Дальнейшая реформа мвд россии – Реформа МВД в России в 2020 году: последние новости

Содержание

Группа В.Колокольцева разработала новую реформу МВД. ПРОЕКТ

Зачем нужна новая реформа и чем плоха старая

Позитивным
фактором нургалиевской реформы стало сохранение жесткой вертикали
централизованного управления в системе МВД, принятие законодательных
актов, соответствующих международным стандартам работы полиции,
отмечается в концепции.

«Вместе с тем изменения не привели в
полной мере к результатам, ожидаемым гражданским обществом. Нарушения
законности в органах внутренних дел, к сожалению, продолжают иметь
место. Аттестация, в ходе которой было уволено весьма значительное
количество не соответствующих велениям времени сотрудников, сама по себе
не могла решить задачу принципиального обновления и повышения
профессионализма кадрового ядра. В основе на службу в полицию были
переведены те же сотрудники милиции, с их положительными и
отрицательными качествами», — отмечается в проекте реформы.

Стало
ясно, что без изменения системы учета и регистрации заявлений и
сообщений о преступлениях и правонарушениях, без качественного улучшения
организации реагирования на них, без отказа от укоренившихся

стереотипов оценки эффективности деятельности полиции, стимулирующих
сотрудников на укрытие противоправных фактов, манипуляцию со статистикой
в целях создания картины мнимого благополучия оперативно-служебной
деятельности, цель реформы достигнута не будет.

В этой связи авторы проекта предлагают проводить дальнейшее реформирование по 5 направлениям.

1. Борьба с «палками» и оборотнями

Борьба
с оборотнями в погонах и кадровый вопрос станет первым пунктом
дальнейших преобразований. Новых масштабных аттестаций проводиться не
будет, вместо них будут организованы выборочные аттестации отдельных
подразделений, служб и сотрудников на основе компрометирующих материалов
в СМИ и жалоб граждан. Для гарантии того, чтобы выборочные аттестации
не использовались как повод для увольнения «неугодных» сотрудников, к
ним привлекут членов общественных советов и депутатов Заксобраний.

Будет
усилена борьба с коррупцией как на «бытовом» уровне (поборы на дорогах,
при выдаче лицензий и т.п.), так и на «системном» (связь с
представителями организованной преступности). К поиску предателей
планируется привлечь ФСБ.

Особое внимание будет обращено на
крупные расходы полицейских, намного превышающие их официальные доходы.
Планируется подключить Росфинмониторинг для установления зарубежной
собственности и финансовых активов сотрудников, попавших в поле зрения
подразделений собственной безопасности.

Борьбу с сокрытием
преступлений среди личного состава и принуждением к увольнению задним
числом построят на проведении по каждому факту проверок для выявления
причин и условий нарушений законности, правовых и этических норм. Авторы
реформы уверены, что необходимо обеспечить немедленное реагирование на
каждое происшествие с противоправным поведением полицейских. Также будет

повышена личная ответственность руководителей подразделений, а
информацию о мерах, принятых в отношении нарушителей и их начальников,
будут размещать в СМИ.

Все жалобы на правоохранителей будет
стекаться в единую информационную базу данных, которую будут
использовать при подготовке материалов к очередным и внеочередным
аттестациям. На оговоры сотрудников полиции также последует оперативная
реакция.

Предлагается избавиться от клановости и круговой поруки в
системе МВД. Будут введены ограничения при переводе сотрудников из
региона в регион и назначениях на руководящие должности.

Для
своевременного реагирования на факты безосновательного преследования
предпринимателей предлагается создать постоянно действующую рабочую
группу по взаимодействию с Уполномоченным при Президенте по защите прав

предпринимателей и с Управлением по надзору за соблюдением прав
предпринимателей Генпрокуратуры.

Будет усилена борьба с
руководителями, принуждающими полицейских к фальсификациям статистики
или незаконно наказывающими подчиненных. Признание судом действий
начальника незаконными повлечет за собой обязательную дисциплинарную
ответственность.

При приеме на службу полицейских и проведении
выборочных аттестаций будут использованы новые технологии. Помимо
детектора лжи, планируется внедрить отечественную «айскрин»-технологию
мониторинга психофизиологического состояния сотрудников.

2. Ближе к народу

МВД
намерено активно взаимодействовать с гражданским обществом. «Люди
должны знать, что и зачем делает система МВД, соответствуют ли эти
действия потребностям общества», — поясняется в тексте проекта. Для

этого планирует привлечь общественные и экспертные советы к активному
участию в обсуждении актуальных проблем, проводить консультации с
местным населением. Будет разработана Концепция взаимодействия МВД
России с институтами гражданского общества.

Общественные советы
будет реформированы, теперь в них будут выдвигать правозащитников и
представителей общественных организаций. Членов общественных советов
будут привлекать к проверке жалоб на полицейских и соблюдения прав
человека в деятельности дежурных частей, ИВС, спецприемников.

Будут
организованы горячие линии и специальные сайты по различным
направлениям деятельности: о пропавших детях, о террористических и
насильственных экстремистских проявлениях, нарушениях законности
сотрудниками полиции.

Будет сделана ставка и на новейшие
достижения в сфере информационных технологий (в частности, внедрят

программу Police Tape, который разработан за рубежом для фиксации
правонарушений самих сотрудников полиции).

3. Обратная рокировка

Третий
пункт реформы — оптимизация системы. Как отмечают авторы документа, во
время реформы Р.Нургалиева была сокращена численность низовых
подразделений полиции и укрупнение муниципальных органов внутренних дел,
мера отразилась негативно — затруднена процедура подачи заявлений в
сельской местности, в поселках и малых городах, снижена быстрота
реагирования на сообщение о преступлениях. Теперь предлагается частично
отыграть назад.

В крупных городах планируется приблизить наряды
полиции к жилому сектору, в сельской местности организовать регулярные
объезды отдаленных населенных пунктов для встреч с населением.
Передвижные полицейские пункты будут использоваться для приема граждан и

немедленного реагирования на сигналы о преступлениях.

Недостаток
участковых собираются компенсировать за счет федерального закона о
муниципальных инспекторах по охране общественного порядка, которые будут
выполнять функцию помощников участкового. Количество и место работы
таких муниципальных инспекторов должны будут определять главы субъектов
Федерации, а финансирование и материально-техническое обеспечение их
деятельности будет осуществляться за счет средств местных бюджетов.

Систему
управления региональной полицией также ждет реформа. По утверждению
авторов документа, практика показывает, что целесообразно установить
положение, когда начальник органа внутренних дел одновременно является
начальником полиции и имеет четырех заместителей: по
оперативно-разыскной деятельности, по обеспечению общественной
безопасности, по организации следствия, по работе с личным составом.

Изменится
и структура региональных управлений. На городских и районных уровнях
будут укреплять подразделения угрозыска, участковых и патрульно-постовой
службы. Одновременно будут сокращать на этом уровне численность
руководителей структурных подразделений.

Оптимизируют и
центральный аппарат Министерства с упором на приоритетное развитие
отраслевых служб, непосредственно организующих борьбу с преступностью и
охрану общественного порядка. Одновременно сокращения проведут в
«обеспечивающих» подразделениях.

В случае одобрения реформы будет
восстановлен единый орган управления — Штаб МВД России с одновременным
воссозданием штабов на уровне субъектов Российской Федерации.

Реформаторы
предлагают по возможности вернуться к прежней схеме размещения
территориальных органов внутренних дел в республиканских, краевых,

областных центрах (в настоящее время на территории одного городского
округа всего один территориальный орган МВД России на районном уровне).

Оптимизация
предполагает отказ от ненужного «бумаготворчества» в организации
оперативно-разыскной деятельности, особенно низовых оперативных
подразделений полиции. Для этого будут разработаны новые нормативные
акты по организации оперативно-разыскной деятельности.

Рекомендуется
изменить работу по розыску пропавших без вести, особенно детей. Авторы
концепции отмечают неудачи в этой сфере — за последние 10 лет
результативность розыска без вести пропавших снизилась на 11%. Теперь
розыск пропавших станет одним из приоритетных направлений работы МВД. В
МВД России и его региональных управлениях будут созданы центры по поиску
пропавших детей по модели американского центра в городе Александрия.

Также
будет восстановлена публикация статистических данных о результатах
разыскной работы, разыскные подразделения укрепят наиболее
подготовленными оперативниками, будут шире использовать компьютерные
технологии для размещения информации о пропавших людях, к поиску людей
привлекут волонтерские организации.

Другой проблемной точкой
группа Колокольцева называет работу по раскрытию преступлений прошлых
лет. На 1 января 2011г. общая численность убийств и покушений на
убийства, по которым срок давности не истек и которые остались
нераскрытыми, превысила 90 тыс., а умышленных причинений тяжкого вреда
здоровью — 200 тыс., изнасилований — 20,5 тыс.

Предлагается укрепить состав специализированных следственно-оперативных групп по раскрытию тяжких преступлений прошлых лет.

4. Статистика правды

Одним
из основных этапов новой реформы станет изменение действующей системы

выявления, учета и регистрации преступлений, превращение уголовной
статистики в «статистику правды».

Будет создана государственная
автоматизированная система правовой статистики и федеральный центр
обработки статистических данных о состоянии преступности. В ведомстве
уверены, что система обеспечит прозрачность, достоверность и полноту
учета сведений о преступлениях.

Предлагается также апробировать экспериментальную систему регистрации заявлений о преступлениях и пропавших без вести:

внедрение формализованных бланков заявлений;

обеспечение обязательной оценки действий сотрудников полиции со стороны заявителей;

использование психологов-волонтеров при работе с потерпевшими от преступлений при приеме заявлений;

5. совершенствование системы информирования потерпевших о принятых по заявлениям мерах.

Авторы
концепции предлагают провести эксперимент по внедрению стационарного
автоматизированного поста полиции («Электронный городовой»), в которых
граждане могли бы через электронные терминалы подавать заявления о
преступлениях и иных чрезвычайных ситуациях.

Необходимо изменить
законодательную базу, которая препятствует началу производства
расследования по обращениям о преступлениях. Действующий закон допускает
принятие решений об отказе в возбуждении уголовного дела. Такая
ситуация создает благоприятные условия для манипуляций с поступившими
жалобами и заявлениями граждан и уголовной статистикой. Предполагается
введение стандартов, действующих по этим вопросам в большинстве стран
Европы и в США.

Один из предлагаемых вариантов — процессуальная
модель, согласно которой по поступившему заявлению, сообщению о
преступлении следователь, дознаватель, орган дознания начинают

производство по уголовному делу. Фактически возникает необходимость
отказаться от института возбуждения уголовного дела в российском
понимании, трансформировав его в институт начала уголовного
судопроизводства. Данный институт включает следующую систему действий:

1) принятие, регистрация сообщения о преступлении

2) проверка сообщения о преступлении — собирание доказательств

3) задержание сроком до 48 часов без судебного решения

4) производство следственных действий.

Одновременно
предлагаются и новые меры по защите предпринимателей от неправомерного
уголовного преследования. В частности, планируется усилить прокурорский
контроль по таким делам и дополнить УПК РФ главой 50.1 «Производство по
уголовным делам о преступлениях в сфере экономической и
предпринимательской деятельности».

Будут введены и новые критерии
эффективности деятельности полиции. Ее будут оценивать по показателям
выявления реального количества преступлений, своевременности и качества
реагирования на них, полноты и быстроты восстановления законных
интересов заявителей, а также на основе изучения мнения граждан о личной
безопасности и деятельности органов внутренних дел. Оценка
эффективности полицейского будет в первую очередь учитывать его
способность работать с проблемами местного населения и умение вовлекать
местных жителей в процесс охраны правопорядка.

Авторы проекта
уверены, что внедрение обновленной системы доступа граждан к
правоохранительной помощи приведет к следующим результатам.

У
граждан России появится гарантия того, что полиция будет эффективно
реагировать на их заявления и сообщения о преступлениях в соответствии с
нормами процессуального закона;

повысится процессуальная роль
потерпевших от преступлений и гарантия возмещения причиненного им
ущерба, это является наиболее эффективным, хорошо мотивированным
инструментом общественного контроля за ходом расследования;

затраты
времени свидетелей и потерпевших могут быть существенно уменьшены в
связи с внедрением нового процессуального порядка расследования.

6. Борьба с мафией, миграцией и рабством

По
мнению разработчиков новой концепции, полиции необходимо перестроиться
для борьбы с современными угрозами. В целях усиления борьбы с
организованной преступностью предлагается подготовить проект
Государственной концепции противодействия организованной преступности, а
также модифицировать объединенный банк данных МВД России на
региональные, межрегиональные и транснациональные преступные сообщества.

Также
при МВД России должна появиться Межведомственная комиссия по
противодействию торговле людьми, которая займется вопросами борьбы с
сексуальной и трудовой эксплуатацией, торговлей человеческими органами и
тканями, организованными формами незаконной миграции, производством и
распространением детской порнографии. В комиссию планируются включить
представителей Генпрокуратуры, МИД, СК, ФСБ России, ФМС, ФТС и
Росфинмониторинга.

Также ведомство планирует усилить борьбу с
нелегальной миграцией и националистами. В регионах, где остро стоит
проблема преступности со стороны мигрантов, будут созданы
специализированные оперативно-разыскные подразделения по борьбе с
незаконной миграцией. Интересно, что этим же подразделениям поручат
защищать незаконно ввезенных мигрантов от нападений националистических
группировок.

Изменения коснутся и борьбы с терроризмом —
предлагается оптимизировать работу по розыску террористов и экстремистов
на территории СНГ. Все погранпункты будут обеспечены доступом к базе
данных федерального розыска «ФР — Оповещение». Полицейских обучат
действиям в различных ситуациях опасности, для этого будут проведены
командно-штабные учения и деловые игры.

Будет разработана также
Государственная программа по противодействию криминализации экономики
России, в ней будут сделаны акценты на создание современной
межведомственной системы борьбы с налоговыми преступлениями и отмыванием
преступных доходов.

Группа по реформе МВД считает необходимым
реформировать систему борьбы с наркотиками, в ведомстве отмечают, что
сейчас две трети всех наркопреступлений выявляются МВД.

Ваши предложения

Авторы
концепции подчеркивают, что предложенные ими направления дальнейшего
реформирования не являются исчерпывающими, и предлагают гражданскому
обществу вносить свои предложения по созданию в России действительно
современной, работоспособной и авторитетной полиции XXI века.http://voenpens.com/

militariorg.ucoz.ru

что плохо и что делать дальше?

О реформе МВД: что плохо и что делать дальше?


От редакции «РН»: Сегодня с докладом о работе МВД в Совете Федерации отчитывался глава ведомства В.Колокольцев. Он прокомментировал наиболее актуальные вопросы работы полиции, особенно с предотвращением экстремистских проявлений одной из самых общественно-значимых проблем последнего времени. В частности, Колокольцев заявил о необходимости воссоздания народных дружин.

Но главное обсуждение в стенах Сената  заняли вопросы оценки реформы МВД. По словам сенаторов В.Колокольцеву «досталась ущербная реформа МВД». Министр тоже был откровенен: результаты, «которых от реформы ведомства ожидало общество», не достигнуты, но в министерстве сформирована рабочая группа по дальнейшему реформированию МВД. 

Ниже мы представляем оценки реформы МВД, ее сильных и слабых сторон с одним из авторитетнейших специалистов этой группы, бывшим начальником ГУ МВД СССР по борьбе с оргпреступностью и коррупцией, Александром Гуровым. 

Александр Иванович доктор юридических наук, профессор уголовного права, сам прошел весь путь от рядового до генерал-лейтенанта милиции. Он не понаслышке знает реальную ситуацию и сам острый критик многих проблем и новаций в правоохранительной сфере тем более ценен его взгляд.

Интервью с А.И.Гуровым опубликованы газетой «Взгляд» 29 октября 2013 и ведомственной газетой МВД «Щит и меч» в 2012.

***

«ЭТО НЕ НУРГАЛИЕВ ВИНОВАТ». ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ В ОТСТАВКЕ РАССКАЗАЛ О ТОМ, ПОЧЕМУ РЕФОРМА МВД НЕ ОКАЗАЛАСЬ УСПЕШНОЙ

«Нельзя ту реформу полностью «захаивать». Ее смысл был хотя бы в том, что она началась! Потому что после Щелокова никто никаких реформ в ведомстве вообще не проводил», — заявил газете ВЗГЛЯД генерал-лейтенант милиции в отставке Александр Гуров. Так он прокомментировал планы МВД минимизировать последствия от недавней реформы ведомства.

В МВД признают, что прошедшая реформа ведомства решила далеко не все проблемы, а по некоторым показателям даже существенно усугубила ситуацию. Поэтому был подготовлен документ, призванный минимизировать последствия от прежних действий, пишет «Коммерсант».

Об оценке реформы и новых предложениях говорится в проекте распоряжения «Об утверждении государственной программы РФ «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности». Он был размещен на Едином портале раскрытия информации о подготовке органами власти нормативных актов.

Планировалось, что документ таким образом обсудит общественность. Однако он провисел там 15 дней, а в «Сводке предложений по итогам публичного обсуждения» так и не оказалось ни одного предложения. В целом новые инициативы сводятся к следующему:

МВД будет стремиться к повышению к 2020 году раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений, сокращению уровня уличной преступности, а также повышению доверия граждан к правоохранительным органам.

Кроме того, в документе отмечается, что «в данный период будут минимизированы неблагоприятные последствия проведенных преобразований системы МВД России, связанные, прежде всего, с сокращением штатной численности органов внутренних дел, перераспределением функций и утратой определенных наработок и связей по причине реорганизации отдельных подразделений и служб».

Напомним, в ходе преобразований штат полиции потерял почти 20% сотрудников. А российская глубинка осталась без участковых и гаишников. Также выяснилось, что в ходе сокращения численности полиции в первую очередь увольняли сыщиков, работавших «на земле», тогда как аппаратчики уцелели.  Даже министр внутренних дел Владимир Колокольцев признавал, что во многих малых населенных пунктах по сути были ликвидированы органы внутренних дел. Большие нарекания вызвала и переаттестация сотрудников, которая была поспешной и не до конца эффективной.

Подробнее о том, что удалось и не удалось сделать в ходе предыдущей реформы, а также о том, что делать сейчас, газета ВЗГЛЯД попросила рассказать члена расширенной рабочей группы по дальнейшему реформированию МВД, генерал-лейтенанта милиции в отставке Александра Гурова.

— Александр Иванович, вы согласны с мнением о том, что итоги реформы исключительно негативные?

— Нельзя ту реформу полностью «захаивать». Ее смысл был хотя бы в том, что она началась! Потому что после Щелокова (Николай Щелоков, министр внутренних дел СССР в 1968–1982 годах — прим. ВЗГЛЯД) никто никаких реформ в ведомстве вообще не проводил. Одни только вопли были о сложившейся ситуации да названия менялись.

В итоге к началу новой реформы за предыдущие 20 лет нашу милицию довели просто до критического состояния. Около 2 миллионов человек ушли из МВД, вся система была разрушена. И то, что Медведев вместе с бывшим министром (Рашид Нургалиев — прим. ВЗГЛЯД) пошли на реформу, я считаю, в этом уже их большая заслуга.

— В таком случае что вы можете сказать о ходе реформы?

— Как я уже сказал, главный позитивный момент — что эта реформа хотя бы началась. А теперь о том, почему не все учли. А потому, что ни одна реформа в России никогда не была успешной. Всем всегда все хочется поскорее и без денег. Поэтому власть ни с кем толком не посоветовалась: ни с учеными, ни с практиками.

— Одним из наиболее негативных последствий реформы называется сокращение на 20% личного состава. Действительно, это была главная ошибка?

— Как раз потому, что не хотели тратиться. Поэтому сократили на 20%. Хотя уже в то время были данные о том, что нельзя убирать такое количество людей. Максимум на 2–3% можно было сократить кое-где.

— И это ударило по раскрываемости и другим показателям?

— Поймите, мы — не Швейцария и не Германия. Территория нашей страны огромна. И есть научные данные о том, сколько сотрудников полиции, патрульных, участковых должно быть на той или иной территории в зависимости от количества людей, проживающих там.

А что получилось? Сократили сотрудников на 20% и теперь 18% не хватает. Резали по живому… Но это не Нургалиев виноват! Его самого торопили. И он виноват лишь в том, что не смог доказать, что такие вещи с бухты-барахты не делаются.

— Что делать сейчас?

— Ответ напрашивается сам — в первую очередь вернуть в полицию эти 20%. Кроме того, в ходе реформы была разрушена система правопорядка на селе. Из 2–3 районов сделали один отдел, и село фактически осталось без охраны. Поэтому куда бы вы сейчас ни приехали, вы увидите, что на селе снова пьяные водители, грабежи и т.д.

Но и тут ответ, что делать, лежит на поверхности — вернуть опять райотделы.

— Об аттестации сотрудников в рамках реформы что вы можете сказать?

— Конечно, ее нужно было готовить, и не один месяц. Но сказали — надо сделать все быстро. А самое страшное – это то, что некоторые люди аттестовались за деньги. И мы об этом на комитете по безопасности говорили. Из-за этого подлецы некоторые остались, а хорошие профессионалы ушли. Я сам писал об этом два раза Колокольцеву (министр внутренних дел России — прим. ВЗГЛЯД), он пошел навстречу, проверил, и эти данные подтвердились.

— Тогда нужна повторная переаттестация?

— Да, но к ней нужно сначала хорошо подготовиться. А особенно, я считаю, нужно проверять руководящий состав. Я вот вам прямым текстом могу сказать, что знаю генералов, которые до сих пор находятся там и их никак не могут уволить. Их немного, но за ними стоит большой бизнес. Поэтому пока их не уволили, я считаю, вести речь о новой переаттестации даже и не стоит.

— Мрачно все пока что получается. А вы говорили, что не зря реформу затеяли…

— Не зря. И та же переаттестация — нельзя сказать, что она ничего не дала. Дала. Другой вопрос, что ее провели поспешно. Но при этом все равно было уволено много тех, кому в полиции работать нельзя. И количество правонарушений и преступлений в полиции сократилось,

и значительно. Поэтому говорить о том, что все плохо, тоже нельзя.

Источник

*** 

АЛЕКСАНДР ГУРОВ: ПРОВЕСТИ РЕФОРМУ В ДУШАХ

Опубликовано в ведомственной газете МВД «Щит и меч» 12.04.2012.

... вернемся к главному. Удалась нам реформа или не удалась?

Во­-первых, нельзя судить по нескольким негативным фактам. А во­-вторых, рано говорить о результатах. Ведь реформа еще не закончена. Это отнюдь не сиюминутный процесс. Можно сказать, что сегодня пройден лишь первый этап. Хотя и сейчас уже сделано немало.

И самое главное ­ создана законодательная база. Я сам работал в комиссии по разработке концепции “Закона о полиции”. В этой работе принимали участие представители ветеранских организаций, ФСБ, прокуратуры, правозащитники. Более того ­ чего не бывало доселе ­ законопроект обсуждался всенародно, как Конституция. Поступило более 20 тысяч предложений, многие из которых учтены. Закон определил задачи, уточнил функции полиции. Ведь у милиции их было чуть ли не около ста! На нее вешали то одно, то другое, затыкая все дыры. И при этом, надо вспомнить, мало платили. Оставалось только добавить функцию, которую в свое время ввел Петр I, ­измерение воды в Неве.

В общем, главное, что государство осознало необходимость серьезных изменений в системе органов внутренних дел, и не только структурных, но и кадровых. И реформа начата.В последнее время стал формироваться совершенно новый подход к отбору кадров.

В 2010 году не было принято на работу в МВД около тысячи человек. Потому что вновь введенные тесты и проверка на полиграфах показали: несмотря на внешне нормальное физическое и психологическое состояние кандидатов, у них существуют симптомы, говорящие о скрытой агрессивности,

способной проявиться в экстремальной обстановке. Сейчас тестирование руководящего состава и вновь принимаемых кандидатов на полиграфе становится обязательным. Но хлопать в ладоши пока рано. Ибо настоящих специалистов, умеющих работать с этой аппаратурой, у нас не более пары десятков на всю страну.

Остальное ­шарлатанство и зарабатывание денег в разных частных структурах. Сегодня в полиции нужно обучать своих экспертов. Это требует времени и средств. Далее. Произошла переаттестация личного состава. К ней много претензий, что, дескать, она была отдана на откуп самому ведомству. Это, конечно, не так. Но идеального ничего быть не может. Во­-первых, это сделано в максимально сжатые сроки, в спешке могли быть допущены и ошибки. Во­-вторых, нельзя исключить наличие определенной корпоративности, кумовства. И даже зафиксированы отдельные случаи взяточничества.

Что касается определения задач полиции, то и здесь не все гладко. Вот, например, с полиции сняли, казалось бы, функцию содержания и обслуживания медвытрезвителей. И что получилось? Ситуация, доходящая до абсурда. Теперь пьяными забиты дежурные части отделов. Они не дают нормально работать оперативным дежурным, мешают заявителям. Их везут в больницу ­ там не принимают. Медиков в отделах полиции нет, и если с задержанными что­-либо, не дай Бог, случится, кто будет виноват? Снова полиция?

В общем, проблем по-­прежнему остается много. Но, как говорили еще в Древнем Риме, закон руководит людьми, а разум ­ законом. Законы несовершенны. Надо отслеживать их применение, выявлять, где они срабатывают, где нет, при необходимости корректировать. Реформа продолжается. Казанский синдром показал, что каждый руководитель на своем месте с привлечением общественности должен посмотреть еще раз на вверенный ему коллектив. Кто чем занимается? Кто на что способен?

Понятно, что случай произошел жуткий. И никто не защищает садистов. Но я не думаю, что эти люди были садистами в семье, в коллективе, среди друзей. Однако приходили на работу и вот так “работали”. Почему это произошло? Это никто не старается проанализировать. Явной причиной случившегося, конечно, можно назвать отсутствие контроля со стороны руководства отдела полиции, практику закрывать глаза на действия подчиненных.

Но, увы, казанский инцидент не единственный. И истоки проблемы лежат много глубже.

Вспомним начало 90-­х, когда были созданы милицейские спецподразделения. Жесткие методы, иногда на грани дозволенного, стали адекватным ответом на вызов, брошенный обществу, правоохранительным органам разгулявшимся криминалом. Бандитские группировки вели себя нагло, устраивали средь бела дня разборки с перестрелками. Обуздать их на тот момент можно было только решительными мерами.

А дальше Чечня. В боевых действиях впервые в мировой практике участвовала милиция, сражающаяся на передовой. Органы внутренних дел, надо не забывать, даже в мирной жизни были и остаются самой воюющей структурой. За последние двадцать лет погибло 6 тысяч сотрудников, около 50 тысяч получили ранения. А кто и по каким методикам определял, насколько искалечена психика людей, побывавших в той переделке, пусть даже и не пострадавших физически?

Нельзя не вспомнить и о том, что в начале 90­х произошло ослабление правоохранительной системы. Я сам, еще работая в милиции, затем в КГБ, пережил пять реорганизаций. Каждая ­ это тысячи, десятки тысяч уволенных. Многие уходили сами.

Кто­-то не хотел воевать в Чечне, кто­-то ­ работать по “телефонному” праву, кто­-то вообще не желал работать в том хаосе, который возник в эпоху первичного накопления капитала, а подавляющему большинству надо было просто кормить семьи. Ежегодный отток кадров достигал практически 100 тысяч. В основном ­ честных, порядочных людей, профессионалов. В свое время, когда я пришел на службу в МУР, там работали такие корифеи, что мне казалось: их уровня достичь очень сложно. Это были асы своего дела. И мы, молодые сотрудники, на них ориентировались, у них учились.

И что же случилось в 90-­е? Произошел разрыв между старшим поколением и молодежью, которая заменяла ушедших профессионалов. Учить ее, передавать опыт практически некому. Институт наставничества начал постепенно исчезать.

Сегодня мы имеем очень молодую полицию. Но молодежи зачастую не у кого проконсультироваться, не к кому обратиться за помощью. А ведь диплом о высшем юридическом образовании ­ это еще полдела. Он не делает человека хорошим специалистом автоматически. Моя племянница, например, в первый год работы следователем обращалась за советом ко мне. Что касается ее руководства и коллег в подразделении, то, видимо, подобная “благотворительность” в их функциональные обязанности не входила.

Все это, конечно, в большой степени повлияло на профессиональный уровень молодых сотрудников, их психологическое состояние. Как результат ­ они зачастую просто не умеют раскрывать преступления. Их не научили. Поэтому некоторые и идут по самому легкому пути ­ выбивания показаний. Сыщикам старшего поколения такое и в голову не приходило.

Случались, конечно, и ЧП. Но это были действительно из ряда вон выходящие явления. Такое жестко пресекалось и начальством, и прокуратурой.

А, кроме того, в стране хорошо работала система морального воспитания. Нравственные ориентиры закладывались в человека с детского садика. Мы знали, куда идем, что строим. И то, как должны относиться к ближнему, будь он даже трижды преступник.

В отделах милиции очень хорошо работали замполиты, которые не столько занимались идеологией, сколько выполняли по сути функции штатных психологов. Приходит, например, сотрудник на службу небритый в неглаженной форме, в подавленном состоянии. Замполит обязательно поинтересуется: не случилось ли чего, все ли хорошо в семье, не нужна ли помощь? Таким образом, поддерживался нормальный морально­нравственный климат в коллективе, оказывалась психологическая помощь. Кто сегодня интересуется, что творится в душе сотрудника, заступающего на службу? У человека, которому, между прочим, доверены власть и оружие?
Реформа органов внутренних дел отнюдь не ставила своей задачей воспитать этакого идеального робота­-полицейского.

Мы все понимаем ­ в полицию приходят обыкновенные люди. Это наши дети, внуки. Их формировало общество, которое тоже несовершенно. А в обществе сегодня ­ разгул насилия, попрание моральных норм и ценностей, коррупция и несправедливость. Герои милицейско­полицейских сериалов ­ и те сплошь “крутые уокеры”, возводящие в абсолют власть силы. На уровне подсознания внушается мысль ­ только кулаком можно что­либо добиться. Обычно молодых людей, ступивших на путь преступления, оправдывают тем, что, они, мол, насмотрелись “неправильных” фильмов и роликов в Интернете. Но разве сотрудник полиции не подвергается влиянию той же кинопродукции?

Реформу в душах не проведешь ни за 5, ни за 10 лет. В этом должна участвовать не только полиция, а может быть, не столько полиция. Я скажу так: не может вырасти лилия в луже коровьего навоза. Поэтому вопрос об успешности реформы в полиции нельзя рассматривать в отрыве от вопроса о необходимости преобразования в духе времени всей правоохранительной системы.

Кущевка, Сагра, отдел “Дальний” ­ все это упоминается СМИ в связи с “полицейским беспределом”. И лишь немногие задают вопрос: а где были местные прокуроры, сотрудники следственных управлений Следственного комитета? Почему они­-то вовремя не приняли адекватных мер? Или приняли, но совсем не те? Почему для сотрудников полиции ношение погон ­ отягчающее обстоятельство при совершении правонарушения, а для некоторых их коллег из других правоохранительных ведомств ­ основание для получения иммунитета? И списки этих “неприкасаемых”, кстати, год от года растут.

Честно скажу, поступи я на службу сейчас, не знаю, смог бы работать в таких условиях? Общество после всей этой “охоты на ведьм” к тебе относится отвратительно. Да и отношение руководства тоже зачастую оставляет желать лучшего. Понимая чувства тех сотрудников полиции, кто сегодня, несмотря на массу негатива в свой адрес, каждое утро вновь встает в строй, чья служба, без преувеличений, “и опасна, и трудна” , я готов низко им поклониться. Потому что тень преступления нескольких подонков незаслуженно падает на тех, кто достойно выполняет свой долг. Почему не о них нынешние телепередачи? Где сюжет о полицейских, выносящих людей из горящего дома? Почему на экранах не видно героев, спасших утопающих детей или замерзающих стариков?

Почему общество мало знает о тех, кто погиб от бандитской пули, отдав свою жизнь для спасения чужой? Каждый день множество сотрудников совершают свои незаметные обществу подвиги. И я уверен: если служат в органах внутренних дел такие люди, то не все у нас так плохо, как вещают иные общественные деятели.

Конечно, нужен контроль общества. Конечно, нельзя замалчивать проблемы, необходимо жестко пресекать любые нарушения закона. Но при этом нельзя и поливать грязью всю полицию в целом. Хотя бы ради памяти погибших сотрудников. И нельзя врать, что к российской полиции якобы относится негативно до 80 процентов населения. В Европе, кстати, этот показатель составляет около 50 процентов. В любой стране полиция, в общем­то, и не ждет любви общества. Она требует уважения.

*** 

АЛЕКСАНДР ГУРОВ: МАФИЯ — МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Опубликовано в ведомственной газете МВД «Щит и меч» 16.11.2012. Записала Алена Новикова.

Генерал-лейтенанта милиции в отставке, доктора юридических наук и профессора уголовного права Александра Гурова традиционно считают не только отцом-основателем службы по борьбе с организованной преступностью, но и создателем самого понятия оргпреступности в России и на всем постсоветском пространстве. Каковы особенности нынешнего организованного криминала, какие ошибки допущены при реорганизации службы и стоит ли сегодня возрождать ее в прежнем виде, — об этом накануне 15 ноября, даты, которую сотрудники «антимафиозных» подразделений считают своим вторым профессиональным праздником, Александр Гуров рассказывает нашим читателям.

*

ДАМОКЛОВ МЕЧ ДЛЯ КРИМИНАЛА

После смены руководства в Министерстве внутренних дел страны вновь заговорили о воссоздании подразделений по борьбе с организованной преступностью, ликвидированных еще четыре года назад. Причем заговорили не в самом ведомстве. Вдруг засуетились СМИ, заспорили ученые, пытаясь дать исчерпывающие определения понятиям «организованная группа» и «преступное сообщество». Меня все чаще стали просить прокомментировать эти вопросы. Такое впечатление, будто вернулся в конец 80-х, начало 90-х. Все это уже было.

«Мафия — миф или реальность?» — именно так называлась моя первая, официально опубликованная в 1990 году в обществе «Знание» лекция об организованной преступности. Название было со смыслом. Ибо реальность тогда не понимали или не хотели понимать, а мифом можно было объяснить все, что не увязывалось с коммунистической идеологией.

Но нашлись реалисты, благодаря которым, пусть с большими трудностями, но все же была создана эффективная система подавления организованного криминала, которая стала дамокловым мечом, время от времени падающим на голову криминальных авторитетов и коррумпированных чиновников.

Без преувеличения можно сказать: она спасла Россию от тотального разграбления и террора. Но и цена, правда, была заплачена немалая. Подразделения наши за 20 лет существования потеряли более 300 сотрудников убитыми и несколько тысяч искалеченными.  40 человек из них удостоились звания Героя России, в основном — посмертно.

Теперь этой системы нет. Вначале ее децентрализовали, поставив РУБОПы в подчинение территориальным отделам с формулировкой «в целях совершенствования». Ну а затем эти подразделения и вовсе были ликвидированы, а их функции переданы в уголовный розыск и службу по борьбе с экономическими преступлениями. С той же формулировкой.

Надо честно сказать, что МВД после этого «совершенствования» не до конца оправилось до сих пор. Ведь ушло много профессионалов, перестали работать резидентуры из офицеров, были потеряны оперативные позиции, уничтожены святая святых — оперативные учеты. Что-то, конечно, осталось.

Но, на мой взгляд, нельзя было разделять задачу борьбы с оргпреступностью на два направления. Ведь специальные подразделения и создавались, и работали с учетом постоянного анализа изменений в структуре и динамике организованной преступности, которая, как известно, мимикрирует в зависимости от политических, экономических и социальных изменений в обществе. Поэтому сложно четко отделить общеуголовный криминал от экономического.

Но при всем том воссоздание подразделений по борьбе с оргпреступностью в прежнем виде — задача на сегодняшний день нереальная. Это ведь не заменить аккумуляторную батарею. Во-первых, нужно будет изъять соответствующие ОРБ из вышеупомянутых служб, а это значит — значительно ослабить их. Во-вторых, вновь созданным подразделениям понадобится встать на ноги, что займет, на мой взгляд, значительное время. А это не может не отразиться на эффективности борьбы с криминалом.

Так что, на мой взгляд, сегодня было бы куда полезней ученым заняться не дефинициями, а анализом состояния оргпреступности и ее специфики в современных условиях. А журналистам реально отражать эти процессы, не восхваляя и обеляя известных мафиози, выдавая их за благородных защитников отечества, борцов с терроризмом и активных сподвижников спецслужб, чем грешат иные СМИ.

Оргпреступность сегодня совсем иная, чем в 90-е, когда шло ее становление. Территории и сферы влияния поделены. Мелкие группировки либо полностью распались, либо влились в более крупные. Накопив первоначальный капитал, лидеры последних ушли в бизнес, в политику, разумеется, полностью не порвав с криминалом. Контрабанда, торговля живым товаром, контроль рыбного промысла, нефти и газа по-прежнему в орбите их деятельности. Изменились лишь формы и методы получения сверхприбыли.

Сегодня авторитеты и лидеры преступных сообществ притягиваются к тем сферам, где есть инвестиции и бюджетные вливания. Крутятся вокруг губернаторов, иных представителей власти. Причем должностные лица не обязательно втянуты в преступную сферу, их порой используют втемную. Все больший размах принимает так называемый ведомственный организованный криминал, о чем свидетельствуют уголовные дела последних двух лет. Сколоченные шайки беловоротничковых злодеев причиняют государству колоссальный многомиллиардный ущерб.

По данным экспертов, расхищается до 80 процентов бюджетных средств. Вот в таком примерно видоизмененном состоянии находится, назовем ее «старой», оргпреступность. К ней можно отнести и воров в законе, преимущественно выходцев из Грузии.

МВД нанесло по ним существенный удар, они затаились, но из России никуда не ушли, и вряд ли уйдут, так как здесь у них недвижимость. Более того — некоторые из них пытаются сейчас организовать бизнес в сфере информационных систем, куда уже вербуют продвинутых специалистов.

Что из этого выйдет — посмотрим.

*

«ОТЦЫ» И «ДЕТИ»

Последние пять лет обнаружилась негативная и крайне опасная тенденция. Речь идет о второй волне оргпреступности, назовем ее «молодой». Она включает тех, кто освободился из мест лишения свободы, отсидев за «подвиги» 90-х. Полагая, что их незаслуженно оттеснили от криминальной «кормушки», эти люди требуют компенсации, создают свои бригады и действуют примитивно-нагло, в стиле прошлых десятилетий. Сюда же стоит отнести «зеленую» несудимую молодежь, насмотревшуюся всевозможных телесериалов и начитавшуюся об «успехах» старых авторитетов. Надо сказать, что эти две волны оргпреступности все чаще вступают в конфликт между собой. Сказываются проблемы «отцов» и «детей», пусть и в уголовном мире.

На этом фоне появилось третье, ранее нераспространенное направление. Речь идет о незаконной миграции. По сути, мы имеем дело с международной организованной преступностью, ибо речь идет не только о нарушении миграционного законодательства. Приезжие, в основном из стран ближнего зарубежья, создают опасные криминальные сообщества, занимающиеся грабежами, разбоями, вымогательствами, похищением людей.

По инициативе министра внутренних дел Российской Федерации Владимира Колокольцева на местах, там, где есть эта проблема, стали создаваться отделы, специализирующиеся на борьбе с преступлениями, совершаемыми незаконными мигрантами. Только в прошлом году московским уголовным розыском было обезврежено несколько таких группировок, численностью до 30 человек каждая, вооруженных автоматическим и иными видами оружия. В последнее время появились десятки групп мигрантов, занимающихся доставкой своих соотечественников в Россию, их размещением и оформлением соответствующих документов, либо с помощью подделки разных бланков, а то и подкупа чиновников.

Сегодня много говорят о легализации проституции. Но правозащитники, пекущиеся о правах «жриц любви», забывают упомянуть, что подавляющее большинство проституток, работающих в столице, прибыли из Украины и Молдовы. Девушек кто-то привозит, устраивает, контролирует и получает свои дивиденды. Кстати, по оперативным данным, именно эти кто-то и организуют, втемную используя СМИ, различные ток-шоу, посвященные не только легализации проституции, но и наркотиков, продажи огнестрельного короткоствольного оружия…

Ни одной стране, где однажды возникла организованная преступность, не удалось ее искоренить. И мы не исключение.

Сегодня мафия не миф, а реальность, мало того — в наш век глобализации она уже выходит на международный уровень. Я как человек, отслуживший в ведомстве более 40 лет, разработавший теорию и практику борьбы с организованным криминалом, не могу не отдать должное Министерству внутренних дел:

несмотря на ликвидацию подразделений по борьбе с оргпреступностью, огромные кадровые и оперативные потери при реформе, оно не отступило, а ищет нетрадиционные варианты и находит их. Свидетельство тому — громкие уголовные дела последнего времени.

Ну а специальные подразделения, по моему мнению, когда-нибудь будут. Только задача у них станет иной: борьба с транснациональной организованной преступностью.

Источник

***

ВЫСТУПЛЕНИЕ ГЛАВЫ МВД В.КОЛОКОЛЬЦЕВА В СОВЕТЕ ФЕДЕРАЦИИ

***

rossiyanavsegda.ru

Реформа МВД России — Википедия

Автомобиль с надписью «Полиция» поверх надписи «Милиция»

Реформа МВД — реформа в Министерстве внутренних дел России, проходившая в 2011—2012 годах с целью повышения эффективности работы правоохранительных органов России, в частности борьбы с коррупцией и улучшения имиджа правоохранительных органов, проведённая по инициативе президента России Дмитрия Медведева.

Предыстория

Первые шаги к реформе были сделаны в конце 2009 года, когда, после ряда громких преступлений, совершённых милиционерами, к теме о необходимости изменений привлечено значительное общественное внимание. 24 декабря 2009 Президент РФ подписал Указ «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», предусматривающий в том числе:

  • Сокращение до 1 января 2012 года численности МВД на 20 %,
  • Рассмотрение вопроса об увеличении ассигнований для выплаты вознаграждения сотрудникам милиции, представить предложения по реформированию системы денежных выплат, оптимизировать количество профильных образовательных учреждений и др.,
  • Пересмотр порядка отбора кандидатов для службы с учетом их морально-этических качеств и повышения профессионализма, исключить дублирование функций органов внутренних дел и др.

21 января 2010 года на заседании Ассоциации юристов России с участием главы МВД Рашида Нургалиева Сергей Степашин заявил, не раскрывая сути нововведения: «Милиции общественной безопасности, насколько я знаю — её больше не будет. И наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное».

Видео по теме

Обсуждение законопроекта

6 августа 2010 года президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД предложил уже на следующий день предоставить законопроект «О полиции» для всеобщего обсуждения в Интернете. Тогда же Медведев предложил переименовать милицию в полицию: «Нам нужны профессиональные люди, сотрудники, которые эффективны, честно и слаженно выполняют свою работу. Поэтому я считаю, что пришла пора вернуть органам правопорядка их имя — полиция».

7 августа 2010 года в открытом доступе с возможностью комментирования опубликован проект закона «О полиции», призванный заменить ФЗ «О милиции».

Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ 14—15 августа 2010 года, 63 % россиян считали, что переименование милиции в полицию ничего не изменит, и в работе ведомства все останется по-прежнему. В целом, новый законопроект является продолжением политики, обратной той, которая проводилась в реформе 2002 года, то есть ещё большей централизации. Упраздняются институты милиции общественной безопасности и криминальной милиции. В отличие от милиции, частично подчинённой власти субъекта федерации, полиция с субъектом федерации (по законопроекту) не связана.

В уникальном для России онлайн-обсуждении законопроекта «О полиции» приняло участие около 5 миллионов человек. В результате, законопроект, по сравнению с первоначальным видом, претерпел значительные изменения, связанные с полномочиями новой структуры. В частности, исключены положения о том, что полицейские могут беспрепятственно проникать в помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территории, земельные участки и в помещения, занимаемые общественными объединениями и организациями, а также вызывавшая наибольшую критику «презумпция законности» полиции («требования сотрудника полиции, обращенные к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия считаются законными до тех пор, пока в предусмотренном законом порядке не будет установлено иное»), хотя, по мнению оппозиционных политиков, данная формулировка была лишь завуалирована, а не исключена.

Принятие закона

Несмотря на критику со стороны определенных слоев общества и ряда оппозиционных политических партий, 10 декабря 2010 года законопроект принят Госдумой в первом чтении, а 28 января 2011 года — в заключительном чтении. За принятие закона высказались только единороссы. 314 депутатов поддержали закон, 131 высказались против, воздержавшихся не было. 7 февраля 2011 года президент Медведев подписал закон «О полиции». Первоначально планировалось, что новый закон вступит в силу уже с 1 января 2011 года, но позднее срок перенесен на 1 марта. Таким образом 1 марта 2011 года милиция в Российской Федерации официально прекратила своё существование, и с 1 января 2012 года вся символика милиции стала недействительной.

Закон предусматривает проведение внеочередной аттестации сотрудников внутренних дел, которая началась 1 марта 2011 года и должна была закончиться 1 мая 2011 года, но Медведев подписал указ о продлении сроков переаттестации, и аттестация была завершена 1 августа 2011 года. Переаттестация сотрудников началась с руководителей центрального аппарата и территориальных органов МВД, а затем её начали проходить старший, средний и младший начальствующий состав органов внутренних дел. Сотрудники не прошедшие аттестацию или отказавшиеся от её прохождения были уволены из рядов МВД.

Промежуточные результаты

В ходе реформы численность сотрудников органов внутренних дел сокращена на 22 %. В наибольшей степени сокращению подвергся аппарат управления. Существенно повышены социальные гарантии и денежное довольствие сотрудников полиции[1][2][3].

Согласно опросам ВЦИОМ, уровень доверия к органам внутренних дел в вопросах обеспечения личной и имущественной безопасности повысился с 33 % в 2009 году до 52 % в 2011 году[4][5]. Также некоторые отмечали эффективность реформы в борьбе против т. н. «оборотней в погонах», работавших в милиции в 1990-х и 2000-х годах.

12 октября 2012 года министр внутренних дел Владимир Колокольцев заявил, что полученные в рамках первого этапа реформы МВД результаты оказались недостаточны и «не оправдали в полной мере ожидания граждан». Как отметил Колокольцев, ряд проблем всё ещё нуждается в решении, к таковым он отнёс «палочную систему», систему учёта сообщений о преступлениях и систему оценки эффективности работы полиции[6].

Оценки

В октябре 2013 года Министерство внутренних дел России охарактеризовало отрицательные последствия реформы: в первую очередь сокращение штата полиции на 20 процентов, закрытие ряда специализированных учебных заведений, из-за чего снизилось качество подготовки полицейских, а также провал переаттестации его сотрудников[7].

Примечания

См. также

Ссылки

wiki2.red

Реформа МВД России

TR | UK | KK | BE | EN |
реформа мвд россии сайт, реформа мвд россии москва
Реформа МВД — реформа в Министерстве внутренних дел России в 2009—2011 годах с целью повышения эффективности правоохранительных органов России, борьбы с коррупцией и улучшения имиджа правоохранительных органов, проведённая по инициативе президента России Дмитрия Медведева.

Содержание

  • 1 Предыстория
  • 2 Обсуждение законопроекта
  • 3 Принятие закона
  • 4 Промежуточные результаты
  • 5 Оценки
  • 6 Примечания
  • 7 См. также
  • 8 Ссылки

Предыстория

Первые шаги к реформе сделаны в конце 2009 года, когда, после ряда громких преступлений, совершённых милиционерами, к теме о необходимости изменений привлечено значительное общественное внимание. 24 декабря 2009 Президент РФ подписал Указ «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», предусматривающий в том числе:

  • Сокращение до 1 января 2012 года численности МВД на 20 %,
  • Рассмотрение вопроса об увеличении ассигнований для выплаты вознаграждения сотрудникам милиции, представить предложения по реформированию системы денежных выплат, оптимизировать количество профильных образовательных учреждений и др.,
  • Пересмотр порядка отбора кандидатов для службы с учетом их морально-этических качеств и повышения профессионализма, исключить дублирование функций органов внутренних дел и др.

21 января 2010 года на заседании Ассоциации юристов России с участием главы МВД Рашида Нургалиева Сергей Степашин заявил, не раскрывая сути нововведения: «Милиции общественной безопасности, насколько я знаю — её больше не будет. И наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное».

Обсуждение законопроекта

6 августа 2010 года президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД предложил уже на следующий день предоставить законопроект «О полиции» для всеобщего обсуждения в Интернете. Тогда же Медведев предложил переименовать милицию в полицию: «Нам нужны профессиональные люди, сотрудники, которые эффективны, честно и слаженно выполняют свою работу. Поэтому я считаю, что пришла пора вернуть органам правопорядка их имя — полиция».

7 августа 2010 года в открытом доступе с возможностью комментирования опубликован проект закона «О полиции», призванный заменить ФЗ «О милиции».

Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ 14—15 августа 2010 года, 63 % россиян считали, что переименование милиции в полицию ничего не изменит, и в работе ведомства все останется по-прежнему. В целом, новый законопроект является продолжением политики, обратной той, которая проводилась в реформе 2002 года, то есть ещё большей централизации. Упраздняются институты милиции общественной безопасности и криминальной милиции. В отличие от милиции, частично подчинённой власти субъекта федерации, полиция с субъектом федерации (по законопроекту) не связана.

В уникальном для России онлайн-обсуждении законопроекта «О полиции» приняло участие около 5 миллионов человек. В результате, законопроект, по сравнению с первоначальным видом, претерпел значительные изменения, связанные с полномочиями новой структуры. В частности, исключены положения о том, что полицейские могут беспрепятственно проникать в помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территории, земельные участки и в помещения, занимаемые общественными объединениями и организациями, а также вызывавшая наибольшую критику «презумпция законности» полиции («требования сотрудника полиции, обращенные к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия считаются законными до тех пор, пока в предусмотренном законом порядке не будет установлено иное»), хотя, по мнению оппозиционных политиков, данная формулировка была лишь завуалирована, а не исключена.

Принятие закона

Несмотря на критику со стороны определенных слоев общества и ряда оппозиционных политических партий, 10 декабря 2010 года законопроект принят Госдумой в первом чтении, а 28 января 2011 года — в заключительном чтении. За принятие закона высказались только единороссы. 315 депутатов поддержали закон, 130 высказались против, воздержавшихся не было. 7 февраля 2011 года президент Медведев подписал закон «О полиции». Первоначально планировалось, что новый закон вступит в силу уже с 1 января 2011 года, но позднее срок перенесен на 1 марта. Таким образом 1 марта 2011 года милиция в Российской Федерации официально прекратила своё существование, и с 1 января 2012 года вся символика милиции становится недействительной.

Закон предусматривает проведение внеочередной аттестации сотрудников внутренних дел, которая началась 1 марта 2011 года и должна была закончиться 1 мая 2011 года, но Медведев подписал указ о продлении сроков переаттестации, и аттестация была завершена 1 августа 2011 года. Переаттестация сотрудников началась с руководителей центрального аппарата и территориальных органов МВД, а затем её начали проходить старший, средний и младший начальствующий состав органов внутренних дел. Сотрудники не прошедшие аттестацию или отказавшиеся от её прохождения, уволены из рядов МВД.

Промежуточные результаты

В ходе реформы численность сотрудников органов внутренних дел сокращена на 22 %. В наибольшей степени сокращению подвергся аппарат управления. Существенно повышены социальные гарантии и денежное довольствие сотрудников полиции.

Согласно опросам ВЦИОМ, уровень доверия к органам внутренних дел в вопросах обеспечения личной и имущественной безопасности повысился с 33 % в 2009 году до 52 % в 2011 году.

12 октября 2012 года министр внутренних дел Владимир Колокольцев заявил, что полученные в рамках первого этапа реформы МВД результаты оказались недостаточны и «не оправдали в полной мере ожидания граждан». Как отметил Колокольцев, ряд проблем всё ещё нуждается в решении, к таковым он отнёс «палочную систему», систему учёта сообщений о преступлениях и систему оценки эффективности работы полиции.

Оценки

В октябре 2013 года Министерство внутренних дел России охарактеризовало негативные последствия реформы: в первую очередь сокращение штата полиции на 20 процентов, закрытие ряда специализированных учебных заведений, из-за чего снизилось качество подготовки полицейских, а также провал переаттестации его сотрудников

Примечания

  1. Некоторые результаты реформирования МВД России обсуждались сегодня на «круглом столе» в Туле
  2. Дорожная карта дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации — Российская Газета
  3. Ростовский губернатор просит увеличить численность полиции в регионе | РИА Новости
  4. Рашид Нургалиев: Реформа МВД уже показала первые результаты — Михаил Фалалеев — Российская газета
  5. ВЦИОМ: Всероссийский Центр Изучения Общественного Мнения: Пресс-выпуск
  6. Lenta.ru: Колокольцев признал провал первого этапа реформы МВД. Проверено 28 января 2013. Архивировано из первоисточника 3 февраля 2013.
  7. Lenta.ru: Россия: Общество: В МВД решили бороться с последствиями реформы

См. также

  • Полиция России
  • Федеральный закон «О полиции»

Ссылки

  • Федеральный закон от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции»
  • Реформа МВД
  • Реформа МВД

реформа мвд россии википедия, реформа мвд россии москва, реформа мвд россии печать, реформа мвд россии сайт


Реформа МВД России Информацию О




Реформа МВД России Комментарии

Реформа МВД России
Реформа МВД России
Реформа МВД России Вы просматриваете субъект

Реформа МВД России что, Реформа МВД России кто, Реформа МВД России описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Реформа МВД России — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 декабря 2017; проверки требуют 12 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 декабря 2017; проверки требуют 12 правок. Автомобиль с надписью «Полиция» поверх надписи «Милиция»

Реформа МВД — реформа в Министерстве внутренних дел России, проходившая в 2011—2012 годах с целью повышения эффективности работы правоохранительных органов России, в частности борьбы с коррупцией и улучшения имиджа правоохранительных органов, проведённая по инициативе президента России Дмитрия Медведева.

Предыстория[ | ]

Первые шаги к реформе были сделаны в конце 2009 года, когда, после ряда громких преступлений, совершённых милиционерами, к теме о необходимости изменений привлечено значительное общественное внимание. 24 декабря 2009 Президент РФ подписал Указ «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», предусматривающий в том числе:

  • Сокращение до 1 января 2012 года численности МВД на 20 %,
  • Рассмотрение вопроса об увеличении ассигнований для выплаты вознаграждения сотрудникам милиции, представить предложения по реформированию системы денежных выплат, оптимизировать количество профильных образовательных учреждений и др.,
  • Пересмотр порядка отбора кандидатов для службы с учетом их морально-этических качеств и повышения профессионализма, исключить дублирование функций органов внутренних дел и др.

21 января 2010 года на заседании Ассоциации юристов России с участием главы МВД Рашида Нургалиева Сергей Степашин заявил, не раскрывая сути нововведения: «Милиции общественной безопасности, насколько я знаю — её больше не будет. И наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное».

Обсуждение законопроекта[ | ]

6 августа 2010 года президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД предложил уже на следующий день предоставить законопроект «О полиции» для всеобщего обсуждения в Интернете. Тогда же Медведев предложил переименовать милицию в полицию: «Нам нужны профессиональные люди, сотрудники, которые эффективны, честно и слаженно выполняют свою работу. Поэтому я считаю, что пришла пора вернуть органам правопорядка их имя — полиция».

7 августа 2010 года в открытом доступе с возможностью комментирования опубликован проект закона «О полиции», призванный заменить ФЗ «О милиции».

Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ 14—15 августа 2010 года, 63 % россиян считали, что переименование милиции в полицию ничего не изменит, и в работе ведомства все останется по-прежнему. В целом, новый законопроект является продолжением политики, обратной той, которая проводилась в реформе 2002 года, то есть ещё большей централизации. Упраздняются институты милиции общественной безопасности и криминальной милиции. В отличие от милиции, частично подчинённой власти субъекта федерации, полиция с субъектом федерации (по законопроекту) не связана.

В уникальном для России онлайн-обсуждении законопроекта «О полиции» приняло участие около 5 миллионов человек. В результате, законопроект, по сравнению с первоначальным видом, претерпел значительные изменения, связанные с полномочиями новой структуры. В частности, исключены положения о том, что полицейские могут беспрепятственно проникать в помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территории, земельные участки и в помещения, занимаемые общественными объединениями и организациями, а также вызывавшая наибольшую критику «презумпция законности» полиции («требования сотрудника полиции, обращенные к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия считаются законными до тех пор, пока в предусмотренном законом порядке не будет установлено иное»), хотя, по мнению оппозиционных политиков, данная формулировка была лишь завуалирована, а не исключена.

Принятие закона[ | ]

Несмотря на критику со стороны определенных слоев общества и ряда оппозиционных политических партий, 10 декабря 2010 года законопроект принят Госдумой в первом чтении, а 28 января 2011 года — в заключительном чтении. За принятие закона высказались только единороссы. 314 депутатов поддержали закон, 131 высказались против, воздержавшихся не было. 7 февраля 2011 года президент Медведев подписал закон «О полиции». Первоначально планировалось, что новый закон вступит в силу уже с 1 января 2011 года, но позднее срок перенесен на 1 марта. Таким образом 1 марта 2011 года милиция в Российской Федерации официально прекратила своё существование, и с 1 января 2012 года вся символика милиции стала недействительной.

Закон предусматривает проведение внеочередной аттестации сотрудников внутренних дел, которая началась 1 марта 2011 года и должна была закончиться 1 мая 2011 года, но Медведев подписал указ о продлении сроков переаттестации, и аттестация была завер

encyclopaedia.bid

Реформа МВД России Википедия

Автомобиль с надписью «Полиция» поверх надписи «Милиция»

Реформа МВД — реформа в Министерстве внутренних дел России, проходившая в 2011—2012 годах с целью повышения эффективности работы правоохранительных органов России, в частности борьбы с коррупцией и улучшения имиджа правоохранительных органов, проведённая по инициативе президента России Дмитрия Медведева.

Предыстория

Первые шаги к реформе были сделаны в конце 2009 года, когда, после ряда громких преступлений, совершённых милиционерами, к теме о необходимости изменений привлечено значительное общественное внимание. 24 декабря 2009 Президент РФ подписал Указ «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», предусматривающий в том числе:

  • Сокращение до 1 января 2012 года численности МВД на 20 %,
  • Рассмотрение вопроса об увеличении ассигнований для выплаты вознаграждения сотрудникам милиции, представить предложения по реформированию системы денежных выплат, оптимизировать количество профильных образовательных учреждений и др.,
  • Пересмотр порядка отбора кандидатов для службы с учетом их морально-этических качеств и повышения профессионализма, исключить дублирование функций органов внутренних дел и др.

21 января 2010 года на заседании Ассоциации юристов России с участием главы МВД Рашида Нургалиева Сергей Степашин заявил, не раскрывая сути нововведения: «Милиции общественной безопасности, насколько я знаю — её больше не будет. И наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное».

Обсуждение законопроекта

6 августа 2010 года президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД предложил уже на следующий день предоставить законопроект «О полиции» для всеобщего обсуждения в Интернете. Тогда же Медведев предложил переименовать милицию в полицию: «Нам нужны профессиональные люди, сотрудники, которые эффективны, честно и слаженно выполняют свою работу. Поэтому я считаю, что пришла пора вернуть органам правопорядка их имя — полиция».

7 августа 2010 года в открытом доступе с возможностью комментирования опубликован проект закона «О полиции», призванный заменить ФЗ «О милиции».

Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ 14—15 августа 2010 года, 63 % россиян считали, что переименование милиции в полицию ничего не изменит, и в работе ведомства все останется по-прежнему. В целом, новый законопроект является продолжением политики, обратной той, которая проводилась в реформе 2002 года, то есть ещё большей централизации. Упраздняются институты милиции общественной безопасности и криминальной милиции. В отличие от милиции, частично подчинённой власти субъекта федерации, полиция с субъектом федерации (по законопроекту) не связана.

В уникальном для России онлайн-обсуждении законопроекта «О полиции» приняло участие около 5 миллионов человек. В результате, законопроект, по сравнению с первоначальным видом, претерпел значительные изменения, связанные с полномочиями новой структуры. В частности, исключены положения о том, что полицейские могут беспрепятственно проникать в помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территории, земельные участки и в помещения, занимаемые общественными объединениями и организациями, а также вызывавшая наибольшую критику «презумпция законности» полиции («требования сотрудника полиции, обращенные к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия считаются законными до тех пор, пока в предусмотренном законом порядке не будет установлено иное»), хотя, по мнению оппозиционных политиков, данная формулировка была лишь завуалирована, а не исключена.

Принятие закона

Несмотря на критику со стороны определенных слоев общества и ряда оппозиционных политических партий, 10 декабря 2010 года законопроект принят Госдумой в первом чтении, а 28 января 2011 года — в заключительном чтении. За принятие закона высказались только единороссы. 314 депутатов поддержали закон, 131 высказались против, воздержавшихся не было. 7 февраля 2011 года президент Медведев подписал закон «О полиции». Первоначально планировалось, что новый закон вступит в силу уже с 1 января 2011 года, но позднее срок перенесен на 1 марта. Таким образом 1 марта 2011 года милиция в Российской Федерации официально прекратила своё существование, и с 1 января 2012 года вся символика милиции стала недействительной.

Закон предусматривает проведение внеочередной аттестации сотрудников внутренних дел, которая началась 1 марта 2011 года и должна была закончиться 1 мая 2011 года, но Медведев подписал указ о продлении сроков переаттестации, и аттестация была завершена 1 августа 2011 года. Переаттестация сотрудников началась с руководителей центрального аппарата и территориальных органов МВД, а затем её начали проходить старший, средний и младший начальствующий состав органов внутренних дел. Сотрудники, не прошедшие аттестацию или отказавшиеся от её прохождения, были уволены из рядов МВД.

Промежуточные результаты

В ходе реформы численность сотрудников органов внутренних дел сокращена на 22 %. В наибольшей степени сокращению подвергся аппарат управления. Существенно повышены социальные гарантии и денежное довольствие сотрудников полиции[1][2][3].

Согласно опросам ВЦИОМ, уровень доверия к органам внутренних дел в вопросах обеспечения личной и имущественной безопасности повысился с 33 % в 2009 году до 52 % в 2011 году[4][5]. Также некоторые отмечали эффективность реформы в борьбе против т. н. «оборотней в погонах», работавших в милиции в 1990-х и 2000-х годах.

12 октября 2012 года министр внутренних дел Владимир Колокольцев заявил, что полученные в рамках первого этапа реформы МВД результаты оказались недостаточны и «не оправдали в полной мере ожидания граждан». Как отметил Колокольцев, ряд проблем всё ещё нуждается в решении, к таковым он отнёс «палочную систему», систему учёта сообщений о преступлениях и систему оценки эффективности работы полиции[6].

Оценки

В октябре 2013 года Министерство внутренних дел России охарактеризовало отрицательные последствия реформы: в первую очередь сокращение штата полиции на 20 процентов, закрытие ряда специализированных учебных заведений, из-за чего снизилось качество подготовки полицейских, а также провал переаттестации его сотрудников[7].

Примечания

См. также

Ссылки

wikiredia.ru

Реформа МВД России — Википедия

Автомобиль с надписью «Полиция» поверх надписи «Милиция»

Реформа МВД — реформа в Министерстве внутренних дел России в 2009—2011 годах с целью повышения эффективности правоохранительных органов России, борьбы с коррупцией и улучшения имиджа правоохранительных органов, проведённая по инициативе президента России Дмитрия Медведева.

Первые шаги к реформе сделаны в конце 2009 года, когда, после ряда громких преступлений, совершённых милиционерами, к теме о необходимости изменений привлечено значительное общественное внимание. 24 декабря 2009 Президент РФ подписал Указ «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», предусматривающий в том числе:

  • Сокращение до 1 января 2012 года численности МВД на 20 %,
  • Рассмотрение вопроса об увеличении ассигнований для выплаты вознаграждения сотрудникам милиции, представить предложения по реформированию системы денежных выплат, оптимизировать количество профильных образовательных учреждений и др.,
  • Пересмотр порядка отбора кандидатов для службы с учетом их морально-этических качеств и повышения профессионализма, исключить дублирование функций органов внутренних дел и др.

21 января 2010 года на заседании Ассоциации юристов России с участием главы МВД Рашида Нургалиева Сергей Степашин заявил, не раскрывая сути нововведения: «Милиции общественной безопасности, насколько я знаю — её больше не будет. И наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное».

Обсуждение законопроекта[править]

6 августа 2010 года президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД предложил уже на следующий день предоставить законопроект «О полиции» для всеобщего обсуждения в Интернете. Тогда же Медведев предложил переименовать милицию в полицию: «Нам нужны профессиональные люди, сотрудники, которые эффективны, честно и слаженно выполняют свою работу. Поэтому я считаю, что пришла пора вернуть органам правопорядка их имя — полиция».

7 августа 2010 года в открытом доступе с возможностью комментирования опубликован проект закона «О полиции», призванный заменить ФЗ «О милиции».

Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ 14—15 августа 2010 года, 63 % россиян считали, что переименование милиции в полицию ничего не изменит, и в работе ведомства все останется по-прежнему. В целом, новый законопроект является продолжением политики, обратной той, которая проводилась в реформе 2002 года, то есть ещё большей централизации. Упраздняются институты милиции общественной безопасности и криминальной милиции. В отличие от милиции, частично подчинённой власти субъекта федерации, полиция с субъектом федерации (по законопроекту) не связана.

В уникальном для России онлайн-обсуждении законопроекта «О полиции» приняло участие около 5 миллионов человек. В результате, законопроект, по сравнению с первоначальным видом, претерпел значительные изменения, связанные с полномочиями новой структуры. В частности, исключены положения о том, что полицейские могут беспрепятственно проникать в помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территории, земельные участки и в помещения, занимаемые общественными объединениями и организациями, а также вызывавшая наибольшую критику «презумпция законности» полиции («требования сотрудника полиции, обращенные к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия считаются законными до тех пор, пока в предусмотренном законом порядке не будет установлено иное»), хотя, по мнению оппозиционных политиков, данная формулировка была лишь завуалирована, а не исключена.

Принятие закона[править]

Несмотря на критику со стороны определенных слоев общества и ряда оппозиционных политических партий, 10 декабря 2010 года законопроект принят Госдумой в первом чтении, а 28 января 2011 года — в заключительном чтении. За принятие закона высказались только единороссы. 315 депутатов поддержали закон, 130 высказались против, воздержавшихся не было. 7 февраля 2011 года президент Медведев подписал закон «О полиции». Первоначально планировалось, что новый закон вступит в силу уже с 1 января 2011 года, но позднее срок перенесен на 1 марта. Таким образом 1 марта 2011 года милиция в Российской Федерации официально прекратила своё существование, и с 1 января 2012 года вся символика милиции становится недействительной.

Закон предусматривает проведение внеочередной аттестации сотрудников внутренних дел, которая началась 1 марта 2011 года и должна была закончиться 1 мая 2011 года, но Медведев подписал указ о продлении сроков переаттестации, и аттестация была завершена 1 августа 2011 года. Переаттестация сотрудников началась с руководителей центрального аппарата и территориальных органов МВД, а затем её начали проходить старший, средний и младший начальствующий состав органов внутренних дел. Сотрудники не прошедшие аттестацию или отказавшиеся от её прохождения, уволены из рядов МВД.

Промежуточные результаты[править]

В ходе реформы численность сотрудников органов внутренних дел сокращена на 22 %. В наибольшей степени сокращению подвергся аппарат управления. Существенно повышены социальные гарантии и денежное довольствие сотрудников полиции[1][2][3].

Согласно опросам ВЦИОМ, уровень доверия к органам внутренних дел в вопросах обеспечения личной и имущественной безопасности повысился с 33 % в 2009 году до 52 % в 2011 году[4][5].

12 октября 2012 года министр внутренних дел Владимир Колокольцев заявил, что полученные в рамках первого этапа реформы МВД результаты оказались недостаточны и «не оправдали в полной мере ожидания граждан». Как отметил Колокольцев, ряд проблем всё ещё нуждается в решении, к таковым он отнёс «палочную систему», систему учёта сообщений о преступлениях и систему оценки эффективности работы полиции[6].

В октябре 2013 года Министерство внутренних дел России охарактеризовало негативные последствия реформы: в первую очередь сокращение штата полиции на 20 процентов, закрытие ряда специализированных учебных заведений, из-за чего снизилось качество подготовки полицейских, а также провал переаттестации его сотрудников[7]

auto.wiki-wiki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о