга меры будут способствовать промышленному росту к 2019 году до 3,8%, замедлению инфляции до 6%, что скажется на росте доходов населения и, как следствие, на росте объемов товарооборота. В условиях базового + варианта с 2017 года планируется ежегодный прирост ВРП Санкт‑Петербурга на 3% и к 2019 году он может составить 104%.


Анализ сложившейся ситуации в экономике, тенденций ее развития, в том числе анализ основных параметров прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2017 — 2019 годы, приводят к выводу, что из двух вариантов Прогноза наиболее реалистичный — базовый вариант (1).

Основные показатели социально-экономического развития Санкт‑Петербурга на 2017-2019 гг.

 

Журнал «Экономическое возрождение России»

Журнал «Экономическое возрождение России» отражает весь спектр исследований, ведущихся в Институте нового индустриального развития (ИНИР) им. С.Ю. Витте. Основная направленность статей – актуальные проблемы экономического развития России, в первую очередь развитие наукоемких и высокотехнологичных секторов обрабатывающей промышленности и обоснование промышленной политики на различных уровнях управления.

Журнал входит в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

Публикуемые в журнале статьи имеют международный цифровой идентификатор DOI, индексируются в международных реферативных и полнотекстовых базах данных: Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) на базе научной электронной библиотеки eLibrary.ru (НЭБ) и CyberLeninka.

В соответствии с решением Ученого совета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова журнал включен в перечень рекомендуемых научных изданий для публикаций статей научных сотрудников университета.

Журнал является периодическим научным изданием, выходящим 4 раза в год.

Главный редактор – С.Д. Бодрунов – директор Института нового индустриального развития (ИНИР) им. С.Ю. Витте, член Научно-экспертного Совета при Председателе Совета Федерации Федерального собрания РФ, Президент Вольного экономического общества (ВЭО) России, Ответственный секретарь Промышленного совета при Губернаторе Санкт-Петербурга, первый вице-президент Санкт-Петербургского Союза промышленников и предпринимателей, д.э.н., профессор.

Авторы журнала – академики и члены–корреспонденты РАН, руководители научных подразделений ведущих научных центров РФ, в т. ч. – академики РАН А.Г Аганбегян, В.В. Окрепилов, С.Ю. Глазьев, В.Л. Квинт, члены-корреспонденты РАН Д.Е. Сорокин, Р.С. Гринберг, Г.Б. Клейнер и др.

Выпуски журнала

Экономическое возрождение России № 2 (68) 2021 год
  • Управление процессами реализации Стратегии развития Кузбасса на период до 2035 года
  • Эволюция планирования на пути к новому индустриальному обществу второго поколения (НИО.2)
  • Национальная промышленная компетентность и глобальные цепочки стоимости: методологический инструментарий макроэкономического анализа
  • Фундаментальные факторы технико-экономической цикличности
  • Развитие законодательной базы планирования в РФ
  • Биотехнологии в формировании постиндустриального облика человеческой цивилизации
  • Системные проблемы и эволюция институциональных условий для инноваций в России
Экономическое возрождение России № 1 (67) 2021 год
  • Генезис ноономики: НТП, диффузия собственности, социализация общества, солидаризм
  • О приоритетном развитии сферы «экономики знаний»
  • Декоммерциализация общества – условие интеллектуализации экономики
  • О качестве государственного управления научно-технологическим развитием
  • Человек и робот: технологизация versus гуманизация ноономики
  • Трансформация в социальную рыночную экономику – миф или реальность для России?
  • Креативная революция трансформирует рынок и отношения собственности
  • На пути к ноономике: технологические и социально-экономические трансформации XXI века
Экономическое возрождение России № 4 (66) 2020 год
  • Социализация: тернистый путь к ноономике
  • О стратегии становления социально сильного государства и развитии гражданско-общественной культуры населения России
  • Шеринг инновационных ресурсов как фактор развития экономики совместного использования в индустриальном секторе СЗФО
  • Формирование личностной стратегии цифрового человека
  • К вопросу о подлинной социализации как об условии становления ноономики: опыт междисциплинарного подхода
  • Технологические драйверы социализации экономики индустриального региона
  • Социализация экономики как ответ на вызовы технологических революций: взгляды из прошлого в настоящее и будущее
  • Меры экономической политики для стимулирования инновационного развития
Экономическое возрождение России № 3 (65) 2020 год
  • Искусственный интеллект сегодня и завтра: политико-экономический подход
  • Методологический подход к оцениванию качества структуры экономики региона
  • Новая сетевая матрица мировой экономики — строй «цивилизованных кооператоров»?
  • Развитие концепции нового индустриального общества второго поколения и ноономики
  • Цифровизация населения как детерминант виртуального и реального рынка труда в условиях пандемии
  • Стратегические факторы, определяющие условия развития финансовой системы России
  • Диверсификация производства в атомной отрасли
  • Стратегическая регионализация инфраструктуры финансирования малых инновационных предприятий
Экономическое возрождение России № 2 (64) 2020 год
  • Глобальные риски в пространстве пандемии: практика подтверждает теорию ноономики
  • Ноономика как стержень формирования нового технологического и мирохозяйственного укладов
  • Предложения по социально-экономическому развитию в современной кризисной обстановке
  • Пандемия. Мировой кризис. Экономическое состояние России
  • Системная реконструкция российского социально-экономического пространства
  • Изменения в экономических и финансовых структурах: воздействие шоков – 2020
  • Новые технологии в экономике и коронавирусная пандемия: предварительные выводы
  • Цифровизация как закономерный этап эволюции экономической системы
Экономическое возрождение России № 1 (63) 2020 год
  • Методологические аспекты стратегического планирования в контексте глобальных трансформаций
  • Размышления о противодействии глобальным вызовам
  • Политическая экономия технологической модернизации России
  • Интеллектуальная экономика нового века: экономика постзнаний
  • Готова ли Россия к технологическому рывку?
  • Противоречие производительных сил и производственных отношений: современное прочтение
  • Учет глобальных и национальных тенденций и особенностей социально-экономического развития при разработке государственных стратегий
  • Экономические возможности в режимах управления: взаимозависимость экономики и политики

 

Экономическое возрождение России № 4 (62) 2019 год
  • Ноономика: онтологические тезисы
  • Концепция циклической последовательности распространения базисных технологий в экономике и онтологическая обусловленность теорий индустриального общества
  • О роли материального производства
  • Новая технологическая революция: ожидания и варианты будущей модели экономики
  • Социокультурные измерения трансформаций XXI века: знание, творчество, субъектность
  • Финансовый рынок и финансовый капитал в условиях развития экономики знаний
  • Факторный анализ инновационных изменений в экономике Санкт-Петербурга
  • Экономическая эволюция фирмы: от классической концепции к цифровой экосистеме

Скачать в PDF

Экономическое возрождение России № 3 (61) 2019 год
  • Политическая экономия в эпоху технологических и социальных трансформаций: от обновления теории к обновлению практики
  • Государство и технологическая революция: политэкономический взгляд
  • Политико-экономическая теория и практики экономического бытия: проблемы собственности
  • Новые модели экономики и устойчивое развитие
  • Экономика как объект социально-философского рассмотрения
  • Финансовый рынок и финансовый капитал в условиях развития экономики знаний
  • Цифровизация: основные направления, преимущества и риски
  • Киберфизические компоненты повышения конкурентоспособности обрабатывающих отраслей промышленности

Скачать в PDF

Экономическое возрождение России № 2 (60) 2019 год
  • Материалы Санкт-Петербургского международного экономического конгресса (СПЭК-2019) «Форсайт «Россия»: будущее технологий, экономики и человека»
  • Технологическая революция требует глубокого реформирования экономики
  • Цифровизация экономики: драйверы и результаты
  • Приоритеты опережающего развития российской экономики в условиях смены технологических укладов
  • Цифровизация российской экономики – от тактических задач к стратегической повестке
  • Технологический детерминизм и экономическое развитие: что дальше?

Скачать в PDF

Экономическое возрождение России № 1 (59) 2019 год
  • Государство и революция
  • Технологические революции и социум: мировой тренд и российская специфика
  • О способности России к социально-экономическим трансформациям
  • Экономический рост и образовательная политика: технологии и идеология
  • Экономика экосистем: шаг в будущее
  • Новые возможности и риски в осуществлении научно-технологического развития России
  • Производство. Наука. Образование в России: технологические революции и социально-экономические трансформации
  • Результативность инновационных процессов в гибридных обществах

Скачать в PDF

Экономическое возрождение России № 4 (58) 2018 год
  • Нооиндустриальный переход: роль финансового капитала
  • О влиянии финансового сектора на мировую экономику
  • Деньги как исторический феномен
  • Унаследованные от прошлого и приобретённые современностью проблемы финансиализации экономики
  • Финансиализация и экономический рост
  • Деглобализация в контексте мировой экономической стагнации
  • Изменение качества и структуры цепочек добавленной стоимости в эпоху Четвертой промышленной революции: влияние кризиса глобализации и наступление цифровой экономики
  • Теоретико-методологические проблемы оценки стратегической устойчивости предприятий депрессивных регионов

Скачать в PDF

Экономическое возрождение России № 3 (57) 2018 год
  • Переход к перспективному технологическому укладу: анализ с позиции концепций НИО.2 и ноономики
  • Государство и новое индустриальное общество: проблемы соответствия и партнерства
  • Совершенствование нормативно-правовой базы обеспечения экономической безопасности в Российской Федерации
  • Деиндустриализация в Бразилии: уроки для России
  • Строительство «цифровой экономики» в России: геополитэкономический аспект
  • Индекс социального развития федеральных округов РФ
  • Инновационные подходы к оценке избыточных трансакционных издержек предприятия
  • Индустриальные парки как инновационный фактор современного экономического роста: российская специфик

Скачать в PDF

Экономика Республики Татарстан

Татарстан – один из наиболее развитых в экономическом отношении регионов России. Республика расположена в центре крупного индустриального района Российской Федерации, на пересечении важнейших магистралей, соединяющих восток и запад, север и юг страны.

Республика Татарстан обладает значительным экономическим потенциалом и развитым человеческим капиталом. Конкурентными преимуществами Татарстана являются выгодное географическое положение, богатые природные ресурсы, высококвалифицированные трудовые ресурсы, мощный промышленный и научный комплекс, развитая транспортная инфраструктура.

В структуре валового регионального продукта Татарстана доля промышленности составляет 48,1%, сельского хозяйства – 5,6%, строительства – 8,1%, транспортировки и хранения – 4,8%.

Промышленный профиль Республики Татарстан определяют нефтегазохимический комплекс, крупные машиностроительные предприятия, производящие конкурентоспособную продукцию, а также развитое электро- и радиоприборостроение.

Татарстан – это регион высокоинтенсивного сельскохозяйственного производства. Занимая 2,2% сельхозугодий России, республика производит 4,2% ее валовой сельхозпродукции.

В Татарстане сформирована эффективная инвестиционная инфраструктура.

Активно развивается особая экономическая зона промышленно-производственного типа «Алабуга», где разместилось 57 резидентов, из них 33 предприятия ведут промышленно-производственную деятельность по выпуску конкурентоспособной продукции.

В стадии интенсивного развития находятся уникальный проект нового города и особая экономическая зона технико-внедренческого типа «Иннополис». Резидентами ОЭЗ «Иннополис» являются 84 компании, осуществляют свою деятельность 13 компаний-партнеров.

В республике функционирует пять территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) в Набережных Челнах, Нижнекамске, Чистополе, Зеленодольске и Менделеевске, на которых зарегистрированы 62 резидента и еще 3 резидента находятся на стадии регистрации (по состоянию на 13.11.2019).

Доля малого и среднего бизнеса в валовом региональном продукте Республики Татарстан составляет 25,6%.

В Татарстане активно развивается инфраструктуры малого и среднего предпринимательства. В республике функционируют 93 объекта инфраструктуры (76 промышленных площадок и 17 промышленных парков), на которых осуществляют деятельность более 1,4 тысяч резидентов.

Успешно функционируют технополис «Химград», индустриальная площадка КИП «Мастер», ЗАО «Инновационно-производственный технопарк «Идея», IT-парк.

Экономика России — история российской экономики и современное состояние

Экономика России: промышленность, торговля и природные ресурсы

Россия стоит на пути интеграции в мировую экономику и стабильного экономического развития. В начале 1990-х годов Россия провозгласила курс на развитие рыночных отношений, создана законодательная база для развития рыночной экономики. Такие перемены не могли не сказаться на экономике страны, вследствие чего произошел значительный спад всех экономических показателей.

Однако, претерпев ряд трудностей, уже в 1999 году российская экономика начала восстанавливаться и для страны наступила эра стабильного экономического роста.

Рост ВВП стал причиной роста уверенности предпринимателей и простых потребителей в более благоприятном экономическом будущем России, вследствие чего, существенно увеличился приток иностранных инвестиций в экономику и практически прекратился отток капитала из страны. Рост ВВП страны по итогам 2006 года составил 6,8% по сравнению с 6,4% в предыдущем году. По общему объему своего ВВП Россия заметно приблизилась к уровню Великобритании, Италии и Франции.
Рост экспортных поставок, курс на повышение производительности труда и эффективное использование капитала, сырья и энергоносителей сглаживают негативные последствия развития прошлых лет. Промышленное производство возросло на треть, а продукция машиностроения – в 1,5 раза. Идет модернизация основных средств производства, повышается квалификация персонала, снижается энергоемкость предприятий, в промышленность внедряются новейшие научные достижения.

Особое внимание уделяется стратегическим отраслям производства: металлургии (включает 3,4 тыс. предприятий) и машиностроению. Оборонно-промышленный комплекс располагает более чем 1700 предприятий. Авиационно-технический комплекс объединяет около 370 предприятий (более 150 заводов и 200 научно-исследовательских институтов).

Территория России разделена на 12 крупных экономических районов: Северный, Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Центрально-Черноземный, Поволжский, Северо-Кавказский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный, Калининградская область.

Экономика российских городов и городских агломераций. Выпуск 3: Cтруктура экономики и потенциал роста

Практически все последние 25 лет в России ведутся экспертные дискуссии о необходимости структурных изменений в российской экономике для перехода к новой модели экономического роста – роста за счет инноваций, а не за счет добычи и продажи ресурсов. В последние годы особенно активно обсуждается ключевая роль городов и городских агломераций в переходе к новой модели экономического роста, как территорий, где сегодня проживает более 70% населения России. Кроме того, особое место в этом процессе могут занимать крупнейшие города и городские агломерации как центры развития человеческого капитала, предоставляющие наибольшие возможности для образования, научной деятельности, культурного развития, предпринимательства.

На наш взгляд, серьезная дискуссия о роли крупнейших городов и городских агломераций в дальнейшем социально-экономическом развитии страны требует глубокого анализа прошедших и текущих процессов в их экономике. Важно ответить на такие ключевые вопросы, как:

  • Какая структура экономики характерна для крупнейших городов и городских агломераций и отвечает ли она современным трендам экономического роста?
  • Наблюдаются ли позитивные структурные изменения в экономке отдельных крупнейших городов и городских агломераций, несмотря на их отсутствие в экономике страны в целом? И если да, то где?
  •  Какие меры государственной поддержки необходимы разным типам  крупнейших городов и городских агломераций в зависимости от их текущей и перспективной роли в обеспечении экономического роста страны?

В 2016 году Фондом «Институт экономики города» была разработана уникальная методика оценки валового городского продукта (ВГП) городов и городских агломераций[1], в соответствии с которой были рассчитаны значения ВГП в период 2000 — 2015 гг. для двадцати крупнейших городских агломераций с населением более 1 млн человек, оценен вклад этих агломераций в ВВП России, проведены международные сопоставления.[2]  

В 2018 году с учетом расширения состава статистических данных в Базе данных муниципальных образований Росстата (далее – БДМО), а также прекращения обновления данных Росстата в разрезе городских населенных пунктов Фондом «Институт экономики города» была актуализирована методика оценки ВГП. Данная актуализация основана на переходе от использования данных в разрезе городов (городских населенных пунктов) к использованию данных в разрезе муниципальных образований. Кроме того, существенно расширен состав рассмотренных агломераций – до 45 крупнейших городских агломераций с населением более 300 тыс. человек.

Но самым главным аналитическим достижением 2018 г. стало проведение масштабных расчетов структуры экономики 45 городских агломераций в разрезе полного спектра отраслей[3], по которому оценивается и отраслевая структура ВВП России. Это позволило сделать выводы о том, какие качественные процессы происходят в экономике городских агломераций, отличаются ли они от общестрановых процессов, а самое главное, происходят ли в экономике городских агломераций структурные сдвиги, позволяющие повысить их конкурентоспособность в глобальном смысле, ускорить экономическое развитие на их территориях и повысить их вклад в ВВП России.

Основные выводы исследования:

  1. Из 45 рассмотренных городских агломераций 11 агломераций (5 центров макрорегионов и 6 агломераций регионального значения) уже сегодня характеризуются развитой современной экономикой и высоким потенциалом для дальнейших естественных структурных сдвигов. Такие агломерации уже сформировали необходимую базу социально-экономического развития, а лучшей мерой государственной поддержки таких агломераций является финансовая поддержка реализации инфраструктурных проектов на их территориях и повышение уровня самостоятельности муниципального управления, что позволит повысить  роль таких агломераций в экономическом росте России.
  2. Еще 8 городских агломераций сегодня имеют важное значение для экономического развития страны, так как поддерживают текущую макроэкономическую ресурсную модель развития. Диверсификация экономики этих агломераций затруднена и пока нецелесообразна, а государственная поддержка целесообразна для обеспечения необходимого уровня их социального развития.
  3. Cамая крупная группа (21 агломерация) – это агломерации  с промышленной экономикой и умеренным потенциалом структурных сдвигов. Модель их развития основана на единственной специфической отрасли обрабатывающих производств (и поддерживающих отраслях) либо на государственных расходах. В условиях слабых конкурентных позиций России в сферах обрабатывающей промышленности роль этих агломераций в росте ВВП низкая, однако важная для диверсификации экономики. Экономика этих агломераций наиболее нуждается в прямой поддержке ее реструктуризации – комплексе как финансовых, так и нефинансовых мероприятий такой реструктуризации.
  4. 5 агломераций на сегодня не играют роли в экономическом росте страны; модель их экономики ориентирована на удовлетворение самых базовых локальных потребностей населения и не имеет перспектив роста из-за разрыва между частным и государственным сектором (предельно высокая доля скрытых доходов). Приоритетной задачей государственной политики в отношении таких агломераций является радикальное сокращение доли теневой экономики на их территориях.

Серия публикаций базовых индикаторов экономического развития российских городов и городских агломераций — «Экономика российских городов и городских агломераций», — была начата Фондом «Институт экономики города» в 2017 году. Проект реализуется за счет средств Целевого капитала Фонда «Институт экономики города». В настоящем выпуске частично используются результаты расчетов, выполненных в 2018 г. по заказу Фонда «Центр стратегических разработок».

Полный текст исследования : Выпуск 3: Структура экономики и потенциал роста (2018)
 

ПРЕЗЕНТАЦИЯ: Структура экономики крупнейших городских агломераций и их роль в экономическом развитии России
ОТЧЕТ: Экономика российских городов и городских агломераций. Выпуск 3: Структура экономики и потенциал роста

Немецкие ученые снизили прогноз ВВП Германии и предсказали рост России | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

Рецессия, вызванная пандемией коронавируса, окажется в Германии более глубокой, чем ожидалось. Об этом предупредили 14 октября пять научно-исследовательских институтов, представивших традиционный осенний доклад о состоянии экономики ФРГ. Поскольку она — крупнейшая в Европе, следует исходить из того, что спад на немецком рынке неминуемо скажется на других странах Евросоюза, а также на его важнейшем поставщике энергоносителей — России. Однако перспективы российской экономики немецкие эксперты оценили как раз весьма оптимистично.

Немецкая экономика: падение будет глубже, подъем — медленнее

Если в своем весеннем докладе пять экономических институтов еще исходили из того, что валовой внутренний продукт Германии снизится в 2020 году на 4,2%, то теперь они констатируют, что спад, по всей видимости, составит 5,4%. На 2021 год прогнозируется рост на 4,7% вместо ожидавшихся полгода назад 5,8%. Пересмотр прогноза динамики ВВП столь крупной экономики, как немецкая, сразу более чем на целый процентный пункт означает весьма серьезную корректировку прежних оценок.  

Профессор Штефан Котс во время виртуальной пресс-конференции

Она вызвана, прежде всего, более тяжелым, чем представлялось ранее, положением в отраслях, связанных с активными социальными контактами: туризм, общественное питание, индустрия развлечений, воздушное сообщение.

«Эта часть немецкой экономики еще длительное время будет страдать от пандемии коронавируса и лишь тогда подключится к процессу восстановления, когда в основном отпадут противоэпидемические меры, чего мы ожидаем лишь во второй половине следующего года», — заявил в ходе виртуальной пресс-конференции профессор Штефан Котс (Stefan Kooths), возглавляющий центр прогнозирования Института мировой экономики в Киле (IfW).

Другая существенная причина торможения — инвестиционная сдержанность предприятий в нынешней неопределенной ситуации. Именно «неясность в отношении дальнейшего развития пандемии» и является сейчас, по мнению авторов доклада, основной проблемой, осложняющей прогнозирование. Так, очень трудно предсказать число и масштабы банкротств, которые еще могут произойти как в Германии, так и на ее экспортных рынках.

Экономика Китая: небольшой плюс в 2020 году и рывок в 2021-м

С другой стороны, в ФРГ за время пандемии «сильно увеличились частные сбережения», и если накопившийся отложенный спрос приведет к заметному росту покупательской активности, то импульсы для отраслей, связанных с потребительским рынком, окажутся более сильными, чем заложено в прогнозе, отмечают ученые. 

Пекин, сентябрь 2020 года, международный автосалон. Авторынок КНР быстро восстанавливается

Пока же пять институтов исходят из того, что на докризисный уровень экономика Германии вернется лишь к концу 2021 года. К этому моменту ВВП ФРГ окажется на 2,5% меньше, чем он мог бы быть без пандемии и рецессии. Занятость вновь выйдет на прежний уровень лишь в середине 2022 года. Темпы экономического роста в стране могут составить в 2022 году 2,7%, что для индустриально развитой страны весьма высокий показатель.

Часть почти стостраничного доклада посвящена оценке состояния мировой экономики и прогнозам экономической динамики в отдельных ключевых, с точки зрения авторов, странах. Так, в Евросоюзе немецкие ученые ожидают падение суммарного ВВП на 7,0% в этом году и рост на 5,5% в следующем. В Великобритании экономика сначала упадет на 9,7%, а затем вырастет на 7,0%, в США после минуса в 3,6% будет плюс в 4,2%.

В представленной таблице имеются только две страны, которые, по мнению экспертов пяти немецких институтов, сумеют в 2020 году увеличить свой ВВП. Это, во-первых, Китай (без Гонконга), который, по словам профессора Штефана Котса, опережает общемировое экономическое развитие примерно на один квартал. КНР завершит нынешний год с ростом в 1,4% и ускорит его в следующем году до 9,0%, считают эксперты.

ВВП России может вырасти в 2020 году?  

Второй крупной страной с положительным ростом в нынешнем году в докладе названа Россия. В нем указывается, что она еще со второй половины 2019 года находится в рецессии. В этом году, во 2-м квартале, «сокращение ВВП на 3,2% было в международном сравнении примечательно небольшим, тем более что российской экономике пришлось бороться весной с масштабным падением цен на энергоносители». В результате авторы доклада исходят из того, что в 2020 году ВВП России может вырасти на 0,3%, в следующем на 2,6%, а в 2022 году на 1,8%.

Производство защитных масок на швейной фабрике «Мануфактура Боско» в Калуге

Такой прогноз удивляет тем, что он кардинально расходится с другими экспертными оценками. Так, буквально накануне, 13 октября, Международный валютный фонд (МВФ), еще летом ожидавший обвал российской экономики на 6,6%, улучшил оценку динамики российской экономики в 2020 году и теперь ожидает минус 4,1%. А председатель Банка России Эльвира Набиуллина в середине сентября допустила, что падение ВВП РФ может составить порядка 4,5%.

Ни о каком росте российской экономики в этом году, даже минимальном, которого ожидают в своем осеннем прогнозе немецкие эксперты, в кругах специалистов до сих пор и речи не было. Отметим, что в составлении доклада участвовали ученые Института мировой экономики в Киле (IfW), Немецкого института экономических исследований в Берлине (DIW), института ifo в Мюнхене, Института экономических исследований в Галле (IWH) и Рейнско-Вестфальского института экономических исследований в Эссене (RWI).

Смотрите также:

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Цирк остался, артисты уехали

    Легендарный Cirque du Soleil подал заявление о защите от банкротства после трех месяцев простоя в связи с пандемией коронавируса. Знаменитый цирк объявил о сокращении 3480 из 5000 своих сотрудников. Cirque du Soleil, базирующийся в канадском Монреале, назвал причиной таких шагов «огромный сбой и принудительное закрытие шоу в результате пандемии COVID-19».

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Под крылом, но без защиты

    О массовых сокращениях предупредил и европейский авиакосмический концерн Airbus. Он намерен сократить около 15 тысяч рабочих мест в связи с падением спроса в результате пандемии коронавируса. Работу может потерять каждый шестой сотрудник секции транспортных самолетов — самой важной и крупной в Airbus. Только в Германии должны быть сокращены 5100 рабочих мест.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Вопрос повис в воздухе

    Крупнейший авиаперевозчик в Германии Lufthansa попал в турбулентную зону из-за коронавируса. Авиаконцерн был исключен из фондового индекса Dax, в котором числился 32 года. Компания получит девять млрд евро в виде прямой финансовой помощи и госгарантий по кредиту, но под угрозой — 26 тысяч рабочих мест. «В случае аварийной ситуации мы спасаем вас, а кто спасет нас?» — спрашивает стюардесса.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Под одним небом

    Британский авиаперевозчик British Airways планирует сократить 12 тысяч сотрудников из 42 тысяч. Его французский конкурент Air France в связи с пандемией сокращает более 7500 сотрудников. Британский авиаперевозчик Easy Jet исходит из долгосрочного падения спроса. Концерн планирует сократить численность сотрудников на 30 процентов: работу могут потерять до 4500 человек.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Тише едешь, дальше будешь

    И хотя автоконцерны пока не озвучивали страшных сценариев, мировой рынок сбыта автомобилей может сократиться на 18 процентов в 2020 году. Немецкий эксперт по автомобильной отрасли Фердинанд Дуденхеффер уже сделал свой неутешительный прогноз: под угрозой — примерно 100 тысяч рабочих мест в Германии. Автомобильная отрасль является здесь работодателем для 800 тысяч человек.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Тяжелое оборудование

    Немецкий концерн MTU Aero Engines AG планирует сократить численность сотрудников на 15 процентов. На производителя авиационных двигателей из Мюнхена работают 10 тысяч человек по всему миру. Под угрозой сокращений оказались до 1500 мест. В 2019 году MTU Aero Engines AG вошел в топ-лигу биржевого индекса DAX.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Мода отменяется?

    Сидение дома, запрет на массовые мероприятия отбили у многих охоту обзаводиться обновками. Спад потребительской активности ощутила торговля. Концерн Galeria Karstadt Kaufhof допускает закрытие сразу около 80 из 170 своих универмагов, ассортимент которых в значительной мере составляет одежда. Более 5000 сотрудников из 28 000 могут потерять работу. На фото — протесты в Ганновере.

  • Кто станет жертвой коронавируса на рынке труда?

    Все отдыхают

    Один из крупнейших в мире туристических концернов TUI из-за пандемии коронавирусной инфекции объявил о сокращении 8000 рабочих мест. В руководстве компании, уже получившей финансовую помощь от государства, заявили, что эти меры являются вынужденными, чтобы сохранить представительства концерна в мире. Концерн рассчитывает добиться уменьшения административных издержек на 30 процентов.

    Автор: Марина Борисова


Мировая экономика в 2021 году может вырасти на 4,7 процента

Специалисты Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), опубликовавшие в четверг доклад о перспективах на 2021 год, в частности, указывают на только что принятый властями США пакет мер по стимуляции экономики размером в 1,9 триллиона долларов.  

В рамках этой инициативы многие американцы получат чеки на 1400 долларов, что приведет к росту потребительских расходов, которые, как известно, составляют порядка 70 процентов ВВП. 

«Помощь деньгами, продление выплат пособий по безработице и отсрочки налоговых и ипотечных платежей помогут поддержать рост потребительских расходов», – говорится в докладе.  

Но, даже несмотря на более оптимистичные прогнозы, эксперты подчеркивают: из-за пандемии COVID-19 мировая экономика потеряла триллионы долларов и ее восстановление будет долгим и непростым.  

Главные риски для экономики на сегодняшний день связаны с неравенством, внешней задолженностью стран, а также сокращением инвестиций. И развивающимся странам с их ограниченными бюджетными возможностями и отсутствием необходимой внешней помощи восстановиться будет труднее, чем развитым.  

Европейский союз и Россия 

В 2020 году европейская экономика сократилась на 7,3 процента. Пандемия и карантин крайне негативно сказались на уровне жизни европейцев. Так, в Испании зарплаты упали на 15 процентов, в Италии – на 14 процентов, во Франции – на 10 процентов, в Германии – на 4,5 процента.  

По состоянию на начало 2021 года, экономика еврозоны пока не подает признаков уверенного роста. Эксперты ЮНКТАД предполагают, что в первом квартале текущего года европейская экономика опять сократится, в то время как рост ВВП в период со второго по четвертый квартал года будет зависеть от бюджетных мер и от темпов вакцинации населения. 

По предварительным оценкам, экономика Евросоюза в 2021 году вырастет на 4 процента. 

Российская экономика сокращалась в течение трех кварталов подряд – с апреля по декабрь 2020 года. Однако благодаря восстановлению цен на нефть в стране выросли экспортные и фискальные доходы. «Однако перспективы на 2021 год пока выглядят довольно неопределенными», – говорится в докладе ЮНКТАД. 

Китай 

Китайская экономика в 2020 году превзошла ожидания экспертов и выросла на 2,3 процента – помогли своевременно принятые правительством меры. 

«Введение очень строгих ограничений и карантина в первом квартале 2020 года помогло взять под контроль распространение вируса, что позволило вскоре отменить эти меры и способствовало повышению экономической активности во второй половине года», – сообщается в докладе.  

Власти Китая поставили перед собой цель – добиться роста экономики как минимум на 6 процентов. Прогноз же экспертов ЮНКТАД остался неизменным с сентября 2020 года – они считают, что китайский ВВП вырастет на 8 процентов. 

Что это такое и куда оно направляется?

Это текст из презентации, подготовленной для программы Конгресса Института Аспена «Отношения США и России», Берлин, 15-21 августа 1999 г.

«Мы застряли на полпути между плановой командной экономикой и нормальной рыночной экономикой. И теперь у нас есть уродливая модель — помесь двух систем ».
— Борис Ельцин, Государственный адрес Союза
, февраль 1999 г.

Прошел год с момента финансового краха России в августе 1998 года.Эти драматические события вызвали существенный сдвиг в мышлении внутри и за пределами России о ближайших перспективах российской экономики. Преувеличенный оптимизм уступил место глубокому пессимизму и цинизму. К сожалению, мы все еще далеки от адекватного осознания масштабов проблемы. Что это за экономика? Является ли это едва реформированной плановой экономикой, полуреформированной экономикой, глубоко несовершенной рыночной экономикой или это что-то отличное от ее исходной точки — плановой экономики — или ее желаемой конечной точки — развитой рыночной экономики?

Путаница иллюстрируется смесью метафор в цитате Бориса Ельцина справа.Эти метафоры не только смешаны: они несовместимы. Гибрид — это не промежуточная точка эволюции. Он представляет собой отдельную сущность, которая может или не может быть способной к самовоспроизводству. Биологическая метафора хороша для экономического развития России. Россия еще не «на полпути» к рынку. Это даже не на этом треке. Экономика России видоизменилась. Это гибрид, особая экономическая система, а не немонетизированная командная экономика или монетизированная рыночная экономика. Это что-то качественно новое, со своими правилами поведения.Далее я расскажу о природе этой системы и воспользуюсь ею для составления сценариев на будущее. К сожалению, один сценарий, который я считаю настолько маловероятным, что он не заслуживает рассмотрения, заключается в том, что в России будет «нормальная» рыночная экономика, характеризуемая рыночностью, монетизацией и модернизацией.

Виртуальная экономика

Тезис, который я опишу, — это то, что мы с профессором Барри Икесом из Пенсильванского государственного университета назвали «виртуальной экономикой России.«Наши аргументы начинаются с признания огромного бремени советского прошлого России. Из-за структурного наследия предыдущей системы большинство российских предприятий, особенно в основных производственных секторах, не могут выжить даже на частично конкурентном рынке, и уж тем более на том, который открыт для значительной импортной конкуренции. Рыночная стоимость того, что производят российские предприятия, меньше стоимости того, что необходимо для его производства. И все же крах этих отраслей неприемлем с социальной и политической точек зрения, даже когда их закрытие и замена может быть экономически рационально.Результатом борьбы этих предприятий за выживание — и социального консенсуса в отношении того, что они должны выжить, — является своеобразная, новая и, возможно, уникальная экономическая система, сложившаяся в России.

В этой системе предприятия могут продолжать производить свои в основном неконкурентоспособные товары — которые, как правило, представляют собой те же продукты, которые они производили при советской системе, производимые таким же образом, — потому что они избегают использования денег. Избегание денег с помощью механизмов бартера и других форм неденежного обмена позволяет устанавливать произвольные цены на товары.Они завышены, что создает видимость производимой большей стоимости, чем есть на самом деле. Завышение цен на произведенную продукцию, особенно когда она поставляется правительству вместо налогов или сумматорам, в основном поставщикам энергии, вместо оплаты, является основным механизмом для продолжения субсидирования нерентабельной продукции в российской экономике. Этот механизм является наиболее важным мотивом использования бартера и других неденежных обменов. До 70% сделок между промышленными предприятиями в России происходит без использования денег.Точно так же зачета, бартер и тому подобное составляют 80-90 процентов налоговых платежей этих крупных промышленных предприятий. Демонетизация экономики России важна, потому что это механизм, который позволяет разрушению ценностей продолжаться и быть скрытым.

Подводя итог, виртуальная экономика имеет два отличительных признака: вычитание ценности и притворство. То есть (1) большая часть экономики не создает стоимость, а разрушает ее, и (2) почти все, кто участвует в системе, делают вид, что этого не происходит.Они вступают в сговор, сохраняя завесу непрозрачности, чтобы защитить притворство, что особенно важно подчеркнуть. Это не просто невинный самообман и принятие желаемого за действительное, это притворство имеет серьезные негативные последствия. Из-за иллюзии, что создается больше стоимости, чем есть на самом деле, существуют преувеличенные требования к производимой стоимости. В частности, это проблема бюджетов России. Результатом являются очевидный низкий уровень сбора налогов со стороны доходов и неспособность правительства выполнить свои обязательства по расходам, в первую очередь невыплата заработной платы и пенсий.

Помимо неплатежей, правительство также прибегало к займам для покрытия разрыва, вызванного «слишком большим количеством требований по слишком малой стоимости». Но поскольку заемные средства использовались только для компенсации разрушенной стоимости, а не для создания основы для создания стоимости, долг превратился в пирамиду. Это в значительной степени усугублялось безудержной коррупцией и грабежами в российской экономике. Мы с профессором Икесом назвали это «утечкой стоимости» из виртуальной экономики. Заимствование при уничтожении способности платить гарантировало один результат: долговую ловушку.В этом смысле прошлогодний финансовый крах был неизбежен. Только время его было неопределенным. Это было влияние Азии и падения цен на нефть.

Почему нет реформ: время — враг

Виртуальная экономика консолидировалась, возможно, уже в 1994 году. В результате фундаментальная реформа российской экономики — демонтаж виртуальной экономики — стала почти невозможной. В самом деле, некоторые благие намерения реформировать его на периферии, возможно, даже сделали его более устойчивым.Так будет и в будущем. Хотя в ближайшие месяцы и годы попытки реформ могут возобновиться, они почти наверняка потерпят неудачу. С каждым разом задача будет усложняться. Позвольте мне упомянуть четыре причины этого мрачного вывода о том, что время было и остается врагом реформ в России:

  1. Прежде всего, смысл предыдущих параграфов состоит в том, что система, которую необходимо реформировать, уже не та, что была в 1991-92 годах. Тезис «виртуальной экономики» заключается в том, что российская экономическая система развивалась и адаптировалась как форма институциональной защиты от рыночных реформ и сопротивления им.Со временем в эти институты вовлекались все более крупные части экономики. Таким образом, сопротивление реформе сильнее, чем когда-либо. В результате сегодня любая программа радикальных и всеобъемлющих экономических реформ практически не пользуется популярностью. Перспективы — это годы боли и дислокации с небольшими компенсационными льготами для населения, если таковые вообще будут, за исключением довольно отдаленного будущего. (Это контрастирует с периодом 1991–1992 годов, когда новые реформы предоставили людям большую личную свободу, не только политическую, но и экономическую.)
  2. Во-вторых, консолидация виртуальной экономики отрицательно сказалась на молодом поколении. Вопреки надеждам, молодые люди, чтобы выжить и добиться успеха в этой системе, развивают поведение, соответствующее не рыночной, а виртуальной экономике. Хотя некоторые представители нового поколения, казалось, отказались от старых привычек, они все еще составляли меньшинство. Большинство нет. Молодое поколение не является автоматическим гарантом перемен.
  3. В-третьих, даже в гипотетической ситуации, когда предприятия были готовы измениться, адаптироваться и стать конкурентоспособными на рынке, это стало более сложной технической проблемой, чем это было шесть или семь лет назад.Тогда дела были достаточно плохи. Даже по официальным советским стандартам, огромная часть оборудования в российской промышленности была физически устаревшей, когда в 1992 году началась реформа. Российская экономика нуждалась в масштабной модернизации. У него этого не было. В результате физический завод, который изначально был старым и неконкурентоспособным, теперь на семь лет старше и даже менее конкурентоспособен. Менее радикальной, но все же важной была потеря человеческого капитала. Люди, которые работали в тех неконкурентоспособных отраслях, которые чувствовали, что у них есть шанс в новой рыночной экономике, ушли и попробовали свои возможности там.Люди, которые остались, как правило, наименее продуктивны.
  4. Наконец, существует неуклонно ухудшающийся макроэкономический барьер на пути успешной модернизации российской экономики: перманентная долговая ловушка страны. Россия продолжает наращивать свой долг, а не сокращать его. Это касается не только финансового долга. Это также относится к совокупным неоплаченным нематериальным издержкам общества, особенно к ущербу окружающей среде и подрыву здоровья населения. Это затраты, которые нужно как-то оплачивать через какое-то время.По умолчанию их нельзя стереть.

Итак, суммируя все эти причины: по сравнению с тем, что было шесть или семь лет назад, нынешний процесс реформ — опять же, я имею в виду достаточно полную рыночность, монетизацию и модернизацию — был бы (1) более непривлекательным с самого начала. ; (2) сложнее технически и дороже для успешного завершения; (3) более болезненно для населения терпеть; и (4) больше обременены накопленными прошлыми неоплаченными затратами, прошлой задолженностью в широком смысле.

Как будет выглядеть экономика без реформ?

Возможно, самый простой способ резюмировать, к чему все идет сейчас, — это сказать, что все больше и больше в российской экономике будет похоже на аграрный сектор.В сельском хозяйстве картина следующая. Очень небольшое количество крупных хозяйств ориентировано на производство продукции для рынка, в то время как остальные производят в основном для себя. Эти фермерские хозяйства практически не взаимодействуют с городской индустриальной экономикой. Они не разносят еду в города; они не получают от них промышленных товаров. Вследствие их отрыва от городской экономики, фермерские хозяйства и прилегающие к ним районы практически полностью демонетизированы. Там единственные денежные средства, которые вообще находятся в обращении, происходят от государственных трансфертов, таких как пенсии и пособия на детей.

Частный сектор в сельском хозяйстве не запрещен. Некоторые независимые семейные фермы продолжают бороться, но на них продолжают оказывать давление налоги и нормативные акты, а их доступ на рынок ограничен. В условиях рыночных ограничений и налогов, они становятся все более и более неотличимыми от вездесущих семейных садовых участков. Между тем сами наделы — наиболее примитивная форма земледелия — играют еще большую роль в качестве основного источника пропитания для российских домохозяйств.

Эта тенденция, которая сейчас доминирует в сельском хозяйстве, является единственной отраслью, которой будет следовать: субсидирование (открыто или через схему виртуальной экономики) все более ограниченного числа крупных предприятий с отключением большинства более мелких.Однако отрезанные не умирают. Они существуют, но только для удовлетворения самых элементарных потребностей рабочих и общин вокруг заводов. В эти предприятия будет мало инвестиций или вообще не будет. Они будут устойчивыми, но на очень низком уровне.

Последствия и прогнозы

Каковы последствия для экономики России, если она продолжит идти по этому пути? Я рассмотрю четыре из них в порядке возрастания их важности для нас на Западе: (1) вопрос роста; (2) развитие частного сектора; (3) национальная целостность экономики; и (4) способность государственного сектора выполнять свои задачи и обязательства.

  1. Экономический рост

    В виртуальной экономике официальные цифры роста мало что значат. Виртуальные или иллюзорные цены приводят к иллюзорному ВВП. Может показаться, что экономика растет, но на самом деле это не так. Он действительно сжимается. В краткосрочной и среднесрочной перспективе эта система, вероятно, останется стабильной. Но стабильность связана с большой скрытой ценой, поскольку виртуальная экономика подрывает будущую конкурентоспособность экономики. Он не модернизирует ни физический, ни человеческий капитал.Это означает, что экономика продолжает падать. Чем дальше он идет, тем менее конкурентоспособен.

  2. Частный сектор

    Судьба настоящего частного сектора — добавителей стоимости за пределами виртуальной экономики, включая иностранные совместные предприятия — является жизненно важным вопросом для будущего России. У виртуальной экономики любопытное отношение к частному сектору. Он не устранит его, поскольку ему нужен частный сектор, чтобы выжить. Нужны наличные. И ему нужен частный сектор как клапан социальной защиты как для потребителей, так и для рабочих.Но в целом доминирование виртуальной экономики несовместимо с действительно независимым, процветающим частным сектором. Следовательно, малому бизнесу будет разрешено существовать. Но они будут ограничены на рынке, им не будет разрешено поставлять продукцию потребителям из государственного сектора. Им не разрешат развиваться в качестве субподрядчиков для крупных предприятий. Что еще более серьезно, поскольку они, увеличивающие стоимость, производят продукцию для рынка (т.е. продают за наличные), они будут подвергаться тяжелому налоговому бремени. Таким образом, виртуальная экономика будет давить на частный сектор, чтобы получить необходимые ему деньги (налоги), и будет ограничивать частный сектор, чтобы защитить рынок, который ему нужен.

  3. Национальная целостность

    Виртуальная экономика имеет естественную тенденцию к фрагментации национальной экономики на более мелкие, автономные местные экономики. Эта тенденция очевидна в России. Бюджеты местных органов власти уже более «виртуализированы» — обезврежены, чем даже федеральный бюджет. Местные органы власти защищают местный рынок в интересах своей местной виртуальной экономики. В период послеавгустовского кризиса региональные и местные власти усилили тенденцию к локализму, введя меры по хранению товаров на местном уровне и запретив экспорт, особенно продуктов питания, даже в другие регионы России.

  4. Государственный сектор

    Государственный сектор будет меньше, демонетизирован и, как указано выше, более локализован. Бюджет федерального правительства является ключевым. Посмотрите на недавнюю запись. В 1997 году федеральное правительство России собирало менее 60% налогов в денежной форме. Его денежные налоговые поступления составили едва ли 23 миллиарда долларов по обменному курсу 1997 года. Даже если мы добавим к этому другие источники денежных доходов — приватизационные продажи, таможенные пошлины, — правительство смогло собрать не более 40 миллиардов долларов.(То есть это то, что оно собирало само по себе, не считая заимствований внутри страны и за рубежом.) Благодаря получившей широкую огласку кампании по сбору налогов в начале 1998 года правительству на какое-то время удалось получить немного больше денег. Но, как и предсказывала модель виртуальной экономики, дополнительные денежные средства в бюджет поступили за счет остальной экономики и помогли ускорить финансовый крах 17 августа.

    После дефолта сбор налогов в реальном выражении был ниже уровня 1997 года.Но даже если бы нынешнему правительству каким-то образом удавалось собирать деньги в бюджет в реальном рублевом выражении так же хорошо, как в 1997 году, девальвация рубля по отношению к доллару ставит правительство в гораздо худшее положение с точки зрения выплаты внешнего долга, поскольку долларовая стоимость денежных доходов правительства, вероятно, не превысит 12-14 миллиардов долларов. Этого явно недостаточно, чтобы страна оставалась в курсе своего внешнего долга. (Обязательства федерального правительства по выплате внешнего долга в 1999 году превышают 17 миллиардов долларов.) Это также означает, что правительство будет по-прежнему далеко не предоставлять основные общественные услуги, за которые оно несет ответственность.

    Неспособность адекватно финансировать государственные учреждения на всех уровнях означает, что эти агентства становятся бюрократическими аналогами хозяйств, занимающихся самоокупаемостью. Государственные служащие используют государственные активы (недвижимость и т. Д.) И правительственное время, чтобы заработать достаточно, чтобы выжить. Мало или совсем ничего не осталось для обслуживания публики. Большая часть их времени тратится совсем не на предоставление общественных благ, даже неэффективно.Они тратятся на зарабатывание денег, выращивание продуктов питания и т. Д., Чтобы финансировать само выживание. В случае некоторых государственных служащих, работа которых бесполезна, это может быть приемлемо. Для многих других это наносит ущерб как их собственному здоровью и благополучию, так и гражданам, которым они призваны служить. А для некоторых критических категорий — лучший пример — военные — это может быть катастрофой.

Политическое измерение

Выживание российского сектора домашних хозяйств в этой своеобразной системе достигается за счет государственного (государственного) сектора.Но именно решение о будущем государственного сектора — государства — будет определять будущее России. Рассмотрим следующие сценарии. Они различаются ролями, которые играет правительство.

Первый сценарий — это сегодняшняя Россия. Это «либертарианская» виртуальная экономика, в которую государство вмешивается минимально. Это особенно приводит к минимальному контролю со стороны центрального правительства над регионами. Проблема здесь в том, что ценность будет сохраняться локально. Это означает большие разрывы между регионами, что в конечном итоге угрожает национальной целостности.Вероятно, также будет много утечек (грабежей), потому что правительство играет минимальную роль в их предотвращении. Опасность заключается в несправедливости, еще более уязвимом государственном секторе, а также в продолжающихся грабежах и коррупции.

Этот сценарий вряд ли продолжится, он либо приведет либо к дезинтеграции, либо вызовет обратную реакцию и спрос на рецентрализацию. Теоретически возможно, что сильный и достаточно целеустремленный лидер сможет действовать, чтобы избежать негативных последствий. Такой лидер сконцентрировался бы на сокращении «утечки» (грабежа) системы и на обеспечении большей справедливости за счет более равномерного распределения стоимости.Поскольку это способствовало бы социальному миру и территориальной целостности, такое мирное развитие виртуальной экономики могло бы быть устойчивым в течение довольно долгого времени.

Но может быть неразумно предполагать, что население и региональные лидеры России передадут власть сильному центральному администратору, который сможет остановить чрезмерное грабежи и сможет присвоить ценность могущественным региональным и корпоративным интересам и перераспределить ее для благой цели обеспечения справедливости. К сожалению, как отметили многие наблюдатели, гораздо более вероятным сценарием является возрождение поддержки сильной центральной власти, основанной на реальной или предполагаемой угрозе национальному выживанию.Это сценарий для военизированной виртуальной экономики. Это была бы экономика, в которой определение того, кто является получателем стоимости с помощью механизмов виртуальной экономики, будет осуществляться сверху, на основе национальных приоритетов, а не посредством какой-то жесткой борьбы по принципу выживания наиболее приспособленных ( или лучше всего наделены). Будут приоритетные и неприоритетные отрасли экономики, как в советской системе. Но это отличалось бы от советской системы в отношениях между ними.В советской системе приоритетный сектор эксплуатировал неприоритетный сектор. Принуждение было необходимо. В сегодняшнем варианте большая часть неприоритетной экономики не использовалась бы напрямую. Это было бы для всех намерений и целей за пределами государства. По крайней мере на начальном этапе принуждения было бы меньше, чем в советской системе. Хотя некоторые элементы принудительной реквизиции материалов, несомненно, будут, использование принудительного труда будет менее вероятным.

Эта «военизированная виртуальная экономика» сама по себе является частичным возрождением командной экономики.Но даже это не долгосрочная ситуация. Это не могло продолжаться очень долго. Особенно, если будет давление с целью возродить крупномасштабное производство обычных вооружений (в отличие от более ограниченной концентрации, скажем, на ядерном и космическом оружии), оно почти неизбежно превратится в полномасштабную командно-административную экономику. Такая система не может позволить себе упустить какой-либо потенциальный ресурс, и это потребует принуждения.

Заключение

Сценарии, которые я обрисовал, по общему признанию, весьма умозрительны.Они наверняка многим покажутся излишне драматичными. Я думаю, что это отчасти потому, что они пытаются смотреть в будущее не только на ближайшее будущее. Комфортно думать только о том, что может произойти в ближайшие 1-2 года, поскольку вероятность того, что Россия каким-то образом выйдет из строя за это время, действительно очень велика. Что касается политики, мы можем продолжать то же самое, что и сейчас: продолжать выручать Россию, делая ровно столько, чтобы удержать ее над водой, и делать вид, что когда-нибудь каким-то образом страна возобновит свою работу, а затем успешно завершит свое продвижение к рынок.Однако я думаю, что политикам было бы лучше признать, что Россия не движется по пути становления современной рыночной экономикой. Он скорее разработал новую экономическую систему, которую нельзя «реформировать» минимальными усилиями, какими бы настойчивыми они ни были. Его придется демонтировать. Эта задача может быть такой же большой и потребует как внутри, так и за пределами России такой же решимости, как и первоначальная задача замены командной экономики рыночной экономикой. У нас не должно быть иллюзий, что это будет дешево.

Экономика России изолирована от мирового разгрома

V ЛАДИМИР ПУТИН , несомненно, самодоволен. Российская экономика должна быть в кризисе, но это не так. Covid-19 вызывает глобальный кризис. Цена на нефть упала ниже 30 долларов за баррель, что вдвое меньше, чем два месяца назад. Нефть и газ традиционно составляют две трети российского экспорта. Это привело к падению курса рубля. С начала января валюта потеряла почти треть своей стоимости.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Слушайте на ходу

Загрузите приложение Economist и играйте в статьи, где бы вы ни находились

Играйте в приложении Играйте в приложении

Тем не менее, даже когда самые богатые страны мира находятся в суматохе, берут огромные суммы в долг, чтобы смягчить удар, экономика России проявляет мало признаков паники. Это не потому, что Россия диверсифицировала, победила коррупцию, защитила права собственности или усилила конкуренцию, инвестиции или рост. Ничего из этого он не сделал. Скорее, российская экономика менее чувствительна к шоку, потому что уже шесть лет находится в самоизоляции.С тех пор, как Путин незаконно аннексировал Крым и спровоцировал войну на Украине, Запад ввел санкции против России, а Россия ввела санкции против Запада.

С тех пор целью макроэкономической политики России было не стимулирование роста, а, скорее, построение экономики-крепости, способной выдержать серьезный шок. В основе этой политики лежало налогово-бюджетное правило 2017 года, которое требовало, чтобы бюджет был сбалансирован с ценой на нефть чуть выше 40 долларов за баррель. Все, что превышало эту цифру, направлялось в фонд на черный день, который достиг 7.3% от ВВП на 1 марта.

В результате у России сейчас один из крупнейших в мире золотовалютных резервов на сумму около 570 миллиардов долларов. Олег Вьюгин, бывший сотрудник центрального банка и министерства финансов, объясняет это мышление: «Мы защищены от внешних потрясений и внешних врагов, потому что у нас есть современное оружие и ракеты, но также потому, что у нас есть золото и резервы». Россия также повысила пенсионный возраст и ставку НДС , а также увеличила налоговые поступления за счет цифровых технологий.Михаил Мишустин, главный сборщик налогов, недавно был назначен премьер-министром.

Безусловно, российская экономика по-прежнему сильно зависит от цен на энергоносители и сырье. Резкое падение цен на нефть, отчасти вызванное решением самой России разорвать сделку с производителями ОПЕК , может лишить правительство около 2 трлн рублей (25 млрд долларов) в этом году. Рискованная ставка России на то, что она может увеличить свою долю на рынке и вытеснить американские сланцевые компании из бизнеса, может иметь серьезные неприятные последствия, если Америка решит заключить собственную сделку с Саудовской Аравией за счет России, утверждает независимый аналитик Кирилл Рогов.Но на данный момент у России более чем достаточно резервов, чтобы рассчитывать на это в ближайшие несколько лет. Падение курса рубля ограничило ущерб, нанесенный его государственным финансам падением цен на нефть. Западные санкции также во многих случаях сделали неуместным то, что иностранные товары теперь стоят дороже в рублях.

Отрезанные от международных рынков капитала с 2014 года, у российских компаний не было другого выбора, кроме как сократить заемные средства. В то время как западные фирмы воспользовались низкими процентными ставками и погрязли в долгах, корпоративный долг России как доля в ВВП упал до уровня ниже 50%, в то время как соотношение государственного долга к ВВП значительно ниже 20%.Учитывая, что большая часть российского экспорта является базовым, она также менее уязвима для сбоев в сложных глобальных цепочках поставок. «Если вы путешествуете на лошади, вам не нужно беспокоиться о том, что у вас закончится бензин, — отмечает Наталья Орлова, главный экономист Альфа-банка.

Россия также стала более самостоятельной. Его контрсанкции, введенные в отношении импорта продуктов питания из ЕС , стимулировали развитие отечественного сельского хозяйства, снизив долю импортируемых продуктов питания на треть за последние пять лет до всего 24%.

Жизнь в изоляции имеет обратную сторону, как многие люди за пределами России обнаружили с момента заражения вирусом COVID-19. Россия беднее, чем должна быть. Его среднегодовые темпы роста с 2014 года составляют мрачные 0,6%, что составляет пятую часть от среднемирового показателя. Сократился малый и средний частный бизнес. Квазигосударственные фирмы, контролируемые друзьями Путина, расширились. Стремление к ренте процветает, а это означает, что возможности для честных или прилежных крайне скудны.

Экономическое воздействие нового коронавируса, которое может быть более масштабным, чем утверждает правительство, может только усугубить структурные проблемы России.25 марта Путин объявил о своем собственном ответе на вирус — бледной имитации обширных экономических пакетов, объявленных западными правительствами. Это в значительной степени переносит затраты на перестройку на средний класс России.

Вместо карантина Путин объявил в России недельный отпуск. В свою очередь, малые и средние предприятия получат налоговые каникулы на предприятия сроком на шесть месяцев ( НДС необходимо уплатить). Социальные налоги, которые предприятия платят за своих сотрудников, должны быть уменьшены вдвое, до 15%.

Меры президента по социальной поддержке были относительно скромными. Правительство намерено увеличить пособие на ребенка на 5 000 рублей в месяц (63 доллара США) и пособие по безработице на треть, до 12 000 рублей. Те, кто заболеет и потеряет более 30% своего дохода, смогут отсрочить выплату по ипотеке и некоторым другим кредитам.

Чтобы компенсировать удар по национальному бюджету, Путин увеличил налог на дивиденды, полученные от офшорных холдингов, с 2% до 15%, фактически введя новый налог для богатых.Этот пакет слишком ярко демонстрирует то, что Путин гораздо больше заботится об укреплении государства, чем о сохранении рыночной экономики России, какой она есть.

Как утверждает Рубен Ениколопов из Московской Российской экономической школы, самый большой риск, с которым сталкивается Россия, — это не экономический коллапс, а социальный, когда миллионы людей лишатся средств к существованию, а частные фирмы сократятся еще больше. Г-н Путин давно говорит о восстановлении социально ориентированного государства советского образца.Кризис рискует показать, что вместо этого он построил корпоративное государство, которое мало заботится о своих частных гражданах. ■

Статья появилась в европейском разделе печатного издания под заголовком «Изоляциономика»

Как Россия зарабатывает деньги

Россия более чем в два раза больше, чем 48 смежных штатов США, с образованным населением и гораздо большим количеством природных богатств, чем вы ожидаете найти на территории площадью даже 6,6 миллиона квадратных миль.Разве такая нация не должна вызывать зависть у всего мира, ее бесспорной сверхдержавы? Однако по данным Международного валютного фонда (МВФ) по валовому внутреннему продукту (ВВП) Россия занимает лишь 11-е место в мире.

В то время как Соединенные Штаты считаются крупнейшей экономикой мира с номинальным ВВП в 21,44 триллиона долларов в 2019 году, номинальный ВВП России составляет 1,64 триллиона долларов. По ВВП Россия уступает гораздо меньшим странам, таким как Великобритания, Италия и Франция. Это намного ниже, чем можно было бы указать на вклад страны, например, уровень грамотности и доступ к капиталу.Как же тогда Россия зарабатывает деньги и почему не делает больше?

Ключевые выводы

  • По валовому внутреннему продукту (ВВП) Россия уступает гораздо меньшим странам с номинальным ВВП в 1,64 триллиона долларов в 2019 году.
  • Экономика России зависит от экспорта нефти и природного газа, которые находятся под контролем правительства России.
  • Отсутствие экономической диверсификации ставит Россию в невыгодное положение, когда спрос на ее энергоносители резко падает, что затем приводит к сокращению российской экономики.

Распад Советского Союза

После распада Советского Союза в 1991 году экономика России преуспела в лучше, чем у большинства из 14 других небольших республик бывшего СССР. Дружественные Западу балтийские государства — Латвия, Эстония и Литва — теперь прочно вошли в число полноправных членов Европейского Союза и достигли более высоких экономических показателей. Между тем экономика России, основанная в первую очередь на добыче ресурсов на Земле, не превратилась в значительное общее благосостояние ее 144 миллионов граждан.

Официально Россия отказалась от коммунизма несколько десятилетий назад. Но реальность важнее ярлыков. В то время как постсоветская Россия якобы имеет рыночную экономику, ее лидеры считают доминирующий энергетический сектор слишком важным, чтобы оставлять его на произвол судьбы независимых покупателей и продавцов. Нефть, природный газ, электричество и многое другое де-факто находятся под контролем федерального правительства.

Например, российское правительство владеет долей более половины акций Газпрома (LSE: OGZD), крупнейшего в мире производителя природного газа.Публичная компания является правопреемником Министерства газовой промышленности СССР. Каждый шестой кубический фут природного газа на этой планете перерабатывается благодаря «Газпрому», председателем которого является бывший премьер-министр России Виктор Зубков.

Правительство России контролирует энергетику

Независимо от источника энергии, российское правительство контролирует его, что приносит неисчислимые прибыли национальному олигархическому классу. Например, Интер РАО, основная электроэнергетическая компания страны, принадлежит консорциуму государственных предприятий.Идея того, что добыча и переработка энергии открыта для частного предпринимательства, что в Соединенных Штатах считается само собой разумеющимся, в России в буквальном смысле является чуждым понятием.

Добыча нефти в России соперничает с добычей природного газа. По состоянию на 2019 год страна является третьим по величине производителем нефти в мире после США и Саудовской Аравии. В 2018 году на страну приходилось 11% от общей мировой добычи нефти и в среднем 11,4 миллиона баррелей нефти в день через несколько компаний.

К крупнейшим из них относятся Роснефть (LSE: ROSN), Лукойл (LSE: LKOD) и Сургутнефтегаз (LSE: SGGD). Хотя все три компании торгуются на Лондонской фондовой бирже (LSE), «Роснефть» на 70% принадлежит российскому правительству, а структура собственности «Сургутнефтегаза» практически недоступна для посторонних. Чтобы интерпретировать иногда запутанную логику, лежащую в основе работы российской энергетической отрасли и ее основных игроков, необходимо изучить ее основных основных владельцев — российское правительство.

Российская политика и экономика

Партией большинства в российской политике является «Единая Россия», основанная президентом Владимиром Путиным и занимающая большинство мест в законодательных собраниях страны и штатов. Официально «Единая Россия» стремится преодолеть «экономическую отсталость», согласно официальному партийному документу, иногда называемому «Россия вперед». В документе эта отсталость описывается как «пристрастие к выживанию за счет экспорта сырья» и «уверенность в том, что все проблемы должно решать государство». Оба перечисленных стремления, по всей видимости, противоречат реальной деятельности.

Когда политический класс поклялся вернуть нации прежний статус (не говоря уже о ее бывшей территории), неудивительно, что российское правительство использует возможности для вторжения в своих более слабых соседей, которые когда-то были частью Советского Союза. В 2008 году это была Грузия. В 2014 году это был приз побольше: Украина.

Эти вторжения дорого обошлись России. После вторжения на Украину в 2014 году Соединенные Штаты и другие страны ввели экономические санкции против России.Рост геополитической напряженности снизил спрос инвесторов на российские инвестиции. Эти факторы, наряду с высокой инфляцией и резким снижением цен на нефть в конце 2014 года, привели к сокращению российской экономики на 3,7% к концу 2015 года.

Итог

Экономика большой страны не совсем приспособлена к изменениям, когда экономика настолько однородна, что две трети ее экспорта составляют либо нефть, либо ее дистилляты. Для России это стало еще более очевидным в начале 2020 года во время мирового финансового кризиса.В стране произошло очередное падение спроса на экспорт нефти и газа из-за карантина и войны между Саудовской Аравией и Россией за цены на нефть. В условиях ухудшения экономических условий российское производство также пострадало, и в апреле 2020 года в этом секторе отмечался самый резкий спад за последние десять лет.

Учитывая, что, по сути, экспортный бизнес с одной купюрой, который действует во власти глобальных ценовых движений, парадокс состоит в том, что Россия оставляет мало возможностей для населения, чтобы управлять предприятиями без влияния правительства.И все это в стране с большим сырьевым потенциалом, чем может надеяться кто-либо другой.

Вызовы российской экономики: обзор

Российская экономика смогла выйти из нисходящего цикла после 2014 года, вызванного, прежде всего, санкциями и падением цен на нефть , что существенно повлияло на российскую экономику, все еще страдающую от голландской болезни с ее чрезмерной болезнью. зависимость от экспорта природных ресурсов. Экономика имеет тенденцию к положительному торговому сальдо и положительному счету текущих операций, дефицит бюджета низкий и близок к 0% ВВП, уровень безработицы составляет человек (4.5%), а также относительно низкая инфляция (прогноз 4% на 2019 год) по сравнению с предыдущими периодами. Центральному банку удается увеличивать свои валютные резервы, покупая валюту в рамках бюджетного правила.

Тем не менее, экономический рост в России на слабее ожиданий . Он составил 0,3% в 2016 году, 1,6% в 2017 году и 2,2% в 2018 году. В июле опережающий показатель ВВП, рассчитываемый Минэкономразвития, вырос и показал рост на 1,7% в годовом исчислении. Прогнозы на 2019 год все еще ниже 2% роста.Потребление как движущая сила экономического роста (доля потребления составляет около 70% российского ВВП) находится в состоянии стагнации, на грани стагнации или сокращения располагаемых доходов. Более 15% россиян живут на человека ниже черты бедности .

Доля экономики России в мировой экономике по-прежнему невысока. При СССР доля Союза варьировалась от 5% до 12% в мировой экономике; сегодня доля России ниже 2%, на том же уровне, что и Южная Корея, тогда как Китай, Индия и Бразилия значительно опережают Россию , несмотря на ее богатство природными ресурсами и землей.

Якутяне (жители российского региона, который примерно в 5 раз больше Франции) часто шутят: «У нас есть вся таблица Менделеева на нашей земле», имея в виду богатство этой земли природными ресурсами . Однако по-прежнему в 2019 году Якутия испытывает дефицит. Это рассказ не о Якутии, а о распределении доходов, о принципах бюджетного федерализма как системы формирования и распределения налогов и системы управления экономикой.

Первой системной проблемой является отсутствие экономических стимулов со стороны региональных властей для стимулирования регионального экономического роста.Россия по-прежнему в основном полагается на принцип, согласно которому налоги собираются на местном уровне, но расходуются и распределяются на федеральном уровне. Налоги, которые остаются на региональном уровне, вряд ли могут обеспечить достаточную финансовую подушку для финансирования роста. В то же время НДС составлял 37% всех доходов бюджета в 2018 году, что делает его основным источником доходов федерального бюджета, более важным, чем поступления от налогов на добычу ресурсов, на прибыль или акцизов. НДС как налог на развитие формируется на региональном уровне, но полностью передается федеральному правительству .НДС должен быть мотивационным налогом для региональных властей для привлечения инвестиций, но регионы не хотят этого делать, потому что налог продолжает покидать их регионы.

С другой стороны, расходы на социальную политику, здравоохранение и культуру составляют 36% всех расходов, большая часть которых приходится на регионы . Это приводит к особой ситуации, когда относительно дефицитные регионы вместо того, чтобы создавать новое богатство, пытаются получить свое дополнительное богатство от федерального правительства за счет бюджетных трансфертов, субсидий и других ассигнований.В настоящее время правительство использует этот дисбаланс в системе региональных стимулов для экономического развития, предоставляя губернаторам ключевых показателей эффективности (КПЭ), которые включают привлечение инвестиций и другие инструменты.

Тем не менее, межрегиональный дисбаланс не намного лучше, чем был в течение последних 20 лет: 5–10 регионов из 85 остаются донорами, а остальные получают пожертвования.

Вторая проблема инфляционная политика .Центральный банк России, который международные экономисты часто считают одним из самых успешных регулирующих органов в мире, проводит политику высоких процентных ставок . Одна из причин — сдерживание потенциального инфляционного давления. Таким образом, политика процентных ставок центрального банка часто находится между Сциллой инфляции, если ключевая ставка слишком низкая, и Харибдой низких расходов, если ключевая ставка слишком высока. В 2015 году центральный банк повысил ключевую ставку почти до 17%, чтобы ограничить инфляционное давление, постепенно снижая ее в последующие годы , чтобы стимулировать потребление .Несмотря на очередное снижение ключевой ставки в конце октября 2019 года, она все еще составляет 6,5%, что создает препятствие для стимулирования новых инвестиций, расходов и частного потребления. У россиян на депозитах более 18 триллионов рублей, тогда как весь ВВП в ценах 2016 года составляет 89 триллионов рублей. Отток капитала по-прежнему высок — 60 миллиардов долларов в 2018 году.

Герман Греф, президент ведущего российского банка, Сбербанка, предполагает, что нынешнее состояние российской экономики в значительной степени является результатом управленческих проблем , особенно на бюрократическом уровне.Фактически, последняя инициатива по внедрению национальных проектов для стимулирования экономического роста и социальной стабильности имеет тенденцию демонстрировать относительно консервативные результаты, несмотря на большое внимание и ключевые показатели эффективности. Во-первых, потому что такие расходы все еще составляют лишь незначительную часть всех расходов, во-вторых, потому что национальные проекты долго запускаются из-за бюрократии, и в-третьих, потому что переход к цифровизации происходит недостаточно быстро . Неэффективность управления связана с размером административного аппарата, но также и с частым перераспределением функций.Тем не менее, национальные проекты могут привести к положительным результатам, поскольку правительство декларирует, устанавливает и обеспечивает выполнение системы КПЭ министров и губернаторов регионов.

В-третьих, Россия продолжает политику низких международных заимствований . Вместо массового роста внешнего долга правительство стремится разработать механизмы для привлечения национальных денег. С тех пор, как Россия выплатила свои долги Лондонскому клубу и Парижскому клубу (в 2010 и 2006 годах соответственно), она, как правило, избегала общеевропейской и американской модели использования внешнего долга для стимулирования развития.

В-четвертых, существующие экономические и финансовые возможности в России имеют тенденцию получать недостаточное покрытие за рубежом . Однако Россия может предложить инструменты, уникальные для данной территории или доказавшие свою глобальную эффективность, такие как особые экономические зоны, особые зоны развития, особые административные районы для репатриации иностранного капитала и другие.

Будущее российской экономики также во многом зависит от ее способности использовать участие России в инициативе «Один пояс, один путь» и использовать свой географический потенциал в качестве моста между Европой и Азией .В рамках этой инициативы Москва работает и конкурирует с Нур-Султаном (столицей Казахстана), который открыл свой международный финансовый центр, предоставляя специальные налоговые и визовые режимы, но особенно правовые режимы, совершенно новые для СНГ, такие как английский и Принципы валлийского общего права, которые иностранные инвесторы, знакомые с передовой международной практикой, могут найти особенно привлекательными . Россия должна предложить инструменты и необходимое освещение в СМИ, чтобы быть конкурентоспособной для прямых иностранных инвестиций.Действительно, в 2011-2019 годах Россия совершила серьезный скачок в международном рейтинге Doing Business с 100-го на 28-е место в 2019 году, превзойдя Францию, Нидерланды, Японию, Польшу или Швейцарию.

Одна из самых серьезных проблем, стоящих перед Россией — утечка мозгов . Десятки тысяч рабочих, особенно высококвалифицированных, ежегодно уезжают из страны: сегодня 1,5 миллиона россиян живут за границей с российскими паспортами. Неспособность разработать эффективные механизмы сохранения рабочей силы ограничивает среднесрочный и долгосрочный потенциал экономического роста .Кроме того, хотя Россия является одной из ведущих стран мира по развитию человеческого капитала, она демонстрирует низкие результаты в плане своей международной конкурентоспособности, что особенно очевидно, если мы нанесем две переменные на диаграмму.

Несмотря на существующие проблемы, Россия остается интригующей и многообещающей страной для международного бизнеса и инвесторов, имея потенциал для развития очень продуктивных отношений с другими крупными странами мира.

«Медвежья экономика России» Андерса Ослунда

Россияне сегодня огорчены, узнав, что они живут хуже, чем румыны и турки.Хотя президент Владимир Путин хотел бы, чтобы они думали, что их страна стала жертвой «внешних сил», таких как снижение цен на нефть, никто не сделал больше, чем он, для снижения их уровня жизни.

ВАШИНГТОН, Округ Колумбия — Всего несколько лет назад инвестиционные банкиры были настроены оптимистично на развивающихся рынках, которые, по их мнению, были недооценены и должны были расти. И все же после небольшого восстановления темпы роста в Латинской Америке, бывшем Советском Союзе, на Ближнем Востоке и в Африке снова возвращаются в состояние, близкое к стагнации.В этом отношении Россия является пионером, не зарегистрировав реального роста с 2014 года.

  1. Почему в Афганистане не удалось построить нацию Президентский дворец Афганистана через Getty Images

Согласно старой советской поговорке, сельское хозяйство страдает от четырех проблем: весны, лета, осени и зимы.Следуя той же логике, президент России Владимир Путин винит «внешние силы» — не в последнюю очередь мировые цены на нефть — в упадке своей страны, хотя неразумная экономическая политика и западные санкции — это вина только его самого.

Неслучайно произошло экономическое расхождение в Центральной и Восточной Европе. Страны, присоединившиеся к Европейскому Союзу, улучшили свое экономическое управление, и ВВП начал сближаться с Западной Европой. В период с 2014 по 2019 год Венгрия, Польша и Румыния росли в среднем в 3 раза в год.9%, 4,1% и 4,7% соответственно.

Между тем, Беларусь и Украина продемонстрировали минимальный рост в этот период, а экономика России росла в среднем всего на 0,7% в год. Хотя еще в 2009 году у России был более высокий ВВП на душу населения (с точки зрения паритета покупательной способности), чем у Хорватии, Польши, Румынии и Турции, с тех пор все эти страны обогнали ее. Сегодняшние россияне шокированы, узнав, что они находятся в худшем положении, чем румыны и турки. Среди стран-членов ЕС только Болгария все еще беднее России.

Благодаря своей непосредственной близости к единому рынку ЕС, Россия могла бы иметь более высокие темпы роста, если бы проводила разумную экономическую политику. Вместо этого Путин полностью растратил богатый человеческий капитал страны из-за коррумпированного кумовства и систематической деинституционализации. Его политизация судов и правоохранительных органов устранила любые предлоги верховенства закона — предпосылки для частных инвестиций и развития бизнеса. Судя по всему, Путин считает, что экономика менее важна, чем способность убивать таких противников, как Борис Немцов и Алексей Навальный (который недавно был переведен из тюрьмы в больницу, как сообщается, при смерти).

Индекс восприятия коррупции

Transparency International показывает всю глубину путинской клептократии. В 2020 году Россия заняла 129-е место из 176 стран, Польша — 45-е, а Румыния и Венгрия — 69-е место. Конечно, ни одна из этих центральноевропейских стран не является бастионом чистого управления; но разница заключается в том, уважает ли страна права собственности.

Подпишитесь на Project Syndicate

Подписаться на Project Syndicate

Наслаждайтесь неограниченным доступом к идеям и мнениям ведущих мыслителей мира, включая еженедельные длинные чтения, обзоры книг, тематические коллекции и интервью; Год вперед годовой печатный журнал; полный архив PS ; и больше — за меньше 9 долларов в месяц .

Подпишитесь сейчас

Не имея надежных прав собственности и подвергаясь санкциям Запада, Россия может привлекать только дураков и мошенников. В период с 2008-13 по 2014-19 гг. Среднегодовой приток прямых иностранных инвестиций упал с 3,1% ВВП до ничтожных 1,4% ВВП.

В своем ежегодном послании Федеральному собранию 21 апреля Путин, как обычно, пообещал, что «макроэкономическая стабильность и сдерживание инфляции… обязательно будут достигнуты.«Безусловно, инвестиционные банки и Международный валютный фонд с пониманием относятся к консервативной макроэкономической политике России. Разве это не чудесно, что у страны есть 573 миллиарда долларов в международных валютных резервах, долг федерального правительства в размере лишь 18% ВВП и стабильный профицит текущего счета? На самом деле макроэкономическая стабильность мало что значит, потому что это просто средство для достижения устойчивого роста; это не самоцель. Целью экономической политики любого правительства должно быть максимальное повышение благосостояния граждан.Но явная цель Путина — максимизировать так называемый суверенитет России, то есть его собственную диктаторскую власть.

Позиция инвестиционных банкиров в некоторой степени понятна, поскольку они заинтересованы в продаже российских облигаций. Вопрос в том, почему МВФ согласится. В то время как Фонд недавно отошел от фискального консерватизма, чтобы поддержать дополнительные стимулы по всему миру, российское правительство сделало обратное. Ясно, что МВФ необходимо выяснить, что он на самом деле означает.

Ужесточение западных санкций — еще одна проблема, созданная Путиным. 15 апреля правительство США запретило финансовым учреждениям, находящимся под его юрисдикцией, покупать российские рублевые облигации после того, как в 2019 году наложило санкции на российские еврооблигации в иностранной валюте. Центральный банк России настаивает на том, что эти выпуски облигаций являются небольшими, всего на сумму около 61 доллара. миллиардов долларов в экономике стоимостью 1,5 триллиона долларов. Но при этом игнорируются последствия политики США. Хотя инвестиционные банкиры по-прежнему могут покупать российские облигации на вторичных рынках, им придется учитывать риск того, что следующий раунд санкций коснется и этих покупок.

Более того, хотя для крупной развивающейся экономики нормально держать сотни миллиардов долларов в государственных облигациях, у России такой возможности нет. Таким образом, цена санкций США выше, чем кажется. Неспособность России работать в долларах серьезно ограничивает ее инвестиционные возможности и препятствует ее росту. Между тем, благодаря Путину и его политике жесткой экономии уровень жизни в России за последние семь лет упал на 11%.

Как можно хвалить такую ​​бесчеловечную политику? В то время как экономисты обычно сосредотачиваются на реальном (с поправкой на инфляцию) экономическом росте, для иностранных инвесторов важна величина ВВП страны в долларах США.В случае России он упал более чем на треть — с 2,3 триллиона долларов в 2013 году (до санкций) до 1,5 триллиона долларов в 2020 году. В текущих долларах США российская фондовая биржа оценивается всего в 53% от пикового значения мая 2008 года. Какой серьезный инвестор сделает ставку на столь быстро сокращающуюся экономику?

В какой степени низкие показатели России с 2014 года были вызваны снижением цен на нефть, а в какой — санкциями Запада и собственной политикой Кремля, направленной против роста? В готовящемся к выпуску отчете Атлантического совета мы с Марией Снеговой утверждаем, что потенциальный рост России с 2014 года должен был составлять 5% в год, а это примерно половина от этого показателя 2.5-3% ВВП в год — снято западными санкциями.

Верно, Россия — далеко не единственная развивающаяся экономика, испытывающая трудности в настоящее время. Но никто не обязан своими нынешними страданиями подобному уровню членовредительства.

13 умопомрачительных фактов об экономике России

Reuters
  • После Второй мировой войны Советский Союз превратился в глобальную сверхдержаву, соперничавшую с Соединенными Штатами.
  • Но после распада Советского Союза в начале 1990-х годов России пришлось заново изобретать свою экономику.
  • Markets Insider собрал 13 удивительных фактов об экономике России.
  • Посетите MarketsInsider.com, чтобы узнать больше.

После Второй мировой войны Советский Союз превратился в глобальную сверхдержаву, соперничавшую с Соединенными Штатами.

Но когда Советский Союз распался в начале 1990-х и возродился как Россия, ему пришлось заново изобретать свою экономику. В последующие десятилетия коммунистическая нация испытала множество экономических проблем.

По мере того, как Россия продолжает попытки утвердить себя в качестве глобальной державы, она сталкивается с колебаниями валюты, сокращающимся населением и экономикой, которая во многих отношениях зависит от нефти и газа.

Вот 13 невероятных фактов о российской экономике:



Россия теряет 700 человек каждый день

Flickr / Baigal Byamba

По данным Eurasia Daily Monitor, население России сокращается примерно на 700 человек в день, или более чем на 250 000 человек ежегодно.

В некоторых городах, например в Мурманске, после распада Советского Союза численность населения сократилась более чем на 30%.

Уменьшение отчасти объясняется старением населения, падением иммиграции и неспособностью правительства обеспечить соблюдение правил в области здравоохранения и питания. Некоторые наблюдатели винят западные экономические санкции, которые усугубили российскую бедность и экономическую нестабильность.

Спад может продолжать создавать проблемы для российской экономики еще долгие годы.



Россия имеет более 460 миллиардов долларов резервных фондов

Shutterstock / Ufuk ZIVANA

Россия имеет более 460 миллиардов долларов резервных фондов с уровнем долга в 29% от валового внутреннего продукта и 15,9 месяцами покрытия импорта.

Эти базовые макроэкономические статистические данные заставляют экспертов полагать, что Россия может выдержать некоторые глобальные потрясения, даже если ее экономический рост останется на низком уровне, составляющем примерно 1,5%.



Объем производства в России упал на 45% за десятилетие после распада Советского Союза.

Flickr / Janette Asche

С 1989 по 1998 год объем производства в России упал на 45%, так как экономические реформы после распада Советского Союза в 1991 году вступили в силу. К 2000 году ВВП страны составлял от 30% до 50% от объема производства до коллапса.

Несколько факторов объясняются постпереходными рецессиями, которые сделали это время хаотическим с плохой экономической политикой.



Нефть и газ составляют 59% российского экспорта

РИА-Новости, Алексей Дружинин, Pool / AP Photo

Россия богата нефтью, и ее экономика сильно зависит от ресурсов.

По данным Reuters, к концу прошлого года добыча нефти в России была на рекордно высоком уровне — 11,16 млн баррелей в день.

По данным Всемирного банка, в 2017 году газ составлял 59% экспорта России и 25% ее общей выручки.



Более 13% россиян живут в бедности

Дмитрий Ловецкий / AP Photo

Президент России Владимир Путин в своем обращении к стране в прошлом году пообещал сократить вдвое уровень бедности в России, которая в настоящее время затрагивает более 13% населения. население.По данным Irish Times, официальная государственная статистика того времени показала, что 19,3 миллиона россиян жили за чертой бедности.

В речи говорилось об инвестициях в размере 25,7 триллиона рублей — это 380 миллиардов долларов — в модернизацию российского здравоохранения, образования, инфраструктуры, жилья и сельского хозяйства, чтобы помочь нуждающимся и потенциально сдержать убыль населения России.

Тем не менее, уровень бедности в России значительно снизился по сравнению с постсоветским периодом почти в 35%.



В России более 70 миллиардеров

Jim McIsaac / Getty

Неравенство богатства в России велико, и Москва часто возглавляет список городов мира с наибольшим количеством миллиардеров — в России в целом их более 70. Многие из этих миллиардеров получили свое состояние в 1990-е годы, когда коррупция охватила страну, возникшую в результате коммунистической экономики.

Олигархи имеют большое влияние в российском правительстве и начали инвестировать на Запад, в том числе в спортивные команды, такие как Brooklyn Nets НБА, принадлежащая миллиардеру Михаилу Прохорову.



Российская валюта, рубль, упала в цене на 50% за это десятилетие

Thomson Reuters

Российская экономика пережила серьезный финансовый кризис с 2014 по 2017 год, в результате которого стоимость рубля снизилась вдвое.

В прошлом году Центральный банк России обвинил санкции США в том, что рубль достиг двухлетнего минимума в 69,40 по отношению к доллару. В 2013 году курс рубля был на уровне 33 за доллар США.

Подробнее: Русские плохо разбираются в системе GPS для отправки поддельных навигационных данных тысячам судов

Экономический кризис в целом был вызван резким падением цен на нефть в 2014 году и международными санкциями. Россия, когда она военным путем вторглась в Украину.



Среднемесячная заработная плата в России составляет 670 долларов США

Максим Мармур / AP Photo

Россия входит в десятку стран с наибольшим объемом экономического производства. Но, несмотря на высокий ВВП по сравнению с остальным миром, среднемесячная заработная плата составляет 670 долларов — или 42 413 рублей.

Эта сумма выросла почти на 50% с 2016 года — тогда она составляла 437 долларов.

Заработная плата в России сильно пострадала из-за недавней нестабильности рубля, поскольку в 2013 году россияне смогли купить на 40% больше товаров и услуг, чем в 2018 году.



Ikea принадлежит 20% российского мебельного рынка

Михаил Метцель / AP Photo

Шведская сеть супермаркетов Ikea открыла свой первый магазин в столице России Москве в 2000 году, и он быстро стал одним из ведущих магазинов компании.

В течение следующих 18 лет Ikea открыла еще два магазина в Москве и в общей сложности 14 магазинов по всей стране.

В условиях, когда россияне хотят еще больше растянуть свои деньги, Ikea теперь принадлежит 20% российского мебельного рынка.



Асбест, Россия, в прошлом году произвел 315 000 тонн асбеста.

Hardscarf / Wikimedia Commons

Асбест является основным экспортным товаром города Асбест, Россия. Несмотря на хорошо известную опасность асбеста для здоровья, в прошлом году в городе увеличилось производство асбеста, сообщает The New York Times.

315 000 тонн асбеста, произведенного на городской шахте в прошлом году, были первым увеличением производства, которое город увидел за многие годы.80% этой продукции было продано за границу, в том числе 67 тонн в США.

Асбест запрещен более чем в 60 странах мира.



Россия инвестировала более четверти миллиарда долларов в алмазную промышленность Зимбабве

Tsvangirayi Mukwazhi-File / AP Photo

Во время холодной войны США и Советский Союз боролись за влияние в Азии, и теперь Россия обратила свой взор на Африку . И Россия, и Китай сделали огромные инвестиции по всему континенту, пытаясь укрепить свое влияние.

В январе Россия инвестировала 267 миллионов долларов в алмазную промышленность Зимбабве.

Россия не имеет ни исторических корней других европейских стран, ни денег, имеющихся у Китая, но ее влияние в Африке в значительной степени зависит от ее военного экспорта и государственных компаний, занимающихся добычей полезных ископаемых.



Россия потратила 50 миллиардов долларов на Зимние Олимпийские игры 2014 года

John Berry / Getty Images

Когда Зимние Олимпийские игры обрушились на российский город Сочи, правительство потратило более 50 миллиардов долларов на подготовку города.Инвестиции включали не только строительство новых спортивных объектов и отелей, но и дорог, мостов, газопроводов низкого давления и других инфраструктурных проектов.

Но инвестиции, похоже, работают: российские официальные лица сообщили, что в 2017 году курортный город посетили 6,5 миллиона человек, что внесло свою лепту в местную экономику, которая когда-то была известна только летним отдыхом.

В 2018 году Россия принимала чемпионат мира по футболу FIFA, строительные и подготовительные работы которого, по имеющимся данным, обошлись более чем в 11 миллиардов долларов.


Политические и экономические изменения в Европе

На вопрос об изменениях, произошедших с конца коммунистической эпохи, люди в странах бывшего Восточного блока выражают поддержку переходу от однопартийного правления и экономики, контролируемой государством, к многопартийной системе и рыночной экономике. Однако россияне в меньшей степени поддерживают эти изменения.

Переход к многопартийной системе получил наибольшее одобрение со стороны поляков (85%), жителей бывшей Восточной Германии (85%) и чехов (82%).Но одобряет и большинство в Словакии, Венгрии и Литве. Примерно половина или более в Болгарии и Украине также поддерживают изменения, хотя в этих странах больше тех, кто не одобряет их. Только в России менее половины высказываются в поддержку перехода к многопартийной системе.

Поддержка перехода к рыночной экономике также сильна в большинстве обследованных стран, при этом большинство поддерживает экономические изменения во многих странах, где большинство также поддерживает изменение политической системы.Однако только 38% в России одобряют экономические изменения, а 51% не одобряют.

Люди во многих из опрошенных стран сейчас менее поддерживают изменения политической и экономической системы, чем они были в 1991 году. Однако с 2009 года наблюдается заметный рост положительного отношения к этим изменениям примерно в половине стран. обследован. Заметным исключением является Россия, единственная страна, где с 2009 года поддержка снизилась.

Например, в Венгрии 74% в 1991 г. заявили, что одобряют переход к многопартийной системе, а 80% одобряют переход к рыночной экономике.Но при повторном опросе в 2009 году только 56% одобрили изменение политической системы с 1989 года и 46% положительно оценили изменение экономической системы. Однако сейчас 72% венгров одобряют многопартийную систему, а 70% — капиталистическую.

россиян, однако, относятся к этим изменениям еще более пессимистично, чем раньше. В 1991 году 61% россиян приветствовали многопартийность, но сегодня эта цифра составляет 43%, то есть снижение на 18 процентных пунктов. Положительные взгляды на рыночную экономику также значительно снизились с 1991 года.

Молодые люди в целом более активно отказываются от экономики, контролируемой государством, во многих из исследованных стран. Например, в Словакии 84% людей в возрасте от 18 до 34 лет поддерживают это изменение по сравнению с 49% людей в возрасте 60 лет и старше. Двузначный возрастной разрыв также наблюдается в Болгарии, Украине, России и Литве.

В большинстве обследованных стран более образованные страны с большей вероятностью поддержат движение к капиталистической экономике, чем менее образованные.В Болгарии 78% тех, у кого образование выше среднего, выступают за переход к капиталистической экономике, в то время как только 49% людей с меньшим образованием поддерживают. Эти различия также важны для перехода к многопартийной системе.

Аналогичные различия возникают, когда дело касается доходов, не только в связи с переходом к рыночной экономике, но также и с переходом к многопартийной системе. Во всех странах люди с доходом, равным или превышающим медианный показатель по стране, с большей вероятностью одобрят эти изменения, чем те, у кого доход ниже медианного значения по стране.

Переход от экономики, контролируемой государством, к капиталистической сейчас оценивается гораздо больше, чем в 2009 году, во время рецессии. Возможно, из-за улучшения экономических перспектив (см. Главу 5) многие другие теперь видят экономические преимущества новой системы по сравнению с коммунизмом. Тем не менее, в разных странах существуют резкие разногласия по поводу того, как изменение затронуло большинство людей.

Несмотря на отсутствие единого мнения о том, лучше ли экономическая ситуация сегодня, чем при коммунизме, вера в лучшее с 2009 года стала более распространенной в каждой стране, кроме России.В Польше 47% придерживались этой точки зрения в 2009 году, но сегодня эта цифра подскочила до 74%. Однако в России сейчас все меньше людей говорят, что экономическая ситуация лучше, чем при коммунизме.

В Польше, Чешской Республике и Литве большинство говорит, что экономическая ситуация для большинства людей сегодня лучше, чем при коммунизме. В Венгрии и Словакии больше людей говорят, что это лучше, но значительное меньшинство по-прежнему считают, что это хуже. А в Болгарии, Украине и России более половины считают, что экономическая ситуация сегодня хуже, чем при коммунизме.(Этот вопрос не задавали в Германии.)

Большинство россиян характеризует конец СССР как большое несчастье

Более шести из десяти россиян согласны с утверждением «Большое несчастье, что Советского Союза больше нет». Это на 13 процентных пунктов больше, чем в 2011 году. Только трое из десяти не согласны с этим утверждением.

россиян, которые прожили большую часть своей жизни при Советском Союзе, с большей вероятностью скажут, что его распад был большим несчастьем, чем те, кто вырос при новой системе.Среди россиян в возрасте 60 лет и старше примерно семь из десяти (71%) согласны с тем, что СССР больше не существует, по сравнению с половиной россиян в возрасте от 18 до 34 лет.

Немцы положительно относятся к объединению, но считают, что Восток остался позади в экономическом отношении

Немцы полностью согласны с тем, что объединение Востока и Запада в 1990 году было хорошо для Германии. Примерно девять из десяти немцев, проживающих в регионах, которые соответствуют бывшей Западной и Восточной Германии, согласны с этим утверждением.

Однако на вопрос, достигли ли Восточная и Западная Германия одинакового уровня жизни после объединения, только три из десяти немцев ответили, что это так.

С 2009 года в Германии в целом не было большого движения по этому вопросу. Однако в бывшей Восточной Германии люди сейчас примерно в два раза чаще говорят, что уровень жизни равен западному, чем когда в последний раз задавали этот вопрос. Тем не менее, большинство немцев из обоих регионов говорят, что Восток еще не достиг экономического равного с Западом.

Считается, что политики и бизнесмены извлекают выгоду из изменений, произошедших после окончания коммунизма, больше, чем обычные люди

Большинство во всех опрошенных странах бывшего Советского Союза говорят, что политики и бизнесмены получили значительную или справедливую выгоду после падения коммунизма. И во всех случаях больше людей говорят, что политические и бизнес-лидеры преуспели, чем говорят, что перемены пошли на пользу обычным людям.

Люди особенно склонны верить, что политики получили пользу.Примерно девять из десяти или более выражают эту точку зрения в каждой стране, где задавался вопрос, за исключением России (все же 72% россиян с этим согласны). Примерно три четверти или более в каждой стране также говорят, что бизнесмены извлекли из изменений, по крайней мере, приличную сумму, в том числе 89% из Чехии, Польши и Украины.

Общественность менее склонна полагать, что обычные люди выиграли от таких изменений. В Болгарии, Украине и России об этом говорит примерно каждый пятый.С другой стороны, почти семь из десяти поляков считают, что обычные люди преуспели при новой системе, равно как и 54% чехов.

Тем не менее, сейчас больше людей говорят, что выиграли от обычных людей, чем это было 10 лет назад. В 2009 году в среднем 21% из семи опрошенных стран заявили, что изменения помогли обычным людям, а 77% заявили, что нет. В настоящее время в среднем 41% в тех же странах говорят, что обычные люди получили пользу от изменений, а 56% говорят, что они мало или совсем не выиграли.

Внутри стран существуют разногласия по поводу того, как люди видят, как простые граждане переживают переход от коммунизма к свободному рынку. В каждой стране, где задавался вопрос, люди с более высокими доходами с большей вероятностью, чем люди с более низкими доходами, говорили, что изменения пошли на пользу обычным людям. Например, в Венгрии люди с доходом, равным или превышающим средний национальный показатель, на 20 процентных пунктов чаще придерживаются этой точки зрения, чем люди с меньшими средствами.

Образование также является разделительной чертой в этом вопросе.В каждой стране, кроме России, люди с более высоким уровнем образования, как правило, с большей вероятностью скажут, что обычные люди преуспели в постсоветскую эпоху, чем люди с меньшим образованием.

Кроме того, те, кто пережил коммунистическую эпоху, с гораздо большей вероятностью скажут, что произошедшие изменения не слишком сильно повлияли или не повлияли на обычных людей, по сравнению с теми, кто родился рядом с изменениями или после них. Например, в Словакии 70% людей в возрасте 60 лет и старше говорят, что обычные люди не выиграли от перехода к капитализму и многопартийной системе, по сравнению с 39%, которые говорят это среди молодежи от 18 до 34 лет.Двузначные различия такого рода проявляются в каждой исследуемой стране, подчеркивая, что люди, пережившие коммунизм, относятся к посткоммунистической эпохе более негативно.

Жители Центральной и Восточной Европы говорят, что посткоммунистическая эпоха оказала как положительное, так и отрицательное влияние на общество

На вопрос, повлияли ли изменения, произошедшие с 1989 по 1991 год, на определенные аспекты жизни в посткоммунистическую эпоху, люди склонны полагать, что образование, уровень жизни и гордость за свою страну улучшились.Но они видят и обратные стороны, и между странами существуют резкие различия в общих преимуществах этих изменений.

Например, большинство поляков, литовцев и немцев говорят, что изменения оказали хорошее влияние на каждую запрошенную категорию, включая образование, уровень жизни, гордость за свою страну, духовные ценности, закон и порядок, здравоохранение и семейные ценности. С другой стороны, примерно половина или меньше болгар, украинцев и русских говорят, что изменения оказали хорошее влияние на эти различные вопросы, за исключением положительного влияния на гордость за свою страну среди русских (54%) и украинцев (52%). ).

Настроения более неоднозначны в Словакии, Чешской Республике и Венгрии: люди в целом видят преимущества меняющегося уровня жизни и гордятся своей страной. Но сохраняются опасения по поводу духовных ценностей в Чешской Республике и здравоохранения в Словакии и Венгрии.

С 1991 г. в каждой стране, где проводился опрос, значительно увеличилось число тех, кто говорит, что происходящие изменения оказали хорошее влияние на различные аспекты жизни. Это довольно последовательно для разных стран и проблем, но градусов изменений варьируются от страны к стране и от вопроса к вопросу.

Наиболее заметным увеличением является процент людей, которые считают, что изменения 1989 и 1991 годов оказали хорошее влияние на уровень жизни в каждой стране. Во многих из обследованных стран с 1991 года по сегодняшний день это мнение многократно увеличилось. Например, в Литве только 9% людей в 1991 году сказали, что недавние изменения положительно повлияли на уровень жизни людей в стране в то время. Но в 2019 году эта цифра выросла до 70%, то есть более чем в семь раз.

Большие изменения такого рода произошли во всех странах, опрошенных по этому вопросу с 1991 по 2019 год, хотя все еще есть скептики в отношении положительного влияния этих изменений на экономическое процветание Украины, Болгарии и России.

Что касается правопорядка, то изменения сейчас приветствуются больше, чем в 1991 году, во всех исследованных странах. Например, 27% немцев в 1991 году заявили, что недавние события положительно повлияли на закон и порядок в стране, по сравнению с 64%, которые говорят это сейчас.

Что касается гордости за свою страну, то поразительно выросло количество тех, кто считает, что изменения оказали хорошее влияние на Россию и Украину. В 1991 году примерно каждый десятый сказал, что изменения в политической и экономической системах положительно повлияли на гражданскую гордость в России (9%) и Украине (11%), но теперь 54% и 52% говорят об этом соответственно.

Единственные случаи, когда сейчас значительно меньшее количество людей говорят, что эти изменения оказали хорошее влияние на общество по любому из этих различных проверенных аспектов, — это Чешская Республика, Литва и Словакия в отношении духовных ценностей и в Литве в отношении национальной гордости.

С точки зрения уровня жизни люди с более высокими доходами и более образованным образованием с большей вероятностью скажут, что изменения, произошедшие с 1989 и 1991 годов, оказали хорошее влияние на их страны. В Словакии те, кто имеет доход, равный или превышающему медианный уровень по стране, на 30 процентных пунктов с большей вероятностью скажут, что изменения с 1989 года оказали хорошее влияние на уровень жизни, по сравнению с теми, у кого доход домохозяйства ниже медианного. Существенные различия такого характера проявляются в восьми из девяти стран, в которых задавался этот вопрос.

Аналогичная картина применяется в сфере образования. Те, у кого больше образования, с большей вероятностью, чем те, у кого меньше, скажут, что изменения, произошедшие с 1989 и 1991 годов, оказали хорошее влияние на уровень жизни во всех странах, кроме России.

Молодые люди с большей вероятностью скажут, что изменения в капиталистической экономике и многопартийной системе оказали положительное влияние на здравоохранение в их стране. В Словакии 56% людей в возрасте от 18 до 34 лет говорят, что социальные изменения оказали хорошее влияние на систему здравоохранения, по сравнению с 27% людей в возрасте 60 лет и старше.Значительные двузначные возрастные разницы такого рода наблюдаются в семи из девяти стран, в которых задавался этот вопрос.

В Украине те, кто говорит только на украинском языке, обычно видят более позитивное влияние социальных изменений на каждый вопрос, чем те, кто говорит только на русском языке или те, кто говорит дома на обоих языках.

В Германии существует множество разногласий по поводу того, оказали ли изменения с 1989 года хорошее влияние на национальные условия среди тех, кто в настоящее время живет на Западе, по сравнению с теми, кто живет на Востоке, хотя в целом в Германии отношение к этим изменениям довольно положительное.

Например, жители Запада на 20 процентных пунктов чаще, чем жители Востока, говорят, что изменения оказали хорошее влияние на систему образования. Западные немцы также более склонны рассматривать изменения как хорошее влияние на закон и порядок, духовные и семейные ценности, чем на Востоке. Однако между Западом и Востоком нет реальных расхождений во мнениях о том, как изменения повлияли на уровень жизни, здравоохранение и гордость за свою страну.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *